Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Южный фланг СНГ. Центральная Азия-Каспий-Кавказ: возможности и вызовы для России: Монография

Голосов: 7

Предлагаемая книга представляет собой коллективную работу с единой логической структурой. Работа охватывает период с 1991 г. по 2002 г., её авторы анализируют тенденции и процессы, протекающие на южном фланге СНГ. При выработке структуры книги редакторы исходили из задачи комплексного рассмотрения ситуации в этих регионах, которые заново ищут модель своего развития и место в системе международных отношений. Помимо рассмотрения собственно внутренних процессов развития Центральной Азии и Закавказья, анализа этно-конфессиональной и социально-экономической ситуации в регионах, особое внимание было обращено на их взаимодействие с международной средой. Коллектив авторов состоит из профессоров и преподавателей МГИМО (У) МИД России, представляющих кафедры - международных отношений и внешней политики, востоковедения, международного права, мировой культуры, индоиранских языков, мировых политических процессов, мировой экономике. Настоящее издание может быть рекомендовано широкому кругу читателей, равно как и использовано в учебных курсах по современным международным отношениям, востоковедению, региональным подсистемам. Публикация подготовлена в рамках Программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" (МИОН) и размещена на <a target=_blank href="http://www.iriss.ru">информационном сайте Программы</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                ВВЕДЕНИЕ

     Редколлегия и авторы предлагаемого читателю труда стремились
объективно и всесторонне проанализировать сложные и противоречивые
процессы, происходящие в южной части Содружества Независимых Го-
сударств (СНГ).
     Десять лет существования СНГ доказали его жизнеспособность и по-
лезность. Оно выступает заметным структурообразующим фактором пост-
советского пространства, способным сыграть существенную роль в его
стабилизации. При всех своих слабостях Содружество превратилось в
реальный элемент евразийской международно-политической системы.
Альтернативой дальнейшему сохранению СНГ выступает перспектива
«растаскивания» новых независимых государств по другим геополитиче-
ским регионам с возможной дестабилизацией ситуации, возникновением
кризисов и конфликтов.
     Конечно, в процессе формирования и эволюции Содружества удалось
реализовать далеко не все, что задумывалось при его образовании. В ре-
зультате действия центробежных тенденций общее социально-экономи-
ческое и военно-стратегическое пространство бывшего СССР к 1993 году
полностью распалось. Произошло избавление как от иллюзий относитель-
но автоматического сохранения связей советского периода, так и от на-
дежд на быстрое формирование зрелого интеграционного объединения по
образцу Европейского союза.
     Развитие СНГ оказалось гораздо более сложным и противоречи-
вым. Создать единое интегрированное пространство не удалось. Наме-
тилась автономизация западного и южного флангов СНГ. В результате
различные составляющие части Содружества стали приобретать неко-
торые типологические характеристики субрегионов. В ответ на общие
вызовы в этих субрегионах сформировались общие направления вза-
имодействия. В частности, это относится к закавказским и центрально-
азиатским государствам СНГ. Именно Центральная Азия и Закавказье
стали объектом рассмотрения авторов предлагаемой работы. При этом,
рассматривая южный фланг СНГ в целом, они ни в коей мере не отри-
цают и не преуменьшают специфику различных государств этой части
Содружества.
     Страны Закавказья и Центральной Азии добились бесспорных успе-
хов в формировании и упрочении своего самостоятельного, независимого


6                           М.М.Наринский


существования. Они стали признанными субъектами международной
политики. С активным участием Казахстана был решен вопрос о неядер-
ном статусе новых независимых государств и об укреплении режима не-
распространения ядерного оружия. Вместе с тем, новые межгосударствен-
ные границы в большинстве случаев остаются официально не демаркиро-
ванными, а кое-где и не делимитированными. Подобная ситуация способ-
ствует возникновению пограничных споров и конфликтов.
     Авторы труда стремились не обходить общие трудности и сложно-
сти в развитии новых независимых государств постсоветского простран-
ства. Обстановка в этих государствах, где в ряде случаев продолжается
борьба за власть, остается весьма противоречивой и неустойчивой. Скла-
дывание новых элит и упрочение президентской власти, опирающейся в
значительной степени на группы интересов, кланы и властные структуры,
доставшиеся от советского периода, предопределяют незавершенность
процессов внутренней стабилизации. Поиск своей собственной идентич-
ности происходит в контексте динамичных процессов глобализирующе-
гося мира. Наиболее сложно поиск идентичности осуществляется в стра-
нах, не однородных в этническом и культурно-цивилизационном отноше-
нии, например, в Грузии, Казахстане. Вместе с тем, было бы методологи-
чески неверно подходить к политическим режимам государств Закавка-
зья и Центральной Азии с некоторыми усредненными мерками современ-
ной западной демократии. Необходимо принимать во внимание истори-
ческие традиции, особенности политической культуры, специфику мен-
талитета элиты и настроений населения в странах региона.
     Что касается социально-экономических аспектов, то, к сожалению,
приходится отметить ухудшение экономических показателей за период
независимого существования, утрату высокотехнологичных, перспектив-
ных производств, нарастание социальных трудностей и рост вынужденной
миграции. В большинстве рассматриваемых стран значительная часть
населения проживает ниже уровня бедности. Нарастание бедности соче-
тается с поляризацией доходов наименее и наиболее обеспеченных граж-
дан, что порождает социальную напряженность.
     Наряду с общими проблемами, выявилась и растущая дифференциация
государств постсоветского пространства. Ее отражением стали концепция и
практика многоформатной и разноскоростной интеграции. Помимо Содру-
жества Независимых Государств страны его южного фланга входят в следу-
ющие объединения: Евразийское экономическое сообщество — ЕврАзЭС
(Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан); Центрально-
азиатское экономическое сообщество — ЦАЭС (Казахстан, Киргизия, Уз-
бекистан, Таджикистан); ГУУАМ — Грузия, Украина, Узбекистан, Азер-
байджан и Молдавия. В рамках названных субрегиональных группировок
имеются предпосылки для более тесного сотрудничества в силу меньшего
расхождения политических и экономических интересов, большей близости
подходов национальных элит к перспективам и путям дальнейшего раз-
вития государств постсоветского пространства. Очевидно, концепция
многоформатной и разноскоростной интеграции является в настоящее
время наиболее приемлемой в рамках СНГ.


                               Введение                              7

     Большое внимание было уделено вопросам Каспия и его ресурсов —
многофакторной проблеме, имеющей значение не только для южного
фланга СНГ, но и для всего евроазиатского пространства, а в некоторых
аспектах и для мировой политики и экономики в целом. Именно Каспий
как бы объединяет Центральную Азию и Закавказье, хотя субъективно
иногда и разъединяет. Проблема Каспия рассматривалась в разных аспек-
тах: геополитика и геоэкономика, природные условия и энергоресурсы.
Большое внимание было уделено международно-правовому статусу Кас-
пия, договориться о котором к концу 2002 года так и не удалось.
     Одним из факторов сложностей и потенциальных конфликтов явля-
ется неравномерное размещение энергетических ресурсов. Производите-
ли и потребители энергоресурсов оказываются в теснейшей взаимозави-
симости. Нестабильность поставок энергоресурсов создает серьезные труд-
ности для импортеров, а нестабильность платежей импортеров расшаты-
вает финансово-экономическую ситуацию экспортеров. Особые пробле-
мы связаны с транзитом нефти и газа. Страны, располагающие транзит-
ными коммуникациями, склонны диктовать поставщикам и потребителям
свои собственные условия транзита, что создает предпосылки для расхож-
дений и осложнений. В Центральной Азии не менее остро стоят вопросы
водных ресурсов.
     Анализ ситуации в зоне Закавказье — Каспий — Центральная Азия
выходит далеко за рамки проблематики СНГ. По существу речь идет о
регионе социально-экономического и цивилизационного разлома между
миром относительно развитых государств и миром развивающихся стран,
склонных к идеологическо-религиозной радикализации. Процессы, про-
исходящие в этой зоне, оказывают влияние на ситуацию как в России, так
и на пространствах Евразии в целом. Именно на южном фланге Со-
дружества Независимых Государств ярко проявляются новые угрозы и
вызовы, характерные для формирующегося миропорядка: международ-
ный терроризм, расширение наркоторговли, развитие интернациональной
криминальной деятельности. Отсюда необходимость активизации усилий
по парированию новых угроз как в рамках СНГ в целом, так и через дея-
тельность Договора о коллективной безопасности. К сожалению, в юж-
ной части Содружества сохраняются постоянно тлеющие очаги напря-
женности, причины которой лежат и в самом регионе, и за его пределами.
     Отличительной чертой предлагаемого труда является его комплекс-
ный характер. При этом комплексность проявляется в двух аспектах. Во-
первых, анализ положения в регионе ведется всесторонне и разноплано-
во. В поле внимания авторов находятся проблемы экономики, этнокон-
фессиональной ситуации и вопросы политической культуры. Разносто-
ронние подходы позволяют создать более объемную и объективную кар-
тину. Во-вторых, государства южного фланга СНГ рассматриваются и
как субъекты, и как объекты международной политики. При этом удалось
показать роль в регионе не только великих держав (Россия, США, Китая),
но и таких важных региональных игроков, как Иран и Турция. Анализ
положения на южном фланге СНГ был бы неполным и неточным без уче-
та общей эволюции международной обстановки вокруг него.


8                           М.М.Наринский


     Развертывание антитеррористической кампании после событий 11 сен-
тября 2001 года и ликвидация режима талибов в Афганистане, явное уси-
ление проникновения западных держав, и в первую очередь США, в Цент-
ральную Азию и в Закавказье заметно изменили ситуацию в регионе. Дол-
госрочное воздействие этих факторов на южную часть СНГ и на дальней-
шую эволюцию Содружества в целом требует специального дополни-
тельного анализа.
     Взгляд из Москвы на эволюцию южного фланга СНГ, естественно,
предполагал повышенное внимание к российской политике в регионе.
Были проанализированы ее самые различные аспекты: дипломатия и эко-
номическое взаимодействие, деятельность российских энергетических ком-
паний и роль русскоязычной диаспоры. Сопоставление различных подхо-
дов позволяет увидеть более целостную и объективную общую картину,
лучше понять имеющиеся возможности и вызовы для России. Представля-
ется, что Москва не может вернуться к проведению имперской политики в
той или иной форме, но она не должна и пренебрегать своими националь-
но-государственными интересами. «Уход» России с южного фланга СНГ
чреват для нее серьезными осложнениями в будущем. Современная внеш-
няя политика России призвана содействовать укреплению безопасности
страны, создавать максимально благоприятные условия для ее экономиче-
ского и социального развития, отстаивать интересы и права граждан Рос-
сийской Федерации.
     Предлагаемый читателю труд создан усилиями профессоров и пре-
подавателей МГИМО (университета) МИД России с привлечением неко-
торых специалистов Министерства иностранных дел, Института востоко-
ведения РАН, Российского института стратегических исследований. Орга-
низационно-координационную роль выполнил Центр пост-советских иссле-
дований МГИМО, для которого публикация подготовленного труда явля-
ется составной частью реализации намеченной программы деятельности.

                                                      М.М.Наринский


                         М. А. Х р у с т а л е в
 ЭТНО-НАЦИОНАЛЬНАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ
          КАРТИНА ЮЖНОГО ФЛАНГА СНГ

     В состав южного фланга СНГ входят восемь бывших союзных рес-
публик, которые после распада СССР стали независимыми государства-
ми. Геополитически он делится на два региона: Закавказье и Централь-
ную Азию. В первом три страны (Азербайджан, Армения и Грузия), а во
втором — пять (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбе-
кистан). Несмотря на географическую близость, каждый из регионов об-
ладает весьма серьезной спецификой, что диктует необходимость отдель-
ного рассмотрения положения в каждом из них.
     Закавказье
     Уникальность геополитического положения региона Закавказья за-
ключается в том, что он представляет собой замкнутый с трех сторон
анклав. На севере он закрыт Главным Кавказским хребтом, зимой прак-
тически не проходимым, а с Запада и Востока  омывается Черным и
Каспийским морями. Только с Юга он открыт, и именно это обстоятель-
ство до включения Закавказья в состав Российской империи предопреде-
ляло историческую судьбу населявших его народов. Регион на протяже-
нии почти двух тысячелетий был ареной ожесточенной борьбы его мощ-
ных южных соседей: Рима и Персии, Византии и Арабского халифата и,
наконец, Османской империи и Ирана. В этих двух последних случаях
борьба за Закавказье имела достаточно ярко выраженную конфессио-
нальную окраску. В первом случае это была конфронтация христианства
с исламом, а во втором — внутри ислама между сунитами и шиитами.
     Конфессиональная окраска вооруженной борьбы зачастую придава-
ла ей особую жестокость и ожесточенность. Причем в наибольшей степе-
ни от бесконечных войн южных соседей страдали коренные народы За-
кавказья  армяне и грузины. На протяжении шести веков они были вы-
нуждены непрерывно балансировать на грани выживания. Наиболее тра-
гичной была судьба армянского народа.
     Последний страшный удар армянский этнос получил в ходе Первой
мировой войны, когда его часть, которая проживала на территории Ос-
манской империи, была фактически уничтожена. По приказу правитель-
ства младотурок, претендовавших на цивилизованность, была проведена
чудовищная по своим последствиям кампания по геноциду армян. Из 2,5
млн человек 1,5 млн было убито, 600 тыс.  переселено в непригодные


10                                 М.А.Хрусталев

для жизни районы Месопотамии, где подавляющее большинство их
умерло, и только 300 тыс. человек удалось спастись1. Армянский народ
потерял и область своего этногенеза (Родину) — Восточную Анатолию,
которая была заселена турками и курдами. Отряды этих последних отли-
чались особой жестокостью при уничтожении армян.
     В истории человечества геноцид армян в 1915–1916 годах был пер-
вой этнической чисткой гигантского масштаба и по своим масштабам
(было уничтожено 50% армянского этноса) сравним с холокостом (унич-
тожением евреев немецким фашизмом). Однако, если организаторы хо-
локоста понесли заслуженное наказание, а правительство ФРГ признало
вину немецкого народа и принесло извинения, то Турция до сих пор это-
го не сделала.
     Не удивительно, что в исторической памяти армянского народа за-
печатлелся образ турок как страшного этнического врага. Поскольку турки
и азербайджанцы являются близкородственными народами, произошед-
шими от тюркских (туркменских) кочевых племен, то нет ничего удиви-
тельного в том, что в массовом сознании произошло их отождествление.
     Негативное отношение к азербайджанцам постоянно подкреплялось
в ходе бесконечных набегов и войн, которые прекратились только после
включения Закавказья в состав Российской империи. Ее развал и образо-
вание в Закавказье трех независимых республик  Грузинской, Армян-
ской и Азербайджанской  сразу же вылились в армяно-азербайджан-
скую войну 1919–1920 гг., в ходе которой территория Азербайджана бы-
ла разделена на две части так называемым «Мегринским коридором». От
основной части территории Азербайджана ее западная часть — Нахиче-
вань — оказалась полностью изолированной. Только начало армяно-ту-
рецкой войны 1920 г. спасло Азербайджан от новых территориальных
потерь. Турция пришла к нему на помощь.
     Армяно-турецкая война закончилась поражением армянской армии.
В результате Турция аннексировала целый ряд западных областей Арме-
нии. Приход Красной Армии спас Армению от новых потерь, но свои
приобретения на Востоке она сохранила, что не могло не вызывать обост-
рения армяно-азербайджанских отношений.
     Установление советской власти в Закавказье заморозило армяно-
азербайджанскую конфронтацию, но не смогло устранить ее. Более того,
решение советского правительства о национальном размежевании в
СССР, в соответствии с которым Нагорный Карабах, населенный по пре-
имуществу армянами, был включен в состав Азербайджанской ССР, бы-
ло воспринято армянами как потеря еще одной части их исконной терри-
тории. Естественно, борьба за его возвращение стала квалифицироваться
как борьба за спасение Родины. В этническом сознании армян борьба за
Нагорный Карабах (Арцах) была своего рода «священной войной».
     Пока союзный Центр был достаточно силен и жестко, а иногда и
жестоко, подавлял все проявления этнической враждебности, армяно-азер-
байджанская конфронтация, несмотря на отдельные вспышки, оставалась

     1
         Большая советская энциклопедия. Т. 2. М., 1970. С. 215.


          Этно-национальная и социально-экономическая картина…      11

латентной. В какой-то степени союзному Центру удалось даже снизить
уровень этнической враждебности, что привело к формированию круп-
ной армянской диаспоры в Азербайджане и значительной азербайджан-
ской в Армении. Это было результатом политики индустриализации, про-
водимой союзным Центром.
     Однако к началу 1970-х гг. явно наметился спад процесса индустриа-
лизации ввиду очевидного сокращения ресурсов союзного Центра, а затем
начался социально-экономический кризис, который все больше и больше
углублялся. Сопровождавшая его быстрая дискредитация коммунистиче-
ской идеологии способствовала возрождению межэтнической враждебно-
сти и росту национализма. Этому последнему в немалой степени способ-
ствовала грубейшая ошибка союзного Центра, объявившего о создании
«новой исторической общности — советского народа». Это было свидетель-
ством полной утраты советской правящей элитой чувства реальности.
     В 1982 г., в дни празднования 60-летия образования СССР, было
объявлено, что «единый советский народ» уже сформировался. Продол-
жавшаяся несколько лет кампания по его созданию якобы увенчалась
«новым историческим достижением», а на деле она вызвала лишь взрыв
националистических настроений. Особенно мощным он оказался в Гру-
зии и Азербайджане, где его возглавила интеллигенция, а точнее, та ее
часть, которая наиболее тесно связана с этнической культурой. Она стала
усиленно насаждать ксенофобию и антирусские настроения, которые в
Грузии приняли истерическую форму. И это несмотря на то, что само
выживание грузинского этноса было обеспечено прежде всего его вхож-
дением в состав Российской империи. Оно означало перелом в его траги-
ческой судьбе, благодаря которому он избежал геноцида.
     Учитывая исторический опыт, армянская интеллигенция заняла зна-
чительно более умеренную позицию, сконцентрировав все свое внимание
на проблеме Нагорного Карабаха. Антирусские настроения в Армении
хотя и появились, но объективно не могли получить широкой массовой
поддержки, поскольку помять о геноциде была еще слишком свежа. Не-
малую роль в этом плане играла и позиция многочисленной и весьма
влиятельной армянской диаспоры в России (РСФСР), которая не могла
допустить развития антирусских настроений.
     Перестройка, представлявшая собой не что иное, как запоздалую по-
пытку правящей элиты СССР осуществить реформирование советской
системы сверху, завершилась неудачей и развалом страны. Ему предше-
ствовала потеря союзным Центром контроля за политической ситуацией
в республиках Закавказья. Предпринятые в 1990 г. попытки подавить с
помощью вооруженной силы националистические движения в Грузии и
Азербайджане, в конечном счете, успехом не увенчались.
     После ликвидации СССР в Закавказье вновь возникли три новых го-
сударства, то есть в известном смысле восстановилась та политическая
ситуация, которая существовала там в 1918–1920 гг. Вновь началась и
армяно-азербайджанская война, которая, как и тогда, завершилась военным
поражением Азербайджана и потерей им еще части своей территории,
оккупированной армянскими войсками (формально армией Нагорного


12                              М.А.Хрусталев

Карабаха). Попытка Турции оказать военное давление на Армению была
пресечена жесткой позицией России.
     Поражение в этой войне стоило Азербайджану не только фактиче-
ской потери значительной части территории, но появления огромной мас-
сы беженцев и вынужденных переселенцев (в 1998 г. — около 850 тыс.
человек, более 10% населения)1. Армянская диаспора в Азербайджане и
азербайджанская в Армении были полностью ликвидированы, то есть
усилия союзного Центра по налаживанию сосуществования двух этих
этносов были сведены на нет.
     Процесс индустриализации Закавказья осуществлялся в основном
русской (точнее, конечно, русскоязычной) диаспорой. Первая стадия дан-
ного процесса — создание нефтяной промышленности Азербайджана в
конце XIX века  была обеспечена массовой миграцией рабочей силы из
России и Украины. С 1886 г. — начало нефтедобычи — по 1913 г. в
Азербайджан прибыло более 350 тыс. человек2. В своем подавляющем
большинстве это были рабочие и члены их семей. В советский период
русская диаспора в Азербайджане практически стагнировала (согласно
переписи 1989 г. в Азербайджане проживало 392 тыс. русских)3. С конца
1970-х гг. под давлением прежде всего бытового национализма начался
отток русскоязычного населения. После развала СССР он принял обваль-
ный характер. В 2000 г. численность русской диаспоры сократилась до
120 тыс. человек по самым оптимистичным оценкам.
     Аналогичной была и судьба русской диаспоры в Грузии, где ее фор-
мирование началось несколько позже, в основном в советское время.
Своей максимальной численности (ок. 400 тыс. человек) она достигла к
середине 1960-х гг., а затем началось ее сокращение в силу тех же при-
чин, что и в Азербайджане. К 2000 г. в Грузии осталось не более 100 тыс.
русских (без учета Абхазии). Что касается Армении, то там проблема
русской диаспоры вообще не стояла ввиду ее малочисленности (немно-
гим более 50 тыс. человек согласно переписи населения 1989 г.).
     Ликвидация русской диаспоры была одной из стратегических целей
националистических движений, наиболее радикально настроенные лиде-
ры которых в Грузии (З.Гамсахурдия) и Азербайджана (А.Эльчибей) вы-
двинули тезис о необходимости создания моноэтнического государства.
З.Гамсахурдия открыто выдвинул лозунг «Грузия — для грузин». А.Эль-
чибей высказывался в том же духе, хотя по форме более гибко.
     В отличие от них руководители Армении избегали каких-либо громких
публичных заявлений, но зато последовательно проводили курс на созда-
ние моноэтнического армянского государства. В 1970-е и особенно 1980-е
годы он приобрел строгие очертания. Формирование русской диаспоры
было умело и в мягкой форме блокировано, а остальные иноэтнические
элементы постепенно вытеснялись. Финалом стало изгнание азербайджан-

     1
       Россия и Закавказье: реалии независимости и новое партнерство. М., 2000.
С. 109.
     2
       Демографический энциклопедический словарь. М., 1985. С. 12.
     3
       Центральная Азия и Кавказ. Лулео (Швеция). 1999. № 5 (6). С. 53.


          Этно-национальная и социально-экономическая картина…           13

цев. Таким образом, к моменту получения независимости Армения прак-
тически стала моноэтническим государством1. В немалой степени этому
объективно способствовало и отсутствие той этнической пестроты, кото-
рая присуща Грузии и Азербайджану.
     Идея моноэтничности, а следовательно, и отказ в принципе от каких-
либо форм федерализма, встретила естественное сопротивление со сто-
роны этнических меньшинств, а наиболее многочисленные из них откры-
то выступили против нее. В Грузии это абхазы и осетины, в Азербайджа-
не — лезгины. Очень быстро это сопротивление приняло вооруженный
характер. В результате Абхазия и Южная Осетия фактически отделились
от Грузии, а лезгины продолжают вести диверсионно-террористическую
войну, причем не только в области своего проживания.
     Следует заметить, что уход с политической сцены ультранационалис-
тов З.Гамсахурдия и А.Эльчибея и приход к власти бывших руководите-
лей партномеклатуры Э.Шеварднадзе и Г.Алиева не привели к отказу от
данной идеи. Они лишь вынуждены были отложить ее реализацию ввиду
резкого обострения социально-экономического кризиса и серьезных во-
енных неудач. В отличие от своих предшественников, которые были слу-
чайными людьми в политике и абсолютно некомпетентными, и Э.Ше-
варднадзе, и Г.Алиев — люди, имеющие большой опыт политической
деятельности, причем не местного, а союзного масштаба.
     Придя к власти в результате государственных переворотов, Э.Ше-
варднадзе и Г.Алиев умело адаптировались в ситуации, которая характе-
ризовалась продолжением того «националистического взрыва», который
привел к развалу СССР. В рамках «националистического взрыва» требо-
вание независимости сочеталось с представлением о том, что после ее до-
стижения социально-экономические проблемы региона будут разрешены
относительно легко и быстро. Экономическая сторона независимости пол-
ностью игнорировалась не только массой населения, но и руководителями
националистических движений. Более того, последние сознательно дез-
информировали население по поводу реальных экономических возмож-
ностей будущих независимых государств, народное хозяйство которых
уже с 1930-х гг. было дотационным.
     В качестве «донора», обеспечивавшего экономическое развитие За-
кавказья, выступала Россия (РСФСР). Размеры российского «донорства»
колебались, но даже тогда, когда СССР вступил в полосу затяжного со-
циально-экономического кризиса, они оставались весьма значительными.
В 1988 г. только дотации составляли: Грузии — 2,8 млрд долл., Армении
— 2 млрд долл., Азербайджану — 650 млн долл.2 Если к этому прибавить
субвенции, размер которых был особенно значительным в 1950–1960-е гг.,
то уровень дотационности будет еще выше.
     Для сравнения размеры помощи США странам Закавказья в 2001 г.
составили: Грузии — 95 млн долл., Армении  90 млн долл., Азербай-

    1
      Россия и Закавказье: реалии независимости и новое партнерство. С. 118.
    2
      Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник / Госком-
стат СССР. М., 1991. С. 643.


14                            М.А.Хрусталев

джану — 34 млн долл.1 Даже если учесть помощь со стороны Европей-
ского Союза и международных правительственных и неправительствен-
ных организаций, она не превысит 10% того, что получали республики
Закавказья в виде дотаций и преференций.
     Развал единого экономического пространства СССР оказал самое нега-
тивное воздействие на экономику новых государств Закавказья. Резко упал
их ВВП. К 1995 г. ВВП Азербайджана составил 42% от уровня 1991 г.,
Армении — 55,8%, Грузии — 35,8%. К 2000 г. он несколько вырос, но до
уровня 1991 г. еще очень далеко. В 2000 г. ВВП Азербайджана  59,3%,
Армении — 76,9%, Грузии  47,5%2.
     Особенно катастрофическим было падение промышленного произ-
водства. По сравнению с уровнем 1991 г. оно составило в 1995 г. в Азер-
байджане  59,3%, Армении  50%, в Грузии  18%. Соответственно,
к 2000 г.  в Азербайджане  35%, Армении  56%, Грузии  24%3.
     Если даже учесть остановку предприятий ВПК, то и тогда, размер
падения промышленного производства чрезвычайно велик применительно
к Азербайджану и Грузии, так как основная масса предприятий ВПК бы-
ла сосредоточена в Армении. Между тем, именно Грузия продемонстри-
ровала пример развала промышленности. Примерно аналогичной была и
судьба промышленности Азербайджана, за исключением нефтяной. Послед-
няя благодаря крупным иностранным инвестициям смогла избежать спада и
даже увеличила добычу нефти с 11,7 млн т в 1991 г. до 14,1 млн т в 2000 г.4
     Приток иностранных инвестиций был в немалой степени обеспечен
широкоформатной рекламной кампанией по поводу «Большой нефти
Каспия». Однако к концу 1990-х гг. наметилась тенденция к спаду инвес-
тиционной активности, а некоторые нефтяные консорциумы вообще
свернули работу. Это объясняется целым рядом причин. Интенсивные
геолого-разведочные работы не подтвердили ранее прогнозируемый ги-
гантский размер нефтяных ресурсов Каспия и, в частности, в азербай-
джанской зоне каспийского шельфа.
     Эксплуатация многих вновь разведанных месторождений оказалась
экономически нерентабельной или малорентабельной. Вообще, добыча
азербайджанской нефти обходится примерно вдвое дороже российской и
в несколько раз дороже ближневосточной. Следовательно, и прибыль от
нее меньше, хотя она и высококачественная. В связи с этим особое недо-
вольство нефтяных кампаний вызывает «бюрократический рэкет». По са-
мым приблизительным оценкам в виде «дани» азербайджанским чинов-
никам разных рангов они вынуждены платить 8–10% своей прибыли5.
Правящая элита страны не только не ведет с ним борьбу, но и сама участ-
вует в нем, что негативно влияет на общий инвестиционный климат.

     1
       Независимая газета. 2001. 18 апреля.
     2
       10 лет СНГ (1991–2001). Статистический сборник / Межгосударственный
статистический комитет СНГ. М., 2001. С. 1.
     3
       Там же. С. 18.
     4
       Там же. С. 46.
     5
       Центральная Азия и Кавказ. 2001. № 4 (16). С. 31.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика