Главная
Каталог
Библиотека
Избранное
Порталы
Библиотеки вузов
Отзывы
Новости
 
12+
 
Предварительный просмотр документа

Структура и динамика нормативного кризиса перехода к взрослости: Монография

Автор/создатель: Солдатова Е.Л.
Год: 2007 
Монография посвящена исследованию изменений, происходящих с личностью в процессе перехода от юности к ранней взрослости. Автором разработана теоретическая концепция нормативных кризисов личности, в период взрослого развития. В качестве методологического основания выбраны культурно-историческая концепция и концепция эго-идентичности. Представлена динамическая модель нормативного кризиса. Изменения, происходящие в нормативном кризисе, описаны в терминах системы отношений личности. Автор рассматривает три уровня отношений (социальной ситуации развития), в том числе рефлексивный. Рефлексия личностью изменений, происходящих с ней в кризисе, связана с динамикой статусов эго-идентичности. Экспериментальное исследование структуры и динамики нормативного кризиса перехода к взрослости позволило уточнить границы, возрастные задачи, определить новообразования кризиса. В работе представлены основные подходы к организации психологического сопровождения молодых людей в период нормативного кризиса перехода к взрослости. Монография предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей факультета психологии, для специалистов, работающих в области психологии личности, психологии развития и психологического консультирования.
Показать полное описание документа
Популярные ресурсы рубрик:
РЕЙТИНГ

Оценка пользователей: 1.0
Количество голосов: 1
Оцените ресурс:
5 4 3 2 1

ОТЗЫВЫ


Популярные ресурсы по теме

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра. Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
2001]. В этом смысле критическая ситуация в большей мере обусловлена факторами среды, а кризис – это реакция личности на критическую ситуацию, требующая от нее определенных психологических изменений. Категория кризисной жизненной ситуации характеризует широкий класс явлений, включая обыденные случаи и экстремальные явления. В этом подходе отметим связь внешних влияний, являющихся условием возникновения кризиса и внутренних трансформаций, как необходимого следствия влияния ситуации; неразрывность внутреннего и внешнего; диалектичность процесса изменений. Однако к нормативным явлениям кризисы, обусловленные жизненной ситуацией, не относятся. А.Н. Леонтьев разделял «кризис» и «критический период», где последний понимается как неизбежный переход с одной стадии развития на другую, связанный с качественными изменениями в развитии, а «кризис» трактуется как негативное явление, свидетельство несовершившегося своевременно перехода. В этом подходе критический период отражает суть процесса развития, состоящего из относительно стабильных и, прерывающих стабильность, периодов. Понятие кризис связано с оценкой восприятия личностью этих революционных изменений. А.Г. Амбрумова рассматривает психологический кризис как следствие конфликтов и утрат в высокозначимой для личности сфере, приводящее к социально-психологической дезадаптации. События, имеющие переломное значение для психологической целостности человека, вызывают дисбаланс конструктивных и разрушительных тенденций и форм психической, деятельности. Существует личностная предрасположенность к формированию кризисных реакций, которая зависит от устойчивости адаптации и глубины социализации личности. Кризис рассматривается как реакция дезадаптации, возникающая в ответ на переломные события в значимой для личности сфере. С подведением итогов, «рождением индивидуального образа себя в жизни» связывают процесс кризиса Е.А. Донченко и Т.М. Титаренко, полагая, что осознание невозможности реализации задуманного сопровождается ощущением субъективной остановки времени и резким ограничением жизненного пространства [88](Донченко Е.А., Титаренко Т.М, 1987, С. 31). Вообще, представление о том, что кризис затрагивает многие структуры личности, отражено в большинстве исследований кризисов, при этом одни подчеркивают исключительно негативный характер, другие – положительные результаты кризиса. Так, изменения в эмоционально-волевой сфере выражаются как психологический дискомфорт, повышение тревожности, снижение способности к волевым действиям, перераспределение значимости удельного веса некоторых раздражителей. В критической ситуации нарушается вся система саморегуляции, обеспечивающая в других условиях синхронную работу рационального и иррационального в психике человека. Преобладание отрицательных эмоций затрудняет преодоление кризисов [178, 75, 51, 88] [Ниемела П., 1987; Глуханюк Н.С., 2001.; Брюдаль, 1998; Донченко Е.А., Титаренко Т.М, 1987]. С кризисом связаны изменения на познавательном уровне – снижение познавательных 43 способностей (память, внимание, мышление) (Ананьев Б.Г., Степанова Е.И. и др.), изменения в восприятии себя и своей жизни (Кон И.С, В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев); в ценностно–мотивационной, в смысловой сфере личности [144] [Леонтьев Д.А., 1999]. Кризисы связаны с изменениями в самосознании и Я- концепции личности анализируют Л.Ф. Бурлачук и Е.Ю. Коржова [52, 124][Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю., 1998] с точки зрения его воздействия на «Я- концепцию» и работу самосознания в целом. Выделяют три типа такого протекания: кризис приводит к интеграции ранее вытесняемого и отвергаемого опыта осознания «Я-концепции» субъекта; кризис ведет к усилению прежней «Я- концепции», на которую не влияют объективная действительность и новый жизненный опыт; кризис приводит к разрушению существовавшего представления о себе и мешает способности действовать. При любом типе протекания происходит возникновение и рост эмоционального напряжения, чувства угрозы, паники, страха и других психических расстройств, в связи с дезориентацией работы самосознания. Напротив, положительные изменения, сопровождающие кризис, связаны с деятельностью, ее изменением. Происходят перестройка смысловых структур профессионального самосознания, переориентация на новые цели, коррекция социально-профессиональной позиции, а также изменения в самой деятельности – в занятиях, в средствах, видах и условиях труда [Ниемела П., 1987; Зеер Э.Ф., Сыманюк Э.Э., 1999; Глуханюк Н.С., 2001]. Обобщая, отметим, что в психологии развития категория «кризис» является одной из базовых. Скорее всего, трудности в систематизации и дифференциации кризисов связаны с тем, что они являются системными по своей природе и структуре, т.е. затрагивают все значимые на данном этапе развития личности стороны. Например, объективно открываясь в профессиональной сфере, критическая ситуация распространяет свое влияние на семейную сферу, включает переживания, отражающиеся на представлении об идентичности человека, включает все больше интра- и интерличностных структур. Иными словами, кризис неизменно охватывает всю личность и приводит в итоге к существенным изменениям. Динамика кризиса всегда связана с эмоциональными переживаниями и изменениями в когнитивной сфере, в области ценностей, целеобразования и самосознания. В личностных изменениях, сопровождаемых сильными эмоциональными переживаниями, когнитивным диссонансом, переоценкой ценностей и мировоззренческих основ, часто прослеживаются общевозрастные проблемы, с которыми сталкивается большинство людей в определенные годы или жизненные фазы. Выскажем гипотезу о том, что оценка или переживание личностью изменений, связанных с разрывом процесса развития в кризисе, не является неизменной на протяжении критического периода, а, скорее всего, отражает динамику переживания личностью различных его фаз. Несмотря на то, что подходы к пониманию кризиса различаются в связи с методологическими основами, есть и то, что их объединяет. В понимании кризиса 44 заложен важный подход к изучению проблемы кризиса в жизни человека, который понимается как неизбежный поворотный пункт, критический момент в развитии, «после которого развитие повернет в ту или иную сторону, используя возможности роста, способность к выздоровлению и дальнейшей дифференциации» (Э. Эриксон, 1996). Наиболее общим признаком психологических кризисов является критический уровень социально-психологического противоречия ситуации, приводящий к невозможности реализации самых значимых сторон жизнедеятельности человека. В современных подходах отмечается единодушие в том, что развитие и связанные с ним психофизиологические, личностные и социально-ролевые перестройки, происходящие на протяжении всей жизни, наиболее интенсивно трансформируются в критические, кризисные или переходные периоды. Возможности движения по прогрессивному или регрессивному пути, заключенные в кризисе, содержащийся в нем потенциал роста, позитивных изменений, являются ключевой характеристикой данного явления. Об этом говорил и Л.С. Выготский, обращаясь к проблемам возрастной психологии: «Фактическое исследование показывает, что негативное содержание развития в переломные периоды – только обратная, или теневая, сторона позитивных личностных изменений личности, составляющих главный и основной смысл всякого кризисного возраста» (Л.С. Выготский, 1984). Кризис дихотомичен по своей сути в любой сфере развития: будь то профессиональное становление, экзистенциальные трансформации, такие как процесс самоактуализации, нормативные возрастные кризисы. Дихотомия проявляется в одновременном присутствии в кризисе опасности регресса и личностного выбора, связанного с потенциалом прогресса. Таким образом, особенностью психологического кризиса является то, что в результате его адекватного разрешения личность может перейти на качественно новый способ жизнедеятельности. Причины для переживаний могут трансформироваться в результате реакции преодоления во внутренний опыт, регулирующий дальнейшие принципы и программу жизнедеятельности. Между тем анализ различных подходов к пониманию кризиса, позволяет утверждать, что зачастую словом «кризис» обозначаются разные уровни одной реальности и именно с этим связано разное а, главное, неполное толкование, данной реальности. Рассмотрим эти разные стороны многогранного понятия с тем, чтобы сформировать понятие нормативного кризиса развития. Кризис – неизбежный переход от стадии к стадии (нормативный кризис) или переход от бытия к бытию; от состояния к состоянию и т.д. (ненормативный, ситуационный). В данном контексте кризис – это переходный период, т.е. процессуальная характеристика изменений реальности – от устоявшегося течения событий – к новому, иному. Кризис – потеря равновесия, устойчивости, разрыв чего-то привычного, обычного течения жизни, событий и т.п. В этом контексте под кризисом часто понимают кризисную ситуацию, которая вдруг открывает другую, новую, часто неожиданную реальность, т.е является «пусковым механизмом» для кризиса как 45 процесса. В случае ненормативного кризиса – это случай, потеря или, наоборот, неожиданное обретение, исцеление и т.д. в случае нормативного кризиса – это изменение объективной стороны социальной ситуации (этот аспект рассмотрим подробнее в гл.3.). Кризис – конфликт между внутренним миром и внешними изменениями, который выражается в острых переживаниях несоответствия этих сторон, сопровождается сильными эмоциями, сужением мировосприятия. Внутренний конфликт обычно связан с опустошенностью, утратой смысла и целей, сомнениями в собственной системе ценностей. Это – переломная точка или фаза кризиса как процесса и обязательная, поскольку без рефлексии противоречий процесс не может продолжаться. С рефлексии противоречий в апогее кризиса начинается движение к выходу из него. Внутренний конфликт обязателен как для нормативного, так и для ненормативного кризиса. Кризис – момент разрешения противоречия, освобождение от негативных переживаний, мучительных сомнений; инсайт, возрождение, выход с присвоенным опытом, новым знанием и т.д. Разрешение или завершение кризиса – обязательный этап, результат нормально протекающего кризиса. Кризис – крах, регресс, как закономерный результат нарушенного, не запрограммированного течения кризиса как процесса. Кризис – оценка, переживание личностью происходящих с ней изменений в любой фазе кризиса. Например: переживание потери равновесия, утрата размеренного течения жизни – в дебюте кризисного процесса; сомнение в себе, собственных ресурсах при переживании внутреннего конфликта – в апогее кризиса, как процесса; радость озарения при выходе из процесса кризиса. Очевидно теперь, что исходя из данных дефиниций, некоторые позиции кризиса легко можно заменить более точными их обозначениями. Вместе с тем, остаются и требуют дополнительного уточнения центральные определения. Поскольку в центре нашего исследования находятся нормативные кризисы развития, определим их относительно нормативности развития. Итак, кризисный период – это неизбежный переход, период, связанный с изменением социальной ситуации развития, с разрушением старой системы отношений, открытием, а затем освоением и принятием новой, т. е. переход от одной возрастной стадии к следующей. Диалектический подход и концепция нормативности кризисов развития позволяют определить кризисный период как неизбежный переход, связанный с изменением социальной ситуации развития, с разрушением старой системы отношений, открытием, а затем освоением и принятием новой, т. е. переход от одной возрастной стадии к следующей. Нормативный кризис развития – как процесс проживания, прохождения личностью кризисного периода в развитии. Проживание личностью всех фаз периода – от фазы разрушения, к переструктурированию, а затем созданию и освоению новой системы отношений к миру и к себе. Понятие «проживание» здесь – внутренний процесс по осознанию, рефлексии, внутренней работе личности, направленной на выход из кризиса. В результате этой работы изменяется и сама личность. Нормативность 46 изменений в кризисе развития связана с содержанием культурально-возрастных экспектаций и готовности личности к решению новых возрастных задач. Обратимся далее к содержанию кризисов взрослости, связанных с общевозрастными проблемами, т.е. являющихся по своей природе нормативными. Определим особенности этих кризисов по сравнению с нормативными кризисами детства и очертим круг проблем, связанных с их концептуализацией. ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНЫХ КРИЗИСОВ ВЗРОСЛОСТИ 3.1. Анализ психологического содержания кризисов взрослости Нормативные кризисы взрослости, как и кризисы детства, были открыты эмпирически. В этом смысле история повторяется. Эмпирически известные, описанные в художественной литературе, широко обсуждаемые в жизни, эти кризисы не систематизированы и недостаточно пока освещены в научных концепциях. Принято считать, что во взрослом периоде развития по сравнению с детством усиливается гетерохронность развития всех психических функций человека, повышается влияние субъективных факторов, именно поэтому сложно определить общевозрастные особенности развития и признаки кризисов. Источником развития личности взрослого человека полагают преимущественно индивидуально-личностные, субъектные особенности. Еще одна сложность, связанная с определением кризисов во взрослости связана с тем, что границы кризисов более размыты, чем в детстве и, потому они сложнее поддаются систематизации. Вместе с тем, отдельные подходы к описанию симптомов кризисов, как возрастных проблем, широко известны в психологической и психотерапевтической литературе. В обыденной жизни и во многих научных и популярных изданиях стали вполне привычны описания так называемых «кризиса тридцати» и «кризиса сорока лет» или «возраста Христа» и «кризиса середины жизни». Подобно тому, как в начале изучения детских кризисов, подходы к исследованию кризисов взрослости часто носят односторонний характер, связанный с той или иной исследовательской проблемой, в рамках которой они обнаружены. Например, период перехода от юности к взрослости (а чаще говорят о переходе от детства к взрослости, что не верно, на наш взгляд), описывается в терминах профессионализации, кризис тридцати часто обсуждается лишь в связи с потерей смысла жизни, кризис «середины жизни» или «среднего возраста» связывают с супружескими изменами или ощущением ненужности взрослеющим детям. Такая односторонность, тем не менее, указывает на наиболее яркие и наиболее общие проблемы для людей определенных возрастных групп. Именно общие признаки проживания кризисов и схожесть переживаний дают представление об их обусловленности аналогичными причинами, общих паттернах совладания с внутренними конфликтами а, значит, и об их нормативности. 47 Поэтому, на наш взгляд, более уместно употреблять понятие нормативных кризисов психического развития взрослости, вместо «возрастных кризисов», как это принято в психологии детства. Тем самым мы подчеркиваем, что они не привязаны жестко к определенным возрастным границам, но могут быть описаны в категориальной системе психологии возрастных кризисов культурно- исторического подхода. В связи с задачами исследования рассмотрим содержание психического развития в периоды нормативных кризисов ранней и средней взрослости. Однако описать содержание кризисов – значит сделать только первый шаг в их исследовании. Необходимо их проанализировать в категориях определенной научной концепции, определить структуру, динамику, механизмы возникновения и разрешения. Обратимся, в связи с этим, к эмпирическим данным, обобщенным представлениям о кризисах, которые определим пока условно как кризисы «двадцати лет», «тридцати лет» и «сорока лет». При этом будем иметь в виду, что границы кризисов взрослости шире, нежели в детстве, поэтому рассмотрим известные упоминания о кризисах, границы которых находятся в пределах 17–25; 27–35; 37–45. Определимся с названием кризисов с тем, чтобы избежать фиксированной привязки к паспортному возрасту. Кризис перехода от юности к ранней взрослости. Существует представление, что юность плавно перетекает в молодость – начало зрелости или что юность является переходным периодом от детства к взрослости. В.А. Ганзен и Л.А. Головей возраст 19–21 год определяют как пограничный между первой и второй стадиями взрослости, т.к. завершается главная фаза биологического развития. В этом возрасте отмечаются пики всех видов чувствительности, а также психофизиологических, психических и интеллектуальных функций, завершается формирование высших эмоций и самосознания. Значительные изменения происходят и в социальном плане: юноши и девушки уходят из родительского дома, заводят собственные семьи, начинают освоение профессиональных ролей, – т.е. изменения на этом этапе затрагивают все уровни и носят как качественный, так и количественный характер, что указывает на кризис развития. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. связывают так называемый кризис юности (Слободчиков В.И., Исаев Е.И., 1991) с вхождением субъекта в новую общность и описывают его как связанный с разрывом идеала и реальности, который ведет к построению нового мировоззрения. В.Ф. Моргун и Н.Ю. Ткачева полагают, что период юности (18–23 года) – переходный период от детства к взрослости. С этого момента психическое развитие и процесс становления личности дифференцируются, так как начинается развитие личности как саморазвитие, самосовершенствование. Ведущей деятельностью на этом этапе, по их мнению, является личностное и профессиональное самоопределение. Этот период авторы считают переходным, так как здесь происходят существенные изменения социальной ситуации развития (уход из дома, стремление к независимости) и отмечаются значительные личностные перестройки. Переходным этот этап является по отношению к 48 молодости (24–30 лет) – начальному периоду зрелости. В молодости происходит активный поиск себя, выработка индивидуальности, окончательное осознание себя как взрослого человека с правами и обязанностями. Складывается более конкретное представление о будущей жизни, происходит создание семьи, переход от кочевого образа жизни к оседлости Ведущей деятельностью является профессиональная, которая ставит задачу специализации в избранной профессии. Границы рассматриваемого кризиса связаны, на наш взгляд, с окончанием профессионального обучения, с изменением позиции обучающегося, переходом к самостоятельной профессиональной жизни, во-первых, и со стремлением к установлению интимных отношений (основными задачами возраста по Э. Эриксону) – во-вторых. По Левинсону, основная задача юности – увязать мечты с реальностью, найти наставника, обеспечить карьеру и наладить интимные отношения. Эти задачи актуализируются именно при переходе от юности к взрослости. Молодой человек определяется с тем, каким он будет в каждом из основных направлений дальнейшего своего развития: профессионально-карьерном, интимно-личностном. Он ищет себя, определяя цели и способы их достижения, ориентируясь на свой потенциал. В годы юности все имеет характер абсолюта и, одновременно, характер временного. Это странная и, сама по себе, противоречивая ситуация, но не очень беспокоящая самих молодых людей. Суждения и чувства абсолютны – во всяком случае, в данный момент. Каждый выбор пусть временно, но абсолютен. Юноши всегда удивляют родителей своим максимализмом в суждениях, убеждениях, но – это особенность этапа. При переходе к зрелости все вдруг, так же максималистски, подвергается сомнению, пересматриваются юношеские мечты, сопоставляемые с реальным миром. Поиск своего места в жизни, адаптации к изменившейся ситуации и системе отношений (профессиональный коллектив, возможно, собственная семья) – это период, во время которого многое пересматривается с позиции реальных условий. Наиболее общей характеристикой кризиса перехода к ранней взрослости принято считать вхождение в субкультуру взрослости. По словам И.С. Кона [Кон И.С., 1987], понятие взрослости подразумевает с одной стороны адаптацию, освобождение от юношеского максимализма и приспособление к жизни, а с другой – творческую активность, самореализацию. С точки зрения социологических теорий в период взросления происходят изменения социально- ролевого поведения. Появляется необходимость осваивать новые роли, что сопряжено с трудностями из-за типичных для взросления и резко выраженных изменений: разрыв с родительским домом, начало профессиональной деятельности, партнерство в личной жизни и т. п., что отличает данный период от более или менее защищенного детства. Уже освоенные роли требуют уточнения. Явная прерывность в развитии ведет к неопределенности в отношении ролей и статуса и способствует появлению кризисов идентичности [Ремшмидт X., 1994]. Вхождение в период взрослости в социальных науках рассматривается как вид «социального перехода» – переход индивида из одного социального состояния – в 49 другое [Бочаров В.В., 2000, С. 19]. Вхождение во взрослый период начинается с юношеского кризиса самоопределения, в нем решаются задачи профессиональной и нравственной, мировоззренческой идентичности. Указывая на роль в данном кризисе задач профессионализации, некоторые исследователи указывают на общие признаки переходных периодов юности и ранней взрослости: «кризиса первокурсника» и «кризиса молодого специалиста». Эти кризисы связывают с началом, становлением собственного образа жизни, развитием навыков саморегуляции и планирования жизни [Кутрона К.И., 1990; Стамбулова Н.Б., 1999, Сыманюк Э.Э., 1999; Зеер Э.Ф., 1997; Белокрылова Г.М., 1997]. Главное противоречие кризиса перехода к взрослости – между сложностью и важностью задач самоопределения с одной стороны и, социальной незрелостью юноши, его небогатым жизненным опытом, – с другой. который разделяет и, вместе с тем, объединяет две возрастные стадии – юность и раннюю взрослость, Выделив основные проблемы, определяющие возникновение и разрешение данного кризиса, важно отметить, что кризис – это процесс, а возрастные изменения не происходят одномоментно, они имеют определенную динамику. Недостаточно поэтому просто обозначить проблемы кризиса – готовность юношей (биологическую, физическую, мотивацию – желание) перехода во взрослую самостоятельную жизнь и психологическую незрелость, как неготовность решать проблемы, встающие перед взрослым человеком. Динамика возникновения и разрешения этого диалектического противоречия определяет всю динамику нормативного кризиса. Исследовать содержание и роль нормативного кризиса перехода к молодости, значит рассмотреть динамику кризиса с точки зрения разрешения основных противоречий переходного этапа, внешние и внутренние изменения. Обращение к эмпирическим материалам подтверждает противоречие переходного этапа, его сложность связанную со множеством внутренних конфликтов и проблем, с которыми сталкивается юноша на пути к самоопределению профессиональному и личностному. Сами юноши, переживающие или прошедшие данный кризис, отмечают сложность кризиса, его многогранность, то, что он затрагивает все значимые сферы развивающейся личности. Рефлексия происходящих изменений доступна как по окончании кризиса, так и в процессе (но такая работа часто требует специальной организации, например, психологического сопровождения). Для иллюстрации динамики переживаний во время кризиса перехода к зрелости воспользуемся примером из нашей практики консультирования. С.О. (23г) рассказывает о периоде после окончания университета: «Я искал свое место в этой жизни. Сменил несколько фирм за полтора года. Пытался работать менеджером по продажам, кадровым агентом и т.д. Еще полгода назад я думал, что самое большое событие, которое может со мной произойти в ближайшее время – получение прав на управление автомобилем. Но как я заблуждался! Вдруг я увидел, осознал основные цели, к которым мне нужно идти. Я не буду говорить о них подробно, скажу лишь, что это очень сильное впечатление, как будто закончился какой-то этап неопределенных метаний и, 50 все стало на свои места. Именно с этого момента все началось. Я женился, этим летом у нас родился сын. Я, совместно с авторитетным для меня человеком, создал собственную фирму, в которой сейчас являюсь директором. Я смотрю в будущее с радостью – у меня много планов». В этом интервью выражены многие нюансы нормативного кризиса и переживаний, связанных с его динамикой. Во-первых, произошло объективное изменение социальной ситуации – той системы отношений, в которую был включен юноша в период профессионального обучения. Во-вторых, поиск места в жизни методом проб и ошибок, суета и ощущение безысходности – это то, как описывает клиент попытки выхода из кризиса. Полтора года длился осознаваемый процесс поиска себя, связанный с негативными переживаниями, ощущением «застревания» и безысходности, но, тем не менее, с явной мотивацией к действию, активности. В-третьих, он отмечает следующий этап, ассоциированный с «вдруг» открывшимся новым взглядом – четкими целями и направлениями развития. В-четвертых, создание семьи и собственное дело, которые клиент связывает с открывшимися новыми перспективами – основные задачи этапа взрослости. В-пятых, эти задачи клиенту ясны, он рефлексирует все происходящее, осознает свои изменения, воспринимает их как внутренние изменения и принимает. Обобщим выявленные особенности кризиса перехода к ранней взрослости. 1. Кризис перехода к ранней взрослости (молодости) связан с основными задачами молодости, которые заключаются в обретении самостоятельности, профессиональном самоопределении и создании собственной семьи. 2. В процессуальном плане, с одной стороны, кризис прерывает развитие, но лишь его равномерное течение по пути накопления количественных изменений. С другой стороны, объединяет два «соседних» возраста, качественно различных по задачам, содержанию, системе отношений, структуре мировоззрения и т.д. В этом смысле кризис является залогом непрерывности развития, т.к. предшествующий этап подготавливает изменения последующего (профессиональное обучение – подготовка к профессиональному самоопределению; эмоциональное развитие, личностная рефлексия подготовка к установлению интимных отношений с избранником), а в кризисе осуществляется переход от предыдущего этапа к последующему. 3. Кризис перехода к молодости затрагивает разные стороны личности: когнитивную, эмоциональную, мотивационную. 4. Изменения, происходящие в данном кризисе доступны наблюдению и рефлексии, осознанию. Таким образом, предположения об особом характере переходного периода от юношества к ранней взрослости, как о нормативном кризисе развития, нашли подтверждение в известных фактах. Однако особый интерес в этой связи имеет дальнейшее экспериментальное исследование динамики и структуры данного кризиса, возрастных новообразований. Кризисы средней взрослости часто обозначают как кризисы, связанные с 51 кардинальными изменениями в образе жизни и деятельности человека и считают их сугубо индивидуальными либо связанными с ситуативными причинами. Зачастую, говоря о средней взрослости, обозначают лишь один кризис, условно называя его кризисом среднего возраста. На самом деле, если выделяется период средней взрослости, значит, его отграничивают два нормативных кризиса: кризис, связанный с переходом от молодости к средней взрослости и кризис, связанный с переходом от средней взрослости к следующему этапу – зрелости. В связи с этим мы рассмотрим два кризиса – кризис тридцати лет и кризис сорока лет, как переходные периоды между указанными возрастными стадиями взрослости, поставив задачу определить их содержание и роль в развитии. Одним из первых исследователей кризиса тридцати лет был Д.Левинсон, он выделяет период 28–30 лет как переходный период от одной стадии зрелости к другой. Он считает, что полноценное развитие и адаптация на этой стадии зависят от предыдущего этапа – периода «начинаний». Это время, когда разрешаются конфликты юношеского периода, определение себя в мире взрослых, принимаются обязательства, предполагающие стабильное, предсказуемое течение жизни. Кризис тридцати лет приносит осознание того, что структура жизни, выстроенная на протяжении второго десятка, больше не является удовлетворяющей, возникает необходимость пересмотреть структуру жизни и необходимость сделать более правильные выборы. Этот кризис проявляет себя в ощущении необходимости «что-то предпринять». После кризиса 30 лет, человек ищет возможность укрепления своей ниши во взрослой жизни – подтверждения своего статуса взрослого: он хочет иметь хорошую работу, он стремится к безопасности и стабильности. Человек еще уверен в том, что еще возможно полное воплощение надежд и чаяний, образующих юношескую мечту, и интенсивно трудится для этого. Д. Левинсон, проводил исследования на мужской выборке 35–45 лет различной расовой этнической и профессиональной принадлежности. В качестве метода он использовал биографическое интервью, самоанализ, а также биографии знаменитых людей в поисках устойчивых характеристик развития во взрослости. В дальнейшем подобные исследования были проведены на женской выборке. Оказалось, что для женщин более значимым индикатором являются стадии семейного цикла (не переходы 30–40–50летия, а рождение детей – взросление детей – оставление дома выросшими детьми). Выяснилось, в частности, что перед женщинами стоят те же задачи, но решаются они по-другому: женские мечты о будущем неоднородны (присутствуют различные варианты сочетания карьеры и замужества); отношения с наставниками и упрочение карьеры осложнены тем, что женщины не перестают числиться новичками в избранной области вплоть до достижения среднего возраста, тогда как мужчины достигают зрелости в сфере труда к концу перехода тридцатилетия. Кроме того, выявлены гендерные различия в процессе переопределения жизненных целей – у мужчин сосредоточенность на работе и карьере не изменяется, хотя они могут сменить работу или образ жизни, женщины часто мечутся от сосредоточенности на карьере к сосредоточенности на семье. 52
Яндекс цитирования