Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Философия Чехова: Материалы Международной научной конференции

Голосов: 2

В сборник включены материалы конференции, проведенной при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (номер гранта 06-04-14033). В центре внимания находятся проблемы художественного гнозиса А.П. Чехова (гносеология, онтология пространства и времени, вера, антропология, интертекстуальность). Электронная версия издания размещена на сайте факультета филологии и журналистики ИГУ (<a href="http://www.slovo.isu.ru" target="_blank">www.slovo.isu.ru</a>).

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
         Одним из признаков психически нездорового человека
может быть астеническое телосложение. Чехов передает эту
характеристику средствами беллетристическими, с помощью
фамилии Кузьмы – Шкворень. По Далю, слово «шкворень
южнорусского происхождения и обозначает “болт, штырь,
сердечник, курок, стержень”» [2; 625]. Ср. в рассказе –
«длинноногий мужик лет 30-ти» [6; 118]. Скорее всего,
Шкворень – это кличка, ставшая фамилией.
     С. В. Максимов, размышляя о судьбе двух «пустосвя-
тов», оказался не способен подняться до глубокого обобще-
ния рассматриваемого им явления, остался в рамках очерко-
вой фактографии. Лесевич в научно-популярной статье по
условиям жанра не дает конкретных примеров, не иллюстри-
рует медицинские выкладки образцами. Чехов, в известной
степени, преодолевает ограниченность обоих авторов. Худо-
жественный дискурс оказывается способен к объединению и
синтезированию, казалось бы, разнородного материла. Для
образа Кузьмы Шквореня Чехов находит как научное обос-
нование, так и параллель из реальной жизни, так сказать,
персонифицированное воплощение того, о чем пишет
В.Лесевич. Беллетристика своими средствами передает то, о
чем говорит публицистика и наука. У изящной словесности
своя сфера изображения, которая находится на границах, на
межах с другими типами дискурсов. «Встреча» позволяет по-
казать, как автор рассказа вступает в неявный диалог с авто-
рами других жанров, использующих другие типы дискурсов.
В дальнейшем приобретенный опыт по интериоризации и
«переводу» очеркового и научного материала Чехов будет
использовать и в других своих произведениях, в частности в
«Скучной истории».

                           Примечания

      1. Гоголь Н. В. Собрание сочинений: в 7 т. / Н. В. Го-
голь. – М., 1966. – Т. 1.
      2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского
языка / В. И. Даль. – Репр. изд. 1882. – Т. 4.
      3. Катаев В. Б. Литературные связи Чехова / В. Б. Ката-
ев. – М., 1989.
                             121


     4. Лесевич В. Экскурсии в область психиатрии. 1. О
психическом вырождении // Русская мысль. – 1887. – № 2
(вторая пагинация).
     5. Максимов С. Два пустосвята (Из воспоминаний) //
Русская мысль. – 1887. – № 2.
     6. Чудаков А. П. Мир Чехова / А. П. Чудаков. – М.,
1986.



                                 Оляшек Б. (Лодзь, Польша)

              ЧЕХОВ И ПОЗИТИВИЗМ:
          ФИЛОСОФИЯ ГЕРОЕВ «МАЛЫХ ДЕЛ»

      Традиционно позитивизм понимается как направление
философии, отождествляемое с О. Контом и учением его по-
следователей, а также как методология, опирающаяся на
опыт и индукцию [1]. В настоящей статье позитивизм пони-
мается в расширенном смысле, как «единое громадное поле
под эгидой позитивизма, которое взаимодействовало и с нау-
кой, и с философией, и с искусством, и с обыденным созна-
нием» [1]. Позитивизм можно также понимать как программу
практических действий, направленную на ускорение темпов
общественного развития [3].
      Усвоение идей позитивизма как ориентации на практи-
ческое действие имело решающее значение для разработки
программы «малых дел», получившей начиная с середины
80-х годов широкое распространение в России. Основные по-
ложения теории «малых дел» сводились к следующим посту-
латам: «Это – прежде всего отказ от мысли поднять народ на
революцию или осуществить ее силами одной интеллиген-
ции; провозглашение необходимости неотложной помощи
народу со стороны интеллигенции и правительства; пропа-
ганда общинных и артельных форм хозяйствования; призыв к
нравственному усовершенствованию интеллигенции; отказ
от уныния и разочарования, охвативших значительные слои
интеллигенции в период политических репрессий правитель-
ства; призыв к культурной работе «засучив рукава» [5].
                           122


     Программа «малых дел» получила название «культур-
ничества», или «неделизма», и как таковая была связана с ли-
беральным течением народнической мысли [6].
     Вопрос о значении «малых дел» обнаружил свою акту-
альность в период журнальных полемик, связанных с разны-
ми представлениями о путях развития России со стороны ра-
дикальных и пролиберальных народников и в ситуации голо-
да 1891–1892 гг. Суть полемики была связана с оценкой
«приземленности» идеалов вступающего на общественную
сцену поколения восьмидесятников. Участвующие в дискус-
сиях публицисты ожидали от писателей идейного содержа-
ния произведений и ясно выраженной гражданской позиции.
Исходя из этого Михайловский упрекал за безыдейность
А. П. Чехова. Вопрос идейности автора «Пестрых рассказов»
беспокоил и многих других критиков. Между тем Чехов сво-
им писательством не просто «вышел гулять в жизнь», как
выразился Р. Дистерло, или изображал жизнь с «холодной
кровью», как считал Н. Михайловский, но во многих произ-
ведениях («Кошмар» (1886), «Скука жизни» (1886), «Жена»
(1892), «Моя жизнь» (1896), «Дом с мезонином» (1896), «В
родном углу» (1897), «На подводе» (1897), «Иванов» (1889),
«Дядя Ваня» (1897), «Три сестры» (1900) создал героев, со-
вершавших не подвиги, но решавших прозаические задачи.
     В разработке философии поведения участников «малых
дел» раскрывается отношение Чехова к позитивизму широ-
ком значении. В вышеназванных произведениях на первый
план выдвигается решение прозаических задач народного об-
разования, медицинской службы, совершенствования работы
местной администрации, помощи пострадавшим в чрезвы-
чайных стихийных бедствиях. Думается, что замечаемая в
творчестве Чехова «дробность жизни» связана именно со
стремлением автора отметить историческое значение повсе-
дневных действий человека.
     В разработке темы «малых дел» Чехов выявил жизнен-
ные установки, мотивировку, подготовку и результаты тру-
дов участников «малых дел». Этими участниками являлись
самые разные по социальному статусу люди: дворяне, зем-
ские врачи, уездные чиновники, деревенские священники,
учительницы; всех их объединяло желание трудиться не
                            123


только ради личного интереса, но и для блага ближайшего
окружения. Они действовали в провинции, в деревнях, но не
были кающимися дворянами. Одни из них были коренными
жителями деревни, другие же оказались в деревне по самым
разным, в том числе личным, причинам. Для определения их
идейной идентичности необходимо выявить их жизненные
установки.
     В рассказах, написанных во второй половине 1880-х гг.,
стремления героев, в первую очередь, были направлены на
нравственное самосовершенствование, а общественная дея-
тельность, которой они занимались, являлась средством дос-
тижения цели. Героиня рассказа «Скука жизни» Анна Ми-
хайловна Лебедева жила «как все» и изменила привычный
образ жизни не по идейным соображениям (следуя призыву
идти в народ), а под влиянием личного несчастья (смерть
единственной дочери). Она начала свое обновление «по-
толстовски». Оказавшись в своем имении, занялась лечением
крестьян. Это произошло случайно (ей, за отсутствием врача,
пришлось оказать первую помощь повару, который обжег
кипятком обе ноги). Удачный случай излечения человека по-
мог героине найти терапевтическое занятие для исстрадавше-
гося сердца и позволил ей оправиться после личного несча-
стья. С большой дозой иронии автор изобразил действия ге-
роини, которая, окрыленная медицинским успехом, выписала
аптечку, несколько книг и газету «Врач» и стала лечить кре-
стьян. Ее помощь приходилась кстати. У нее постоянно уве-
личивалось количество пациентов. Таким образом, случайно
она оказалась «работницей» на ниве «малых дел».
     Столь же случайно «малыми делами» увлеклась героиня
рассказа «Жена» Наталья Гавриловна. Как можно догадаться
по мночисленным намекам автора, она занялась обществен-
ной деятельностью в пользу крестьян, чтобы таким образом
чем-то заполнить пустоту неудачной супружеской жизни.
Организуя помощь голодающим, она руководствовалась по-
рывами сердца, гуманным сочувствием и была против того,
чтобы примешивать к делу помощи какие-либо идеи. Помо-
гая голодающим, она наполнила свою жизнь смыслом и за-
одно собрала вокруг себя людей, которые своей гуманностью

                            124


и бескорыстием компенсировали ей эмоциональную черст-
вость мужа.
     В рассказах, написанных во второй половине 1890-х гг.,
Чехов уже меньше иронизировал по поводу «малых дел» и
стал мотивировать занятия героев идейными побуждениями,
что могло быть вызвано опытом мелиховской жизни и попу-
лярностью программы «малых дел» в современной ему пуб-
лицистике. Героиня рассказа «Моя жизнь» действовала под
влиянием толстовских призывов к опрощению, но скоро к
ним охладела. Мария Викторовна занялась строительством
школы для крестьян и стала ее попечительницей из-за скуки,
только потому, что новая роль казалась ей интересной. Она в
своем желании жить в деревне и для деревни руководствова-
лась, скорее, любопытством, чем какими-нибудь другими по-
буждениями.
     Героиня рассказа «Дом с мезонином» действовала под
влиянием идейных соображений и руководствовалась в своем
поведении убежденностью в необходимости распространять
просвещение и гигиену. Она видела необходимость сплоче-
ния всех местных сил вокруг задачи организовать медпунк-
ты, больницы, заботиться об элементарной гигиене. Ее дей-
ствия соответствовали программе «неделистов», призывав-
ших интеллигенцию к работе для блага своей маленькой ро-
дины. Лида Волчанинова организовала в своей усадьбе шко-
лу для крестьянских детей и стала работать в ней учительни-
цей. Она участвовала в комитетах помощи нуждающимся,
уговаривала помещиков участвовать в работе земства, боро-
лась с самоуправством Балагина, председателя управы, лечи-
ла мужиков и раздавала книжки. Лиде удалось собрать во-
круг себя единомышленников и на земских выборах нейтра-
лизовать председателя управы, который, как можно дога-
даться, мешал успешному разрешению разнообразных мест-
ных проблем. Она на практике осуществила лозунг служения
идее «малых дел».
     В целом, в рассказах рубежа 1880–90-х годов в решени-
ях героинь заняться «малыми делами» преобладали случай-
ные причины, однако в произведениях, созданных во второй
половине 1890-х годов, герои действовали под влиянием ат-
мосферы эпохи. Увлечение общественными задачами было у
                            125


них результатом юношеской восприимчивости адресованных
к интеллигенции идейных призывов, переродившихся в
идейную экзальтацию народнических публицистов.
     Все рассматриваемые рассказы построены на оппози-
ции: герою-энтузиасту «малых дел» противопоставлен герой-
скептик. Функция последнего сводилась к тому, чтобы пока-
зать ущербность самой идеи «малых дел» и трудность ее
практического осуществления. Таким образом, повествова-
тель занимал нейтральную позицию и с автора снимались об-
винения в идейной тенденциозности.
     Оппонентом Анны Михайловны («Скука жизни») явля-
ется ее муж, сломленный, как и она, смертью дочери. Наблю-
дая деятельность своей жены, ее успех в роли врача для кре-
стьян, он стал охлаждать ее энтузиазм, убеждая, что непро-
фессиональное лечение приносит больше вреда, чем пользы.
Муж считал, что задача состоит в том, чтобы больные попали
к «настоящему» врачу. Таким образом, он оспаривает смысл
«малых дел» в исполнении случайных лиц.
     В рассказе «Жена» скептиком в вопросе осуществимо-
сти «малых дел» силами неподготовленных к этому лиц ока-
зался муж Натальи Гавриловны – Асорин, столичный санов-
ник и ученый. Несмотря на успех жены, которой удалось со-
брать вокруг себя целый комитет желающих помочь голо-
дающим и собрать большие средства на помощь для них, он
упрекал ее в том, что в этом деле она действует стихийно, в
порыве сердца и на основе энтузиазма, не ведет никакой бух-
галтерии, всем доверяет и т.д. Муж предупредил жену об
опасности злоупотреблений со стороны непроверенных по-
мощников, о потенциальной юридической ответственности, и
в этом отношении нельзя отказать ему в разумности предос-
тережений и советов, за которыми стоит жизненный опыт.
Автор показал, насколько сложной являлась задача организа-
ции помощи голодающим. Подход героя к ее осуществлению
был не столько гуманным, сколько теоретическим, деловым.
Он планировал создать местный комитет, распределить зада-
чи между его членами, каждый из которых должен был нести
ответственность за свой участок работы. Однако, зная по
опыту русскую необязательность, он не нашел достаточно
надежных лиц, которым можно было поручить выполнение
                            126


намеченных дел. Он действовал не из сочувствия к голодаю-
щим, а из чувства ответственности развитого человека, по-
нимающего общественное значение проблемы.
     Асорин прагматичен, но вместе с тем сух и черств. На-
талья Гавриловна легкомысленна, но гуманна и по-челове-
чески обаятельна. В рассказе противопоставлены два стиля
поведения: рационально-прагматический и эмоционально-
чувственный. Спор о преимуществе одного из них нашел
свое продолжение в микросюжетах, изображающих поведе-
ние в сложившейся ситуации героев второго плана: помещи-
ка Брагина и доктора Соболя. Их подход к делу организации
помощи выявляет более глубокую и важную проблему спо-
собов решения русских вопросов. С одной стороны, строго
запланированное действие, с другой – порыв, вызванный че-
ловеческим сочувствием. Можно продолжить эту философию
мышления в следующем направлении: с одной стороны, со-
временная техническая мысль – мосты и железные дороги,
которые строит инженер, с другой – рукодельное творчество,
деревянная мебель «с душой», которую создает народный
мастер. В продолжение данного противопоставления, с одной
стороны, законность (по мнению Асорина, за кражу должны
суду подвергаться все, без деления на бедных и богатых, сы-
тых и голодных), с другой – нравственная мера в оценке по-
ступков (по мнению Брагина, пойманных разбойников и во-
ров надо накормить и отпустить на свободу). Рассуждения о
способах организации помощи голодающим переходят в рас-
сказе на уровень исторических и философских обобщений.
Деятельность Асорина – творца мостов и железных дорог –
освещается как реализация планов временных, связанных с
представлениями о конечности существования человека и
окружающих его вещей. Деятельность талантливого народ-
ного мастера воспринимается как нечто вечное, вызванное
мыслью о бессмертии человека.
     Позиция автора в решении вопроса о том, что важнее:
временные задачи или вечные идеи, – неоднозначна. Она, на
наш взгляд, выражена в высказывании простоватого, но
твердо ступающего по земле доктора Соболя, который, хотя
и преклонялся перед благотворительной деятельностью На-
тальи Гавриловны, но был уверен, что отношение интелли-
                            127


генции к народу должно быть деловым, основанным на рас-
чете, знании и справедливости.
      В повести «Моя жизнь» обсуждение целесообразности
«малых дел» происходит в контексте толстовских идей оп-
рощения. Увлеченная ими, героиня не была подготовлена к
тому, чтобы вынести тяжесть деревенской жизни. Занявшись
строительством земской школы, она столкнулась не пона-
слышке с отрицательными свойствами мужиков, для детей
которых и была предназначена школа. Крестьяне отказыва-
лись делать то, к чему раньше обязывались, повышали цены,
работали некачественно. Из-за этого Мария Викторовна
Должикова быстро разочаровалась в своей идейной затее
жить не «по-буржуазному» и делать что-то для общего блага,
вернулась к прежнему праздному образу жизни вечной арти-
стки. Муж не пытался спорить с ней, но, следуя по избран-
ному пути, продолжал делать свое дело. Симпатия автора яв-
но на его стороне. Отношение автора к участию героев в
«малых делах» выражено в объективном факте: несмотря на
то что основатели школы разъехались, школа осталась, и
можно надеяться, что она стала центром распространения
культуры в дикой деревенской среде.
      В рассказе «Дом с мезонином» также слышно эхо тол-
стовских возражений против «малых дел». Их выразителем
являлся рассказчик художник – идейный противник Лиды по
этому вопросу. С точки зрения рассказчика художника для
повышения культурного уровня жизни народа необходимо
его освобождение от изнурительного и продолжительного
физического труда, предоставление ему свободного времени
для духовной деятельности. «Не грамотность нужна, а свобо-
да для широкого проявления духовных способностей. Нужны
не школы, а университеты» (С., 7, 186). В словах художника
слышно эхо толстовских мыслей о народном просвещении,
интеллигентском и крестьянском труде. Для чеховского ге-
роя окончательной целью прогресса являлось духовное раз-
витие человека, которое не обусловлено, как это представля-
ли себе позитивисты, ростом материального уровня жизни.
По мнению художника, удовлетворение материальных по-
требностей (цивилизационный прогресс) не ведет к духовно-
му развитию: «...человек по-прежнему остается самым хищ-
                            128


ным и самым нечистоплотным животным». Можно предпо-
ложить, что художник верил: облагораживающее влияние на
человека способно оказать только искусство.
     Мнение, что народу нужно не элементарное, а солидное
и всестороннее образование, присуще самому Чехову. В 1896
году писатель, как предводитель дворянства по школьному
делу, объездил 56 школ и пришел к выводу, сходному выска-
зыванию его героя: «...по-настоящему, нужны не школы с
полуголодным учителем и не аптечки, а народные универси-
теты» [4], но, несмотря на такие выводы, Чехов построил три
школы в Мелиховской округе.
     В художественном изображении вопроса раскрыта вся
его сложность. Между художником и Лидой не произошло
сближения мнений на тему значения прозаических действий
человека. Большинство исследователей этого рассказа счи-
тают, что симпатия автора в этом споре находится на стороне
художника (С., 9, 490–496). Нам кажется, что такое представ-
ление может возникнуть исключительно на основании лич-
ных качеств героини, которая, подобно героине рассказа
«Жена», фанатично увлечена культуртрегерской работой, что
мешает ей видеть жизнь в ее разнообразии. Увлеченность
Лиды раскритиковала ее мать: «Школа, аптечки, книжки –
все это хорошо, но зачем крайности?» (C., 7, 181). Мы счита-
ем, что позиция автора в споре героев нейтральна, но смысл
финала рассказа позволяет видеть в нем отражение положи-
тельного отношения автора к идее «малых дел». Лида дости-
гает незначительных успехов, художник не достигает ничего
и живет лишь воспоминаниями прошлого. Он погружен в
прошлое, Лида устремлена в будущее. Будущее связано с ре-
зультатами деятельности тех людей, которые хоть что-то де-
лают. Наше прочтение финала не утверждает, что Чехов пол-
ностью одобряет призывы «неделистов». Писатель разобла-
чил лицемерие притворяющихся общественников. Например,
героиня рассказа «В родном углу» увидела все лицемерие
местной власти: с одной стороны, призывающей учить му-
жицких детей, с другой – плохо оплачивающей труд учите-
лей, с одной стороны призывающей лечить мужиков, с дру-
гой – разрешающей торговать водкой, способствующей алко-
голизму и болезням. Она не разделила восторга местных дам
                            129


в отношении поступка доктора Нещапова, который устроил
при заводе школу, потому, что он построил ее не на свои
средства, а использовал старый заводской камень. Однако ге-
роиня не вступила в борьбу с обнаруженным ею всеобщим
лицемерием, но сама приобщилась к этому лицемерию. Она
не по любви вышла замуж за доктора Нещапова и примири-
лась с тем, что «будет заниматься хозяйством, лечить, учить,
будет делать все, что делают другие женщины ее круга» (С.,
9, 324).
     Устремлениям «друзей народа», призывающих к гуман-
ности, Чехов противопоставил поведенческие принципы
восьмидесятников, которые, одобряя гуманные идеалы
предшественников, обогащали их такими либеральными
принципами, как соблюдение закона во всех сферах жизни и
организация разумной деятельности, направленной на дос-
тижение конкретных результатов. Изображенное в рассказах
восприятие русской действительности как такой, в которой
нет логики, и ожидание разумной организующей идеи за-
ставляет вспомнить принципы позитивистского прагматизма.
Свободное от исторических иллюзий, поколение восьмиде-
сятников жило в ожидании правового порядка как основы
жизни, и именно такой порядок мыслился основой позитиви-
стской модели мира.
     Чехов смыслом своих произведений утверждал, что для
того, чтобы жизнь стала культурнее, надо не только «из дур-
ной дороги сделать хорошую», отремонтировать школы,
обогреть их зимой, привлечь к делу лучших, образованных и
понимающих общественные нужды людей, но и необходимо
позаботиться о «логике жизни», отсутствие которой отмечал
герой рассказа «Жена» доктор Соболь. Эта «логика» –
разумная политика государства как основа общественной
жизни. Стихийные порывы лучших представителей интелли-
генции должны ее не заменять, но дополнять.
     Философия «малых дел» была в обстановке 1880-х го-
дов выражением активной гражданской позиции. Ценность
общественного значения «малых дел» безымянных учителей,
врачей повышалась тем, что эти дела оказались не «мираж-
ными», а «действительными», полезными для местного насе-
ления. В соответствии с задачами, которые ставил перед ли-
                            130



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика