Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Многоликая Финляндия. Образ Финляндии и финнов в России: Сборник статей

Голосов: 4

В коллективном исследовании "Образ Финляндии в России", авторами которого являются историки, литературоведы, искусствоведы и социологи, показана динамика восприятия Финляндии в России с древнейших времен до наших дней, раскрыты факторы, влиявшие на формирование и эволюцию стереотипов и представлений о соседней стране. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
        Живя в Куоккале, Репин создает десятки этюдов на берегу мо-                        ресованности отношениям Репина с финскими художниками в после-
ря, в парках, лесах. Но Финляндия для Репина – это не только при-                      революционное время, с чем трудно не согласиться. Но в данном слу-
рода и не столько природа, сколько музеи, памятники, здания –                          чае бытие было определено сознанием, интерес Репина к финской
одним словом, Хельсинки, или, как тогда называли город по-                             живописи возник задолго до его переезда в Финляндию, этот интерес
шведски, Гельсингфорс, а в Гельсингфорсе – художественный му-                          не был случайным, а отношение художника к произведениям фин-
зей Атенеум. К.И.Чуковский восхищался той юношеской пытли-                             ских братьев по кисти было весьма сложным: от восхищения до пол-
востью и страстью, с какой Репин впитывал в себя финские музеи                         ного неприятия. Репин всегда с почтением относился к Эдельфельту,
и архитектуру. Репин любуется Гельсингфорсом, называет его                             но совершенно иначе складывалось отношение И.Репина к творчест-
уголком Парижа, тем самым приравнивая к цивилизованному «ге-                           ву Аксели Гален-Каллела.
ниальному» Западу, к лучшим его достижениям: «…Гельсингфорс                                Со времени знаменитой Всероссийской нижегородской выстав-
– уголок Парижа – Европа. Великолепная архитектура своеобраз-                          ки 1896 года Репин не раз негативно отзывался о живописи Гален-
на, весела, бульвары смеются от радости веселой публики. Ее так                        Каллела, в чем позже не раз раскаивался: «А был я преисполнен
много везде, тепло, гуляют в одних пиджаках, как на гениальном                         ненависти к декадентству: оно меня раздражало…, как самые не-
Западе. И вот в какие-нибудь сорок лет эта унылая крепостная                           лепые фальшивые звуки во время какого-нибудь великого концер-
Финляндия стала уголком Европы!.. Рунеберг переведен на языки                          та … И вот я в таком настроении наткнулся на вещи Галлена … А
всего мира. Эдельфельт – художник, известный всему миру»1. Ре-                         эти вещи были вполне художественными, и он, как истинный и
пина радует и относительная свобода Финляндии, и даже наличие                          громадный талант, не мог кривляться»1. Искренне не любя направ-
национальной финской валюты. И на искусство Финляндии Репин                            ление «Мир искусства», Репин распространял свой гнев и на ху-
смотрит поначалу сквозь призму политики. Вернувшись из Хель-                           дожников, кого «мирискусники» приглашали на свои выставки.
синки после очередного посещения Атенеума, Репин пишет ху-                             Он, действительно, не слишком хорошо представлял картины
дожнику С.М.Прохорову 12 августа 1912 года: «Были, разумеется,                         А.Галлен-Каллела»: «Когда я писал о Галлене, я даже не представ-
в музее и очень хорошо провели время. Цорн, Эдельфельт и Гал-                          лял хорошо его трудов – так, по старой памяти… А потом, будучи
лен особенно выдаются. И вообще жизнь этого уголка Европы не                           в Гельсингфорсе, я познакомился с его работами … и готов был
может не радовать живых духом. Увы – наши мертвецы духа не                             провалиться сквозь землю. Это превосходный художник, серьезен
могут перенести чужого света и радости жизни, им хочется сейчас                        и безукоризнен по отношению к форме. Судите теперь: есть от
же слопать этот вкусный плод свободы»2.                                                чего, проснувшись часа в два ночи, уже не уснуть до утра – в му-
    «Плод свободы» остался, говоря словами Репина, «не слопан-                         ках клеветника на истинный талант»2.
ным», граница, отделявшая Финляндию и Россию, закрылась, и Ку-                             Более близко Репин познакомился с А.Гален-Каллела на банке-
оккола оказалась на территории нового государства. Репин, и без того                   те, устроенном финскими художниками в честь И.Репина в 1920
любивший финскую живопись, стал ближе знакомиться с самими                             году в Хельсинки: «…Мы встретились на товарищеском ужине
живописцами. Справедливо считает Олли Валконен, исследователь                          друзьями. Я сейчас же адресовался написать его портрет. Он ли-
финского периода в жизни художника, что Репин, не имея никаких                         цом – запорожец, да и характером. Он позировал и мы прекрасно
предубеждений, начал искать связей с художниками Финляндии и                           провели время и я написал портрет в один сеанс…Портрет его я
художественными галереями Хельсинки. В статье «Репин и Финлян-
дия»3 О. Валконен придает оттенок некоторой материальной заинте-
1                                                                                      1
    Репин И.Е. Эдельфельт // Новое о Репине. Л., 1969. С. 18–19.                           Репин И.Е. – К.И.Чуковскому. Письмо от 18 марта 1926 г. // Репин И.Е. Избранные
2
    Новое о Репине. С. 231.                                                                письма. В 2 т. М., 1969. Т. 2. С. 79.
3                                                                                      2
    Валконен О. Репин и Финляндия // Международная жизнь. 1994–1995. Зима. С. 94–95.       Репин И.Е. Избранные письма. Т. 2. С. 370–371.



                                       201                                                                                    202


подарил музею Атенеум»1 («Портрет Аксели Галлен-Каллела».         сает. Это репинский образ Финляндии. И пусть не все лица допи-
1920. Холст, масло, 100⊗81. Художественный музей Атенеум).        саны, но ощутим их свет, «слышны» их голоса. В картине нет ни-
   На этом банкете в честь Репина присутствовали почти все вид-   чего надуманного, фальшивого, неестественного, несмотря на то,
ные финские художники, писатели, поэты, музыканты. Знамени-       что портреты делались по фотографиям. Гален-Каллела, курящий
тому портретисту тут же захотелось изобразить их всех вместе:     трубку, изображен спиной к Репину, мол: «Помню, помню!». Эйно
«…Возвращаясь уже домой в вагоне железной дороги, меня стала      Лейно с уже отросшим животиком читает посвящение русскому
будоражить совесть… Почему и мне не попытаться зафиксировать      художнику. К.Г.Маннергейм с офицерской выправкой смотрит на
наше вечернее собрание финских художников»2.                      Репина, а сам художник изобразил себя спиной к зрителю, тем
   Желание изобразить всех знаменитых финнов, собравшихся на      самым не сделав себя главным героем картины и не причислив к
банкете, было одновременно и чувством благодарности Финлян-       «финским знаменитостям». Картина получилась очень демокра-
дии за доброжелательное отношение к художнику, и стремлением      тичной, где каждый изображенный – главный, независимо от мес-
запомнить один из ярких вечеров в его жизни, но, пожалуй, самое   та, где помещен портрет того или иного участника торжества. За-
главное, Репин хотел запечатлеть великий миг в истории финского   думчивый архитектор Элиэль Сааринен – на первом плане, компо-
искусства, так называемый «золотой век», который, как художник    зитор Ян Сибелиус – на втором, художник Пекка Халонен – на
интуитивно понимал, больше никогда не повторится.                 третьем.
   Картина отняла у Репина много лет упорного труда. И хотя она       Репин завещал картину финскому правительству, и сейчас ра-
уже была выставлена в ноябре 1922 года в Хельсинки, Репин бес-    бота находится в музее «Атенеум». Она висит на самом видном
конечно ее переделывал, дописывал портреты, работал над компо-    месте, в самом посещаемом зале – в кафе. Хорошо это или плохо?
зицией. И постоянно был недоволен.                                С одной стороны, искусство, столь высокого ранга, воспринимае-
   Чтобы ни писал сам Репин, а вслед за ним его критики о «Фин-   мое с чашкой кофе, а то и с хорошим бифштексом – вещь парадок-
ских знаменитостях», картина эта уникальна. Только И.Репину и     сальная, но с другой стороны, картина известна каждому финну, а
никому другому пришло в голову написать всю элиту Финляндии       имя Репина популярно в Финляндии не менее, чем в России. И
за одним столом, но для этого было нужно, чтобы финская элита     еще, на картине изображен пир, что, по мнению работников музея,
состоялась. Нужно было, чтобы возник финский неоромантизм,        позволяет ее повесить туда, где пируют. «Финские художники
принесший славу живописи Финляндии, нужно было, чтобы фин-        отнеслись ко мне лучше, чем родные братья, – вспоминал Репин в
ская архитектура заявила о себе именем Э.Сааринена, а музыка      письме К.И.Чуковскому. – В Гельсингфорсе мы так пировали! …
подарила миру Я.Сибелиуса. Групповой портрет высокопостав-        Еще уезжая, уже в вагоне долго я был обуреваем живой кар-
ленных чиновников никогда бы не вызвал к себе подобного инте-     ти<ной> нашего торжества (Выделено мной. – Е. С.).
реса, какой вызывает картина И.Репина. Гениальные групповые           Но, пожалуй, самое большое восхищение финнами испытал И.
портреты гильдий, написанные голландскими мастерами, интере-      Репин на своем 85-летии. По словам художника, «из-за одного
суют нас прежде всего колоритом, подробностями костюмов, кра-     этого 85-летия надо благоговейно жить на свете и боготворить
сотой мужских лиц, но нам в общем-то все равно, кто эти люди.     человечество». Это строки из письма к Д.И.Яворницкому, в кото-
Совсем иначе на картине у Репина. Каждый изображенный на кар-     ром Репин писал о финнах: «Как добры, как милы люди!»1. Юби-
тине – известный в финской культуре человек. То, что они жили в   лей показался художнику поистине национальным финским тор-
одно и то же время, то, что им довелось оказаться за одним сто-   жеством, это вновь переполнило его восторженными чувствами и
лом, и то, что на это обратил внимание русских художник, потря-   утвердило в мысли, что он «награжден божиим милосердием свы-
1
    Репин И.Е. Избранные письма. Т. 2. С. 370–371.
2                                                                 1
    Там же. С. 331.                                                   Репин И.Е. Избранные письма. Т. 2. С. 404.



                                       203                                                                204


ше всякой меры», что ему всегда везло и конец жизни в Финлян-             целый цикл страшных сказок, до такой степени каждый этюд про-
дии был предрешен. Осталось только «предпринять хлопоты –                 никнут духом земли и ее прошлого»1, – писал современник
быть похороненным в моем саду в Куоккале»1. Репинский образ               Н.Рериха, критик М.Фармаковский.
Финляндии, созданный им словом и кистью, – это образ современ-               В этюде «Пунка-Харью» (Бумага на картоне, пастель, каран-
ной цивилизованной страны с высокой культурой и добрыми                   даш. 46,5⊗46,5. Гос. Третьяковская галерея) преобладает свойст-
людьми.                                                                   венная и другим северным работам художника голубая, зеленова-
   Если И. Репин интересовался современной ему Финляндией, то             тая, прозрачно-серебристая цветовая гамма. Еще одна характерная
другой русский художник, Николай Константинович Рерих (1874–              особенность этих этюдов – законченность композиции и тщатель-
1947), побывавший в Финляндии в 1907 году и проживший там                 ная проработка деталей. В «Седой Финляндии» (Картон, пастель,
более двух лет с декабря 1916 по апрель 1919 г., пытался воскре-          темпера, 44,0⊗43,5. Гос. Русский музей) Рерих добивается ощуще-
сить человеческую прапамять, погружаясь в своем творчестве то в           ния движения двойной диагональной композицией. По одной диа-
эпоху викингов, то в глубины каменного века. Идеализация про-             гонали – из правого угла в левый – расположены озеро и камни,
шлого присуща мышлению молодого Рериха. Он призывал беречь                окрашенные в холодные серые тона, по другой диагонали – холмы
старину русскую и ставил в пример отношение к памятникам в                и леса, написанные теплым зеленым цветом. Небо почти не изо-
Финляндии. «Как близка Финляндия. Как умеют там ценить жерт-              бражено, но скалы и вода вобрали в себя весь небесный свет и са-
вы искусству»2.                                                           ми освещают лесное побережье. На фоне стилизованного леса
   Все лето 1907 г. Николай Константинович с женой и двумя ма-            тщательно прописан огромный валун, который возвышается как
ленькими детьми провел в путешествиях по Финляндии. В Фин-                монумент, как символ «седой» архаической северной древности.
ляндии Рерих ближе познакомился с творчеством А.Галлен-                      Путешествие Н.Рериха в 1907 году по Финляндии было весьма
Каллела и с ним самим. Родственница финского художника сопро-             плодотворным. Рерих интересуется древней финской архитекту-
вождала семью Рерихов в поездках по городам Финляндии. Из                 рой, изучает древнее искусство финнов. В «Древнейших финских
Лохьи 16 июня 1907 г. Рерих писал Гален-Каллела: «Восхищаемся             храмах» (1907) художник вступил в полемику с распространенным
церковью и Вашей очаровательной племянницей»3. Яркие впечат-              тогда мнением, что старинные церкви Финляндии – не финские, а
ления от поездки воплотились в восьми этюдах. Это «Вентила»,              всецело шведские. Рерих понимает, что существует преемствен-
«Нислот. Олафсборг» (фин. – Савонлинна. Олавинлинна), «Пунка-             ность в архитектуре северных стран, что у финских и шведских
Харью», «Иматра», «Седая Финляндия», «Сосны», «Камни», «Ла-               зодчих были одни и те же источники вдохновения, но считает:
вола».                                                                    «Группа финских храмов со стенописью стоит в ряду чрезвычайно
   Выставленные в 1909 г. на выставке «Салона» в Меншиковском             интересных явлений северного края»2. Художник обращается с
дворце, этюды Финляндии заставили говорить о Рерихе как о ро-             призывом к финскому народу: «Финны, полюбите и сумейте сбе-
доначальнике архаического или героического пейзажа. Этюды                 речь ваши старейшие храмы»3.
1907 года «Пунка-Харью», «Седая Финляндия» вызывают в зрите-                 В поездке 1907 года Рерих познакомился с архитектурой фин-
ле необъяснимую тревогу то ли перед бурей, то ли перед перво-             ского неоромантизма и стал ее ценителем. Стиль суровой северной
бытной мощью гранитных глыб, готовых в любой момент сорвать-              готики чувствуется и в соборе, изображенном в «Покаянии» 1917
ся с высоких берегов и соединиться со стихией воды. «Вот этюды            (Холст, масло, 62,0⊗80,0. Музей Н.К.Рериха в Нью-Йорке. США).
Финляндии; но не мертвые этюды усидчивого импрессионизма, а               «Покаяние» написано в Сортавале. Здесь в 1916 году произошла
1                                                                         1
    Репин И.Е. Избранные письма. Т. 2. С. 392.                                Фармаковский М. Художественные заметки // Образование. 1908. № 8.
2                                                                         2
    Рерих Н.К. Голгофа искусства // Собр. соч. Кн. 1. М., 1914. С. 102.       Рерих Н.К. Древнейшие финские храмы // Собр. соч. Кн. 1. С. 159.
3                                                                         3
    Архив Музея А.Гален-Каллела. Хельсинки.                                   Там же. С. 167.



                                         205                                                                    206


следующая встреча Рериха с Севером. В эссе «Финляндия» Рерих             телось видеть тебя, поговорить с тобой, знать, что ты думаешь, о
позже вспоминал: «Финны были к нам очень дружественны, знали             том хаосе, который нас окружает»1.
и любили мое искусство. Моя дружба с Галленом-Каллела тоже                  Вероятно, благодаря помощи А.Галлен-Каллела Рериха не
была известна. <…> Зима 1918 года – Выборг. Выставка в Сток-             коснулись проблемы выселения. Более того, художнику прекрасно
гольме. Бьорк и Мансон помогли – оба знакомы еще с Мальме.               работалось, и он смог подготовиться к персональным выставкам в
Затем выставка в Гельсингфорсе у Стриндберга. Атенеум купил              Скандинавии. Перед отъездом на первую выставку, в Стокгольм,
«Принцессу Мален».                                                       Рерих побывал в Хельсинки и дал интервью корреспонденту газеты
   Вспомнили мы с Е.И. наши прежние поездки по Суоми – Нислот            «Русский листок», преподавателю литературы Хельсинкского уни-
(или Нейшлот – шведское название города Савонлинны. – Е. С.),            верситета К.Арабажину. «Он вынес самые благоприятные впечатле-
Турку, Лохья, конечно, Иматра и каналы»1.                                ния о Финляндии. Отношение к нему местного населения, – писал
   Как видно из эссе, Рериха и Гален-Каллела связывала крепкая           Арабажин, – носило характер отменной дружественности и внима-
творческая и личная дружба. Художники встретились в 1917 году            ния. Рерих интересовался прошлым края: «Мне хотелось увидеть
в Петрограде, куда они приехали на большую выставку финского             настоящую новгородскую пятину, исконную пятину, и я увидел ее. Я
искусства, открывшуюся 16 апреля.                                        увидел новгородский край. Тот же тип, та же раса <…>2.
   В сложной обстановке 1918 г., когда финская рабочая револю-              К финской выставке Н.К.Рериха прямое отношение имел Аксе-
ция потерпела поражение и отношение к революционной России               ли Гален-Каллела. Он выступил на ее открытии в галерее Стринд-
со стороны властей Финляндии становилось нетерпимым, Рерих               берга 29 марта 1919 г. с приветствием от финского правительства.
порой сталкивался с недоверием к себе как русскому. Он пишет                С помощью Гален-Каллела музей Атенеум приобрел «Принцессу
Гален-Каллела о своем положении, просит помочь:                          Мален», один из эскизов декораций к пьесе Метерлинка. В коллекции
   «Мой милый друг Аксель!                                               Атенеума, крупнейшего финского музея, и сейчас находится эта ра-
   Надеюсь, что это письмо еще застанет тебя в Каяни. Нужно,             бота Рериха 1913 года, изображающая двор средневекового замка. В
чтобы ты срочно рекомендовал меня губернатору Выборга госпо-             левой стороне эскиза – две фигуры в черном, лиц их не видно. Люди
дину Хекселю. В противном случае очень возможно, что мне при-            выглядят крошечными и беспомощными рядом с высокими камен-
дется покинуть Финляндию. Меня информировали, что с 1 сентяб-            ными сводами, рядом с мрачными колоннами, окруженными извая-
ря снова начнется выселение русских, проживающих в Финлян-               ниями апостолов.
дии. На этот раз никто не сможет остаться. Потому что оставят               В письме членам финского общества имени Рериха художник
только тех, у кого есть работа и жилье. Не имея ни того, ни друго-       выразил свою глубокую признательность финским друзьям:
го, я окажусь среди высланных. Вот пожалуйста: известная лич-            «Прошу передать доктору Реландеру, генералу Маннергейму, Ак-
ность, известное имя и общественное положение – и высылка из             сели Гален-Каллела, Сааринену и другим моим друзьям в Финлян-
Финляндии только по причине национальности. Такого не случа-             дии мои лучшие чувства. Мы никогда не забываем время, прове-
лось никогда ни вы одной стране. Когда мне сообщили эту но-              денное в имении д-ра Реландера и приветствие финского прави-
вость, я засмеялся. Но только что я получил письмо от человека,          тельства, сообщенное мне Аксель Гален-Каллела к открытию моей
которому доверяю. Этот человек советует мне запастись рекомен-           выставки в Гельсингфорсе. Я всегда чувствую, что моя картина в
дательными письмами от исключительно известного и ценимого в             Атенеуме является послом моего благожелания Финляндии»3.
Финляндии человека. Я сразу же подумал о тебе. <…> Как бы хо-
                                                                         1
                                                                             Архив музея А.Гален-Каллела. Хельсинки.
                                                                         2
                                                                             К.А. Заметки дня // Русский листок. 1918. № 128. 2 нояб.
1                                                                        3
    Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. М., 1995–1996. Т. 3. С. 599–600.       Рерих Н.К. Чары Финляндии // Держава Света. Нью-Йорк. 1931. С. 132.



                                        207                                                                    208


   Прямо на выставке был продан с аукциона замечательный «Зим-     кими же древними обычаями, и мы чувствовали так ясно, почему
ний пейзаж» (1918. Фанера, темпера. Частное собрание. Хельсинки,   Калевала стоит в первом ряду вечных человеческих творений»1. В
Финляндия). «Зимний пейзаж» (1918) строится на тонком контрасте    1936 г. в книге «Нерушимое», говоря о богатстве и гибкости рус-
света и тени, цвет слабо выражен, преобладают белые и розовые      ского языка, Рерих опять вспоминает «Калевалу» и, вероятно имея
тона. Больше половины картины занимает изображение заснежен-       в виду, знаменитый перевод Л.Бельского, пишет, что «Калевала»
ного пространства. По-иному написано «Озеро» (1917) из коллек-     … прекрасно поддается пластичному языку русскому»2.
ции художественного музея города Хямеенлинна. Композиционно           Как завещание звучит дневниковая запись художника: «…должен
пейзаж напоминает работу Рериха 1907 года «Пунка-Харью». Воз-      сказать, что встречал (в Финляндии. – Е. С.) для себя и моих близких
можно, «Озеро» – это именно вариация на тему «Пунка-Харью». В      самое доброе отношение. Многие финляндцы даже говорили мне, что
«Озере» художник не изобразил ни леса, ни волн. Остались лишь      я как художник принадлежу в их глазах одинаково как России, так и
стилизованная береговая линия, очертания островов на дальнем       Финляндии. Это обращение дает мне как русскому право обратиться
плане и зеркальная гладь воды. Упростив композицию, Рерих дос-     от всего сердца с обоюдным пожеланием, чтобы Россия и Финляндия
тиг большего эмоционального воздействия картины.                   обоюдно подлинно знали друг друга»3.
   По словам Леонида Андреева, Рерих создал радостный образ           Соученик Н.К.Рериха по классу А.И.Куинджи в Петербургской
финского Севера. «Это не тот мрачный Север художников-             Академии художеств Аркадий Александрович Рылов (1870–1939)
реалистов, где конец свету и жизни, где Смерть воздвигла свой      создал свой образ Финляндии, над которым он работал много лет.
ледяной, сверкающий трон и жадно смотрит на жаркую землю              Разбросанные по частным собраниям, по музеям разных городов
белесыми глазами – здесь начало жизни и света, здесь колыбель      России, финские этюды и картины Рылова не очень хорошо извест-
мудрости и священных слов о Боге и человеке, об их вечной любви    ны, о них не писалось как об отдельном, северном направлении в
и вечной борьбе»1.                                                 творчестве знаменитого мастера, тем не менее Аркадий Рылов бы-
   С большой теплотой вспоминал Рерих Финляндию, финский           вал в Финляндии много раз и создал там более тридцати картин и
народ и по-прежнему, сквозь призму культуры, смотрел на его        этюдов. «Я любил зимой вечером, – вспоминал художник, – садить-
историю. В книге «Держава Света» (1931) художник писал о фин-      ся в поезд с Финляндского вокзала, хорошо выспаться в вагоне и
нах как о народе с «глубокими корнями», знающем свое искусство     утром, прибыв в Гельсингфорс, пойти в музей – Атенеум, посмот-
и науку: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, ар-     реть произведения финских художников: Эдельфельта, Галлена,
хеологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с         Ярнефельта, Галонена и других. Однажды мне удалось видеть от-
какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища.       дельную выставку произведений Галлена. Его зимние этюды приве-
И мы знаем, как глубоки финские корни <…>. Истинно слово           ли меня в восторг, и я вдохновясь ими, сам принялся писать снега.
культура близко и легко произносимо на финской земле»2.            Из Гельсингфорса по ветке я отправлялся в Чило. Там меня радуш-
   В семье Николая Рериха любили читать «Калевалу». Хотя не-       но встречали, и я гостил по нескольку дней»4.
посредственно по мотивам «Калевалы» Рерих не создавал картин,         А.Рылов признается, что творчество А.Галлен-Каллела повлия-
он высоко ее ценил и ставил в первый ряд словесных памятников,     ло на него еще в 1898 году, когда он увидел картины финских ху-
созданных человечеством: «Когда мы плыли по незабываемым           дожников на выставке «Мира искусства», устроенной
финским озерам, – вспоминал художник, – вызывая образы мудро-      С.Дягилевым в музее Штиглица: «Очень интересен был отдел
го Вайнемайнена (Вяйнямейнен. – Е. С.) Айно и Сампо, мы видели
и развалины седых замков, и древние храмы и знакомились с та-      1
                                                                       Рерих Н.К. Чары Финляндии. С. 132.
                                                                   2
                                                                       Рерих Н.К. Нерушимое. Рига, 1936. С. 63.
1                                                                  3
    Андреев Л. S.O.S. Дневник (1914–1919). М.;СПб., 1994. С. 21.       Архив Г.Р.Рудзите. Рига.
2                                                                  4
    Рерих Н.К. Чары Финляндии. С. 133.                                 Рылов А.А. Воспоминания. Л., 1977. С. 168.



                                        209                                                                210


финляндцев: Галлен, Бломстедт, Эдельфельт, Ярнефельт, Галло-      перекрестным изображением острых стеблей тростника и столь же
нен и другие»1.                                                   острых полосок волн на переднем плане, вдали – темный лес с
   Уже в первой поездке 1903 г. по Финляндии Рылов создает        извилистыми стволами деревьев, гнущимися от ветра и приобре-
шесть этюдов: «Близ Иматры» (Холст, масло, 31⊗48,5. Гос. Рус-     тающими причудливые, неприятные формы.
ский музей), «Камни в лесу». Финляндия. (Холст, масло, 31⊗45.        И все-таки в финских этюдах Рылова всегда есть надежда, а в
Частное собрание. Санкт-Петербург), «Река Вуокса» (Холст, мас-    таких, как «Сосны в Финляндии близ Хельсинки. Первый сеанс
ло, 29,5⊗46. Частное собрание), «Пороги на Вуоксе» (Холст, мас-   этюда» (1906. Холст, масло, 39,0⊗47,3. Гос. Русский музей) и
ло, 30,2⊗46). Кировский областной художественный музей им.        «Весна в Финляндии» (1905. Холст, масло, 72,0⊗108,0. Гос. Треть-
А.М.Горького), «Финляндские камни. Этюд» (Холст, масло,           яковская галерея), северная природа преображается под лучами
26,5⊗34. Гос. Русский музей), «Финляндский лес. Этюд» (Холст,     ослепительного солнца, цветовые пятна на камнях напоминают
масло, 26,7⊗47,5. Гос. Русский музей). Финский лес приворожил     мозаику, а линии деревьев – крылья фантастических птиц. Ярко-
художника. Он постоянно появлялся в живописи Рылова, написан-     синяя вода в «Весне в Финляндии» прорывается ручьями через
ный крупными мазками, монументально и даже мрачно. В 1908         уступы, образуемые из валунов, весело бегут облака по небу, а на
году Рылов создает восемь холстов, восемь пейзажей с видами       противоположном берегу реки просыпаются холмы и лучезарные
финского леса. И каждый раз в названии картины художник под-      поляны. Рылов не раз писал в своих воспоминаниях о разноцветии
черкивает, что изображен не просто лес, а «Финляндский лес», не   финской природы, пытался запомнить его и передать в изображе-
просто осень, а «Осень в Финляндии» и т. д.                       нии деревьев, камней и даже воды. Вода, а точнее водопады и по-
   В Карельском государственном музее изобразительных ис-         роги реки Вуоксы, пленили его воображение настолько, что начав
кусств находится картина «Финляндия. Лес» (1908. Холст, масло,    писать Вуоксу, водопад Иматру в 1903 году, художник продолжал
39,0⊗48,0). Высокие грозные сосны возвышаются над голыми ска-     работу над этюдами до самой смерти. Он создает образ Иматры в
лами. Тяжелая цветовая гамма в темно-коричневых, темно-           нескольких этюдах 1910 года: «Иматра. Этюд» (Холст, масло,
зеленых, темно-серых тонах которой написаны деревья, вполне       50,0⊗37,0. Гос. Русский музей), «Иматра» (Холст, масло,
естественна на фоне пасмурного неба и свинцовых облаков. А на     32,0⊗48,5. Частное собрание. г. Москва), «Северный пейзаж с во-
переднем плане скалы с изумительным природным орнаментом –        допадом» (Холст, масло, 37,2⊗46,2. Карельский гос. музей изобра-
мох изобилует изумрудной, охристой фиолетовой окраской.           зительных искусств). В «Северном пейзаже с водопадом» удивляет
А.Рылов точен как в изображении леса, так и в изображении соб-    и даже вызывает недоумение коричневая с рыжеватыми оттенками
ственного настроения. Очень мрачен и неспокоен этюд «Близ         вода на первом плане, вокруг заснеженные берега и белые, голубо-
Перк-Ярви» (1908. Холст, масло, 32,0⊗31,5. Гос. Русский музей).   ватые, охристые брызги пенящейся воды. «Северный пейзаж…»
Само название этюда не случайно: Перкиярви – чертово озеро. И     удивительно схож с картиной А.Галлен-Каллела «Иматра зимой»
хотя красотой окрестных мест художник был восхищен: «Там кра-     (1893. Холст, масло, 153,0⊗194,0. Атенеум. Хельсинки) в удали, в
сивые темные камни среди красного вереска, желтые березы, мел-    молодой устремленности к чему-то светлому, в безоглядности, в
кие сосенки и большая даль лесная, пестревшая осенними деревь-    поэтичности.
ями»2, – на душе у Рылова было тревожно. На глазах у художника       В 1912 году Рылов вновь пишет вид водопада «У Иматры зи-
проходили последние месяцы жизни его любимого тяжело больно-      мой» (Холст, масло, 37,5⊗45,0. Симферопольская областная кар-
го ученика В.Кресанова. В этюде, написанном темным насыщен-       тинная галерея). И последний раз художник вспоминает Иматру в
ным цветом, напряженность передается почти перпендикулярным,      1934 году незадолго до смерти. Именно вспоминает, не имея воз-
                                                                  можности бывать в Финляндии, он пишет почти эпическое полот-
1
2
    Рылов А.А. Воспоминания. С. 119.                              но «Иматра» (1934. Холст, масло, 69,0⊗106,0). Художник работает
    Там же. С. 168.                                               по этюдам своей молодости, черпая вдохновение в энергии вечно


                                       211                                                      212


юного водопада. Половина переднего плана и вся центральная       тектуры, художник, возможно, был переполнен впечатлениями и
часть картины – белые пенящиеся волны водопада и только вдали    не придавал особого значения встречам с Севером. Сейчас трудно
по краям картины непрописанные островки леса. Волны могуще-      сказать, где и с какой целью ездил по Финляндии Фальк. Нам так-
ственны, их силе невозможно противостоять, небольшие утесы       же можно было оставить без внимания образ Финляндии, создан-
справа на переднем плане едва удерживаются под натиском волн.    ный одним из популярнейших художников России XX века, если
Твердь беспомощна по сравнению с бурлящей водой Иматры. На       бы не одно обстоятельство: картина «Пароходная пристань. Серый
небе постепенно сгущаются тучи, вдали у горизонта – безмолвные   день» оказалась знаковой, этапной для художника. В 1910 году
старые ели, понимающие, что они совсем не интересны молодой,     Фальк заканчивает Московское училище живописи, ваяния и зод-
резвой и беспощадной воде. Картина «Иматра» – это не результат   чества, путешествует по Италии, основывает вместе с
настроения художника, не дань моменту, это выражение чувства,    А.Куприным. А.Лентуловым, И.Машковым общество «Бубновый
владевшего художником многие годы. В картине на сей раз нет      валет» и непрерывно ищет свой стиль. Поездка в Финляндию сов-
декоративости, нет и следа от прошлых намеков импрессионизма в   пала с этим напряженным временем в жизни художника, когда
творчестве художника, а есть выстраданное и мастерски показан-   старое уже не вдохновляет, а новое еще не найдено. Портрет «Лиза
ное кредо всей жизни. Искусство, граничащее с проповедью.        с зонтиком» еще не удивляет зрителя, несмотря на яркий цвет,
   Своему ученику В.Кресанову и его матери Софье Александ-       лежащий плоскостями на холсте. Пейзаж «Барка» с динамичной
ровне Рылов помог найти дачу в глубине Финляндии, рядом с        композицией, с желанием передать дуновение ветра в трепещу-
Хельсинки на станции Чило, «в лесу, в котором громоздились ди-   щихся складках платья девочки, со стремлением показать работу
кие скалы и камни, покрытые седым и разноцветным мхом. Непо-     портовых грузчиков на берегу – это традиционный реалистический
далеку стояла дача финского художника Эдельфельта, пустовав-     пейзаж. Иное дело «Пароходная пристань. Серый день». В этой
шая зимой. Вот здесь тишина торжественная»1. Торжество ти-       картине, написанной на финском берегу, рождалась новая живо-
шины, разноцветие природы и беспощадная вода – вот три           писная система художника, заставившая говорить о Фальке весь
основных мотива, которые учитывал прекрасный художник, соз-      художественный мир. Своим творчеством художник доказывал,
давая свой образ Финляндии.                                      что живопись – это не только изобразительное, но и пластическое
   Роберт Рафаилович Фальк (1886–1958), один из учредителей      искусство, такое же, как архитектура и скульптура, что живопись –
общества «Бубновый валет», мастер колорита, прославившийся в     это многомерный мир со своими непостижимыми законами, цвет
истории русского искусства как «живописный живописец», побы-     сам по себе может быть объемным и динамичным, быть «вещью в
вал в Финляндии лишь однажды – летом 1911 года.                  себе». «Такие работы Фалька, как «Пристань», лишний раз под-
   Художник создает с финским сюжетом три пейзажа: «Барка»       тверждают единство, казалось бы, различных исканий Фалька в
(Собрание В.С.Семенова, Москва), «Пароходная пристань. Серый     годы, предшествовавшие его первой зрелости»1, – пишет о фин-
день», (Холст, масло, 87,0⊗106,0. Гос. Третьяковская галерея),   ском пейзаже Д.В.Сарабьянов, автор многих работ о художнике.
«Пристань при солнце» (Собрание С.Корсакова. Москва) и порт-        Роскошное дерево, занимающее треть картины, растет почти в
рет «Лиза с зонтиком (Е.С.Потехина). Финляндия» (Холст, масло,   воде, зеленый цвет его кроны взрывается изнутри белыми блика-
83,0⊗98,0. Пермская государственная художественная галерея).     ми, дерево будто радуется хмурому дню. Медленно плетутся жен-
Ни в письмах, ни в «Беседах об искусстве» Фальк не вспоминает    щины то ли полюбоваться водой, то ли посплетничать с соседка-
об этой поездке. Побывав в Финляндии непосредственно после       ми. Справа от пристани – опустевший пароход, написанный круп-
Италии, насмотревшись венецианской живописи и римской архи-      ными плоскостными мазками и оттого слегка нереальный, в
                                                                 1
                                                                     Сарабьянов Д.В. Русская живопись конца 1990-х – начала 1910-х годов. М.,
1
    Рылов А.А. Воспоминания. С. 168.                                 1971. С. 130.



                                       213                                                           214


отличие от дома, что изображен слева на переднем плане, с пра-           Образ Финляндии в русской литературе
вильными пропорциями, прописанным окном, с тенью от крыши,
белыми бликами на стенах. Фигуры женщин стилизованы, макси-          На рубеже XIX и XX веков в России возникает глубокий интерес к
мально обобщены и даже сознательно искажены, но настроение           финской культуре. В русских журналах начинают публиковаться
людей угадываемо. Две дамы в шляпках о чем-то возбужденно            переводы произведений финских писателей, выходит сборник «По-
разговаривают, мужичок у перил неохотно, даже сонно почесывает       эты Финляндии и Эстляндии» (1898), издается журнал «Финлян-
бок, думая, отправиться ему в этакую погоду в море или не стоит.     дия». Еще с XIX века любимым местом отдыха русской интелли-
Фальк виртуозно работает с цветотенью. Справа от пирса вода          генции были берега Финского залива и Карельский перешеек. На
темная, а слева – светлая, в серых полутонах, но не столь тщатель-   рубеже веков поэты облюбовали окрестности города Иматра с его
но прописанная, чтобы остановить взгляд зрителя надолго. Чуть        знаменитым водопадом, рекой Вуоксой, озером Сайма.
заметная лодка с парусом – лишь маленькая деталь картины, как и         «Я поселился в Финляндии на озере Сайме, откуда приезжаю в
забавные домики-кубики среди шарообразных крон деревьев на           Петербург с улучшенным здоровьем и сбереженным кошельком»1,
противоположном берегу. Внимание художника сосредоточено             – писал философ и поэт Владимир Соловьев 21 февраля 1895 года.
именно на пристани. Благодаря разноцветию воды пристань вы-          Большая часть стихотворений, написанных В.Соловьевым в Фин-
глядит объемной, многозначительной, а светлые сваи ярко выде-        ляндии, посвящена неповторимости северной природы, где, по его
ляются на фоне темной воды, словно приподнимают пристань не          мнению, в вечной гармонии соединились покой и буря, безмолвие
только над водой, но и над миром.                                    лесов и грохот водопадов, рай природы и ад природы («Сайма»,
   Значительно позже, в 30-е годы, в своих лекциях во Вхутемасе      «На Сайме зимой», «Иматра», «Июньская ночь на Сайме»). Берега
и Вхутеине Р.Фальк говорил ученикам, что художник должен             Саймы являются для него раем чистой природы. Но с другой сто-
иметь не столько поставленную руку, сколько «поставленный            роны, Север для Соловьева – это жилище демона, адского духа,
глаз». И подобно музыканту, обладающему абсолютным слухом,           где «гибнут грешные созданья, гибнут грешные дела» («Колдун-
художник с «поставленным глазом» видит то, что не дано другим.       камень»)2.
Следуя логике самого художника, он писал пейзажи Финляндии              В своих финских стихах Соловьев строит образ на соединении
«поставленным глазом», то есть художник увидел на обычной            несоединимого. У поэта Сайма – это «полярное пламя», «темного
провинциальной пристани – особый мир. Любопытно, что все че-         хаоса светлая дочь»3. В стихотворении «Иматра» – «шум и тревога
тыре работы, судя по всему, писаны на одной и той же пристани.       в глубоком покое...»4. Поэт умудряется видеть покой в движении
Даже портрет «Лизы с зонтиком» (первой жены художника Елиза-         струй водопада:
веты Потехиной) выполнен на берегу на фоне лодок и в пасмур-                     Жизнь мировая в стремлении смутном
ный день. Корабли, парусники, грузчики, забавные покосившиеся                    Так же несется бурливой струей,
домики на берегу, спокойный быт – такой увидел Финляндию                         В шуме немолчном, хотя лишь минутном
Фальк.                                                                           Тот же царит неизменный покой5.
   В отличие от других художников, писавших Финляндию, образ            В.Соловьев стремился показать и существующую, по его сло-
Финляндии в картинах Фалька – это образ маленького, но города.       вам, в природе мировую душу, и конкретный реальный пейзаж.
Художник создал не картины финской природы, а картины город-
ской провинциальной жизни. «Пароходная пристань. Серый день»         1
                                                                         Соловьев В. Письма. СПб., 1909. Т. 1. С. 182.
– радостная работа, хотя написана в ненастье. Но Фальк, просла-      2
                                                                         Соловьев В.С. Стихотворения и шуточные пьесы. Л., 1974.
вившийся как мастер цветописи, любил пасмурную погоду…               3
                                                                         Там же. С. 107.
                                                                     4
                                                                         Там же. С. 109.
                                                                     5
                                                                         Там же. С. 109.



                               215                                                                          216


Природа сама становится духом, который воплощает в себе уни-         встречает финскую женщину. Герой пытается ее догнать, но это
версальность, синтез, всеединство. Финские стихи В.Соловьева         ему не удается. Героиня убегает, оставаясь чужой и незнакомой.
продиктованы не столько настроением, сколько идеей, философ-            Валерий Брюсов бывал в Финляндии дважды – в 1905 и 1913
ским мироощущением поэта.                                            годах. В 1905 он создает цикл стихов «На Сайме». Поэт-символист
   Финская природа отвечала соловьевским мыслям о красоте как        совершенно не по-символистски внимателен к каждой детали фин-
высшей сущности мира. С юмором, но вполне искренне                   ского пейзажа:
В.Соловьев пишет брату Михаилу 30 июля / 11 августа 1893 г.                      Мох да вереск, да граниты...
«Финляндия гораздо красивее Италии. Особенно въезд в Або (чи-                    Чуть шумит сосновый бор.
тай Обо). Я думаю даже, что это название французское и писалось                  С поворота вдруг открыты
первоначально Oh beau!»1.                                                        Дали синие озер1.
   В финских стихах Соловьева можно увидеть не только пантеи-           Природа Финляндии приносит поэту душевный покой, а его
стические мотивы, философскую идею единства, но и злободнев-         поэзии – мягкий лирический настрой.
ные политические проблемы:                                                       Я упоен! Мне ничего не надо!
            Там я скитался, молчалив.                                            О, только б длился этот ясный сон,
            Там богу правды я молился.                                           Тянулись тени северного сада,
            Чтобы насилия прилив                                                 Сиял осенне-бледный небосклон2.
            О камни финские разбился2.                                  Отношение В.Брюсова к Финляндии не было слишком востор-
            («В окрестностях Або».)                                  женным. В письмах к своему ближайшему другу, владельцу изда-
   Образ Финляндии в поэзии В.Соловьева – это красота: – «Не         тельства «Скорпион», меценату С.А.Полякову он критикует и во-
позабуду я тебя, Краса полуночного края...», тайна: – «...Где ночь   допад Иматра за «интернационализм», и озеро Сайма за тишину,
безмерная зимы Таит магические чары», правда: – «...Там богу         предпочитая Финляндии «мятежную» Москву. Однако поэт нахо-
правды я молился...». Связи Александра Блока с Финляндией были       дит озеро Сайма лучше Балтики и пишет об этом своему другу 8
в основном литературными. Блок хорошо знал «Калевалу», пере-         июня 1905 года: «После нелепых скитаний или, вернее, метаний в
водил стихи С.Топелиуса, Л.Онерва, Ю.Рунеберга и других фин-         течение девяти дней воистину хорошо пробыть дни в «раухе» (по-
ских поэтов, рецензировал прозу Арвида Ярнефельта. Непосредст-       фински – покой). Стоит она на самой Сайме, а Сайма куда лучше
венно образ Финляндии появляется в одном стихотворении поэта –       Балтийского моря, особенно в шхерах»3. Тишина Саймы вскоре
«В дюнах» 1907г. из цикла «Вольные мысли». Для А.Блока Фин-          начинает раздражать поэта, и в следующем письме к
ляндия – это «новая страна //песчаная, свободная, чужая»3, страна    С.А.Полякову, посланном 11 июня 1905 года, он вспоминает о
вольных людей, рядом с которой Россия выглядит «бесприютным          Москве: «Хороша Сайма, но очень уж тихая. <…>Нет, Москва
храмом». Лирический герой,                                           куда мятежнее, чем путешествия, даже при самых экстраординар-
            <...> блуждая по границе                                 ных условиях»4.
            Финляндии, вникая в темный говор                            Брюсов был также знаком с «Калевалой», более того, он хотел
            Небритых и зеленоглазых финнов4,                         на основании леннротовской создать свою небольшую «Калевалу»

                                                                     1
                                                                         Брюсов В. Собр. соч. В 7 т. М., 1973. Т. 1. С. 379.
1                                                                    2
    О красота!                                                           Там же. Т. 1. С. 380.
2                                                                    3
    Соловьев В.С. Стихотворения и шуточные пьесы. С. 102.                Переписка с С.А.Поляковым // Литературное наследство. Т. 98. Валерий Брюсов и
3
    Блок А.А. Собр. соч. В 8 т. М.; Л., 1960. Т. 2. С. 439–440.          его корреспонденты. Кн. 2. М., 1994. С. 103–104.
4                                                                    4
    Там же. Т. 2. С. 306.                                                Там же.



                                          217                                                              218


и включить ее в «Сны человечества» – «лирические отражения        телем финской природы. Когда 17 марта 1910 года в Государст-
всемирной истории», наряду с «отражениями» истории Египта,        венную думу был внесен правительственный законопроект, ущем-
Индии. Этому замыслу не суждено было осуществиться. Но «Ка-       лявший самостоятельность Финляндии, Брюсов выступил со сти-
левала» все-таки вдохновила поэта, и в стихах из цикла «На Сай-   хотворением «К финскому народу», показавшим его отношение к
ме» Брюсов показывает свое знание финской мифологии:              царизму. Стихотворение получило широкую известность и было
            И сердце не верит в стране тишины,                    сразу же переведено на финский («Айка», 1910) и на шведский
            Что здесь, над чертогами Ато,                         языки:
            Звенели мечи, и вожди старины                                    Упорный, упрямый, угрюмый
            За Сампо рубились когда-то 1.                                    Под соснами взросший народ!
   Итогом поездки 1913 года были пять стихотворений под назва-               Их шум подсказал тебе думы,
нием «В стране тишины». Поэт возвращается к серым гранитам,                  Их шум в твоих песнях живет 1.
спокойным озерам, водопадам. Но вовсе не тишина, а рев и ярость      В.Брюсов показал себя знатоком «Калевалы», «финляндского
воды характеризуют финскую природу в брюсовских стихах об         вопроса», финской живописи и, что очень ценно, финской поэзии.
Иматре. Мятежный дух поэта соединяется с бурным потоком во-       Он вместе с М.Горьким редактировал «Сборник финляндской ли-
допада:                                                           тературы» и перевел для него несколько стихотворений. Стихо-
            Кипит, шумит. Она – все та же,                        творения подбирались с фольклорными сюжетами, с лирическими
            Ее не изменился дух!                                  героями-индивидуалистами, с пантеистическими мотивами. Вод-
            Гранитам, дремлющим на страже,                        ная стихия привлекает и Брюсова-переводчика, о чем свидетельст-
            Она ревет проклятья вслух...                          вуют уже сами названия переводимых стихотворений: «У ручья»
                              («Иматра») 2                        (Ю.Рунеберг), «Песня Вуоксы» (Ю.Эркко), «При устье речки»
   Если В.Соловьев в стремительном движении водопада видел        (Я.Прокопе).
покой, то Брюсов в гуле Иматры слышит гимн всему земному:            Журнал «Современный мир» в июле 1908 года опубликовал
            Все вкруг, в затишье и под ветрами,                   стихотворение «На Иматре» Льва Василевского (редактора «Утра
            Под солнцем, при луне, во мгле,                       России», автора сборника «Стихи. 1902–1911». СПб., 1912). В сти-
            Поет назначенными метрами                             хах Л.Василевского современники видели влияние В.Брюсова и
            Хвалу стоустую земле!                                 вообще символистской эстетики. Действительно, вслед за симво-
                           («Над Иматрой»)3                       листами поэт видит в «серебряных струнах» водопада слияние
   Брюсов тонко чувствовал финскую природу. Его поэтические       «конца и начала», «смерти и жизни». Но уже не духовное начало, а
пейзажи страстны и пленительны. И это прежде всего пейзажи        чисто земные плотские чувства приписывает природе поэт:
озер, берегов, водопадов, «волн, шитых шелками». Пристрастие к               С бешеной жаждой измены,
водному пейзажу – это и факт русской поэзии начала XX века, и                С тоской незабытых обид
древнее языческое одухотворение водной стихии, живущее в соз-                Брызги опаловой пены
нании русских и финнов. Через излюбленные образы воды прояв-                 Дробятся о серый гранит.
ляется и доисторическая память, и реальная история, повествую-       И с убийственной иронией, сводящей на нет всю возвышенную
щая о вечном движении народов. Но Брюсов был не только цени-      символику стихов русских поэтов об Иматре, пишет о водопаде
                                                                  Саша Черный:
1
    Брюсов В. Указ. соч. Т. 1. С. 380.
2
    Там же. Т. 2. С. 108.
3                                                                 1
    Там же. Т. 2. С. 109.                                             Брюсов В. Указ. соч. Т. 2. С. 79.



                                         219                                                              220



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика