Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Лесные трансформации (XV-XXI вв.): Монография

Голосов: 0

Особенности трансформаций в лесной отрасли с XV века по настоящее время приведены во взаимосвязи с изменениями политической и экономической ситуации в России. Экскурс в древние времена, в дореволюционные и послереволюционные годы, довоенные и послевоенные годы, доперестроечные и послеперестроечные годы в работе завершается настоящим временем и перспективами развития отрасли. Наряду с лесозаготовками приведены необходимые сведения о трансформациях в лесной промышленности и в лесном хозяйстве страны в целом. Рассмотрены особенности государственного влияния на лесопромышленный комплекс при административно-хозяйственной системе и в настоящее время при становлении в стране рыночных отношений. Показано также влияние глобализации на отраслевые трансформации и на современную роль лесозаготовок в лесном комплексе страны.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                     61

ности «Карелдрев». В первой пятилетке в стране было пущено 52 новых
лесопильных завода и 5 отдельных лесопильных цехов со 170 лесо-
пильными рамами, годовая проектная мощность – 5 млн. м3 пиломате-
риалов при средней производительности одной рамы около 30 тыс. м3.
В их числе 19 крупных лесозаводов Наркомлеса со 112 лесорамами,
в т. ч. действующие и в семидесятых годах заводы в Архангельске, на
Печоре, Мезени, Онеге, на Волге, в Тавде и Сибири [99]. Основное обо-
рудование новых лесозаводов было импортным, но уже был начат вы-
пуск отечественной лесопильной рамы РЛБ-75.
    Развивалась и целлюлозно-бумажная промышленность, например, в
1936 г. Постановлением Совета Народных Комиссаров было принято
решение о строительстве Сегежского лесобумкомбината (в настоящее
время ОАО «Сегежский ЦБК») для выработки сульфатной целлюлозы,
крафт и оберточной бумаги, бумажных мешков, а из отходов основного
производства − скипидара, технического спирта, уксусной кислоты,
канифольного мыла, другой продукции. Предпосылками для принятия
этого постановления было строительство Беломорско-Балтийского ка-
нала, которое создало условия для быстрого развития экономики Выго-
зерского края (огромные запасы древесины и удобные водные пути для
ее транспортировки). В 1939 году на новом предприятии была получена
первая технологическая целлюлоза и подана на бумагоделательную
машину, с которой сняли первый тамбур бумаги. Из нее швеи сшили
первые сегежские мешки. В Кондопоге на базе бумажной фабрики и
целлюлозного завода был создан Кондопожский целлюлозно-бумажный
комбинат (ныне ОАО «Кондопога»). После зимней войны на террито-
рию Карелии отошли бумажная фабрика в Ляскеля, бумажная фабрика
и сульфитный завод в Харлу, сульфатно-целлюлозный завод в Питкя-
ранте, катонная фабрика в Суоярви.
    К началу Великой Отечественной войны лесная промышленность
представляла собой самостоятельную отрасль народного хозяйства.
Шло создание предприятий, направленных на глубокую переработку
древесных ресурсов, создание новых рабочих мест, выработку конку-
рентоспособных на мировом рынке лесопродукции, строительство но-
вых городов и поселков, развитие инфраструктуры лесопромышленных
регионов. В итоге в предвоенные годы была подготовлена стартовая
площадка для начала перевооружения отрасли, которую на долгие годы
сдвинули война и ее последствия.


                                 62

   7. ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЕ В ГОДЫ ВОЙНЫ
      (1941-1945 гг.)

   Общая ситуация в стране. Во Второй мировой войне страна
понесла колоссальные людские и материальные потери, отра-
зившиеся на промышленности, транспорте, связи и др. отраслях.
Но уже в период войны в 1943 г. с началом освобождения захва-
ченных территорий Правительство СССР приняло постановление
«О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах,
освобожденных от немецкой оккупации». Уже к концу 1943 г. в
освобожденных районах России было восстановлено и построе-
но 3,6 млн. м2 жилой площади и 266 тыс. домов в сельской мест-
ности. Совместные усилия воинов и тружеников тыла обеспечили
победу советского народа во Второй мировой войне, за годы ко-
торой возросли международный авторитет и роль СССР на ми-
ровой арене, ее военное могущество.
   Роль леса, его незаменимость ярко проявились в годы Великой Оте-
чественной войны. Древесина (круглая, пиленая, привозная или заго-
товленная на месте) была основным материалом при строительстве
оборонительных сооружений, переправ, блиндажей, землянок в три
наката. На оккупированной части территории многие, оставшиеся в
тылу врага, нашли приют в лесах. Брянские, смоленские, белорусские
леса надежно укрыли их и помогли бороться с захватчиками [29].
   Леса центральной части европейской России с начала Великой Оте-
чественной войны стали главным источником топлива для страны, от-
резанной от основных поставщиков топлива – Донбасса и Подмосков-
ного угольного бассейнов, Каспийской нефти и нефтеперерабатываю-
щих заводов (добыча угля и нефти была восстановлена только после
войны). Дрова были нужны промышленности, транспорту, городам и
селам и, в первую очередь, Москве и Ленинграду. Госкомитетом обо-
роны СССР 22.12.1942 г. на заготовку дров было мобилизовано сель-
ское и городское население, включая тысячи женщин, девушек, подро-
стков, ранее не державших в руках пил и топоров. Благодаря им за годы
войны в Москву было поставлено 60 млн. м3 дров и деловой древесины,
в Ленинград – 10 млн. м3. В настоящее время казусом кажется фраза из
выступления на заседании Вологодского обкома партии (1939 г.): «Об-
ращает внимание, что очень мало внедрен женский труд в лесное хо-
зяйство... Разве перевелись у нас женщины, о которых говорил Некра-
сов в своих стихах? Задача – найти этих женщин, научить стахановской
работе...». В этом направлении велись активные практические действия.


                                   63

На лесозаготовительных предприятиях Коми АССР женщины состав-
ляли в 1939 г. – 27,5 %, в 1941 г. – 34,5 %, в 1945 г. – 76,5 %. До войны
на лесозаготовках Карелии численность женщин не превышала 25 % от
общего числа работавших, а в 1942 г. возросла до 50-60 %. На предпри-
ятиях треста «Вологдалес» среди рабочих численность женщин увели-
чилась с 49 % в 1943 г. до 61 % в 1945 г. [8]. В Карелии ученица Петра
Готчиева Анна Фомина перевыполняла нормы выработки в 2-3 раза.
     Труженики леса работали без выходных, по 10-12 часов в день, вы-
полняя и перевыполняя задания [71].
     В годы войны многие металлургические заводы перешли на исполь-
зование древесного угля вместо кокса, железные дороги – на дрова, ав-
томобили – на древесное газогенераторное топливо. Много древесины
использовали для сооружения землянок, дотов, понтонных переправ,
теплушек, изготовления кузовов и автомобильных прицепов, лыж для
перемещения и перевозки боевых орудий, восстановления разрушенных
зданий, предприятий, тары для боеприпасов, бомб, противогазов, пище-
вых продуктов, производства авиационной фанеры в самолетостроении,
водостойкой фанеры и древесных пластиков для судостроения, аккуму-
ляторного шпона и др. Для нужд обороны и народного хозяйства СССР
требовалось много пиломатериалов, шпал, фанеры, тары, различных
спецсортиментов. Восстановление разрушенных шахт Донбасса и Под-
московного бассейна требовало много рудстойки.
     Описывая перечень областей военного применения древесины,
проф. М, Е. Ткаченко писал: «При разгроме немецко-фашистских войск
под Москвой лыжные отряды сыграли весьма заметную роль, а лыжи
для нашей Красной армии изготовляются из уральской березы. Из ело-
вой древесины получают целлюлозу. Целлюлоза же является одним из
видов сырья для изготовления взрывчатых веществ. Из еловой древеси-
ны вырабатывают нитроглицерин, а из нитроглицерина – динамит.
....Парашюты выделываются не только из настоящего шелка, но и из
шелка, изготовленного из еловой древесины. Из материалов целлюлоз-
но-бумажных фабрик вырабатывают гильзы для патронов и вату...Без
металла современная война невозможна. Но в настоящее время металл
для обороны получают на Урале с помощью древесины. Чтобы вырабо-
тать одну тонну чугуна, надо затратить 5 м3 березовых дров» [64].
     В годы Великой Отечественной войны повсеместно проходили
«фронтовые» вахты (смены, декады, месячники), велись борьба за зва-
ние «комсомольско-молодежная фронтовая бригада», движение «двух-
сотников» и «трехсотников» (выполнение за сезон 200-300 дневных


                                 64

норм вместо установленных планом 100-120), соревнование за получе-
ние почетного звания «лучший рабочий» и т. д. [8].
   В тот период на вывозке леса оставались только газогенераторные
автомобили старых выпусков и газогенераторные тракторы СГ-60 и
СГ-65, что привело к резкому снижению выработки на машину. В итоге
гужевая вывозка достигла 80 %. Начиная с 1942 г. в ряде районов при-
менялась ручная вывозка леса на вагонетках с чугунными и деревянны-
ми колесами по круглолежневым и рельсовым (нередко однорельсовым
и однолежневым) дорогам на короткие расстояния.
   В начале войны лесопильная промышленность потеряла треть своих
мощностей в оккупированных районах, а нужно было производить пи-
ломатериалы для изготовления оборонных изделий. Производство так
называемой «спецукупорки» (деревянной тары для перевозки боепри-
пасов) было важным оборонным заказом. На ее производство пошло в
1942 г. около 17 % пиломатериалов, а в 1944 г. (несмотря на то, что на
фронтах был организован сбор и возврат ящиков) — 38,5 %. Для пере-
возки «спецукупорки» и пиломатериалов для ее изготовления за годы
войны потребовалось около 430 тыс. железнодорожных вагонов.
   В первые дни войны наркомат получил задание на изготовление де-
ревянных корпусов мин, телеграфных и телефонных шестов, верхних
строений мостовых перекрытий, лодок-волокуш, лыж и другой продук-
ции, выполненное с величайшим напряжением и в срок. В 1941 г., на-
пример, особенно остро встал вопрос с производством лыж, на зимнюю
кампанию 1941/42 г. потребовалось 3 млн. пар, а в Наркомлесе самая
крупная фабрика имела годовую мощность 600 тыс. пар. Вторая круп-
ная лыжная фабрика находилась в стадии эвакуации в восточные рай-
оны. Чтобы выполнить задание, были привлечены леспромхозы и лес-
хозы, местная промышленность и даже колхозы. Свою долю – 1 млн.
пар лыж — Наркомлес сдал в срок, перевыполнив задание 1941 г.
   Особое место в производстве спецпродукции заняли предприятия
Главспецдревпрома, изготовлявшие для нужд фронта наиболее слож-
ные изделия – аэросани, глиссеры, полуглиссеры, футляры для аккуму-
ляторных батарей и др. За годы войны было изготовлено более 3 тыс.
аэросаней и более тысячи глиссеров и полуглиссеров [29].
   Фанерная промышленность потеряла в первые месяцы войны около
60 % производственных мощностей, оказавшихся в районах временной
оккупации. Тем напряженнее были задачи предприятий в тылу, глав-
ными были поставки авиационной фанеры, древеснослоистых пласти-
ков, в т. ч. дельта-древесины для лонжеронов самолетов, шпона для
аккумуляторных батарей танков, самолетов, подлодок и др. техники,


                                 65

бакелизированной фанеры для изготовления понтонов и судов, корпу-
сов мин и др. Эти заказы выполняли в основном коллективы Усть-
Ижорского, Тавдинского, Тюменского, Муромского, Поволжского и
Черниковского фанерных предприятий.
    Уже в годы войны началась титаническая работа по восстановлению
разрушенных хозяйств в районах, освобожденных от оккупантов. В
связи с острой потребностью в древесине в числе первых в освобож-
денных районах начали работать лесозаготовительные предприятия. В
северо-западном районе создали новые тресты Смоленсклес, Новгород-
лес, Великолуклес и др. В Донбасс шел лес из Карелии, Прибалтики.
Древесину из бассейна реки Вычегды в районы Центра и Юга достав-
ляли по построенной в годы войны Северо-Печорской железной дороге.
    В 1943 г. в освобожденных районах РСФСР было восстановлено 17,
а на Украине 11 фабрично-заводских предприятий отрасли. Восстанав-
ливались предприятия Белоруссии, Ленинграда. Особое внимание уде-
лялось восстановлению домостроительных предприятий – Мозырского,
Речицкого, Гомельского, Парфинского и др. [29].
    В 1944 г. возобновили выпуск пиломатериалов заводы Наркоматов
леса БССР, УССР, Карельской АССР, прибалтийских республик. Одна-
ко разрушения были столь значительны, что довоенных мощностей на-
ши отрасли достигли много позднее.
    Вместе со всем народом героически трудились во имя Победы и со-
ветские ученые. Сложные задачи, поставленные войной, нужно было
решать быстро и безошибочно. Немало таких задач поставила война и
перед тружениками лесной науки. В творческом содружестве ученых и
инженеров производства была создана двуручная цепная электропила
ВАКОПП. Название пилы было образовано из начальных букв фамилий
ее авторов: Г. А. Вильке, Н. В. Александров, В. В. Куосман, А. И. Оси-
пов, П. П. Пациора, А. К. Плюснин. Основные параметры пилы
ВАКОПП: длина шины 50 см, мощность 1,3-1,6 кВт, частота тока 50 Гц,
напряжение 220 В, общий вес 20-24 кг. К концу войны ее изготовляли
до 40 тыс. шт. в год. С появлением на лесосеке электрифицированного
инструмента возникла необходимость в передвижных электростанциях
(ПЭС), обеспечивающих устойчивое электроснабжение. Для этого была
разработана газогенераторная ПЭС-12-50 мощностью 12 кВт. Позднее
были созданы более мощные ПЭС-60 и ПЭС-100.
    Электропилы ВАКОПП и передвижные электростанции положили
начало массовой электрификации лесосечных работ. С учетом опыта
освоения пил ВАКОПП были созданы электропилы повышенной часто-
ты. Их разработчикам – сотрудникам ЦНИИМЭ А. И. Осипову,


                                66

К. И. Вороницыну и А. К. Морееву, доценту МЛТИ П. П. Пациоре, ме-
ханику АЛТИ Н. Ф. Харламову, электропильщикам Н. Н. Кривцову и
А. П. Готчиеву были присвоены звания лауреатов Государственной
премии СССР [134].
   Еще не кончилась война, а ЛТА им. С. М. Кирова и ЦНИИМЭ со-
вместно с Кировским заводом в Ленинграде и Гипролесмашем начали
создавать специальную машину – рождался газогенераторный трактор
КТ-12, который работал на твердом древесном топливе. За его разра-
ботку и внедрение С. Ф. Орлову (ЛТА), А. В. Фролову (Гипролесмаш) и
Ж. Я. Котику (Кировский завод) была присуждена Государственная
премия СССР [134].
   Наиболее заметно последствия Великой Отечественной войны ска-
зались на лесах Волгоградской и Ростовской областей, Ставропольско-
го и Краснодарского края, Центрально-Черноземного района. Но уже в
1944 г. при Главлесоохране была создана Государственная инспекция
лесов, контролирующая ведение лесного хозяйства на всей территории
страны, была восстановлена деятельность Московского лесотехниче-
ского института, Ленинградской лесотехнической академии, Воронеж-
ского и Брянского лесохозяйственных институтов.
   Рассмотрим, как в годы войны трансформировалась деятельность
лесной отрасли Карелии, где было оккупировано две трети территории.
Неокупированная часть представляла менее развитую в экономическом
плане территорию республики. В годы войны из 46 лесозаготовитель-
ных и лесосплавных предприятий Наркомлеса Карелии 40 прекратили
деятельность [110]. В 1942 г. на лесозаготовках 70 % работающих были
женщины. По заданию Государственного Комитета Обороны Карелия
обеспечивала дровами – единственным видом топлива в тот период –
Кировскую железную дорогу, по которой снабжались войска Карель-
ского фронта. Карельский лес направляли на изготовление тысяч лыж
для фронта, автоматных лож, корпусов и ящиков для мин и артилле-
рийских снарядов [75].
   Уже в 1944 г. началось восстановление лесозаготовительной отрас-
ли. Распоряжением СНК СССР был разрешен ввоз в порядке реэвакуа-
ции 2500 семей бывших кадровых рабочих Наркомлеса КФ АССР, По-
становлением ЦК КП(Б) и СНК КФ ССР был разрешен набор постоян-
ных рабочих на лесозаготовки и лесосплав из числа мобилизованных. В
ноябре 1944 г. начали работать Пайский, Пяжиевосельгский, Деревян-
ский, Шуйско-Виданский, Кондопожский, Ведлозерский, Пряжинский,
Петровский и Ладвинский леспромхозы. В начале 1945 г. в лесозагото-
вительные предприятия в соответствии с решениями XI Пленума ЦК


                                  67

КП(б) КФССР было направлено 100 членов и кандидатов в члены
ВКП(б) и 200 комсомольцев [88].
    Рассмотрим и трансформации в этот период в лесном комплексе
Коми АССР. В связи с мобилизацией на фронт значительного количе-
ства работников леса многие важнейшие участки остались без лесозаго-
товителей. Большое значение в решении этой проблемы имели законо-
дательные и распорядительные акты центральных и местных органов
власти страны, включая, Указы Президиума Верховного Совета СССР
от 26.06.1941 г. «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в
военное время» и от 13.02.1942 г. «О мобилизации на период военного
времени трудоспособного городского населения для работы на произ-
водстве и строительстве»; приказ Народного комиссариата внутренних
дел Союза ССР от 08.12.1941 г. «О мероприятиях для повышения про-
изводительности труда заключенных», постановление бюро обкома
ВКП(б) и Совнаркома Коми АССР от 19.07.1941 г. «О подготовке тру-
довых резервов в ремесленных училищах в 1941 г.», Постановление
Совнаркома Коми АССР от 28.11.1941 г. «О размещении и использова-
нии эвакуированного населения из прифронтовой полосы» и др. Со-
гласно этим директивным указаниям на предприятиях лесной промыш-
ленности Коми АССР вводились сверхурочные работы (1-3 часа), отме-
нялись очередные и дополнительные отпуска. Значительное количество
новых рабочих рук получали промышленные предприятия и сплавные
организации за счет мобилизованных жителей республики. В 1942 г. в
лес было направлено около 10 тыс. чел., из них более 9,8 тыс. – из сель-
ской местности. За этот же год на сплаве работали 6,5 тыс. чел., из них
1,5 тыс. чел. – жители города Сыктывкара. В последующие годы число
мобилизованных на сезонные работы лесной промышленности практи-
чески сохранялось (в 1944 г. в лесную промышленность было мобили-
зовано 12714 чел. местных жителей) в значительной мере за счет нару-
шений существующего законодательства о мобилизации граждан на
промышленное производство и капитальное строительство [190].
    В докладной записке Госплана Коми АССР в ЦК ВКП(б) и Совета
народных комиссаров СССР «Об обеспечении народного хозяйства Ко-
ми АССР материально-техническими ресурсами и рабочей силой» (се-
редина 1944 г.) отмечалось, что «мобилизация сезонников за последние
годы проходила с прямым нарушением закона о мобилизации – выво-
дили в лес 14-летних подростков, стариков старше 55 лет, женщин
старше 50 лет и домашних хозяек с малолетними детьми и личным до-
машним скотом».


                               68

   Состав лесозаготовительных предприятий Коми АССР пополнило
трудоспособное эвакуированное население Карелии, Мурманской, Ле-
нинградской и других областей страны общей численностью 3,5 тыс.
чел. Они были размещены в основном в сельских районах Коми АССР.
В некоторых леспромхозах республики эвакуированные составляли
чуть ли не половину всех рабочих и служащих предприятий, например,
в Локчимском леспромхозе треста «Комилес».
   Важным источником пополнения состава работников лесного ком-
плекса Коми АССР явилась молодежь – выпускники школ ФЗО и ре-
месленных училищ. Всего на предприятия Наркомлеса СССР, функ-
ционировавшие на территории Коми АССР, в 1941-1945 гг. было на-
правлено свыше 2,1 тыс. молодых специалистов.
   Формы комплектования рабочих коллективов лесозаготовительных
предприятий Коми АССР в годы Великой Отечественной войны прак-
тически не отличались от довоенного периода. В состав работающих
лесного комплекса республики перед войной «влились» более 3 тыс.
граждан, депортированных из Литвы, Молдавской ССР и западных об-
ластей Белоруссии. Из некоторых районов Карело-Финской ССР в ав-
густе-сентябре 1941 г. в Коми АССР было направлено около 1,2 тыс.
немецких семей спецпереселенцев, а также часть репрессированных
немцев и финнов из Ленинградской области и более 18 тыс. советских
граждан немецкой национальности. В основном эти люди были направ-
лены в спецпоселки и заготовляли лес практически во всех районах
республики. На начало 1942 г. в Коми АССР насчитывалось около
50 тыс. спецпереселенцев и ссыльных, абсолютное большинство кото-
рых работали в ЛПК республики. (В это число не входили польские
граждане, в основном мужчины. Они с конца 1941 г. уходили добро-
вольцами в польские армии Андерса и Берлинга, которые начали фор-
мироваться на территории СССР после заключения советско-польского
договора от 30.07.1941 г. о взаимной помощи в войне против фашист-
ской Германии) [190].
   В последующие годы (вплоть до 1944 г.) крупных пополнений со-
става работников лесного комплекса Коми АССР не было, а с 1944 г.
начался новый этап депортации народов из многих регионов СССР. С
этого времени в республику стали поступать большие группы населе-
ния из Украины, Прибалтики, Молдавии и Белоруссии, а также немцы-
репатрианты и «власовцы» (так называли всех бывших советских воен-
нопленных, направленных на спецпоселение и ссылку). Общая числен-
ность спецпереселенцев и ссыльных на территории Коми АССР состав-
ляла в конце войны около 30 тыс. чел. (эту цифру косвенно подтвер-


                                 69

ждают сведения наркома внутренних дел Коми АССР Л. Буянова в док-
ладной записке на имя Л. Берия: «В исправительно-трудовых лагерях
НКВД СССР, расположенных на территории Коми АССР, содержатся
более 20 тыс. спецпоселенцев и 8 тыс. бывших заключенных, закреп-
ленных за лагерями (задержанных по директиве НКВД СССР и Проку-
ратуры СССР № 00185 от 29 апреля 1942 г.). Кроме этого, закреплены
за лагерями, как предприятиями оборонного значения 10 тыс. чел.» и
среди них новые переселенцы – это члены ОУН и УПА (организации
украинских националистов и украинской политической армии –
3172 чел., более 1,5 тыс. человек новой «волны» выселенцев – немцев и
др. Как и в прежние годы, основная часть высланных в республику бы-
ла размещена в спецпоселках и работала на предприятиях ЛПК (при-
мерно 5 тыс. чел. – сведения на начало 1945 г.) [190].
    Таким образом, формы комплектования рабочих коллективов лес-
ной промышленности Коми АССР не отличались разнообразием. Важ-
нейшая задача – закрепить эти кадры на производстве – решалась не-
удовлетворительно. В связи с призывом в Красную Армию большого
количества рабочих и служащих лесных поселков республики (в т. ч. и
бывших «кулаков») численность постоянных кадров значительно сни-
зилась – более чем на четверть (сведения за 1941-1945 гг.). По сравне-
нию с другими годами (с 1 января по 1 июля 1944 г.) численность по-
стоянных кадров на лесозаготовительных предприятиях Коми АССР
сократились на 8 тыс. чел. (63 %). На ее резкое снижение повлияла так-
же реэвакуация польских граждан (весной 1944 г. практически все
польские граждане были вывезены из Коми АССР в южные районы
страны). Именно поэтому потребность лесных предприятий республики
в кадрах удовлетворялась в значительной мере за счет сезонных работ-
ников – местных колхозников, которые направлялись как мобилизован-
ная рабочая сила.
    В конце войны привлечь дополнительную рабочую силу из состава
сельского населения республики представлялось уже невозможным, так
как это мешало развитию колхозного производства. Численность сезон-
ных работников на лесозаготовительных работах в Коми АССР посте-
пенно снижалась и на 01.01.1946 г. на предприятиях Наркомлеса СССР
работало всего 8,2 тыс. чел. против 8,9 тыс. чел. в 1941 г. [190].
    Особое место в составе работающих в лесном комплексе Коми
АССР в годы войны занимали заключенные, спецпереселенцы и ссыль-
ные. Численность людей подневольного труда постоянно менялась в ту
или иную сторону (на основании специальных решений Государствен-
ного Комитета Обороны (ГКО) и Указов Президиума Верховного Сове-


                                70

та СССР значительные группы заключенных и спецпереселенцев под-
падали под досрочное освобождение с дальнейшим призывом их в ряды
Красной Армии).
    Особенностью лагерных подразделений ГУЛАГа Коми АССР яви-
лось то, что все они для собственных нужд занимались лесозаготови-
тельными работами. Объемы вывозки древесины предприятиями этой
системы превышали объемы заготовки леса специализированных орга-
низаций (тоже союзного подчинения) республики. С ростом численно-
сти работающих в этой отрасли увеличивались объемы заготавливае-
мой древесины и, наоборот, наблюдалось уменьшение занятых в лес-
ных поселках и лагерях – снижение объемов вывозки леса в республи-
ке. Влияние на производственные процессы таких факторов, как меха-
низация труда, изменения в его организации, слабо прослеживалось на
итогах деятельности трудовых коллективов. За 1941-1945 гг. матери-
ально-техническая база лесного комплекса Коми АССР ухудшилась.
    Значительное количество лесовозных автомашин и лошадей было
отправлено на фронт (в 1942 г. по сравнению с 1941 г. примерно на
треть уменьшилось число автомобилей). Из-за отсутствия запасных
частей и механизмов значительная часть техники не использовалась.
Наполовину сократился объем вывозки древесины тракторным парком
и автомашинами, а в целом доля механизированной вывозки в общем
объеме сократилась примерно в два раза. Механизированный транспорт
основных лесозаготовительных трестов Коми АССР за 1944-1945 гг.
работал еще в худших условиях. В 1946 г. объем древесины, вывезен-
ной механизированным транспортом основных лесозаготовительных
организаций республики, составил всего 609 тыс. м3 (16 % от общего
объема вывозки). О механизации других видов работ в данной отрасли
хозяйства Коми АССР не приходится говорить. Вот как об этом сооб-
щается в материалах, выявленных в Национальном архиве Республики
Коми: «механизация таких трудоемких процессов, как рубка, погрузка,
разгрузка не проводится совсем» [190].
    В организации лесосечных работ, особенно в спецпереселенческих
поселках, имелось много недостатков. Бригадная организация труда
была распространена слабо, в основном рабочие-спецпереселенцы тру-
дились отдельными звеньями. Среди сезонников – местных колхозни-
ков бригадные формы труда были организованы лучше. Многие кол-
лективы достигали высоких результатов, активно участвовали в раз-
личных акциях, направленных на интенсификацию производственных
процессов: в проведении фронтовых месячников, декад, смен, прини-
мали участие во всесоюзном социалистическом соревновании предпри-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика