Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Многоликая Финляндия. Образ Финляндии и финнов в России: Сборник статей

Голосов: 4

В коллективном исследовании "Образ Финляндии в России", авторами которого являются историки, литературоведы, искусствоведы и социологи, показана динамика восприятия Финляндии в России с древнейших времен до наших дней, раскрыты факторы, влиявшие на формирование и эволюцию стереотипов и представлений о соседней стране. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    квартирой в Петербурге», но и стал искать возможность приобрести    важную черту в воспоминаниях о жизни в Финляндии. Она не по-
дачу. Несколько страниц в «Воспоминаниях», посвященных, каза-       хожа на то, что было на дачах Репина, Чуковского, Горького, где
лось бы, обыденным деталям, связанным с приобретением, обуст-       всегда было полно гостей, приезжих. Здесь только свои. Упомяну-
ройством, с расположением дачных участков, могут приоткрыть         ты лишь ближайшие соседи, «семья Леонида Андреева», которые
часть души П.Н.Милюкова, особенностей его склада, черт характе-     как-то приходили «специально фотографировать» «живописный
ра, показать как человека и семьянина. Тем не менее эта краткая     домик» Милюкова.
часть «Воспоминаний» несет на себе и отпечаток событий глобаль-        Жизнь на даче в Финляндии, вспоминал Милюков, – «сельская
ного масштаба, оказавших влияние на судьбы тысяч людей, среди       идиллия», «в годы эмиграции кончилась печально»1: «младшие
которых оказались и политики такого уровня, как П.Н.Милюков, и      дети сделались жертвой войны и белой борьбы, а дача была со-
русские и финские крестьяне, и миллионы других людей.               жжена добрыми финляндскими соседями, чтобы побудить нас
   Семья Милюковых сначала обзавелась было уютным домиком           продать им участок». Соседи «очень зарились на луг, единствен-
на берегу Черного моря в Крыму, где и провела «несколько вака-      ный в окрестностях орошенный водой, и предлагали раньше сдать
ций». «Затем, – вспоминал Милюков, – открылась другая возмож-       его им в аренду», на что Милюков «не соглашался»2.
ность – приобрести участок в Финляндии, в местности Ино, кото-         Художник Ю.П.Анненков, проживший долгую жизнь (родился в
рая начала заселяться дачниками». Однако обладание этим живо-       1889 г., умер в 1974 г.), оставил написанные в эмиграции интересные
писным участком оказалось непродолжительным: дачников               воспоминания, в которых важное место занимает и старая Финлян-
выселили, так как стали строить форт1. Но остался «интерес к при-   дия. В воспоминаниях Ю.П.Анненкова мы видим поистине мозаич-
брежной местности Финляндии». Вскоре внимание Милюкова              ную картину, воспроизводящую встречи на даче в Куоккала и со зна-
привлек живописный участок. Милюкову при виде ручейка, про-         менитыми поэтами, писателями, артистами, и с самыми известными
текавшего по дну «ущелья», сразу представилось «доисторическое      деятелями революционного движения в России. В очерке «Владимир
время, когда ручеек был горным потоком, промывшим себе путь к       Ленин» Ю.П.Анненков рассказывает, как его отец, кстати сказать,
морю». На участке сохранилась «старинная крестьянская изба,         уроженец Олонецкой губернии, в молодости был членом партии
солидно сложенная из толстых бревен красной сосны, давно пере-      «Народная воля», избежал грозившей ему смертной казни, отбыл
ведшейся в этой местности», за ней – «классический четырех-         ссылку в Сибири, вернувшись в Европейскую Россию в 1893 г., посе-
угольник полуразвалившихся служб: циклоскопическая постройка        лился в Самаре, где познакомился с семьей Ульяновых и подружился
из грубых камней, деревянные амбары и, у самого входа, бревен-      с Владимиром Ильичем Ульяновым и Марком Тимофеевичем Елиза-
чатая сторожка, которую можно было превратить в баню». По           ровым. В 1895 г. Павел Анненков смог переехать в Петербург, ото-
мнению Милюкова, «лучшего сочетания особенностей всей Фин-          шел от революционной деятельности и со временем, успешно работая
ляндии в миниатюре нельзя было найти». Он не стал разрушать         «в одном из крупнейших страховых и транспортных обществ», стал
старые постройки, а перестроил и усовершенствовал их. Опуская       его директором и, обретя достаточное материальное обеспечение,
приведенные в «Воспоминаниях» детали, очень хорошо описанные        «обзавелся прекрасным имением в финляндском местечке Куоккала»,
Милюковым, отмечу лишь, что в старинной избе «получился             где его семья «проводила летние месяцы в течение восемнадцати лет
большой кабинет», куда Милюков «перевез часть своей библиоте-       (1899–1917)»3. Кого только не повидал Ю.П.Анненков «в легендар-
ки» из Петербурга и «первоначальный состав» его «старой мос-        ной Куоккале», с кем только не познакомился. Его «Куоккальские
ковской библиотеки»2. Милюков воспроизводит особый уголок его       встречи» давали повод не только для рассказа о знаменитых людях,
жизни, где были он, его жена, сын Сергей и дочь Наталья. Отмечу
                                                                    1
                                                                        Милюков П.Н. Указ. соч. С. 45.
1                                                                   2
    Милюков П.Н. Воспоминания. Т. 2. М., 1990. С. 43.                   Там же. С. 45–46.
2                                                                   3
    Там же. С. 44–45.                                                   Анненков Ю.П. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. Т. 2. Л., 1991. С. 231–232.



                                        21                                                                  22


но и для рассуждений о судьбе русской культуры, о судьбе России,    гда осталась как маленькая часть Финляндии. Вспоминая встречи с
жизнь которой была потрясена революционными бурями. Вспоминая       В.В.Маяковским, он пишет, что они играли в крокет «ночью, бе-
встречи со В.Э.Мейерхольдом, первая из которых произошла в Куок-    лой, полусветлой, финской ночью»1. Во время устроенных Макси-
кала в 1914 г., Ю.П.Анненков воссоздает природу Карельского пере-   мом Горьким соревнований по французской борьбе, участниками
шейка, описывает, как они с Мейерхольдом «блуждали по лесным        которых были молодые люди, как вспоминал Анненков, каждый
гущам, собирая грибы – подберезовики, подосиновики, сморчки,        имел особую кличку, а ему дали прозвание «Гроза Финляндии»,
опенки...», как «катались на лодке по Финскому заливу»1. Уточняя    «как постоянному финскому жителю»2.
обстоятельства, при которых впервые («кажется, в четырнадцатом         По-иному взглянул на Финляндию и вспоминал о ней
или пятнадцатом году») в Куоккала появился С.А.Есенин, которого     Н.Е.Андреев, впоследствии известный историк, преподававший в
привез к Репину К.И.Чуковский, Ю.П.Анненков рассказывает, что       Праге, а затем в Лондоне. Н.Е.Андреев, семья которого до рево-
после вечера в Пенатах, С.А.Есенин, встреченный холодно собрав-     люции жила в Петрограде, а во время гражданской войны оказа-
шейся публикой, заночевал на даче Анненковых.                       лась сначала на территории, занятой войсками Юденича, а затем в
    Рассказав о встрече и начавшейся дружбе с С.А.Есениным,         эмиграции в Эстонии, в 1926 г. учился в Таллинне в гимназии. В
Ю.П.Анненков привел длинный перечень знаменитостей, подолгу         его воспоминаниях «То, что вспоминается» он описывает, как
гостивших «в его «родовом» куоккальском доме, прозванном там        эмигранты тосковали по России, по Петербургу. В 1926 г. участ-
«литературной дачей» и отделенном узкой дорогой от знаменитой       ники школьного литературного кружка, членом которого был и
мызы Лентула, где много лет провел Горький». На первом месте        Н.Е.Андреев, совершили поездку в Финляндию, посетили Хель-
среди перечисленных друзей отца Ю.П.Анненкова в этом списке         синки, Выборг и Валаамский монастырь. Участники экскурсии,
была названа «освобожденная из Шлиссельбурга Вера Фигнер»2.         вспоминал Н.Е.Андреев, «с большим интересом рассматривали в
    После двадцати пяти лет одиночного заключения, в 1905 г.,       Финляндии все, начиная с ее суровой и очень стильной природы:
прямо из тюрьмы В.Н.Фигнер приехала на дачу Анненковых.             скалы, озера, суровый почерк природы, другой, чем в Эстонии»,
«Две-три недели», которые В.Н.Фигнер провела на даче в Куокка-      где им пришлось жить. Н.Е.Андреев отмечал, что «интересно было
ла, она сама, по словам Ю.П.Анненкова, считала своим воскресе-      посмотреть на отголоски русской империи в Финляндии», что «их
нием, возвратом к жизни. Спустя год, в 1906 г., в Куоккала «посе-   было очень много, начиная с укреплений, фортов при входе в га-
лился другой народоволец – [Николай Александрович] Морозов. В       вани, батарей, которые были российскими, а стали финскими». В
тот же год (1906) приехал в Куоккалу, скрываясь от петербургской    Гельсингфорсе русских школьников и их учителей «особенно по-
полиции, В.И.Ленин, поселившийся на даче “Ваза”», – вспоминал       разило здание Парламента, где в главном зале был трон», с которо-
Ю.П.Ан-ненков и продолжал: «Он неоднократно заходил в наш           го «Александр I в 1809 г. открыл Сейм, финский парламент», ко-
дом навещать моего отца и В.Н.Фигнер»3.                             торого «в России в ту эпоху еще не было». «В одной из задних
    Очень характерно, что освобожденная из тюрьмы В.Н.Фигнер        галерей парламента оказалась целая вереница портретов русских
первые недели на свободе проводит именно в Финляндии, где ей        императоров» и «ряда российских деятелей, имевших отношение к
легче было постепенно приходить в себя.                             Финляндии», – вспоминал Н.Е.Андреев и так описывал сложив-
    Считаем нужным подчеркнуть, что в воспоминаниях Анненко-        шееся у него впечатление: «Это тоже было очень приятно, воз-
ва, повидавшего в Куоккала много не просто знаменитых, а порой      можно, у меня была особая чувствительность к таким русским
и гениальных людей, цвет русской культуры, дача его отца навсе-     историческим ассоциациям. Я лично это очень переживал – на
                                                                    меня вдруг пахнуло традицией России, Империей». Как видим,
1
    Анненков Ю.П. Указ. соч. Т. 2. С. 27.
2                                                                   1
    Там же. Т. 1. С. 145.                                               Анненков Ю.П. Указ. соч. С. 169.
3                                                                   2
    Там же. С. 43.                                                      Там же. С. 23.



                                            23                                                             24


впечатление от своеобразной природы Финляндии, ее своеобраз-          гих случаях финны «судили о России только по последним собы-
ного облика сочеталось с особенным вниманием к тому, что напо-        тиям и в большинстве случаев отрицательно»1.
минало Н.Е.Андрееву о России. После Хельсинки Н.Е.Андреев и              Таким образом, мы видим, что образ Финляндии у оказавшегося в
его товарищи побывали в Выборге. Здесь их «замечательно при-          эмиграции подростка, помнившего Россию, Петроград, где прошло
нимала русская гимназия и в частности ее преподаватель или ди-        его детство, оказавшегося затем в Эстонии, нес на себе оттенки раз-
ректор Александр Николаевич Введенский»1. Во время экскурсии          личных впечатлений, среди которых ему оказывалось особенно близ-
по Выборгу А.Н.Введенский рассказал и о том, что в 1918 г. «бе-       ко то, что напоминало Россию, запомнилась суровая красота приро-
лая финская гвардия» расстреливала «без всякого суда» и русских.      ды, но оставляло горький отпечаток то, что невольно напомнило о
«Это очень неприятно поразило» Н.Е.Андреева и его друзей, «и          сложностях во взаимоотношениях между Россией и Финляндией,
даже финские краски немножко потускнели»2. Этому способство-          приобретших особенную остроту в годы, когда усилились русифика-
вало и то, что когда в Иматре участники экскурсии (46 человек)        торские тенденции в действиях русских властей, и о жестокостях,
громко пели хором русские песни, к ним «пришла в красной шапке        сопровождавших революции и гражданские войны.
начальница станции» и попросила руководство группы «прекра-              Особое место среди созданных в годы Советской власти образов
тить русское пение, потому что русские притеснители Финляндии         Финляндии занимает взгляд на эту страну, зафиксированный в мате-
и слушать их песни финнам неприятно»3.                                риалах и документах следственных дел, сфабрикованных ОГПУ в
   Судя по дальнейшему рассказу Н.Е.Андреева, неприятное впе-         1929–1930 гг. В «Предисловии» к выпускам 1 и 2 «Академического
чатление от описанных выше инцидентов в Выборге и в Иматре,           дела», в приложенных к этим выпускам статьях о С.Ф.Платонове и
напомнившие о том, что пребывание Финляндии под российской            Е.В.Тарле2, в специальном исследовании «Принудительное “соавтор-
короной многими финнами воспринималось как ее притеснение,            ство”», написанном Б.В.Ананьичем и В.М.Панеяхом3, показано, что
затем было сглажено после посещения монастыря на Валаамских           многие показания, полученные от подследственных, были результа-
островах. Особенно запомнилось Н.Е.Андрееву посещение схимо-          том «оживления» заранее подготовленного следственной группой
наха Ефрема, среди других молитв прочитавшего «За врагов на-          сценария, в конечном результате создавшего видимость деятельности
ших, ненавидящих нас, Господу помолимся»4.                            контрреволюционной организации.
   На обратном пути, в Хельсинки, жители столицы Финляндии               Частным эпизодом в этом сценарии была мнимая связь подследст-
поразили участников экскурсии «своей молчаливостью». «Это             венных не только с германской, французской, но и с финляндской
было удивительное впечатление после Эстонии, где все таратори-        разведкой, якобы готовивших интервенцию против СССР.
ли», – добавляет Н.Е.Андреев5.                                           При сличении текстов показаний, протоколов, других материалов,
   Вспоминая о поездке в Финляндию, Н.Е.Андреев размышлял о           включенных в следственное дело, можно проследить, как постепенно
том, что в XIX в., как он считал, после присоединения к России        создавался, точнее фабриковался образ Финляндии как государства,
«были открыты шлюзы для развития финской культуры», препо-            участвующего в интервенции против СССР и помогающего контрре-
давание на шведском языке было заменено преподаванием на фин-         волюционным силам, находившимся в СССР.
ском языке, что «вызвало национальное возрождение». Участники
же экскурсии, как вспоминал Н.Е.Андреев, заметили, что во мно-
                                                                      1
                                                                          Андреев Н.Е. То, что вспоминается. С. 197–198.
                                                                      2
1                                                                         Академическое дело 1929–1930 гг. Документы и материалы следственного дела,
    Андреев Н.Е. То, что вспоминается. Таллинн, 1996. Т. 1. С. 193.       сфабрикованного ОГПУ. Вып. 1. Дело по обвинению академика С.Ф.Платонова.
2
    Там же. С. 193–194.                                                   СПб., 1996; Вып. 2 (Ч. 1, 2) СПб., 1998.
3                                                                     3
    Там же. С. 194.                                                       Ананьич Б.В., Панеях В.М. Принудительное «соавторство». (К выходу в свет сбор-
4
    Там же. С. 194–195.                                                   ника документов «Академическое дело 1929–1930 гг.» Вып. 1) // In memoriam. Ис-
5
    Там же. С. 198.                                                       торический сборник памяти Ф.Ф.Перченка. М.; СПб., 1995. С. 87–111.



                                         25                                                                  26


   В опубликованных выпусках «Академического дела» финлянд-           «Сводном      протоколе    показаний   Е.В.Тарле,   составленном
ская тема представлена в выпуске 2 (в 2-х частях), содержащем         А.Р.Строминым», один из пунктов «плана захвата Ленинграда» гла-
следственное дело Е.В.Тарле. Он был арестован 28 января 1930 г., а    сил: «12. Для поддержания внутреннего порядка в стране и борьбы с
первое упоминание о Финляндии появилось в «Собственноручных           революционными выступлениями организуется, помимо общей по-
показаниях» от 20 мая 1930 г.1 Сравнение «Собственноручных пока-      лиции, специальная военно-полицейская сила в духе «Шюцкора» в
заний» Е.В.Тарле от 20 мая2, 173 и 29 июня4 1930 г., «Сводного про-   Финляндии...». Заметим, что это слово в машинописной копии вос-
токола показаний Е.В.Тарле, составленного А.Р.Строминым» от 29        произведено как Жуцвер и не исправлено1.
июня 1930 г., «Собственноручных показаний Е.В.Тарле» от 30 авгу-         Отношение к Финляндии было особенным, как сказано в пока-
ста 1930 г. и некоторых других позволяет проследить, как постепен-    заниях Тарле, «во-вторых», потому что «при разных обстоятельст-
но «совершенствуется» описание роли Финляндии в якобы ожидае-         вах позиция ее была очень важна для судьбы Ленинграда». В до-
мой интервенции против СССР.                                          полнение к этой фразе в показаниях от 20 мая 1930 г. говорилось:
   В показаниях от 20 мая 1930 г. появляется «третий вариант плана    «Платонов в свое время надеялся на интервенцию со стороны
восстания в Ленинграде и Москве», согласно которому «отряд            Маннергейма»2. В показаниях Тарле, полученных от него не позд-
эмигрантов, финнов-добровольцев и т. п. образуется на границе и       нее 29 июня 1930 г., эта фраза уточнялась. «Пытаясь» вспомнить и
внезапно является к Ленинграду». При этом Тарле об этом плане         сформулировать отношение Платонова к лимитрофам, Тарле пи-
будто бы слышал от московского историка М.М.Богословского в           сал: «Он мне лично говорил еще в первые годы революции, что
1926 г., но не запомнил, «как этот вариант сопрягается с немцами».    ждет вторжение “конницы Маннергейма” (его точные слова) в
В этих же показаниях заходит речь о национальной политике, кото-      Ленинград, что одним ударом сметет сов[етскую] власть»3.
рой будто бы придерживалась мнимая контрреволюционная органи-            Со ссылкой на С.Ф.Платонова и М.А.Мерварта в показаниях
зация, участниками которой были Платонов и Тарле. О Финляндии         Тарле встречаются и слова о военной помощи Финляндии со сто-
сказано здесь в одной форме: «Особое отношение (уважительное)         роны Германии. В «Собственноручных показаниях» от 17 июня
было к Финляндии»5.                                                   1930 г. говорилось: «Что немецкие офицеры действуют в Финлян-
   Заслуживает внимания мотивировка особого отношения к Фин-          дии, в Латвии и у лимитрофов вообще, я слышал от Мерварта, от
ляндии. Оно объясняется, «во-первых», желанием («очень хотелось»)     Платонова. Платонов говорил мне, что ему в Германии сказали,
скопировать ее организацию по охране порядка6, под которой имелся     что финляндцы взяли на службу наилучших герман[ских] офице-
в виду Шюцкор. Отношение к Шюцкору несколько раз уточняется,          ров прежнего Ген[ерального] штаба и что все их усилия направле-
но в «Собственноручных показаниях» Тарле неоднократно замечает,       ны на выработку плана кампании против СССР». Будто бы Мер-
что не помнит названия7. Ссылка на Платонова, который будто бы        варт сказал Тарле, что «только немцы избавили Финляндию от
«восторгался организацией внутренней военно-политической силы в       большевизма и что они же организовали финскую армию». О са-
Финляндии (забыл название), специально созданной для борьбы про-      мом Мерварте в этих же показаниях Тарле сказано: «Что Мерварт
тив революционных попыток низвергнуть строй»8. Наконец, в             немецкий шпион – я не имел никакого понятия. Но я знал его рез-
                                                                      ко антисоветское настроение»4. В показаниях Тарле, датированных
1
2
    Академическое дело 1929–1930 г. Вып. 2. Ч. 1. С. 134.             «не позднее 29 июня», сказано, что Платонов «приводил Финлян-
    Там же. С. 134–153.
3
    Там же. С. 273–285.
4
    Там же. Вып. 2. Ч. 2. С. 343–473.
5                                                                     1
    Там же. Ч. 1. С. 144.                                                 Академическое дело 1929–1930 г. Вып. 2. Ч. 2. С. 397.
6                                                                     2
    Там же. Ч. 2. С. 342.                                                 Там же. Ч. 1. С. 144.
7                                                                     3
    Там же. С. 399.                                                       Там же. Ч. 2. С. 342.
8                                                                     4
    Там же. С. 342.                                                       Там же. Ч. 1. С. 284.



                                         27                                                                    28


дию как образчик страны, спасенной от большевизма исключи-          годы, приезжая с какими-то подарками или пожертвованиями в
тельно немецкой высадкой в 1918 году»1.                             СССР, связан был с Домом ученых в эпоху ученого пайка, с Оль-
   В показаниях Тарле можно найти и описание контактов «воен-       денбургом, Осиповым, Панковым, Стекловым, был... рекомендован
ной группы» с представителями разведки Польши, Финляндии и          Максиму Горькому и еще кому-то Андреем Викторовичем Игельст-
Латвии. Этому был посвящен раздел в «Сводном протоколе показа-      ромом, членом партии с[оциалистов]-р[еволюционеров], библиоте-
ний Е.В.Тарле, составленном А.Р.Строминым» и датированном 29        карем русского отдела университет[ской] библиотеки в Гельсинг-
июня 1930 г. Установление этой связи приписывалось Н.В.Измай-       форсе». О финском дипкурьере было сказано, что с ним «давно зна-
лову, заведующему рукописным отделом Пушкинского дома и зятю        ком Измайлов. Как и где познакомились Измайлов и дипкурьер,
Платонова, который по сценарию, составленному ОГПУ, якобы           Платонов не сказал», – говорилось в «показании», после чего следо-
возглавлял «военную группу». Измайлов будто бы «непосредствен-      вало уточнение: «Сносятся они, когда финн приезжает в Ленинград.
но» установил связь с «представителями финской разведки». В про-    Фактически, по словам Платонова, Измайлов получал от них обоих
токоле, подчеркнем, написанном рукой Стромина и подписанном         сведения, но не давал, так как все, что он мог дать, они знали без
Тарле, фигурировало пока что безымянное лицо, которое сначала       него. Этот финн интеллигентный и имеет какое-то отношение к
было названо «финским гражданином», затем рукой Стромина было       Гельсингфорскому университету, знаком в Ленинграде с учеными,
вписано слово «разведчик». Про него также было сказано, что он      был не то лаборантом, не то ассистентом в Гельсингфорсе»1.
«приезжает нелегально из Гельсингфорса, состоя на службе финско-       Как видим, в уточненном и дополненном варианте версия о
го Мин[истерства] ин[остранных] дел в качестве дипломатического     «финском разведчике» предстает более отчетливой. Исчезает ут-
курьера». Заметим, что если речь идет о лице, состоящем официаль-   верждение о том, что он ездил в Ленинград нелегально. По-
но на службе в Министерстве иностранных дел в должности дип-        видимому, он действительно бывал и раньше в Петрограде, был
курьера, почему он приезжает из Гельсингфорса нелегально? Далее     как-то связан с американской организацией АРА, а потому имел
по «финскому разведчику» было сказано, что он в Петрограде «свя-    дело, вероятно, вполне официально со многими учеными и литера-
зался с отдельными учеными», «например», с такими, как непре-       торами, в числе которых был и А.М.Горький. Мог быть знаком с
менный секретарь Президиума Академии наук академик                  Н. В. Измайловым, молодым, но уже известным и деятельным на-
С.Ф.Ольденбург, математик академик В.А.Стеклов, психиатр про-       учным работником. Версия о шпионском характере этого знаком-
фессор Военно-медицинской академии В.П.Осипов. Затем говори-        ства весьма шаткая. «Финский разведчик», как и его знакомый в
лось, что «финский разведчик» «завел эти знакомства, имея реко-     библиотеке Гельсинфоргского университета «знали и без него» (то
мендации от живущего в Гельсингфорсе быв[шего] зав[едующего]        есть Измайлова) «все, что он мог дать», а потому Измайлов ничего
русским отделом университетской библиотеки, члена партии эсеров     «не давал». Получается, как и во многих других эпизодах, явно
Андрея Викторовича Игельстрома». «Финский разведчик», говори-       неубедительное описание якобы шпионской деятельности.
лось в протоколе, «в годы голода сносился также с комитетом Дома       Почти одновременно с арестами по «Академическому делу»
ученых, куда он привозил из Финляндии продуктовые пожертвова-       ОГПУ произвело в Ленинграде, Москве, Киеве, Харькове, во мно-
ния для ученых»2. В «Собственноручных показаниях Е.В.Тарле» от      гих других городах аресты бывших офицеров, большая часть кото-
30 августа 1930 г. вновь зашла речь о «финском разведчике»: «Что    рых была осуждена по так называемому «делу “Весна”».
касается финна, то это дипломатич[еский] курьер финского кон-          Делу «Весна» посвятил свою книгу «Голгофа русского офицер-
сульства в Ленинграде, ездит постоянно из Ленинграда в Гельсинг-    ства в СССР. 1930–1931 гг.» журналист Ярослав Тинченко2, полу-
форс и обратно, был как-то связан с американской АРА в голодные     чивший доступ к документам из Государственного архива службы
1                                                                   1
    Академическое дело 1929–1930 г. Вып. 2. Ч. 2. С. 342.               Академическое дело 1929–1930 г. Ч. 2. С. 512.
2                                                                   2
    Там же. Ч. 2. С. 409.                                               Тинченко Я. Голгофа русского офицерства в СССР. 1930–1931 годы. М., 2000.



                                         29                                                                30


безопасности Украины. В приложениях к книге Я.Тинченко приве-       сказал Балабину, что «имеет связи с немецким генералом, коман-
дены и некоторые документы. Нельзя исключить того, что и «Ака-      дующим корпусом в Пскове», что «Марушевский очень интересу-
демическое дело», и дело «Весна» могли стать подготовительным       ется настроениями ленинградского офицерства и мог бы быть
этапом к большому открытому процессу, который не состоялся. Во      очень полезен для немецко-финского движения». Миссия Балаби-
всяком случае, в некоторых позициях по «делу “Весна”», как и по     на и его попутчика не оправдала надежд Дурново. В показаниях
«Академическому делу», фигурирует «финляндская тема».               Балабина так описана встреча с Марушевским: «У него мы полу-
   Несколько человек фигурировали как в «Академическом деле»,       чили полный афронт, так как он оказался заядлым сторонником
так и в деле «Весна». Частично опубликованы протоколы допросов      Антанты. Его слова были примерны: «Передайте Петьке»
А.А.Кованько, бывшего офицера лейб-гвардии Измайловского            (П.П.Дурново. – А. Ц.), чтобы он раз и навсегда бросил валять ду-
полка, имя которого упоминается в числе обвиняемых и в «Акаде-      рака. Так же беспрепятственно мы на следующий день вернулись
мическом деле», где ему приписывали участие в «Военной группе»      назад. Дурново был весьма сконфужен, его престиж для нас весьма
«Всенародного союза борьбы», и по делу «Весна». В показаниях и      подорван, и наши встречи с ним на этом кончились»1.
по «Академическом делу» и по делу «Весна» встречаются имена            Д.Д.Зуев, бывший полковник лейб-гвардии Преображенского
бывшего офицера лейб-гвардии Московского полка В.Ф.Пузинс-          полка, у белых не служивший, оставшийся в Советской России, тем
кого, и бывшего офицера А.Ф.Путилова, бывшего полковника            не менее в глазах следователей мог иметь какие-то связи с офицерами
лейб-гвардии Саперного полка Г.С.Габаева. Все трое после рево-      не только Преображенского, но и других, в первую очередь гвардей-
люции работали в архивах.                                           ских полков. В его показаниях, скорее всего данных в соответствии с
   В опубликованных протоколах арестованных по делу «Весна»         вопросами следователей, есть и упоминания о Финляндии. Сам
так же, как и по «Академическому делу», встречается финляндская     Д.Д.Зуев, по всей вероятности, не был знаком с К.Г.Маннергеймом,
тема, при этом от арестованных по делу «Весна» следователи до-      но в его показаниях упоминается бывший генерал-майор
бивались подробных показаний, касающихся событий Февраль-           Б.В.Шульгин, «старый собутыльник и приятель» Зуева, якобы во-
ской и Октябрьской революций и гражданской войны. У многих          влекший Зуева в деятельность контрреволюционного «центра», дей-
присутствует характеристика Финляндии как возможного участ-         ствовавшего в Петрограде в первой половине 1918 г. Среди прочих
ника боевых действий против Советской России.                       эпизодов, связанных с деятельностью этого центра, отметим упоми-
   В следственных делах встречаются описания попыток бывших         нание о том, что Шульгин якобы отправил «для связи с ген[ералом]
офицеров, в годы гражданской войны оставшихся в Петрограде,         Маннергеймом какого-то юношу, вольноопределяющегося», с «кар-
наладить связь с оказавшимися в Финляндии бывшими сослужив-         той и пакетом», с «запиской», которая была в общих чертах о том, что
цами, особенно с теми, кто стал служить в финляндской армии.        «мы готовы свергнуть большевиков, когда он подойдет к Выборгу, и
   В показаниях бывшего полковника Ф.И.Балабина от 3 ноября         просьба об информации»2. В показаниях Зуева сказано, что «Шуль-
1930 г. и 1 января 1931 г. говорится, что он, по поручению сочув-   гин – товарищ Маннергейма по Пажескому корпусу». Заметим, что
ствовавшего Германии бывшего офицера Генерального штаба             тут явная неточность. Маннергейм окончил не Пажеский корпус, а
П.П.Дурново, сына сенатора П.Н.Дурново, убежденного сторон-         Николаевское кавалерийское училище. По поводу финала этой исто-
ника союза с немцами, вместе с еще одним бывшим офицером            рии Зуев показал: «Что сталось с юношей и его поручением – никогда
отправился в Финляндию, с целью разыскать там бывшего началь-       не знал, и ответа от Маннергейма получено не было»3. Другое упо-
ника Генерального штаба Марушевского, чтобы «выяснить его           минание о Финляндии связано с разделенными на несколько пунктов
позицию». Балабин и его спутник «доехали до Белоострова, с мо-
лочными жбанами перешли границу, сели на первой станции в           1
                                                                        Цит. по: Тинченко Я. Указ. соч. С. 323.
                                                                    2
поезд и беспрепятственно приехали к Марушевскому», «который с       3
                                                                        Цит. по: Там же. С. 346.
семьей жил на одной из станций около Выборга». П.П.Дурново              Цит. по: Там же. С. 346.



                               31                                                                             32


о «сохранении удобного случая», под которым подразумевалась         вом и К[оммунистической] Партией Финляндии»1. О самом «фин-
«германская интервенция». Пункт «б» гласил: «значение Финлянд-      ском представителе» было сказано: «Разговор наш был непродол-
ской ж[елезной] д[ороги], как кратчайшего подступа при обозначив-   жительным, официален, сухо вежлив. Представитель – типичная
шейся победе белой Финляндии и «благословения» на это дело          фигура финского шведа, с военной выправкой, корректный, мол-
б[ывшего] штабс-капитана Бутовского». В пункте «г» было сказано:    чаливый, я ему высказал сомнения о целесообразности «запроса»,
«Поиски связей и нахождение их с финнами – два свидания, одно       с которым все равно в будущем никто считаться не станет, что
Шульгина, другое – мое (где-то на Конюшенной в доме лютеранской     послужит поводом к последующим конфликтам, он, не входя в
церкви) с представителем быв[шего] генерал-губернатора Энкеля,      обсуждение, заявил, что он уполномочен мне передать то именно,
фамилия шведская – не помню)»1. Дальнейшее развитие событий в       что он передал»2.
связи с этими переговорами изложено в следующих словах: «Более          Не берусь судить, насколько можно считать достоверным то,
остро и энергично обсуждались лишь финские контртребования:         что писали в 1930–1931 гг. арестованные бывшие офицеры. Было
представитель Энкеля, с которым я видался на Конюшенной, имел       бы интересно обратиться к архивам Финляндии, посмотреть, есть
минимальные требования: Карелия, перешеек, финляндская ж.д. и       ли там свидетельства о каких-то контактах с остававшимися в
правый берег реки Невы (к самому северному протоку) с мостом в      Петрограде бывшими офицерами.
«вольном порту Петрограде». За это финны обещали двинуть войска         Оставляя в стороне проблему достоверности изложенных в по-
по направлению Петрограда, а внутри города «помочь» своими          казаниях версий, замечу, что в показаниях Балабина, Зуева, неко-
людьми, но в первую очередь против красных финнов, отступавших      торых других бывших офицеров речь идет о событиях 1917–1918
на Петроград. Эти контртребования признавались Гольдгойером и       гг. Если на основе этих показаний составить образ белой Финлян-
Шульгиным нелепыми и дальнейшие переговоры, по нашей во вся-        дии, противостоящей Советской России и Красному Петрограду,
ком случае линии, прервались»2.                                     то она предстает в виде потенциального противника, образ которо-
   Судя еще по одному протоколу (без даты), следователи воз-        го скорее создан в представлении тех, кто назван в числе «заго-
вращались к эпизоду с возможностью участия финляндских войск        ворщиков», чем построен на реальных фактах.
в борьбе против Красной Армии. В нем Зуев уточнял: «Записка к           Таким образом, в статье представлены, как нам представляется,
Маннергейму была написана мною под диктовку Шульгина и им           несколько видов образа Финляндии, создававшихся русскими в
подписана, содержание – общего характера и рассчитана была на       различной среде, в разное время, в разнообразной обстановке,
установление непосредственной связи. Обсуждался ли вопрос о         несших на себе отпечаток как своеобразия характера, так и рода
посылке к Маннергейму на собрании головки или это была личная       занятий, политических взглядов и других факторов.
инициатива Шульгина – мне неизвестно»3. Вновь был затронут и
случай со встречей с обменом записками с «представителем Энке-
ля». Условия «финского представителя», как сказано в показаниях
Зуева: «это программа «Великой Финляндии», причем реальной
помощи финны фактически не обещали. Было ясно, что «их люди»
всю свою энергию вложат в борьбу с эвакуировавшимися в Петро-
град кадрами финской красной гвардии, советским правительст-


1
    Цит. по: Тинченко Я. Указ. соч. С. 357.
2                                                                   1
    Цит. по: Там же.                                                    Цит. по: Тинченко Я. Указ. соч. С. 375.
3                                                                   2
    Цит. по: Там же. С. 371.                                            Цит. по: Там же. С. 376.



                                          33                                                                  34


                                                                             части оканчивались успехом, так как разрозненные слабые фин-
                                                                             ские племена не могли устоять перед новгородскими дружинами.
                                                                             В целом, летописные сведения о финнах очень скудные, они фик-
        Г. М. Коваленко *                                                    сируют лишь военные столкновения с ними по формуле «ходиша
        Финны и Финляндия в восприятии русских                               новгородцы на емь и воеваша землю их».
                                                                                В XVI в. летописцы стали называть Финляндию Финской зем-
        (с древнейших времен до начала XIX в.)
                                                                             лей, население которой они по традиции именовали чудью. Так, в
                                                                             Псковской летописи сказано, что живущая в Швеции «чудь якоже
                                                                             и доныне во всех их западных странах гнушаются ими»1 В это
                                                                             время финны были в глазах русских язычниками и арбуями (зна-
                                                                             харями, колдунами). От общения с ними предостерегал жителей
                                                                             Водской пятины новгородский архиепископ Макарий в 1534 г.:
                                                                             «Мне сказывали, что многие христиане с женами и с детьми свои-
                                                                             ми заблудили от истинныя православные веры... и в Петров деи
                                                                             пост многие ядят скором, и жертву деи и пития жрут и пиют мерз-
                                                                             ским бесом и призывают деи на те свои скверныя молбища злодее-
                                                                             вых отступник арбуев чюдцких. И те арбуи смущают деи христи-
                                                                             анство своим нечестием и их деи развращением учением своим те
    Финны и русские стали соседями уже на заре существования
                                                                             христиане заблудив многие злочинья творили»2.
    Древнерусского государства. Народные предания, которые явля-
                                                                                Природная замкнутость и молчаливость финнов способствовали
    ются продуктом художественного освоения исторических собы-
                                                                             тому, что в русских людях укоренилась вера в их таинственную силу
    тий, сохранили воспоминания о славянской колонизации Севера и
                                                                             и ведовские способности. Для наших предков Финляндия была пус-
    первых контактах новгородцев с чудью – племенами воти, ижоры,
                                                                             тынной и каменистой «чертовой сторонушкой»3 – страной колдунов
    эстов, населявшими берега Невы, Ладожского озера и Финского
                                                                             и волшебников, которые умели вызывать бурю, наводить мрак на
    залива. С того времени этноним «чудь» в народной речи, а потом и
                                                                             солнце, заклинать вражеское оружие. Такой взгляд на финнов разде-
    в летописях закрепляется за прибалтийско-финскими племенами.
                                                                             лял М.В.Ломоносов. Он, в частности, писал: «Норские писатели при-
    Как отметил В.Кипарский, «в царской России обычное название
                                                                             читали немалую часть храбрости финского народа колдовству, в чем
    финнов “чухна” соответствовало финскому “рюсся” и являлось               оный носил на себе великое нарекание»4. А.С.Пушкин в «Руслане и
    производным от слова “чудь”»1.                                           Людмиле» создал образы колдунов финна и Наины (Nainen?). Для
       С середины XII в. начинается эпоха военного противостояния            него Финляндия – «угрюмый край», где «между пустынных рыбарей/
    Новгорода и Швеции, и новгородцы совершают походы в цен-
    тральную Финляндию (Тавастланд), которую русские летописи
    называют емь, ямь, Емская земля. В новгородских летописях поч-
    ти каждые 5–10 лет встречаются указания на походы новгородских           1
                                                                                 Полное собрание русских летописей. Т. 5. СПб., 1851. С. 51.
    князей, посадников и воевод в землю еми, которые по большей              2
                                                                                 Грамота новгородского архиепископа Макария в Вотскую пятину об искоренении
                                                                                 языческих требищ и обрядов // Дополнения к актам историческим. Т. 1. СПб.,
*
© Коваленко Г. М., 2004.                                                         1846. С. 27–28.
                                                                             3
                                                                                 Пословицы русского народа. Собрание В.Даля. Т. 1. М., 1989. С. 305.
                                                                             4
                                                                                 Ломоносов М. В. Древняя Российская история // Избранные произведения. Архан-
    1
        Kiparsky V. Suomi venдjдn kirjallisuudessa. Helsinki, 1945. S. 16.       гельск, 1980. C. 203.



                                                35                                                                 36


наука дивная таится./ Под кровом вечной тишины/ среди лесов в                           В первой русской печатной газете «Ведомости» упоминались
глуши далекой/ живут седые колдуны»1.                                                те местности Финляндии, которые стали театром военных дейст-
   В XVII в. упоминаний о Финляндии и финнах в русских лите-                         вий. Особое внимание на Финляндию обратил Феофан Прокопо-
ратурных памятниках и летописях очень мало, ничего не говорит-                       вич. В «Слове похвальном о баталии Полтавской» (1717) он ука-
ся даже о том, что финны были в армии Якоба Делагарди. Русских                       зал на то, что Полтавская виктория в конечном итоге привела к
пограничных воевод Финляндия интересовала главным образом с                          подчинению Финляндии России: «Полтавская бо победа многих
военной точки зрения – как место дислокации шведских войск («с                       иных побед мати есть. Не она ли виновна есть, что... Абов с не-
соседом дружись, да за саблю держись»). В 1650 г. в Новгородской                     победимою (якоже словяше) Финиею, Ревель и Пернав ... и иные
приказной избе расспрашивали ездившего в шведские владения                           крепости славные, аки сломленные, власти российской покори-
посадского человека Никиту Тетерина. Он сказал, что между Вы-                        лись»1. В «Слове похвальном о флоте российском» (1720) он
боргом и Або «стоят два приказа солдат числом 1200, а начальник                      оценил ее как военный фактор, отметив, что она питала военную
над ними Нильс Асерссон, а до тех мест он был в бою с ратными                        мощь Швеции: «Отродилася бы неприятелю сила: паки было бы
людьми против датского короля»2.                                                     ему с Ливонии. Ингрии, Карелии, Финляндии множество воинст-
   Торговые поездки русских людей в Финляндию и через Фин-                           ва и имения и хлеба, паки бы походы его и нападения на твоя
ляндию были побудительным мотивом для того, чтобы в какой-то                         внутренняя»2. В то же время он характеризовал финнов-чухну
мере знать финский язык. Об этом свидетельствует русско-                             как «простой грубый народ, который ест грубую пищу, плохо
шведский разговорник новгородских купцов Кошкиных, на первой                         одевается и не бреет бороды».
странице которого записаны финские числительные.                                        В XIX в. под Лугой было записано предание, в котором иноска-
   В XVIII в. Финляндия привлекла внимание русских людей в связи                     зательно в сказочной форме запечатлелись события Северной вой-
с Северной войной. Готовясь к войне со Швецией, Петр I собирал                       ны, В нем говорится о том, как швед и русский сватались к одной
сведения о пограничных землях, дорогах и крепостях. Возможно, по                     красавице, которая сказала, что пойдет замуж за того, кто сумеет
его поручению Холмогорский архиепископ Афанасий (Любимов)                            овладеть ею. Швед при помощи финского колдуна овладел девуш-
составил «Описание трех путей в Швецию», которое можно считать                       кой и повез ее к себе на родину. Но русский догнал его, избил,
первым русским географическим описанием Финляндии. Описав                            забрал невесту, а колдуна утопил в море. За этим традиционным
Выборг, Або (Турку), Каянеборг (Каяни), Оулу, он обратил внимание                    сюжетом о сватовстве двух соперников отчетливо проступает ме-
на расположение этих городов, их облик и значение, состав и занятия                  тафоризированная борьба русских со шведами и финнами за овла-
горожан. Иногда автор отмечает природные и географические осо-                       дение побережьем Финского залива3.
бенности финских земель, приводит ряд деталей, оживляющих текст                         Русско-шведская война 1741–1743 гг., которая велась на терри-
и передающих его впечатления, не лишенные эмоциональной окра-                        тории Финляндии, оставила в памяти россиян только финские гео-
ски. Тем самым он вызывает читательский интерес к неизвестной для                    графические названия. Их упоминают М.В.Ломоносов в оде, напи-
него земле и ее обитателям3.                                                         санной в связи с победой при Вильманстранде и Псковский епископ
1                                                                                    Стефан Калиновский в благодарственной речи, которую он произ-
    Такой взгляд на финнов был распространен не только в России. В одной старинной
    шведской рукописи говорилось, что финские волшебники способствовали победам
                                                                                     нес по случаю подписания Абоского мира4.
    Густава Адольфа, но не могли заговорить русское оружие (Елисеев А.В. Борьба
    Новгорода со шведами и финнами по народным сказаниям // Древняя и новая Рос-
    сия. 1880. IX. С. 294).                                                          1
2                                                                                        Прокопович Ф. Сочинения. М.; Л., 1961. С. 162.
    Мятежное время. Следственное дело о Новгородском восстании 1650 г. СПб.;         2
    Кишинев, 2001. С. 364.                                                               Там же. С. 118.
3                                                                                    3
    Панич Т.В. Литературное творчество Афанасия Холмогорского. Новосибирск,              Елисеев А.В. Борьба Новгорода со шведами и финнами по народным сказаниям. С. 293.
                                                                                     4
    1996. С. 118, 184–187.                                                               Kiparsky V. Op. cit. S. 25.



                                       37                                                                                     38


    В XVIII в. история Финляндии попадает в поле зрения россий-                           дня мы видели только двух птиц, да и то были ворона и рыболов; в
ских ученых. В связи с изучением истории России к ней обратился                           этой стране совсем не видать живых существ, даже комаров нет, ко-
прежде всего М.В.Ломоносов. Он считал, что финские племена                                торых здесь не водится, мы не встречали их от самой Осиновой Рощи,
(чудь) сыграли важную роль в древней истории россов. В своей                              зато камней в бесчисленном множестве; сама почва кажется камени-
«Древней Российской истории» он писал, что «Финляндия в те                                стая, жители редки, так же как и плодоносная земля; финляндцам,
веки была весьма сильна и своими владетелями управлялась»1..                              однако, удается уничтожать каменья и обращать их в пахотную зем-
    Эти идеи Ломоносова развил В.Н.Татищев. Опираясь на издан-                            лю; делается медленно, но все-таки делается, и я не преувеличиваю,
ную Христианом Неттельбладтом латиноязычную «Хронику Фин-                                 говоря, что мы видели тысячи подобным образом обращенных в зем-
ляндии», он предполагал, что в Финляндии до шведского завоева-                            лю каменьев»1.
ния существовали раннегосударственные образования. Татищев                                   В целом, эта часть Финляндии произвела негативное впечатле-
был создателем финско-варяжской теории. Ссылаясь на утрачен-                              ние на императрицу: «Место это так хорошо, что может служить
ную впоследствии Иоакимовскую летопись, он утверждал, что                                 ссылкой... Когда, наконец, выберемся из этого чистилища. Царское
варяги пришли из Финляндии, а Рюрик был близким родственни-                               Село – рай в сравнении с этой отвратительнейшей стороной»2. Еще
ком финского короля Узона (Кусо): «Иоаким паче всех сие утвер-                            резче она отозвалась о Финляндии в письмах к Я.Гримму: «Боже
ждает, что Рюрик из Финляндии и как сын дочери Гостомысловы                               мой! Какая страна! Как можно было проливать человеческую кровь
по наследию в Руси государем учинился». Он подкрепил эту кон-                             для обладания пустыней, в которой даже коршуны не хотят жить»3.
струкцию наблюдением, что финны были русыми и рыжеволосы-                                 Императрицу в поездке сопровождала Е.Р.Дашкова. Характерно,
ми, что соответствовало этнониму «русь», а также тем фактом, что                          что в своих «Записках» она лишь упомянула об этой поездке, но
в Або была гора Рюссберг2.                                                                ничего не написала о своих впечатлениях от нее.
    Эти идеи Татищева разделяла Екатерина II. Она написала истори-                           В 1782 г. в Финляндии побывал князь А.И.Вяземский. Проехав
ческое представление «Из жизни Рюрика», в которой Рюрик был сы-                           по береговой полосе южной Финляндии, он был удивлен тем, что
ном финского короля Людбрата и дочери Гостомысла Умилы. Об                                она не только имела достаточно хлеба для пропитания своего на-
этом она писала также и в своих исторических сочинениях3.                                 селения, но и поставляла его в Швецию. Он обратил внимание
    В Екатерининское царствование русские начинают посещать Ста-                          также на устроенность быта местного населения: «Мужики живут
рую Финляндию4. Одним из первых путешественников была сама                                очень изрядно, и мне кажется, что избыточнее, чем наши». «Жен-
императрица. Летом 1772 г. она ездила на водопад Иматру. Величест-                        ский пол, – по мнению князя, – беспримерно хорош, особливо
венное зрелище дикой природы доставило ей удовольствие. В 1783                            ртом и зубами». Его поразила также редкая честность жителей,
г. она ездила на встречу с Густавом III в ближайший к русским владе-                      особенно то обстоятельство, что на дорогах Финляндии нет грабе-
ниям город Фридрихсгам (Хамину), который она назвала «неприят-                            жей и разбоев.
нейшим приморским местом». Свое впечатление о Финляндии она                                  Эстерботния понравилась ему меньше, здесь было беднее и
сообщила в письмах сыну: «Начиная с Выборга, в продолжение всего                          грязнее, чем в южной Финляндии. По его наблюдениям, в г. Васа
                                                                                          «было домов двести, все они маленькие и дурные, все деревянные,
1
    Ломоносов М.В. Указ. соч. С. 203; Latvakangas A. Riksgrundarna. Turku, 1995. S. 25.   в два жилья». Он отметил также, что «Борго очень некрасив, а Ло-
2
    Татищев В.Н. История Российская // Собрание сочинений. T. 1. М., 1994. С. 291;
    Он же. Лексикон Российской, исторической, политической и гражданской // Из-
                                                                                          1
    бранные произведения. Л., 1979. С. 205; Китнер Ю.И. В.Н.Татищев в Швеции //               Императрица Екатерина II. Письма и документы, хранящиеся в архиве города
    Архангельск в XVIII в. СПб., 1997. С. 388–389.                                            Павловска // Русская старина. 1873. Нояб. С. 654–655.
3                                                                                         2
    Екатерина II. Записки касательно российской истории // О величии России. М.,              Там же. С. 658.
                                                                                          3
    2003. С. 169, 177.                                                                        Цит. по: Бородкин М. История Финляндии Время Екатерины II и Павла I. СПб.,
4
    Юго-восточная Финляндия, перешедшая к России по Ништадскому миру 1721 г.                  1912. С. 54.



                                         39                                                                                    40



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика