Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Южный фланг СНГ. Центральная Азия-Каспий-Кавказ: возможности и вызовы для России: Монография

Голосов: 7

Предлагаемая книга представляет собой коллективную работу с единой логической структурой. Работа охватывает период с 1991 г. по 2002 г., её авторы анализируют тенденции и процессы, протекающие на южном фланге СНГ. При выработке структуры книги редакторы исходили из задачи комплексного рассмотрения ситуации в этих регионах, которые заново ищут модель своего развития и место в системе международных отношений. Помимо рассмотрения собственно внутренних процессов развития Центральной Азии и Закавказья, анализа этно-конфессиональной и социально-экономической ситуации в регионах, особое внимание было обращено на их взаимодействие с международной средой. Коллектив авторов состоит из профессоров и преподавателей МГИМО (У) МИД России, представляющих кафедры - международных отношений и внешней политики, востоковедения, международного права, мировой культуры, индоиранских языков, мировых политических процессов, мировой экономике. Настоящее издание может быть рекомендовано широкому кругу читателей, равно как и использовано в учебных курсах по современным международным отношениям, востоковедению, региональным подсистемам. Публикация подготовлена в рамках Программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" (МИОН) и размещена на <a target=_blank href="http://www.iriss.ru">информационном сайте Программы</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                             С. И. Ч е р н я в с к и й

ПОЛИТИКА РОССИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ЗАКАВКАЗЬЕ В
                1992  2002 ГОДАХ

     Распад Советского Союза создал геополитический вакуум в центре
Евразии. На огромной территории, окаймляющей печально известную «ду-
гу нестабильности», появились восемь независимых государств  Казах-
стан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан,
Армения и Грузия  общей площадью 4,2 млн км2, с населением свыше 65
млн человек (из них около 8 млн русских). Территория Российской Феде-
рации на Кавказе и в Средней Азии сократилась до границ начала XIX в., к
тому же новая государственная граница существовала лишь на бумаге,
поскольку никаких пограничных сооружений вдоль нее никогда не было.
     Под контролем указанных государств оказалась значительная часть
месторождений минеральных и энергетических ресурсов, на которые
Россия потеряла былые права. Весьма показателен в этом плане пример
Каспийского моря, являвшегося в советские времена внутренним россий-
ско-иранским водоемом. С появлением независимых Азербайджана, Ка-
захстана и Туркменистана Россия стала лишь одним из пяти претенден-
тов на богатства Каспия.
     Объединение в декабре 1991 г. бывших союзных республик (кроме
Прибалтики и Грузии, которая вступила в СНГ в 1993 г.) в Содружество
Независимых Государств носило формальный характер и в течение пер-
вых двух лет СНГ напоминало больше «бракоразводную контору», нежели
реальный инструмент взаимодействия. Руководство независимой России,
хотя и признавало, что отношения с новыми соседями являются его «глав-
ным приоритетом», не смогло сразу же приступить к разработке реальной
программы постсоветского сотрудничества, сконцентрировав главные
усилия на том, чтобы обеспечить Российской Федерации в мировом сооб-
ществе правопреемство Советского Союза. Сказывалась и излишняя поли-
тизация вопроса о будущих отношениях с бывшими союзными респуб-
ликами, которая сдерживала разработку даже краткосрочной концепции.
     Как справедливо отмечает российский исследователь Е.Бажанов, де-
мократы тешили себя надеждами, что новые независимые государства
будут благодарны России за предоставленную свободу, а это, наряду с
общими идеалами и задачами, позволит бывшим союзным республикам


36                              С.И.Чернявский

тесно сотрудничать между собой. Многие российские политики сенти-
ментально уверовали в тягу других народов к сохранению «братских уз»,
ожидая, что, вслед за всплеском связанной с независимостью эйфории,
они «потянутся к России»1.
     В начале 1992 г. министр иностранных дел России А.В.Козырев утверж-
дал, что «жизнеспособность зарождающегося Содружества видится в том,
что естественные связи будут гораздо прочнее, чем кандалы тоталитарной
системы, фактически превращавшие нас всех в узников одного огромно-
го ГУЛАГа»2. По словам А.В.Козырева, уже, якобы, «найдены, обретают
плоть идеи единства наших народов, достигнута договоренность о единой
обороне, о едином военно-стратегическом пространстве, намечены конту-
ры социально-экономического взаимодействия». К сожалению, эти оценки
были далеки от реальности.
     Первая официальная программа действий Российской Федерации в
отношении Центральной Азии и Закавказья заявлена в апреле 1993 г. в
Основных положениях концепции внешней политики Российской Феде-
рации и уточнена в сентябре 1995 г. в президентском указе о стратегиче-
ском курсе России с государствами-участниками Содружества Независи-
мых Государств. На сегодняшний день она представлена в Концепции
внешней политики Российской Федерации от 28 июня 2000 г.3
     Согласно Концепции, стратегия России заключается в достижении
следующих основных целей:
     1. Обеспечение надежной безопасности страны, сохранение и укреп-
ление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авто-
ритетных позиций в мировом сообществе, необходимых для роста ее по-
литического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала.
     Эта «заповедь» Концепции реализуется в нелегких условиях. Как в
Закавказье, так и в Центральной Азии становление государственных струк-
тур проходило на фоне глубоких и затяжных кризисных явлений, охва-
тивших экономику и социальную сферу. Оно затруднялось борьбой внут-
ри национальных элит, а также межнациональными и межэтническими
противоречиями, которые привели к кровопролитным боевым действиям.
К началу 1992 г. в Закавказье и Центральной Азии полыхали, как мини-
мум четыре конфликта  нагорно-карабахский, грузино-абхазский, гру-
зино–юго-осетинский и межтаджикский.
     Если не вдаваться в детали4, то суть указанных конфликтов в следующем.
     Нагорно-карабахский конфликт имеет давние исторические корни, но
особую остроту приобрел в 1988 г.  после обращения областного Совета
народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО)

     1
       Бажанов Е. Эволюция российской внешней политики в 90-е годы // Ди-
пломатический вестник. 1997. № 2. С. 60.
     2
       Козырев А. Преображенная Россия в новом мире // Известия 1992. 2 февраля.
     3
       Концепция внешней политики Российской Федерации // Информбюллетень
ДИП МИД РФ от 10 июля 2000 г.
     4
       Чернявский С. Балканский отсвет в Закавказье // Международная жизнь.
1999. № 7. С. 84–92.


              Политика России в Центральной Азии и Закавказье           37

к Верховному Совету СССР с ходатайством о передаче области из соста-
ва Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. В августе 1990 г. сов-
местная сессия облсовета НКАО и райсовета Шаумяновского района
объявила о создании Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Баку ква-
лифицировал эти действия как сепаратизм и объявил НКР вне закона.
Противостояние между азербайджанской и армянской общинами Нагор-
ного Карабаха («война камней») быстро переросло в военные действия, к
которым подключились добровольцы из Армении. Разрушения и проли-
тая кровь не образумили противостоящие стороны, и 6 января 1992 г. ка-
рабахцы приняли Декларацию о государственной независимости НКР.
     Вскоре под контролем вооруженных формирований непризнанной
НКР оказались не только собственно Нагорный Карабах (город Степана-
керт и окружающие его районы, населенные преимущественно армяна-
ми), но и территории с азербайджанскими жителями. Естественно, что
Азербайджан требовал возврата «захваченных армянскими агрессорами
земель», но карабахцы, поддерживаемые Ереваном, продолжали войну.
     Российское руководство в январе 1992 г. призвало воюющие стороны
к прекращению боевых действий и началу переговоров (перемирия уда-
лось добиться лишь в 1994 г.). С 1992 г. и по настоящее время, как само-
стоятельно, так и в тесном взаимодействии с другими сопредседателями
Минской группы ОБСЕ (США и Франция), Россия продолжает содейст-
вовать политическому урегулированию нагорно-карабахской проблемы1.
     По российской инициативе на минском (май 2001 г.) и московском
(ноябрь 2001 г.) саммитах СНГ состоялись встречи президентов России,
Армении и Азербайджана (в формате так называемой «карабахской трой-
ки»). Карабахская проблематика затрагивалась и в ходе двухсторонних
контактов президента Российской Федерации В.В.Путина с руководите-
лями Азербайджана и Армении.
     Грузино-абхазский и грузино–юго-осетинский конфликты схожи по
своим первопричинам, которые в значительной степени связаны с по-
спешными, непродуманными действиями тбилисских властей в период
президентства З.Гамсахурдия. Суть их в следующем: в 1991 г. независи-
мая Грузия объявила об отмене действия Конституции Грузинской ССР
1978 г., предусматривавшей вхождение в нее Абхазии на правах автоном-
ной республики. Вместо этой, «навязанной Москвой», конституции было
восстановлено действие Конституции Грузинской Демократической Рес-
публики 1918 г., согласно которой Грузия является унитарным государст-
вом, не имеющим в своем составе территориальных автономий.
     Абхазия восприняла односторонние действия тбилисских лидеров
как угрозу ассимиляции своего малочисленного этноса. В Сухуми приня-
ли решение восстановить Конституцию Абхазии 1925 г., согласно кото-
рой она являлась независимым государством. Поскольку Тбилиси пред-
почел силовое решение вопроса и 14 августа 1992 г. Госсовет Грузии
ввел на территорию Абхазии войска, началась грузино-абхазская война.

    1
      Казимиров В. О карабахском кризисе // Международная жизнь. 2000. № 6.
С. 79–87.


38                                С.И.Чернявский

     То же произошло и с Южной Осетией — та же «война конституций»
(с 1922 г. Южная Осетия входила на правах автономии в состав Грузии, а
Северная являлась автономной республикой РСФСР), те же непродуман-
ные силовые действия грузинских властей и те же плачевные результаты
 осетины вскоре нанесли поражение грузинским войскам, не только
остановив, но и вытеснив их с юго-осетинской территории.
     В сфере грузино-абхазского урегулирования главные усилия России
направлены на поддержание политического диалога между сторонами в
целях создания атмосферы доверия между ними. 16 марта 2001 г. при ак-
тивном участии России принято Ялтинское заявление, предусматривающее
отказ сторон от силовых методов решения спорных проблем и активиза-
цию мер по возвращению беженцев. К сожалению, линия Тбилиси в от-
ношении абхазских властей не позволила реализовать положения этого
заявления. Параллельно в рамках так называемой «Группы друзей Гене-
рального секретаря ООН» (Россия, Великобритания, Германия, США и
Франция) разрабатывается проект документа о разграничении конститу-
ционных полномочий Тбилиси и Сухуми как основа для последующих
прямых переговоров между ними. По настоянию российской стороны в
документ вошли формулировки, которые выводили бы будущие абхазо-
грузинские отношения на федеративную модель. Одновременно россий-
ская сторона добилась письменного закрепления положения о междуна-
родных гарантиях урегулирования, одним из участников которых должна
быть Российская Федерация.
     Основные усилия в юго-осетинском урегулировании сконцентриро-
ваны на начале реализации подписанного в декабре 2000 г. российско-
грузинского межправительственного Соглашения о взаимодействии в
восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в
возвращении беженцев1. В конце июля  начале августа 2001 г. в Моск-
ве состоялись российско-грузинские переговоры по разработке и управ-
лению Программой взаимодействия в восстановлении экономики в зоне
грузино-осетинского конфликта.
     Гражданская война в Таджикистане («межтаджикский конфликт»)
вспыхнула сразу же после объявления независимости страны, на почве
регионально-клановых противоречий. Длительные межтаджикские пере-
говоры завершились подписанием 27 июня 1997 г. в Москве президентом
Таджикистана Э.Рахмоновым и лидером Объединенной таджикской оп-
позиции С.Нури Общего соглашения об установлении мира и националь-
ного согласия в Таджикистане2. В рамках Соглашения функционировала
Комиссия по национальному примирению во главе с С.Нури. После про-
ведения парламентских выборов в феврале-марте 2000 г. Комиссия само-
распустилась, в стране сохраняется относительная стабильность.
     Взаимные территориальные притязания, вызванные неурегулирован-
ностью многочисленных пограничных споров, порождают постоянную
напряженность в Центральной Азии и Закавказье. Усилия руководства

     1
         Дипломатический вестник. 2001. № 2. С .43–44.
     2
         Там же. 1997. № 1. С. 43–45.


             Политика России в Центральной Азии и Закавказье         39

Казахстана, Киргизии и Таджикистана по разрешению таких противоре-
чий не встречают понимания со стороны Узбекистана, выдвигающего
свои претензии на «исторически узбекские» территории. Особую остроту
приобрел в последнее время вопрос о казахстано-узбекской границе. Го-
сударcтвенная граница между этими сопредельными государствами 
понятие весьма условное, поскольку в течение длительного времени она
имела чисто административный характер, в советские времена была оп-
ределена приблизительно и неоднократно менялась. Например, только
один район, ныне входящий в состав Казахстана,  Мактааральский (по-
узбекски  Пахгааральский),  по меньшей мере, дважды за советское
время «переходил из рук в руки».
     Население районов, через которые сейчас условно проходит госу-
дарственная граница, всегда было смешанным. В Ташкентской области,
например, проживает много казахов, тогда как на территории Казахстана
немало чисто узбекских сел и поселков. Когда же обе республики стали
независимыми, вопрос об установлении реальной границы между ними
сначала посчитали несущественным, поскольку, как полагали руководите-
ли обеих республик, теперь, «без указаний из Москвы», они легко смогут
договориться так, как это выгодно им, а не «имперскому Центру». Но годы,
прошедшие после обретения независимости, ознаменовались непрекращаю-
щимися территориальными спорами, нередко перераставшими в вооружен-
ные стычки. За последние два года обе республики значительно увеличи-
ли присутствие своих вооруженных сил в приграничной зоне, объясняя
это друг другу необходимостью бороться с ростом контрабанды и неза-
конной миграции населения.
     Пограничные столкновения следуют одно за другим, причем каждое
из них может привести к серьезному межгосударственному конфликту.
Так, например, в январе 2000 г. восемь вооруженных узбекских граждан
на бронетранспортере углубились примерно на 50 км на казахскую терри-
торию и принялись размечать там государственную границу, устанавливая
соответствующие знаки. В общей сложности «отгораживалась» террито-
рия площадью почти в 22 тыс. гектаров казахстанской земли. Астана рас-
ценила происшедшее как «вторжение на территорию суверенного госу-
дарства» и направила в приграничные районы дополнительные подразде-
ления МВД.
     После того как Киргизия по существу отказалась от совместной с
Россией охраны своей границы, полагая, что в состоянии самостоятельно
осуществлять эту функцию, ей сразу же пришлось убедиться в том, на-
сколько опрометчиво она поступила. 22 августа 1999 г. на территорию
Киргизии в Баткенский и Кадамжайский районы на юге Ошской области
из сопредельного Таджикистана вторглись интернациональные бандфор-
мирования «Исламской партии Узбекистана», в состав которых помимо
узбеков вошли таджики, афганцы и пакистанцы. Они захватили 13 залож-
ников, в том числе четырех японских геологов и киргизского генерала1.

    1
       Лысенко Ю. Россия и пограничные проблемы государств Центральной
Азии // СНГ. Ежегодник. М., 2001. С. 229–231.


40                           С.И.Чернявский

     Продолжается армяно-азербайджанское противостояние из-за Нагор-
ного Карабаха. У Армении есть территориальные претензии и к Грузии.
Фактором, подпитывающим межэтнические и межнациональные противо-
речия, является острота социально-экономической обстановки. За 10 лет
независимости как Центральная Азия, так и Закавказье мало продвину-
лись в формировании демократических государственных институтов, ры-
ночном реформировании экономики, решении демографических и меж-
этнических проблем, выработке идеологической альтернативы религиоз-
ному радикализму. Заметна тяга государственного руководства к уско-
ренным, упрощенным решениям, среди которых на первом плане полу-
чение масштабной экономической помощи от крупнейших индустриаль-
ных государств.
     Конфликты в южной части СНГ воспринимаются в России как вызов
национальной безопасности. Каждый из них чреват опасностью даль-
нейшей дестабилизации ситуации в регионе. Учитывая сложный нацио-
нальный состав большинства стран региона, существующую в этой связи
опасность сепаратизма, конфликты, начавшиеся в одной стране, могут за-
тронуть и другие государства региона, подрывая и без того хрупкую ситуа-
цию в соседних странах. Причем, если в Центральной Азии Россия грани-
чит лишь с одним государством, Казахстаном, то любой конфликт в Закав-
казье непосредственным образом отражается на положении дел в самой
России, прежде всего на Северном Кавказе, поощряя силы, пытающиеся
ставить под вопрос территориальную целостность России. Серьезную
озабоченность опасностью распространения радикального исламизма на
постсоветском пространстве породил межтаджикский конфликт. Поэто-
му, если на первом этапе Москва сама была не прочь использовать внут-
ренние конфликты в Закавказье для упрочения своих позиций в регионе,
обращение вовлеченных в конфликт стран за поддержкой к разным госу-
дарствам — Азербайджана к Турции, Армении к России и Ирану, Грузии
к США,  наоборот, создало ситуацию, при которой продолжение кон-
фликтов может дать противоположный эффект — привести к укреплению
позиций не России, а других, в том числе и внерегиональных, держав1.
     2. Создание благоприятных внешних условий для поступательного
развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни насе-
ления, успешного проведения демократических преобразований, укрепле-
ния основ конституционного строя, соблюдения прав и свобод человека.
     Реализация данного положения Концепции внешней политики имеет
ключевое значение для всего комплекса связей России с государствами
Центральной Азии и Закавказья. Расширение экономического сотрудничест-
ва, наращивание объемов взаимного товарооборота, формирование режима
свободной торговли и действенной системы взаиморасчетов сдерживаются
слабостью экономической базы российского присутствия в центрально-
азиатских и закавказских странах, недостаточно благоприятным инвести-
ционным климатом и отсутствием в большинстве случаев прямой заинте-

     1
     Загорский А. Традиционные интересы безопасности России на Кавказе и в
Центральной Азии // Безопасность России: XXI век. М., 2000. С. 144.


              Политика России в Центральной Азии и Закавказье           41

ресованности участников внешнеэкономической деятельности в реализа-
ции соответствующих проектов, которые не гарантируют получение при-
были в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе.
     Работа по поэтапному запуску механизма зоны свободной торговли
(ЗСТ) в рамках СНГ идет непросто. В развитии экономической интегра-
ции имеются серьезные проблемы, на которые, в частности, было обра-
щено особое внимание на саммитах СНГ в Москве (ноябрь 2001 г.) и Ал-
ма-Ате (март 2002 г.). Определенные усилия предпринимаются Россией
по налаживанию деятельности ЕврАзЭС (Евразийское экономическое
сообщество в составе Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Тад-
жикистана), где применяется принцип «взвешенного голосования», позво-
ляющий обеспечить лидирующую роль России в формировании Тамо-
женного союза и создании единого экономического пространства госу-
дарств-участников1.
     Очевидно, что такая работа должна вестись поэтапно, на основе тща-
тельного учета экономических интересов всех партнеров. К началу 2002 г.
Россия завершила согласование со всеми странами изъятий из режима
свободной торговли, с большинством государств подписаны соглашения
о порядке перехода на новую систему взимания НДС во взаимной тор-
говле «по стране назначения». При всей важности совершенствования
торговых отношений магистральным путем продвижения экономического
сотрудничества представляется активизация форм взаимодействия, веду-
щих к углублению интеграции государств. Это развитие производственно-
технологических и кооперационных связей, инвестиционного сотрудни-
чества, образование финансово-промышленных групп, а также совместных
финансовых и страховых структур. Важно повышать эффективность свя-
зей на отраслевом уровне — в области транспорта, энергетики, сельского
хозяйства. Для их реализации созданы и существуют отраслевые советы,
подписаны многосторонние соглашения, в том числе о создании общего
аграрного рынка в СНГ, о создании общего транспортного пространства,
о поддержке развития производственной кооперации (1993 г.), о транзите
электрической энергии (2000 г.)2. Серьезным тормозом является неудо-
влетворительное состояние двухсторонних торгово-экономических отно-
шений с рассматриваемой группой государств. Уровень взаимной торговли
России с этими странами значительно отстает от развития политических
и военных связей, наблюдаются стагнация или падение товарооборота.
Не созданы условия для масштабного продвижения российского бизнеса
в их экономику, хотя объективные возможности для этого существуют.
     3. Всесторонняя защита прав и интересов российских граждан и
соотечественников за рубежом, содействие позитивному восприятию
Российской Федерации в мире, популяризации русского языка и культуры
народов России.

    1
      Алексеев Р., Михайлов В. Евразийское экономическое сообщество // Меж-
дународная жизнь. 2000. № 11. С. 30–35.
    2
      Трубников В. Десятилетие Содружества Независимых Государств // Между-
народная жизнь. 2001. № 11. С. 3–16.


42                             С.И.Чернявский

     В Центральной Азии и Закавказье проживает сегодня около 8 млн
наших соотечественников. Положение их весьма сложное1. Конституции
и законодательные акты этих стран декларируют равенство граждан не-
зависимо от национальной принадлежности и языка, защиту прав и инте-
ресов некоренных национальностей. Тем не менее, на практике русскоя-
зычное население в этих странах ощущает на себе проявления национа-
лизма не только на бытовом, но и на официальном уровне.
     Ограничения прав соотечественников имеют место при решении во-
просов собственности, приватизации, приобретения земли, работы в госу-
дарственных учреждениях, в учебе, предпринимательской деятельности.
Происходит планомерное вытеснение с руководящих постов представите-
лей нетитульных наций. Рабочие и инженеры различных отраслей уволь-
няются в ходе сокращения либо сворачивания производства на крупных и
средних предприятиях, прямо или косвенно замыкавшихся ранее на об-
щесоюзные структуры. Внедрение национальных языков в качестве госу-
дарственных в области делопроизводства, средств массовой информации,
образования ведет к последовательному сокращению сферы функциони-
рования русского языка. Наряду с активным насаждением национальных
языков, идет планомерное сокращение системы обучения и образования
на русском языке. Изменение у местных элит «исторического видения»
развития стран Центральной Азии и Закавказья, а также роли в этом про-
цессе России приводит к «переписыванию» учебников истории.
     Местные власти стремятся минимизировать политическое влияние
России на формирование общественного мнения своих стран и в этих
целях целенаправленно сокращают российское информационное присут-
ствие. Объем трансляции российских теле- и радиопрограмм значительно
сократился или прекратился полностью. Печатные органы российских
соотечественников выходят нерегулярно и малыми тиражами. Положе-
ние усугубляется ограниченностью материальной и финансовой помощи,
которую Россия оказывает этим средствам массовой информации.
     В настоящее время националистическая эйфория, последовавшая по-
сле провозглашения независимости постсоветских государств, несколько
угасла. Однако характерно проявление локальных вспышек бытового на-
ционализма и межэтнической вражды (притеснение местными властями,
судами, администрацией хозяйственных организаций, а также имущест-
венная дискриминация и т.п.). Это можно объяснить и процессом полити-
ческого переустройства стран, и продолжающимся перераспределением
госсобственности в пользу национальных элит. На судьбах людей нега-
тивно отражаются отступления от международно-правовых стандартов и
норм внутреннего законодательства, имеющие здесь место в силу так на-
зываемого «восточного фактора».
     В результате вышеперечисленных причин происходит массовая
эмиграция русскоязычного населения. Так, за последние 6 лет Централь-

     1
       Выступление В.Путина на Конгрессе российских соотечественников, про-
живающих за рубежом 11 октября 2001 г. // Дипломатический вестник. 2001. № 11.
С. 88–89.


             Политика России в Центральной Азии и Закавказье         43

ную Азию и Закавказье покинуло свыше 2 млн человек, причем более
половины из них выехали в Российскую Федерацию. Важной причиной
эмиграции является также падение материального уровня жизни.
     4. Формирование пояса добрососедства по периметру российских
границ, содействие устранению имеющихся и предотвращению возник-
новения потенциальных очагов напряженности и конфликтов в приле-
гающих к Российской Федерации регионах.
     Конкретные шаги по воплощению в жизнь данного положения Кон-
цепции внешней политики Российской Федерации в отношении стран
Центральной Азии и Закавказья реализуются как в рамках СНГ, так и в
двухстороннем формате на прагматичной и дифференцированной основе.
     Ташкентский Договор о коллективной безопасности (15 мая 1992 г.)
охватывает почти все государства Центральной Азии (кроме Узбекистана,
вышел в 1999 г.), а в Закавказье — только Армению (Азербайджан и Грузия
с 1999 г. в ДКБ не входят). Таким образом, если в Центральной Азии воен-
ное сотрудничество осуществляется в основном в рамках ДКБ, то в Закав-
казье единственным стратегическим партнером России является Армения.
     В 2000–2001 г.г. странам Содружества удалось несколько продви-
нуться в формировании региональной системы безопасности, открытой
для широкого международного антитеррористического сотрудничества
при центральной координирующей роли ООН, ее Совета Безопасности. В
принятом 30 ноября 2001 г. Заявлении глав государств-участников СНГ о
ситуации вокруг Афганистана подтверждена «готовность принять учас-
тие в усилиях мирового сообщества по формированию глобальной систе-
мы безопасности, способной противостоять новым угрозам и вызовам, и
с этой целью тесно сотрудничать со всеми государствами, международ-
ными организациями и региональными структурами»1. В рамках ДКБ
приняты Порядок координации внешнеполитической деятельности госу-
дарств-участников ДКБ, Положение о Коллективных силах быстрого раз-
вертывания (КСБР) центрально-азиатского региона коллективной безо-
пасности, Протокол о порядке формирования и функционирования сил и
средств системы коллективной безопасности и Протокол о создании
межгосударственного органа военного управления системы коллектив-
ной безопасности государств-участников ДКБ. Указанные договоренно-
сти способствуют дальнейшему развитию правовой базы сотрудничества
в рамках Договора2.
     Конкретные формы и направления антитеррористической деятельно-
сти применительно к Центральной Азии отработаны на внеочередном
заседании Комитета секретарей советов безопасности государств-участни-
ков ДКБ при участии наблюдателей практически всех стран СНГ в Душан-
бе 8 октября 2001 г. Постепенно набирает обороты деятельность Антитер-
рористического Центра (АТЦ) СНГ, в основную задачу которого входят
обеспечение координации взаимодействия компетентных органов государств-

    1
      Дипломатический вестник. 2001. № 10. С. 62.
    2
      Хакимов Б. Коллективная безопасность в СНГ // Международная жизнь.
2001. № 7. С. 15–20.


44                          С.И.Чернявский

участников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и
иными проявлениями экстремизма, разработка согласованных антитер-
рористических мероприятий и оказание содействия в их проведении. С
июля 2001 г. начала функционировать Региональная оперативная группа
АТЦ со штаб-квартирой в Бишкеке. Ведется подготовка международно-
правового документа, который будет регламентировать антитеррористи-
ческие мероприятия на территориях государств-участников СНГ.
    Вместе с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном, а
также Китаем Россия активно участвует в совместных мероприятиях в
сфере борьбы с международным терроризмом по линии Шанхайской Ор-
ганизации Сотрудничества (ШОС), в рамках которой также создается
региональная антитеррористическая структура (РАТС).
    По степени угрозы интересам национальной безопасности России к
проблемам терроризма вплотную приближаются организованная пре-
ступность, незаконная миграция и незаконный оборот наркотиков. Учи-
тывая тесную взаимосвязь этих угроз, Россия добивается комплексного
подхода к борьбе с ними, повышения эффективности предпринимаемых,
в том числе государствами Центральной Азии и Закавказья, совместных
шагов как на двухстороннем, так и на многостороннем уровнях. Сотруд-
ничество в области борьбы с преступностью с правоохранительными ор-
ганами указанных государств осуществляется на основе ряда междуна-
родных договоров, в том числе в рамках Содружества, межведомственных
документов по различным направлениям оперативно-служебной деятель-
ности, подписанных в рамках Совета министров внутренних дел госу-
дарств-участников СНГ, а также двухсторонних соглашений между минис-
терствами внутренних дел России и соответствующих государств.

                                 ***
     В двухсторонних отношениях с южными соседями по СНГ руковод-
ство Российской Федерации вынуждено учитывать их экономическую и
военно-политическую значимость, стратегическую ориентацию, степень
готовности считаться с законными интересами безопасности России, по-
ложением проживающих там российских соотечественников.
     Многоплановый и динамичный характер носят отношения с Казах-
станом, который является единственным государством Центральной Азии,
граничащим с Россией. Вопросы дальнейшего наращивания сотрудниче-
ства обсуждались в 2001–2002 гг. на встречах В.В.Путина с президентом
Республики Казахстан Н.Назарбаевым в Ереване, Шанхае, Сочи, Москве,
Алма-Ате, Ашхабаде. Продолжается практика регулярного обмена посла-
ниями, телефонными разговорами между президентами двух государств.
Осуществлены рабочие визиты премьер-министра и министра иностран-
ных дел Казахстана в Москву (соответственно, в июне и феврале 2001 г.).
Принципиальное значение для развития сотрудничества в сфере топливно-
энергетического комплекса, функционирования комплекса «Байконур»,
наращивания гуманитарных контактов имеют решения пятого заседания
Межправительственной комиссии по сотрудничеству (15 февраля 2001 г.).
В декабре 2001 г. состоялось официальное открытие Посольства России в



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика