Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Язык. Текст. Дискурс: Межвузовский научный альманах. Выпуск 5

Голосов: 7

В пятом выпуске альманаха представлены статьи исследователей из разных вузов Ставрополя, Пятигорска, Белгорода, Буффало (США), Владикавказа, Волгограда, Екатеринбурга, Кемерова, Кирова, Краснодара, Майкопа, Москвы, Нижнего Новгорода, Нижнего Тагила, Ростова-на-Дону, Самары, Санкт-Петербурга, Сочи и Таганрога по актуальным проблемам когнитивной лингвистики и теоретическим вопросам, разрабатываемым ВНИКом "ЛИД" научно-исследовательской лаборатории "Антропология детства" СГПИ и научно-методическим семинаром "Textus" СГУ. Оригинал материала размещен на сайте <a target=_blank href="http://russcomm.ru">Российской коммуникативной ассоциации</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    их типа: 1) пропозициональные модели, определяющие характер элементов
категории, их свойства и отношения между ними; 2) образ-схематические
модели, отражающие основные образные представления, формирующие
категориальные классы; 3) метафорические модели, позволяющие предста-
вить некоторую абстрактную область посредством отождествления ее с
другой областью, обычно конкретной и доступной эмпирическому изуче-
нию; 4) метонимические модели, действующие совместно с тремя первыми
типами идеализированных когнитивных моделей и обеспечивающие пере-
нос характеристик одного элемента множества на всё множество [9].
    В лингвистической литературе появились работы, где предлагаются
различные классификации концептов. Одна из таких классификаций при-
надлежит В.И. Карасику: «содержательно все концепты можно противопос-
тавить как параметрические и непараметрические ментальные образования.
К первым относятся те концепты, которые выступают в качестве клас-
сифицирующих категорий для сопоставления реальных характеристик объ-
ектов: пространство, время, количество, качество и др. Ко вторым отно-
сятся концепты, имеющие предметное содержание. …Одним из важнейших
признаков категориального статуса концептов является их автономический
характер, наличие бинарной оппозиции как конститутивного признака кон-
цепта. …Непараметрические концепты можно разбить на регулятивные и
нерегулятивные. К первым относятся те ментальные образования, в содер-
жании которых главное место занимает ценностный компонент… Класс
нерегулятивных концептов весьма своеобразен. Предложенные в лингвис-
тической литературе классификации ментальных единиц, относящихся к
этому типу … построены на основе лингвистического (частеречного в сво-
ей основе) и когнитивно-психологического критериев. … Наряду с картин-
ками, схемами, сценариями, гиперонимами и другими разновидностями
концептов можно выделить лингвокультурный типаж» [1, с. 30-33].
    Можно представить трехчленную классификацию концептов, обра-
зующих концептуальную систему, способом актуализации которой, в свою
очередь, выступает язык. Все концепты, так или иначе объективированные
в языке, могут быть распределены по трем понятийным (категориальным)
классам: I. Базовые концепты, к этому разряду можно отнести те концепты,
которые составляют фундамент языка и всей картины мира; среди них: 1)
космические концепты; 2) социальные концепты; 3) психические (духов-
ные) концепты. II. Концепты-дескрипторы, которые квалифицируют базо-
вые концепты; среди них: 1) дименсиональные концепты, под которыми
понимаются различного рода измерения (размер, объем, глубина, высота,
вес и др.), 2) квалитативные концепты, выражающие качество (тепло-
холод, целостность (холистичность)-партитивность, твердость-мягкость), 3)
квантитативные концепты, выражающие количество (один, много, мало,
достаточно-недостаточно). III. Концепты-релятивы, реализующие типы от-
ношений, среди них: 1) концепты-оценки (хорошо-плохо, правильно-
неправильно, вредно-полезно, вкусно-невкусно), 2) концепты-позиции
                                                                     81


(против, вместе, между, впереди-позади (всех), рядом, вверху-внизу, близ-
ко-далеко, современный-несовременный), 3) концепты-привативы (свой-
чужой, брать-отдавать, владеть-терять; включать-исключать).
     Класс космических концептов (небо, земля, планета, солнце, звезда,
луна, комета) включает в себя субклассы: а) метеорологические концепты
(погода, осадки, туча, гроза, дождь, гром, снег); б) биологические концепты
(человек, птица, зверь, насекомое, змея, рыба, растение, цветок, дерево,
куст, трава, ягода, фрукты, овощи), построенные на понятийных оппозици-
ях «живое-неживое», «съедобное-несъедобное», «рукотворное-природное»,
«человек-нечеловек», пищевые (ритуальная пища, повседневная еда, на-
циональная кухня), соматические (тело/ плоть, голова, сердце, печень),
перцептивные (зрение, вкус, слух, в наивной картине мира предчувствие,
уловление, нюх, чутье) и др.), в) ландшафтные концепты (поле, лес, луг,
роща, чаща, бор, тайга, степь, гора, холм, озеро, море, река, океан, дорога),
г) предметные концепты, включая артефактные концепты (строение, завод,
фабрика, конвейер, механизм, инструмент, посуда).
     Класс социальных концептов образуют: а) концепты стран (Россия,
Германия, Франция, Китай, страна, общество, государство), б) концепты
социального статуса (элита, «верхи-низы», крестьянин, рабочий, богатырь,
правитель (вождь, князь, царь, император, генсек, президент), богатый,
бедный), ремесленник (гончар, плотник, кузнец), интеллигент, ученый,
раб), в) концепты национальности (русский, немец, китаец, американец,
француз), г) концепты власти и управления (демократия, диктатура, свобо-
да, воля, кризис), д) концепты интерперсональных отношений (влияние, не-
зависимость, соборность, рабство, подчинение, власть, родство; мир, вой-
на), е) моральные (этические) концепты (честь, долг, обязанность, совесть,
стыд, раскаяние; корысть, лесть, подлость, измена, верность), ж) концепты
занятий (труд, ремесло, игра, образование, праздник, дело), з) религиозные
концепты (Богоматерь, Бог, святой, икона).
     Класс психических (духовных) концептов формируют концепты внут-
реннего мира (душа, дух): а) концепты характера (азартность, беспутность,
терпение, благодушие, великодушие, гордость, грубость, доверчивость,
мечтательность), б) концепты эмоций (веселье, радость, счастье, злость,
грусть, ликование, страдание, ревность, тоска, тревога), в) ментальные кон-
цепты (знание, ум, мысль, понимание, память, представление, разум, рас-
судок, воображение, вдохновение, сознание).
     Еще раз следует повторить, что границы между классами концептов
размыты. Так, соматические концепты относятся к классу космических
(биологических), при этом часть структур этих концептов представляет их
в иерархии концептов внутреннего мира: сердце – реально существующий
кровеносный орган, при этом сердце – воплощение характера (доброе/ злое
сердце), в наивной картине мира сердце – орган эмоционального пережи-
вания (сердцем веселиться/ радоваться/ печалиться). Совесть – концепт из
класса социальных (моральных) и при этом – класса концептов внут-
                                                                         82


реннего мира, в наивной картине мира совесть – воплощение конфессио-
нальной принадлежности человека (Менять веру, менять и совесть) и его
национальности (Душа христианская, а совесть цыганская).
     Следует обратить особое внимание на типы концептов. По признаку
появления концепты национальной концептосферы можно подразделить на
исконные и заимствованные. Исконные концепты зародились в националь-
ной концептосфере, заимствованные были в нее привнесены из других на-
циональных концептосфер. Примером исконных русских концептов могут
служить концепты князь, богатырь, Русь, соловей-разбойник и др. Заимст-
вованными являются, например, концепты идея, фантазия, император, пре-
зидент и т.д. Показателем заимствования обычно выступает заимствован-
ное слово – репрезентант концепта. При переходе концепта из одной на-
циональной концептосферы в другую переносятся обычно только понятий-
ные его признаки; образные и ценностные признаки развиваются по анало-
гии со схожими исконными концептами. Так, в русской концептосфере
концепт идея появился в начале XVIII в. с перенесенными из западноевро-
пейских языков понятийными признаками ‘мысль’, ‘замысел’. Структура
заимствованного концепта идея стала развиваться по аналогии со структу-
рой исконно русского концепта мысль.
     По признаку развития структуры концепты можно разделить на разви-
вающиеся и застывшие. Развивающиеся концепты – активно используемые
в национальной концептосфере, пополняющие свою структуру новыми
признаками. Примером развивающегося концепта может служить концепт
сердце, в XIX и ХХ веках у которого появились новые образные – арте-
фактные – признаки ‘мотор’ (мотор барахлит «о сердце»), ‘фотография’
(запечатлелось/ проявилось в сердце) и др. Застывшими считаются такие
концепты, структуры которых перестали пополняться новыми признаками;
обычно такое явление связано с исчезновением реалий, связанных с этим
концептом, процессом перехода слова – репрезентанта концепта – из ак-
тивного словарного запаса в пассивный (это так называемые архаизмы и
историзмы). Примером застывших концептов могут служить князь, бога-
тырь, соловей-разбойник.
     По признаку постоянства базовой структуры концепты бывают посто-
янными (сохранившимися) и трансформировавшимися. Сохранившиеся
концепты – такие, у которых понятийная и ценностная часть структуры
концепта не изменилась, несмотря на исчезновение или трансформацию
референтов. В качестве примера можно назвать концепт правитель, поня-
тийная и ценностная часть структуры которого была перенесена на концеп-
ты князь, царь, император, президент. Трансформировавшиеся концепты –
те, которые были перенесены в связи с исчезновением референтной базы на
новые реалии. Так, концепт придворный этикет был постепенно перенесен
после революции 1917 года на реалии советского правительства, при этом
структура исходного концепта была трансформирована (особенно его сце-

                                                                   83


нарная часть, где субъект, объект и обстоятельства действий видозмени-
лись).
     По признаку первичности концепты делятся на первичные (основные)
и производные. Основные концепты – те, что появились раньше и послу-
жили базой для развития производных. На последнее указывают производ-
ные слова – репрезентанты концепта. Концепт мысль – первичный (основ-
ной) концепт, замысел, помысел, умысел, вымысел – производные. Перво-
начально производные концепты входили как составные признаки основ-
ного концепта, позже они стали развиваться самостоятельно, однако их
структура до сих пор не достигла той степени развития, которая существу-
ет у первичного концепта.
     По признаку актуальности концепты делятся на ведущие и второсте-
пенные. Ведущие концепты еще называют ключевыми. К ним относятся
такие концепты, которые широко представлены в паремиологическом фон-
де, фольклоре, художественной литературе. Примерами могут послужить
такие концепты, как душа, сердце, ум, человек, природа, мир, земля, солн-
це, небо и др. Второстепенные концепты находятся на периферии, они вто-
ричны, менее актуальны, их репрезентанты менее частотны, например,
концепты чиновник, консультант, демонстрация и др. В этой же класси-
фикации выделяются постоянно актуальные, неактуальные и переменные
(«плавающие») концепты. Постоянно актуальные есть ведущие (ключевые)
концепты, неактуальные – второстепенные концепты, переменные («пла-
вающие») – это периодически становящиеся актуальными и неактуальными
концепты. Примером переменного концепта в русской концептосфере мо-
жет служить вера. Первоначально этот концепт базировался на языческих
верованиях, позже – на христианских, в советское время база концепта вера
была перенесена на политических лидеров (Ленин, Сталин), сейчас вновь
актуально православие как основная часть структуры этого концепта. В за-
висимости от промежутка времени, когда концепт становится снова акту-
альным, концепт может стать трансформировавшимся. Переменные кон-
цепты могут менять имя, репрезентирующее концепт, и даже часть своей
структуры. Так, в период войны на Кавказе в XIX веке в русской концепто-
сфере был актуален концепт абрек. В последнее десятилетие этот концепт
трансформировался и стал не менее актуальным под именем чеченец.
     Процесс концептуализации есть процесс идентификации искомого за
счет выявления признаков. Концептуальная структура формируется че-
тырьмя классами признаков: мотивирующим признаком слова – репре-
зентанта концепта (иногда могут существовать несколько мотивирующих
признаков, это зависит от истории слова), образных признаков (выявляе-
мых через сочетаемостные свойства слова – репрезентанта концепта), по-
нятийных признаков, объективированных в виде семантических компонен-
тов (сем) слова – репрезентанта концепта, ценностных признаков (актуали-
зируемых как в виде коннотаций, так и в сочетаниях со словом – репрезен-
тантом концепта). Как видим, понятие есть часть концепта; понятийные
                                                                     84


признаки входят в структуру концепта. Процессы концептуализации и ка-
тегоризации тесно взаимосвязаны и взаимопереплетены между собой. Эти
процессы помогают нам вычленить некий объект – реально или виртуально
существующий – из общего фона подобных объектов, наделить его общи-
ми с другими и присущими только ему одному признаками.
    Как появляется концепт и как развивается его структура во времени?
Ядром будущего концепта, который в дальнейшем обрастет новыми при-
знаками, служит мотивирующий признак, положенный в основу номина-
ции. Как пишет О.М. Фрейденберг, «первобытное мышление не знает от-
влеченных понятий. Оно основано на мифологических образах» [7: 19].
Другими словами, первоначальное развитие концептуальной структуры
предполагает развитие образов на основе внутренней формы слова – репре-
зентанта концепта, т.е. образные признаки концепта – следующий этап пе-
реосмысления мотивирующего признака. Затем параллельно развиваются
абстрактные понятийные признаки и оценка, при этом оценка может исто-
рически меняться на крайне противоположную, как это произошло с кон-
цептом мечта в русском языке [5, с. 9].
    Исследование развития концептуальных структур в диахронии и в со-
поставлении – ближайшая перспектива особого направления когнитивной
лингвистики. Сложность таких исследований заключается в том, что мно-
гие концептуальные признаки в древних текстах отсутствуют, что связано
со спецификой их функционирования. Воссоздать структуры концептов
возможно, обратившись к фонду устного народного творчества. При этом
особое внимание следует обращать на изменение категорий и форм мыш-
ления в разные эпохи, на смену верований и переходы в интерпретациях
одних и тех же категорий.
                        Библиографический список
   1. Иная ментальность / Карасик В.И., Прохвачева О.Г., Зубкова Я.В.,
    Грабарова Э.В. – М.: Грозис, 2005.
   2. Кошарная С.А. Миф и язык: опыт лингвокультурологической рекон-
    струкции русской мифологической картины мира.– Белгород, 2002.
   3. Пименова М.В. Типология структурных элементов концептов внут-
    реннего мира (на примере эмоциональных концептов) / М.В. Пименова
    // Вопросы когнитивной лингвистики. №1. 2004. – С. 82-90.
   4. Пименова М.В. Душа и дух: особенности концептуализации. Кеме-
    рово: ИПК «Графика», 2004. (Серия «Концептуальные исследования».
    Вып. 3).
   5. Сергеев С.А. Особенности объективации концепта мечта в русской
    языковой картине мира: автореф. дис. … канд. филол. наук.– Новоси-
    бирск, 2005.
   6. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и
    лингвокультурологический аспекты. –М.: Языки русской культуры,
    1996.
   7. Фрейденберг О.М. Миф и литература древности.– М.: Наука, 1978.
                                                                   85


   8. Фрумкина Р.М. Психолингвистика.–М.: Academia, 2001.
   9. Lakoff J. Women, Fire and Dangerous Things. What categories reveal
    about the mind. Chicago: L.: The University of Chicago Press, 1987.

В.И. Карасик
ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ТИПАЖ
    Важнейшей отличительной чертой современной лингвистики является
ее антропологическая направленность. В центре внимания ученых оказыва-
ется языковая личность. Изучение языковой личности связывается в науке
о языке прежде всего с трудами Ю.Н. Караулова [4]. В настоящее время эта
область исследования настолько детально разработана, что есть все осно-
вания для ее выделения в статус отдельной лингвистической дисциплины,
которую В.П. Нерознак предложил называть лингвистической персоноло-
гией [6]. Охарактеризуем вкратце основные направления изучения языко-
вой личности.
    Эти направления распадаются на исследования, посвященные характе-
ристикам конкретно-индивидуальной личности либо тому или иному типу
личностей. Первое направление имеет солидную традицию в отечествен-
ной и зарубежной филологии, сюда относятся работы по описанию языка и
стиля известных писателей и общественных деятелей. В новом ключе эта
тема исследований разрабатывается представителями Саратовской лин-
гвистической школы [5]. В поле зрения других ученых оказываются не
только элитарные языковые личности, но и носители диалектов [7].
    Работы второго направления связаны с той областью знания, которая
является исходной для построения той или иной модели языковой лично-
сти. Отметим при этом, что поскольку любой тип языковой личности про-
является через коммуникативное поведение, то эти исследования относятся
к ведению науки о языке.
    Лингвистические классификации личностей построены на отношении
личности к языку. Выделяются люди с высоким, средним и низким уров-
нем коммуникативной компетенции, носители высокой либо массовой ре-
чевой культуры, говорящие на одном языке и билингвы, использующие
чужой язык в естественном либо учебном общении, способные и менее
способные к языковому творчеству, предпочитающие устный либо пись-
менный канал общения, использующие стандартные и нестандартные сред-
ства общения (коммуникативные маргиналы).
    Психологические классификации личностей весьма многочисленны и
разнородны. Для психологов и психолингвистов релевантным оказывается
противопоставление личности в ее становлении и личности как данности. В
рамках первого подхода осуществляется изучение детской речи и ведется
наблюдение над различными видами распада личности. Ведущим здесь яв-
ляется тезис о наличии двух коммуникативных кодов, по Б. Бернстайну [1]
- простого и развернутого. Первый усваивается в ситуации естественного
                                                                    86


общения в семье и малой группе, второму обучают в школах. Анализ язы-
ковой личности как данности проводится в рамках противопоставляемых в
психологии человеческих типов: флегматики, холерики, сангвиники и ме-
ланхолики (по Гиппократу), экстраверты и интроверты (по К. Юнгу), чело-
век рассудочный, аффективный и активный (по А.Ф. Лазурскому), человек
потребностный, мотивационный и целевой (по Н.А. Государеву), человек
берущий, овладевающий, сберегающий и обменивающий (по Э. Фромму),
«Родитель», «Взрослый», «Ребенок» (по Э. Берну). Множество исследова-
ний посвящено акцентуированным личностям (по К. Леонгарду), т.е. лич-
ностям с патологическим отклонением от усредненной нормы (демонстра-
тивные/истерические, аффективно-застойные/параноидальные). Анализи-
руются личности мазохистские, истерические, нарциссические, шизоидные
и др. (по А. Лоуэну, в развитие З. Фрейда). Для лингвиста интересным в
этой связи является поиск предпочитаемых коммуникативных средств, ис-
пользуемых тем или иным типом людей.
    Социологические классификации личностей базируются на выделении
определенных социальных типов по гендерному, возрастному, образова-
тельному, профессиональному и другим признакам. Многие социолингви-
стические исследования построены на описании коммуникативного пове-
дения студентов, аристократов, военнослужащих и других четко очерчен-
ных социальных групп [2]. В новом ключе социолингвистическое описание
общения может быть выполнено в рамках изучения институционального
дискурса [3], а именно – с учетом сложившихся социальных институтов, в
рамках которых выделяются типичные участники общения, цели, хроно-
топ, ценности, стратегии, жанры, прецедентные тексты и формульные мо-
дели общения. Если мы говорим о типичных участниках институциональ-
ного дискурса, то мы выделяем в политическом дискурсе представителя
власти и избирателя, в педагогическом – учителя и ученика, в научном –
научного работника и заказчика разработки, в медицинском – врача и па-
циента, в религиозном – священника и прихожанина, в юридическом –
юриста и человека, обращающегося (либо приведенного) в правоохрани-
тельное учреждение, и т.д.
    Культурологические классификации личностей предполагают выделе-
ние тех личностных типов, которые оказали существенное влияние на по-
ведение представителей соответствующей культуры. При этом можно вы-
делить этнокультурный тип в целом (NN ведет себя, как типичный амери-
канец), получающий оценочную квалификацию со стороны представителей
других этносов, и тот или иной социокультурный тип в рамках соответст-
вующей культуры (американский ковбой, русский интеллигент, английский
аристократ). Эти социокультурные типы рассматриваются как модельные
личности, которым подражают либо которым противопоставлены предста-
вители той же самой культуры. Главная характеристика модельной лично-
сти – установление ценностных ориентиров поведения. Иначе говоря, мо-

                                                                   87


дельная личность – это культурогенный фактор развития общества. Но об-
щество в целом состоит, разумеется, не только из модельных личностей.
    В более широком плане можно выделить лингвокультурные типажи,
узнаваемые образы представителей определенной культуры, совокупность
которых и составляет культуру того или иного общества. Например, к чис-
лу таких типажей относится «чудак» в английской лингвокультуре – чело-
век с забавными странностями в поведении, обычно увлеченный каким-
либо занятием и никому не причиняющий неудобств. Англичане любят
своих чудаков, в России к таким людям относятся менее терпимо. В Рос-
сии, с другой стороны, четко осознается лингвокультурный типаж «юроди-
вый» - нищий, придурковато-блаженный, истязающий себя и обладающий
даром прорицания. Этот концепт давно потерял актуальность, но узнавае-
мые черты такого поведения – «юродствовать» – зафиксированы в русском
языковом сознании. Данный концепт, как известно, уникален и специфи-
чен, в других языках, насколько мне известно, нет слов для обозначения
такой личности. В отличие от модельной личности лингвокультурный ти-
паж не только менее ярок, но и может иметь отрицательную оценку. Если
модельной личности стремятся подражать, то лингвокультурный типаж
может вызывать критическое отношение. Таким образом, понятие «лингво-
культурный типаж» уточняется по признакам яркости и оценочного знака:
1) яркий лингвокультурный типаж (модельная личность). 2) неяркий лин-
гвокультурный типаж, 3) положительный лингвокультурный типаж, 4) от-
рицательный лингвокультурный типаж. Признаки яркости и оценки взаи-
модополнительны.
    Будучи абстрактным ментальным образованием, лингвокультурный
типаж представляет собой в исследовательском отношении разновидность
концепта. Это концепт, содержанием которого является типизируемая лич-
ность. Соответственно, можно выделить образную, понятийную и ценност-
ную сторону у концепта «лингвокультурный типаж N». Проиллюстрируем
сказанное на примере лингвокультурного типажа «британский колониаль-
ный служащий». Образная сторона этого концепта – описание колониаль-
ных служащих в типичных ситуациях их деятельности (отправление в да-
лекие южные страны, плавание, жизнь в суровых для европейца условиях,
пробковый шлем, общение с туземцами, конфликтные ситуации, типичное
проведение досуга, мечты о возвращении в добрую старую Англию, при-
вычки, приобретенные в колониях, характеристика их речи, использование
ими слов для обозначения заморских реалий). Материалом для изучения
данного типажа являются произведения художественной литературы, ху-
дожественные фильмы. Понятийная сторона данного концепта – это сло-
варная дефиниция понятий «служащий», «колония» и ассоциативное рас-
ширение дефиниции, т.е. построение семантического поля, охватывающего
когнитивную модель «жизнь в британских колониях». Для интерпретации
понятийной стороны данного концепта необходима краткая историко-
культурная справка о Британии как колониальной державе. Ценностная
                                                                   88


сторона данного концепта представляет собой систему норм поведения
английских колониальных служащих, оценки, которые давались ими и ко-
торые давались им. В частности, существенную роль здесь играет тезис о
цивилизаторской миссии белого человека, который был доминантной те-
мой в произведениях Р. Киплинга.
    Изучение лингвокультурных типажей – это одно из направлений раз-
вития лингвокультурологии, его теоретическая ценность состоит в объяс-
нении культурно-значимых смыслов, составляющих специфику нацио-
нально-культурного мировидения. В практическом плане такие исследова-
ния нацелены на более полное освоение студентами изучаемой лингво-
культуры.
                         Библиографический список
   1. Bernstein B. Social Class, Language and Socialization // Language and
    Social Context: Selected Readings. Harmondsworth, 1979.
   2. Ивушкина Т.А. Язык английской аристократии: социально-
    исторический аспект. Волгоград, 1997; Ивушкина Т.А., Костецкая А.Г.
    Социолингвистические характеристики речи студентов Кембриджа и
    Гарварда. – Волгоград, 2003.
   3. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волго-
    град, 2002.
   4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987.
   5. Кормилицына М.А. // Языковая личность В.В. Виноградова в его
    письмах к жене // Вопросы стилистики. Вып. 26. Саратов, 1996; Кочет-
    кова Т.В. Языковая личность в лекционном тексте. Саратов, 1998; Си-
    ротинина О.Б. Речь отдельных журналистов в газете «Известия» //
    Проблемы речевой коммуникации. Вып. 2. Саратов, 2003; Парсамова
    В.Я. Языковая личность ученого в эпистолярных текстах (на материале
    писем Ю.М.Лотмана): Автореф. дис. … канд. филол. наук.– Саратов,
    2004. Тарасова И.А. Идиостиль Георгия Иванова: когнитивный ас-
    пект.– Саратов, 2003.
   6. Нерознак В.П. Лингвистическая персонология: к определению ста-
    туса дисциплины // Сб. науч. тр. Моск. гос. лингв. ун-та. Вып. 426.
    Язык. Поэтика. Перевод.– М., 1996.
   7. Тимофеев В.П. Диалектный словарь личности. –Шадринск, 1971;
    Лютикова В.Д. Словарь диалектной личности. –Тюмень, 2000; Иванцо-
    ва Е.В. Феномен диалектной языковой личности. –Томск, 2002.

Э. В. Будаев, А. П. Чудинов
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ
    В последние десятилетия наиболее перспективные научные направле-
ния чаще всего возникают в зоне соприкосновения различных областей
знания. Одним из таких направлений стала политическая лингвистика, но-
                                                                       89


вая для России наука, возникшая на пересечении лингвистики с политоло-
гией и учитывающая также достижения этнологии, социальной психоло-
гии, социологии и других гуманитарных наук. Необходимость возникнове-
ния и развития нового научного направления определяется возрастающим
интересом общества к условиям и механизмам политической коммуника-
ции [1, 2, 3, 4, 5].
    Политическая лингвистика тесно связана с другими лингвистическими
направлениями – с социолингвистикой, занимающейся проблемами взаи-
модействия языка и общества, с функциональной стилистикой и особенно с
исследованиями публицистического стиля, с классической и современной
риторикой, с когнитивной лингвистикой и лингвистикой текста.
    Для политической лингвистики в полной мере характерны такие черты
современного языкознания, как мультидисциплинарость (использование
методологий различных наук), антропоцентризм (человек, языковая лич-
ность становится точкой отсчета для исследования языковых явлений),
экспансионизм (тенденция к расширению области лингвистических изы-
сканий), функционализм (изучение языка в действии, в дискурсе, при реа-
лизации им своих функций) и экспланаторность (стремление не просто
описать факты, но и дать им объяснение).
    Политическая лингвистика тесно связана и с науками, изучающими
индивидуальное, социумное и национальное сознание – с социальной пси-
хологией, культурологией, социологией, политологией, этнографией.
    Предмет исследования политической лингвистики - политическая ком-
муникация, то есть речевая деятельность, ориентированная на пропаганду
тех или иных идей, эмоциональное воздействие на граждан страны и побу-
ждение их к политическим действиям, для выработки общественного со-
гласия, принятия и обоснования социально-политических решений в усло-
виях множественности точек зрения в обществе. Каждый человек, который
хотя бы изредка читает газеты, включает радио или телевизор, становится
адресатом политической коммуникации. Когда этот человек идет на выбо-
ры, он участвует в политической жизни и делает это не без влияния субъек-
тов политической коммуникации. При таком подходе к сфере интересов
политической лингвистики относится не только передача политической
информации, но и все, что связано с восприятием и оценкой политической
реальности в процессе коммуникативной деятельности.
    Главная функция политической коммуникации – борьба за политиче-
скую власть на основе использования коммуникативной деятельности: по-
литическая коммуникация призвана оказать прямое или косвенное влияние
на распределение власти (путем выборов, назначений, создание общест-
венного мнения и др.) и ее использование (принятие законов, издание ука-
зов, постановлений и др.). Политический коммуникация отражает сущест-
вующую политическую реальность, изменяется вместе с ней и участвует в
ее преобразовании.

                                                                     90



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика