Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История российских университетов (очерки): Монография

Голосов: 4

Настоящая книга является первой в отечественной литературе попыткой проследить весь путь, пройденный российскими университетами с их возникновения до конца XX века. Рассматриваются проблемы создания университетов, принятия их уставов, взаимоотношения университетов с властными структурами, внутренняя жизнь университетских коллективов. Показана общественная и культурно-просветительная роль университетов для своих регионов и страны в целом. Особое внимание уделяется деятельности старейших российских университетов. При написании книги широко использованы архивные материалы и мемуарная литература. Издание рассчитано на преподавателей и студентов университетов, а также всех интересующихся историей России и ее культуры. Публикация подготовлена в рамках Программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" (МИОН) и размещена на <a target=_blank href="http://www.iriss.ru">информационном сайте Программы</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД




             А.И. Аврус



         ИСТОРИЯ
       РОССИЙСКИХ
      УНИВЕРСИТЕТОВ

               Очерки




               Москва
                2001


         П       рограмма «Межрегиональные исследования в общественных науках» суще-
                 ствует с апреля 2000 года и реализуется Московским общественным науч-
                 ным фондом, Министерством образования РФ, Институтом перспектив-
ных российских исследований им. Кеннана (США) при содействии Корпорации Карнеги в Нью-
Йорке (США) и Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США).
         Программа призвана способствовать расширению сферы научных исследований
российских ученых-обществоведов, повышению качества фундаментальных и прикладных ис-
следований в области общественных и гуманитарных наук, развитию уже существующих на-
учных школ и становлению новых научных коллективов в области общественных и гумани-
тарных наук, обеспечению тесного взаимодействия российских ученых с их коллегами за ру-
бежом и в странах СНГ.


Введение


   У    ниверситетское образование существует в Европе свыше 900 лет, а в России — около 300. Универси-
        тет является одним из самых долговечных и плодотворных созданий европейского гения. Он сыграл
        выдающуюся роль в развитии европейской цивилизации, в становлении современной науки во всем
мире. Значение университетов непрерывно растет, несмотря на неоднократные попытки объявить их устарев-
шими, прекратить их существование или превратить в обычный тип высших учебных заведений.
   В России возникла и сложилась самостоятельная университетская система, роль и место которой в жизни
российского общества еще не получили всестороннего освещения. А без этого невозможно ни реформирование
университетов, ни приведение их деятельности в соответствие с требованиями современности.
   В предлагаемых очерках объектом рассмотрения предстает университетская система России от ее зарожде-
ния до сегодняшнего дня. Мы попытаемся выявить закономерности создания университетов в России, общее в
них с европейскими университетами и особенности, присущие только российским университетам, проследить
этапы их развития. Предметом нашего рассмотрения будет сам университет, его внутренняя жизнь и взаимоот-
ношения с окружающим миром.
   Хотя история российских университетов насчитывает почти 300 лет и большинство отечественных ученых-
историков сосредоточено в университетах, до сих пор нет обобщающих трудов, посвященных всей их истории.
Значительная часть отечественных авторов и авторских коллективов, начиная с середины XIX в. и до сего-
дняшнего дня, выпускала свои труды к юбилейным датам в жизни того или иного университета. Эти книги но-
сили популярный характер, в них основное внимание уделялось описанию состояния университетских объек-
тов и подразделений ко времени юбилея. Исторические очерки в подобных изданиях часто не носили исследо-
вательского характера, хотя в их написании участвовали историки (см. от “Столетнего юбилея императорского
Московского университета”, вышедшего в свет в 1855 г., — до “Харьковского государственного университета”,
который был издан в 1980 г. в связи со 175-летием этого университета).
   Первые научные исследования по истории российских университетов появились во второй половине XIX в.,
и среди них следует, прежде всего, отметить публикацию профессора Киевского университета В. Иконникова
“Русские университеты в связи с ходом общественного развития”, помещенную в “Вестнике Европы” (1876,
№9-11). Автор предпринял одну из первых попыток проследить развитие университетской идеи в России и ее
воплощение в жизнь на протяжении полутора веков. Он рассматривал историю университетов в тесной связи с
общественной жизнью страны и, являясь человеком либеральных взглядов, негативно оценивал правительст-
венную политику в отношении университетов в конце царствования Александра I и в правление Николая I и с
удовлетворением отмечал положительные сдвиги при Александре II.
   В последующие годы было сделано еще несколько попыток дать обзор истории российских университетов
(Ферлюдин П.И. Исторический обзор мер по высшему образованию в России. Вып.1. Академия наук и универ-
ситеты. Саратов, 1893; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного про-
свещения:1802-1902 гг. СПб, 1902; Разумовский В.И. К истории университетов и медицинских факультетов.
СПб, 1910 и др.). Особенно следует выделить очерк П.Н. Милюкова “Университеты России”, помещенный в
т.68 Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза — И.А. Ефрона (СПб, 1902). В этом очерке подробно описы-
валось развитие российских университетов до конца XIX в., содержался богатый фактический и статистиче-
ский материал.
   Из частных сюжетов университетской истории наибольшее внимание уделялось студенческому движению:
Выдрин Р.И. “Основные моменты студенческого движения в России”, Мельгунов С.П. “Из истории студенче-
ских обществ в русских университетах”, Носалевич М.И. “Материалы для истории студенчества Харьковского
университета за 100 лет (1805-1905 гг.)” и др.
   После революции 1917 г. истории российских университетов несколько десятилетий не уделялось должного
внимания, ибо сама судьба университетов до начала 30-х гг. висела на волоске. В 20-40-е гг. вышло несколько
книг очерково-юбилейного научно-справочного характера. И только в 50-е гг. интерес к этой проблематике
вновь оживился, что в значительной степени было связано с юбилейными датами Московского, Казанского,
Харьковского, Саратовского университетов, отмечавшимися в те годы. Одной из первых была опубликована
статья известного историка Е. Н. Городецкого “Советская реформа высшей школы 1918 г. и Московский уни-
верситет” (Вестник МГУ, 1954, №1). В последующие годы главное внимание советских историков было обра-
щено на изучение отдельных периодов в истории российских университетов, в основном в XIX в. Необходимо
отметить труды А. Е. Иванова, Г.И. Щетининой, Р.Г. Эймонтовой. Все они начинали с публикаций статей, а
завершали свои исследования солидными монографиями, представляющими существенный вклад в историо-
графию российских университетов. Их трудами обеспечено наиболее глубокое изучение истории отечествен-


ных университетов периода второй половины ХIХ в. — начала ХХ в. В 1998 г. началась публикация многотом-
ной монографии Ф. В. Петрова, посвященной российским университетам в первой половине XIX в.
   Как бы подводя некоторые итоги изучению отечественного высшего образования до 1917 г., коллектив ав-
торов выпустил в 1995 г. книгу “Высшее образование в России: очерк истории до 1917 г.” Монография содер-
жит много интересного фактического материала, большую ценность представляют приложения. Однако специ-
ально университетам посвящена только одна глава книги, и поэтому многие аспекты университетской жизни
лишь обозначены в тексте.
   В отечественной литературе до последнего времени главное внимание уделялось фактически побочной про-
блеме: отношению университетов к общественной жизни и освободительному движению, а внутренняя жизнь
университетов не удостаивалась научного анализа. Не случайно, больше всего публикаций было посвящено
студенческому движению. Вся история университетов в царской России рассматривалась как непрерывная кон-
фронтация их с самодержавием и искусственно разделялась на досоветскую и советскую части, отрицали нали-
чие общих университетских традиций, советский период изображали только в восторженных тонах.
   Следует при этом подчеркнуть, что до сих пор вышла только одна крупная монография профессора Ш.Б.
Чанбарисова, в которой приведен обширный и интересный материал о развитии университетской системы с
1917 г. до конца 30-х гг. (Формирование советской университетской системы. М., 1988 г.) Однако автор не-
сколько тенденциозно оценивал этот период университетской истории, выступал апологетом всей политики
большевиков в университетском вопросе.
   Во второй половине 90-х гг. в связи с проблемами серьезных преобразований в системе высшего образова-
ния интерес к истории университетов значительно возрос. Об этом свидетельствуют: выпуск 5 сборников ста-
тей “Российские университеты в ХVIII — ХХ веках” в Воронежском университете, появление полиграфическо-
го шедевра “274 лет. Санкт-Петербургский государственный университет. Летопись. 1724-1999”, публикация
ряда книг с очерками о ректорах и профессорах Московского, Саратовского, Томского университетов, брошю-
ры и статьи ректора МГУ В. Садовничего, поднимающие многие проблемы университетской жизни и универ-
ситетских традиций, монография В. А. Соломонова “Императорский Николаевский Саратовский университет.
История открытия и становления (1909-1917)”, защита нескольких диссертаций по сюжетам истории универси-
тетов. (Подробнее см.: Список источников и литературы.)
   Отдельные моменты истории отечественных университетов отражены были в ряде историко-партийных ис-
следований, но в них, в основном, явно односторонне оценивалась роль Ленина и партии большевиков в разви-
тии университетского образования в нашей стране.
   Таким образом, можно сделать вывод, что многие аспекты истории российских университетов еще не полу-
чили достаточной научной разработки, а весь путь их развития не прослежен.
   В то же время анализ имеющейся источниковой базы: опубликованные документы, мемуары, переписка,
дневники, периодическая печать, наличие большого корпуса неисследованных архивных материалов позволяет
сказать, что создание серьезного научного труда о всей почти трехвековой истории российских университетов
вполне реально в ближайшем будущем.
   Имеется множество определений университета как особого типа высшего учебного заведения. Средневеко-
вые юристы употребляли термин «университет» для обозначения всякого организованного союза людей, вся-
кой корпорации. Учебные же заведения университетского типа первоначально назывались studium generale. Это
означало, что данная школа предназначалась для учителей и учащихся всех государств, а приобретенные в ней
ученые степени признавались во всех странах западного христианства. Кроме того, употреблялись термины для
обозначения университетов: universitas studii (ученая корпорация) или universitas magistrorum et scholarium (кор-
порация магистров и учащихся). Окончательное утверждение термина университет произошло в Германии в
конце ХIV века. Тогда же стали употреблять и другое название университета alma mater.
   Большинство авторов, начиная с ХVII-ХVIII вв., отмечали, что университет отличался от других высших
учебных заведений. Суть этих различий четко сформулировал известный английский мыслитель Дж. Милль в
трактате “Об университетском воспитании”: “Университет не есть место профессионального воспитания. Уни-
верситеты предназначаются не для того, чтобы поучать знанию, нужному людям для какого-нибудь специаль-
ного способа приобрести средства к существованию. Цель их состоит не в том, чтобы приготовить только ис-
кусных юристов, медиков, инженеров, а чтобы приготовить способных и образованных людей. Университет
должен быть местом свободного мышления.” Поэтому в университете основное внимание уделялось глубокому
освоению фундаментальных наук, воспитанию людей, готовых заниматься исследовательской работой.
   В научной и популярной литературе отмечается, что есть два типа высших учебных заведений: специаль-
ные, готовящие своих выпускников к работе по определенной профессии, и университеты, которые, как отме-
чает СИЭ, ведут подготовку по всей совокупности дисциплин, составляющих основы научного знания. Очень
емкий ответ на вопрос: что такое есть университет? Давался в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона: “Универси-
тет — высшее учебное заведение, которое, имея целью свободное преподавание и развитие всех отраслей нау-
ки, независимо от их практического приложения, пользуется вместе с тем, под контролем правительства, ши-
роким самоуправлением и предоставляет слушателям значительный простор в выборе и направлении своих
научных занятий и частной жизни”. Из сказанного можно сделать вывод, что главные отличия университетов
от других типов высших учебных заведений должны состоять, во-первых, в тесной связи преподавания с науч-
ной деятельностью и участием в ней всех студентов, во-вторых, в наличии широкого самоуправления, в-


третьих, в освоении студентами фундаментальных знаний и, наконец, в свободе преподавания и в свободе вы-
бора студента.
    До сих пор трудно точно установить, когда появился первый университет в Европе. В 1888 г. было решено
отметить 800-летие Болонского университета, хотя эта дата приблизительна. С тех пор в исторической литера-
туре указывается, что университеты в Европе возникли в конце ХI - начале ХII в.
    Университеты зародились в Европе в период феодальной раздробленности и явились одним из мощных и
долговременных инструментов ее интеграции, не потерявших этой роли и в конце ХХ в. Университеты возник-
ли в Европе как носители и распространители знаний, как корпорации студентов и преподавателей для ограждения
от насилия извне, для защиты своих интересов.
    Но они никогда не ограничивались этими узкими рамками. Во-первых, в университеты стекались жаждав-
шие знаний молодые люди из многих государств Европы, и в университетских стенах они образовывали единое
братство без всяких национальных и государственных различий; во-вторых, университеты имели почти одина-
ковые программы на одноименных факультетах, обучали по одним и тем же учебникам, выдавали дипломы и
свидетельства, признававшиеся по всей Европе; в-третьих, у преподавателей и студентов был единый язык —
латынь, они прекрасно понимали друг друга, в какой бы стране не учились; в-четвертых, университеты в ХI-
ХV вв. объединяло духовное родство — приверженность к католицизму. Поэтому университеты, не менее, чем
развитие торговли, экономические и политические взаимосвязи, способствовали тому, что европейские народы
осознавали свою принадлежность к одной цивилизации. Благодаря университетам в Европе распространилась
культура, основанная на разуме и праве.
    Первоначально в Европе возникло два типа университетов: болонский и парижский. Первый был образован
студентами, прибывшими в Болонью из многих стран для изучения римского права. В городе собиралось до 10
тыс. приезжавших учиться и не имевших прав горожан. Студенты стремились оградить себя от посягательств
на их права городских властей, обеспечить нормальные условия жизни, заключать контракты с теми препода-
вателями, которые могли дать им наилучшие знания. Поэтому такой тип университетов назывался студенче-
ским, в нем все дела решались студентами, из их числа избирался ректор. В Париже университет возник вокруг
теологических школ, преподаватели которых решили объединиться для защиты своих интересов. В Парижском
университете решающую роль играли магистры, обучавшие студентов. Появившиеся затем университеты или
полностью шли по пути одного из вышеназванных, или образовывали смешанный тип. При этом в Южной Ев-
ропе преобладали университеты болонского типа, а в Центральной и Северной — парижского.
    Остановимся на некоторых особенностях организации и внутренней жизни средневековых университетов.
Прежде всего, появление университетов было вызвано потребностями развития европейского общества в ХI-
ХIII вв., когда возникла необходимость в получении юридических, медицинских, теологических знаний и под-
готовке соответствующих кадров; затем основание большинства университетов в Южной Европе происходило
стихийно, а в Центральной и Северной Европе при активном участии светских и духовных правителей, особен-
но папства; кроме того, ряд университетов (в Кембридже, Падуе, Лейпциге и др.) возник в результате конфлик-
тов части студентов и преподавателей более старых университетов (Болонья, Париж, Оксфорд и т.д.) с мест-
ными властями и перемещения в другие города.
    Обычно тот или иной университет славился своими преподавателями в определенной отрасли знаний и, со-
ответственно, там получал особое развитие один из факультетов (факультеты впервые упомянуты папой Гоно-
рием III в связи с правами, предоставленными Парижскому университету в 1219 г.): так, в Болонье и Неаполе
особенно сильными были юридические факультеты, в Париже — теологический, в Монпелье и Саламанке —
медицинские и т.д. Всего в средневековых университетах насчитывалось 4 факультета: медицинский, теологи-
ческий (богословский), юридический, свободных искусств (артистический). Первые три считались высшими, а
последний — низшим. Студенты высших факультетов могли быть одновременно преподавателями на факуль-
тете свободных искусств. Факультет рассматривался первоначально как совокупность магистров определенной
отрасли знаний; каждый из них был независим, имел во главе декана и свою печать.
    Учеба в университете считалась настолько трудным делом, требовавшим всех сил учащих и учащихся, что
они давали обет безбрачия. В матрикулах Венского университета есть характерная запись против имени одного
профессора: “впав в безумие, женился”. Основная масса преподавателей университетов имела духовные звания
и строго соблюдала все требования католической веры.
    В ХIII веке появились в университетах первые коллегии (колледжи), представлявшие первоначально обще-
жития, организованные духовными орденами для своих посланцев в университетах. Там монах-школяр полу-
чал жилье, одежду, пищу, книги. Постепенно в колледжах стали жить также магистры и профессора, в них пе-
реместилась значительная часть учебного процесса. Одним из самых знаменитых стал колледж при Парижском
университете, открытый в 1257 г. каноником Робертом де — Сорбонн для окончивших факультет свободных
искусств и решивших посвятить себя изучению теологии. Доктор теологии мог жить в Сорбонне всю жизнь, а
остальные — не более 7 лет.
    Кроме деления по факультетам и колледжам, в университетах существовало разделение студентов по наци-
ям, во главе нации стоял прокуратор, избиравшийся магистрами артистического факультета, а 4 нации выбира-
ли общего главу — ректора. Постепенно ректор объединил под своим началом весь артистический факультет, а
затем и весь университет. В Парижском университете этот процесс завершился к середине Х1У в., и ректор


стал управлять университетом, опираясь на поддержку королевской власти, сделавшись независимым от город-
ских властей и канцлера Собора Парижской богоматери.
    Обучение в средневековом университете включало в себя: слушание лекций, участие в диспутах и репети-
циях, защиту диссертаций и сдачу экзаменов. Лекции делились на ординарные и экстраординарные (соответст-
венно и профессора были ординарные и экстраординарные); это зависело от того, какую книгу читали на лек-
ции. Кроме того, ординарные лекции читали до обеда, их нельзя было прерывать вопросами. Экстраординар-
ные лекции читались после обеда, в праздничные дни, более бегло, могли прерываться вопросами, профессор
не обязательно должен был быть одетым по форме (длинный подрясник без разрезов, с поясом, длинный плащ
с прикреплявшейся шапкой в виде башлыка, все это обычно темного или серого цвета). Ординарный профессор
мог читать и экстраординарные лекции, но не наоборот. В Парижском университете профессор должен был
говорить текст лекции свободно, а не читать его, тем более диктовать. Запрещалось даже повторять текст, за
исключением особо трудных мест.
    В основе средневековых знаний лежало изучение двух комплексов наук, установленных еще в эпоху антич-
ности: тривиума (грамматика, риторика, диалектика) и квадривиума (астрономия, арифметика, музыка, геомет-
рия). Эти науки расшифровывались следующим образом: грамматика говорит, диалектика учит истине, рито-
рика украшает речь, музыка поет, арифметика считает, геометрия взвешивает, астрономия изучает звезды.
    После завершения обучения на факультете свободных искусств, сдачи экзаменов и участия в нескольких
диспутах студент получал степень бакалавра искусств, имел право носить круглую шляпу без полей и посту-
пать на один из высших факультетов. Здесь степень бакалавра требовала еще трех лет учебы и соответствую-
щих испытаний, бакалавр искусств мог получить ее за два года. Бакалавр производился в лиценциаты через
несколько лет занятий и новых испытаний. Лиценциат после нескольких лет преподавания и особого экзамена
становился магистром. Получение степени магистра и доктора превращалось в многодневную церемонию: надо
было выступить с речью перед факультетом, прочитать лекцию, выдержать диспут (так в 1304 г. Дунсу Скотту,
пришедшему на диспут в Париж из Оксфорда, пришлось выслушать 200 контртезисов, которые он сразу повто-
рил по памяти в правильном порядке и на каждый дал достаточно убедительный ответ), дать обед для профес-
соров и каждому из них сделать подарок. Поэтому докторских защит было мало, и многие лиценциаты получа-
ли профессорские права. Магистр и доктор имели разрешение носить широкополый берет и особое кольцо на
руке. Были и так называемые печатные доктора, получавшие докторские степени от пап и королей в виде печа-
тей. Такие доктора университетами не признавались за настоящих.
    Учебный год в средневековых университетах обычно начинался 19-20 октября и длился до 7 сентября (се-
местры появились в немецких университетах в ХУ в.), затем шли большие каникулы. Кроме того, занятий не
было две недели в связи с Пасхой, 11 дней на Святках, по четвергам на тех неделях, в середине которых не бы-
ло праздников. По субботам обычно проводились диспуты: кто-то из магистров говорил вступительную речь и
предлагал тезисы для обсуждения. Из числа присутствовавших, желавшие, прежде всего магистры, возражали
и выставляли свои контртезисы. Диспуты нередко принимали такие острые формы, что приходилось ставить
барьеры.
    В средневековых университетах трудно было проложить четкую грань между учителем и учеником: бака-
лавр учился у магистров в высших факультетах и учил студентов артистического, даже магистр низшего фа-
культета, чтобы приобрести ученую степень по высшему, становился студентом. Преподаватели и студенты
часто были близки по возрасту, являлись духовными лицами, жили на доходы от церковных должностей, кото-
рые сохранялись за ними согласно папской привилегии. Они вели одинаковый образ жизни, жили вместе в кол-
леджах и общежитиях, а на диспуте студент мог побить бакалавра и даже магистра как в споре, так и физиче-
ски.
    Если в ХI-ХIII вв. университеты появлялись и развивались в странах Западной Европы, а представители
знатных семей из Центральной и Восточной Европы ездили получать университетское образование в Болонью
и Париж, то в ХIV в. потребности развития экономики и культуры вызвали необходимость открытия универси-
тетов в новых регионах. В 1346 г. начал свое существование Пражский университет, вскоре же ставший одним
из лучших, а вслед за ним появились университеты в Вене, Кракове, Пече и т.д. В ХV-ХVIII вв. в связи с воз-
никновением в ряде стран Академий занятия наукой переходили туда, роль университетов как научных центров
снижалась, авторитет их падал. К тому же выявились и слабости университетов: плохое преподавание, падение
дисциплины, анахронизм с некоторыми привилегиями и т.п. Особенно в тяжелом положении оказались италь-
янские университеты, в которые перестали ездить учиться из Германии и Восточной Европы, где открылось
много местных университетов.
    Падению авторитета университетов способствовало и то, что исчезал их наднациональный характер, обра-
зование начинало приобретать национальный оттенок, латынь перестала быть общим языком, католическая
церковь находилась в состоянии раскола, т.е. духовное единство Европы отошло в прошлое. Появились като-
лические и протестантские университеты. Исследователи отмечают, что в позднее Средневековье меняется со-
циальный состав студенчества, а вместе с ним и образ жизни многих студентов. Образование становится нуж-
ным и для служебной карьеры, поэтому в университетах появилось много выходцев из аристократической сре-
ды, обладавших большими средствами, ведших разгульный образ жизни.
    В ХV-ХVIII вв. многие крупные мыслители пытались выдвинуть свои проекты преобразования университе-
та, но в большинстве случаев они оставались на бумаге. И только в начале ХIХв. в Пруссии великий ученый А.


Гумбольдт провел объединение Берлинского университета с Королевской академией, в результате был создан
университет, в котором обучение неразрывно связано с исследованием. Этот тип университета оказал большое
влияние на все университетское образование в ХIХ и ХХ вв. Основные принципы такого университета: свобода
преподавания и свобода учения. Первая означает, что каждый преподаватель имеет право выбирать методы,
системы для свободного исследования, а вторая — право студента учиться в университете под руководством
любых профессоров.


Глава 1. Начало университетского образования
в России (XVIII век)

1. 1. Академический университет

   В     России настоящее высшее образование появилось в ХVIII в., но идея необходимости создания универ-
         ситета возникла раньше. Участившиеся связи с европейскими странами, знакомство с состоянием там
         образования и науки привели правителей страны к выводу о желательности открытия университета в
России. Надо подчеркнуть, что в России вопрос о создании университетов ставился властью, решался сверху, а
не возникал из потребностей общества. Впервые реальные шаги в этом направлении были сделаны Борисом
Годуновым, который в 1600 г. отправил в Германию Иоанна Крамера с целью отыскать там и привезти в Моск-
ву профессоров. Однако резкое противодействие духовенства заставило Годунова отказаться от этой затеи.
Вскоре после вступления в Москву Лжедмитрий I высказался за создание университета, но реализовать свои
планы не успел. Писатель С. Залыгин в одной из своих статей в журнале “Новый мир” отмечал, что запоздание
с открытием университетов обошлось России слишком дорого, стало одной из причин ее общей отсталости от
Европы.
    Авторы монографии “Высшее образование в России” (М., 1995) пытаются доказать, что уже в ХVII в. в Рос-
сии было 12 вузов, непонятно, на каком основании относя к их числу школы при монастырях, лекарскую и по-
сольскую школы и даже Юрьевский университет, хотя Юрьев (Тарту) в ХVII в. не входил в состав России. На
самом деле, на наш взгляд, к высшим учебным заведениям можно причислить лишь Славяно-греко-латинскую
академию, открытую в Москве в 1685 г. Но это было узкоспециальное учебное заведение, готовившее кадры
для распространения и защиты догматов православия. А университет, согласно определению В.Даля, — выс-
шая школа, учебное заведение первой ступени, по всем отраслям науки.
    Вопрос о начале университетского образования в России до сих пор принадлежит к числу дискуссионных:
долгие годы считалось, что начало университетскому образованию положил Московский университет, а суще-
ствование в Петербурге Академического университета по тем или иным причинам замалчивалось или упоми-
налось вскользь. И только в 70 — 80-е гг. ХХ в. исследования Е. С. Кулябко, Л. С. Семенова, Ю.Д. Марголиса,
В. А. Тишкина позволили показать подлинное значение Академического университета. Но и после этого в тру-
дах некоторых московских историков, например, А. Ю. Андреева, продолжаются попытки принизить роль
Академического университета.
    Историю российских университетов надо начинать с 28 января 1724 г., когда Сенат принял Указ об учреж-
дении Академии Наук с университетом и гимназией. Об этом свидетельствует Постановление Правительства
Российской Федерации от 1 ноября 1997 г. о праздновании в 1999 г. 275-летия Санкт-Петербургского универ-
ситета.
    Как же происходило создание первого российского университета? Петр I в переписке с известным немец-
ким ученым Вольфом (1720-1721 гг.) выработал основные организационные принципы российских универси-
тетов: совместное существование Академии наук, университета и гимназии, академики одновременно являются
и профессорами университета, выпускники гимназии поступают в университет, который не только служит раз-
витию науки, но широкому распространению научных знаний и т.д. Д. И. Менделеев считал, что император
опирался, прежде всего, на голландский опыт, где академии и университеты тогда существовали совместно. По
поручению Петра I лейб-медик Блюментрост 24 января 1724 г. представил императору регламент устройства
Академии наук и при ней университета и гимназии. После изучения документа царем он был рассмотрен на
заседании Сената и последовал Указ от 28.1.1724 г. Для содержания Академии наук и университета предназна-
чались налоги с городов Нарвы, Дерпта, Пернова и Аренсбурга.
    Сразу же встал вопрос о приглашении преподавателей из-за рубежа в связи с отсутствием отечественных
кадров. Граф Головкин и князь Куракин вели переговоры со многими учеными в Европе, приглашая их препо-
давать в Академическом университете (АУ). Переговоры шли трудно, требования профессоров неоднократно
менялись, многие из них боялись ехать в неведомую холодную страну. Петр I не дожил до открытия своего
детища, которое состоялось уже при Екатерине I, издавшей 21 декабря 1725 г. Указ, который заканчивался сло-
вами: “И сей указ велите в народ публиковать, дабы о той академии всяк ведал, и имел бы тщание отдавать в
разные науки детей своих и свойственников”.
    Первоначально удалось пригласить 17 профессоров, прибывших в 1725 г. в Петербург, чтобы совмещать за-
нятия наукой в Академии с преподаванием в университете. Но оказалось, что отсутствовали студенты, ибо в
России не было подготовленных для слушания университетских лекций молодых людей, тем более, что требо-
валось знание латыни и современных европейских языков, так как на них велось все преподавание, ибо про-
фессора не знали русского языка. Тогда было решено вызвать молодых людей, посланных при Петре I учиться
за границу. Таким образом удалось отобрать 8 студентов, которым 17 профессоров должны были читать лек-


ции. Среди первых профессоров Академического университета необходимо упомянуть математика Н. Бернул-
ли, астронома И. Делиля, правоведа Х. Гольдбаха, физика Г. Бюльфингера, физиолога Я. Германа. В январе
1726 г. началась учеба в университете и чтение профессорами публичных лекций. Первым русским студентом
АУ, по списку, числился Филипп Анохин, отозванный из Германии. Из-за недостатка студентов профессора
ходили на лекции друг к другу, были попытки организовать публичные лекции по физике и анатомии с демон-
страцией опытов, но и их плохо посещала публика.
    Наполнение АУ студентами было самой сложной проблемой за весь период его существования, ее пытались
решать разными путями: отзывом из-за границы, направлением учащихся духовных академий и семинарий,
которые часто оказывались неподготовленными воспринимать науку, открытием доступа в университет для
всех сословий, кроме крепостных и т.д. Но это не дало желаемых результатов, число студентов оставалось не-
значительным, отмечались годы, когда отсутствовали наборы и выпуски. Это было связано и с нежеланием
дворянства отдавать своих детей в университет, и с большей престижностью военной карьеры, и с перенесени-
ем при Анне Иоанновне столицы из Петербурга в Москву, и с недостаточным развитием в России среднего об-
разования. Так, в 1765 г. из 18 студентов половина заявила, что непригодна к учебе и просила отпустить из АУ.
Один из них писал в заявлении ректору: “Много времени почти без всякой пользы препроводил, так как нату-
ральной остроты к наукам не имею; совершенно знаю, что никакой пользы наукам в академии принести не мо-
гу, хотя десять лет в студентах проживу, только время бесполезно потеряю”. В то же время в университете
обучались и талантливые студенты, некоторые из них занимались с профессорами по индивидуальным планам,
участвовали в экспедициях, организовавшихся Академией наук, успешно сдавали экзамены и получали медали
за свои сочинения. Например, В. Ададуров в 1731 г. еще студентом разработал первые основания грамматики
русского языка, несколько студентов участвовали в экспедиции В. Беринга на Камчатку. Лучшие студенты
проводили занятия в гимназии. Для студентов было установлено жалование: 72 р. в год российскому студенту и
200 р. — иностранному. Первоначально студенты жили на частных квартирах, затем был арендован дом у
Строгановых, ставший первым общежитием.
    Академический университет не имел своего устава и только в утвержденном в 1747 г. первом академиче-
ском Регламенте ряд статей был посвящен АУ: часть академиков должна была читать лекции в университете,
была введена категория казеннокоштных студентов, давались некоторые преимущества по службе окончившим
университет. В параграфе 37 Регламента было дано такое определение: “Университет есть собрание учащих и
учащихся людей. Первые называются профессора, а другие — студенты”.
    После принятия Регламента ректору было поручено подготовить университетский Устав. Вместо этого в
1750 г. была сочинена временная инструкция, в ней особое внимание уделялось наказаниям: профессора за про-
пуски лекций и опоздания штрафовались на дневной оклад, студенты за провинности заключались в карцер на
срок до двух недель, им запрещалось носить студенческую форму (зеленый кафтан, шляпа, шпага), и надевать
они должны были серый кафтан. Студенты вели себя очень буйно в общежитии, пьянствовали, инспектор про-
сил прислать солдат для наведения порядка. Отдельных студентов подвергали наказанию розгами за дерзкое
поведение с профессорами.
    Трудности, переживавшиеся АУ, вызвали негативную оценку М. В. Ломоносова: “ни образа, ни подобия
университетского не видно”. К сожалению, эта эмоциональная оценка была некритически воспринята после-
дующими историками, в том числе даже В. О. Ключевским, и дала один из поводов для пренебрежительного
отношения к истории АУ.
    В 1758-1764 гг. ректором АУ был Ломоносов, который попытался перестроить университет, подготовил
проект Устава. М.В. настаивал, чтобы дорога в университет была открыта и для помещичьих крестьян, ссыла-
ясь на Рим, где получившие образование рабы становились вольноотпущенниками. Ломоносов предлагал тор-
жественно ввести новый Устав в жизнь, проведя как бы возрождение университета, пригласив на торжествен-
ный акт видных европейских ученых, представителей зарубежных университетов и т.д. Особое значение при-
давал М. В. предоставлению университету права “производить в градусы”, т. е. возводить в ученые степени.
Михаил Васильевич подготовил Похвальное слово императрице Елизавете Петровне, которое хотел произнести
на торжестве. Но смерть императрицы, а затем болезнь и смерть самого М.В. не позволили осуществить наме-
ченное. Тем более, что в это время существовал уже Московский университет и основные усилия правительст-
ва и общественности были сосредоточены на его поддержке.
    Вскоре после смерти М. Ломоносова Академический университет и гимназия были объединены в одно
учебное заведение — Училище академии, которое просуществовало до начала XIX в., полностью сохраняя
университетское образование. Имеющиеся документальные свидетельства и воспоминания современников по-
зволяют говорить о том, что АУ действовал до начала XIX в. и перестал формально существовать с принятием
нового Регламента Академии наук в 1803 г., в котором исчезли официальные упоминания о нем.
    Какую же роль сыграл Академический университет в развитии университетского образования в России? В
чем его заслуги на ниве отечественного просвещения? Конечно, нельзя впадать в эйфорию, подобно Е. Куляб-
ко, которая всех студентов АУ называет замечательными выпускниками, даже если они не кончили учебу и не
принесли никакой пользы российскому образованию, всех их именует учениками и последователями Ломоно-
сова, и просветителями, все успехи АУ связывает только с деятельностью М.В.Ломоносова. Значительная роль
АУ в истории российского образования и отечественной науки нам видится в том, что, во-первых, это был пер-
вый российский университет, он положил начало университетскому образованию в России; во-вторых, из стен


его вышло немало крупных ученых и будущих профессоров Московского университета, т.е. были заложены
основы отечественной науки, доказано, что “ может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов рос-
сийская земля рождать”; в-третьих, опыт АУ, как позитивный, так и негативный, был учтен при создании дру-
гих российских университетов, прежде всего Московского; в-четвертых, в АУ начали формироваться многие
черты российской университетской системы: светский характер, отсутствие богословского факультета, широ-
кое сословное представительство студенчества, связь образования с научными исследованиями и. т.д., и, нако-
нец, АУ создал в Петербурге предпосылки дальнейшего развития высшего образования, которые реализовались
открытием в 1819 г. Петербургского университета.


1.2. Основание и становление Московского университета
    В то время, как история Академического университета изучена явно недостаточно, второму российскому
университету — Московскому посвящено гораздо больше научных исследований и юбилейных изданий, в ко-
торых он называется первым и ему приписывается вся слава основания российской университетской системы.
Кроме того, в литературе существует явная тенденциозность в освещении двух выдающихся деятелей, сыграв-
ших первостепенную роль в создании Московского университета: М. В. Ломоносова и И.И. Шувалова. Если в
публикациях XIX в. превозносилась деятельность Шувалова при создании МУ и недооценивалась роль в этом
Ломоносова, то советские авторы, рассматривая проблему только с классовых позиций, с некоторым пренеб-
режением относились к Шувалову, как дворянину и близкому к императрице человеку, и чрезмерно выпячива-
ли Ломоносова, приписывая ему такие деяния и заслуги, к которым он имел небольшое отношение.
    Михаил Васильевич сыграл выдающуюся роль в выработке идеи открытия университета в Москве, в разра-
ботке проекта его Устава, используя для этого свой опыт знакомства с западноевропейскими университетами,
особенно Лейденским. Однако без помощи и поддержки Шувалова, без его придворных связей и личного по-
нимания необходимости университета в Москве, идеи Ломоносова могли остаться в нашей памяти утопиче-
ским проектом. Именно их сотрудничество обеспечило быструю и удачную реализацию идеи.
    Летом 1754 г. Шувалов представил Сенату предложение об открытии университета в Москве, мотивируя
это ее географическим положением в центре государства, в отличие от Петербурга, нахождением в Москве
большего количества дворянских семей, детям которых необходимо получить университетское образование
для будущей карьеры. Сенаторы достаточно быстро отреагировали на предложение Шувалова и 19 июля 1754
г. согласились с ним, доложив об этом Елизавете Петровне.
    Первоначально хотели открыть университет уже в 1754 г., но задержала подготовка здания: выселение, ре-
монт, просушка и т.д. 12 января 1755 г. императрица подписала “ Высочайше утвержденный проект об учреж-
дении Московского университета”, и этот день стал рассматриваться в дальнейшем как день рождения Москов-
ского университета. Вопрос о том, какую дату считать днем рождения того или иного университета, до сих пор
остается спорным, ибо одни начинают отсчет от появления официального документа об открытии, другие — от
начала строительства университетских зданий, третьи — от официального открытия университета, четвертые-
от начала функционирования университета в качестве учебного заведения. На наш взгляд, следовало бы счи-
тать началом университета тот день, когда он приступает к своим прямым обязанностям: обучать и воспиты-
вать студентов.
    Торжественное открытие Московского университета состоялось 26 апреля 1755 г. в Аптекарском доме (на
месте нынешнего Исторического музея). “Санкт-Петербургские ведомости” сообщали, что в 8 часов утра со-
стоялся молебен по случаю открытия университета, затем в большом зале были произнесены речи на русском,
латинском, французском и немецком языках. Профессор А. А. Барсов в своей речи отметил, что университет —
“место, определенное и посвященное наукам и учению; так что, назвавши университет его именем, в мысли и
понятии представлять должно все собрание потребных в жизни человеческой наук, весь круг просвещающего
разум учения”. После торжественной части для знатных гостей был устроен прием с винами, кофе, чаем, кон-
фетами. В шестом часу вечера началась иллюминация, которая привлекла много народа, приходившего смот-
реть ее всю ночь, ибо торжества длились до утра.
    Помещение Аптекарского дома оказалось тесным и поэтому начали покупать находившиеся поблизости
дома, в частности, дом на Моховой князей Репниных. Было передано университету и казенное здание, где пре-
жде располагалась Межевая канцелярия. И только в 1783 г. был утвержден проект Матвея Казакова на строи-
тельство собственного университетского здания, которое продолжалось с 1786 по 1793 г. (был еще проект Ва-
силия Баженова построить здание на Воробьевых горах).
    В университетском Уставе, действовавшем по 1804 г., определялись основные параметры жизни универси-
тета: наличие трех факультетов (юридического, медицинского и философского) с 10 профессорами на них (3-на
юридическом, 3 — на медицинском и 4 — на философском), создание двух гимназий (для дворян и разночин-
цев отдельно), которые бы поставляли будущих студентов, наличие университетского суда и неподсудность
профессоров, служащих и учащихся другим властям, прямое подчинение университета Сенату. Обучение было
рассчитано на 3 года. Во главе университета назначался директор (первый-Алексей Аргамаков), который был
лишь администратором. Университет имел двух кураторов, обычно крупных чиновников, государственных



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика