Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Межсистемные политические ситуации в России в ХХ веке: проблемы теории и истории: Монография

Голосов: 1

Монография посвящена анализу переходных политических про-цессов. Рассматриваются методологические, теоретические и истори-ческие аспекты формирования и развития межсистемных политических ситуаций в России в ХХ веке. Книга адресована историкам и политологам.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    исследовании общественных и особенно политических систем. Так,
с помощью понятия «несистемность» можно было бы сказать о
факторах, отрицающих общественную систему, но находящихся
внутри нее, в то время как «внесистемность» позволила бы охарак-
теризовать внешние факторы, оказывающие отрицающее влияние
на систему. Речь идет в данном случае о действии иных обществен-
ных систем и их элементов, выполняющих одновременно роль сре-
ды исследуемой системы и разрушающего, отрицающего эту систе-
му иносистемного качества.
     Еще одним важным аспектом разграничения этих понятий яв-
ляется степень оппозиционности политических и социальных си л.
Так, представляется правомерным разделение оппозиционных сис-
теме политической сил на «несистемные» и «внесистемные». Сте-
пень оппозиционности первых предполагает отрицание данного
системного качества с позиции другого системного качества. В
иной общественной системе такая несистемная оппозиция может
выступать в качестве системной силы. Степень оппозиционности
внесистемных политических образований предполагает неприятие
не только данной общественной системы, но и всех других. Харак-
терным примером, иллюстрирующим данный вид оппозиции, яв-
ляются организации анархистов. В своей тактике и стратегии они
отрицали как буржуазную систему, так и систему реального социа-
лизма, выступая против любого варианта государственности.
     Релятивизация понятия «система», выявление сущностных
свойств системы, отраженных в категориях «системность», «несис-
темность» («внесистемность») и «межсистемность», создают ус-
ловия для анализа общественно-политической и исторической дей-
ствительности с позиций системной методологии. Однако, прежде
чем перейти к анализу переходных процессов, попытаемся с помо-
щью избранного инструментария исследовать некоторые общест-
венные явления и институты с тем, чтобы в последующем опреде-
лить их место и роль в межсистемных политических ситуациях.


      § 2. Политические институты в системной интерпретации

      Рассмотрение различных общественных явлений и процессов
в системной интерпретации, вероятно, следует начать с анализа
института власти. Как отмечал еще Б. Рассел, именно власть явля-
ется тем фундаментальным понятием общественных наук, которое
сопоставимо по своей значимости с понятием энергии в физиче-

                                                              41


ских науках63. Это важнейшее явление общественной жизни, если
рассматривать его в институциональном ключе, представляет со-
бой совокупность институтов, обеспечивающую поддержание жиз-
неспособности общественной системы.
      Если рассматривать власть с позиций теории систем, то необ-
ходимо обратить внимание на ряд ее важных функций. Во-первых,
властные институты осуществляют управление обществом. Это оз-
начает, что они обеспечивают функционирование системных эле-
ментов, способствуют сохранению и упрочению связей между ни-
ми. Как справедливо отметил С.А. Кузьмин, такая управляющая
структура «берет на себя функцию взаимодействовать с элемента-
ми «от лица всей системы» 64. Таким образом, функция управления
указывает на то обстоятельство, что именно власть становится кон-
центрированным выражением общественной системы или, если так
можно выразиться, ее совокупной воли. Эта важнейшая системная
функция власти проявляется во множестве аспектов, актов взаимо-
действия как с системными, так и несистемными элементами.
      Так, очевидным следствием той роли, которую играет власть
в системе, является защита ею общественной системы как некой
целостности от всех отрицательных воздействий, тенденций и яв-
лений. На эту сторону функционирования властных институтов
неоднократно обращалось внимание в научной литературе 65. Этот
тезис подразумевает, что именно властные институты устанавли-
вают те «правила игры», которым индивиды должны подчиняться.
Очевидно, что эти законы, нормы и правила устанавливаются в со-
ответствии с типом общественной системы, с ее базовыми ценно-
стями и при том или ином взаимодействии и степени участия об-
щества. Чем демократичнее политический режим, тем степень уча-
стия общества в формировании «правил игры» выше и наоборот.
      Поддержание созданных «правил игры» также является функ-
цией власти. Однако сама общественная система развивается, и те
нормы и правила, которые были установлены властью при участии
общества или без него, требуют пересмотра в соответствии с новым
уровнем развития, но в пределах существующего системного каче-
ства. В этом смысле указанную функцию власти следует рассмат-
ривать шире - как функцию создания и защиты базовых системных
ценностей от разрушительных тенденций.
      Защита базовых ценностей системы, являющаяся важной
функцией любой власти, может осуществляться в разных формах и
разными методами. Это зависит от характера самой системы, уров-
ня политической культуры общества, традиций, а также, в немалой

42


степени, от существующего политического режима. Спектр мето-
дов и форм защиты может колебаться - от различного рода мо-
рального воздействия и давления до принуждения и насилия. Как
отмечал в связи с этим Т. Парсонс, «нарушение ценностных обяза-
тельств определяется как совершение нелегитимного деяния; на-
оборот, следование долгу является делом чести и совести, которые,
в свою очередь, не могут быть представлены без понятий бесчес-
тия и вины»66. Очевидно, что существенную роль в регулировании
этих процессов играют власть и, в более узком смысле, государство.
      Как уже отмечалось, функция защиты базовых системных
ценностей не исключает и насилия в отношении элементов и
структур, которые реально или потенциально опасны для существо-
вания системы. Весьма определенно эту роль власти в системе вы-
разил Т. Парсонс в своей книге «Система современных обществ»:
«Ни одна крупная и сложная социальная система не сможет вы-
жить, если согласие с большей частью ее нормативных оснований
не будет носить обязательного характера, т.е. если к непослуша-
нию не будут применяться по ситуации негативные санкции. Такие
санкции отчасти и предупреждают непослушание тем, что «напо-
минают» добропорядочным гражданам об их обязанностях и слу-
жат наказанием для нарушителей»67.
      Система принуждения, осуществляемая властью и направлен-
ная на защиту существующих системных отношений, может быть
применена и против системных элементов и структур. Однако
главное ее предназначение - борьба с несистемностью. Эта функ-
ция присуща властным институтам любой общественной системы,
вне зависимости от характера политического режима, разными яв-
ляются лишь методы борьбы власти с несистемностью. Так, в усло-
виях демократических режимов формы и методы, применяемые
властью против разрушителей системных устоев, могут быть отно-
сительно мягкими, вплоть до включения радикальных политиче-
ских групп в существующую политическую систему при условии,
что это не будет ее дестабилизировать и не отразится на развитии и
функционировании общественной системы в целом. В условиях ав-
торитарных и тоталитарных режимов меры принуждения, как пра-
вило, более жесткие.
      Говоря об обусловленности политическим режимом характе-
ра мер принуждения, не следует забывать, что при демократии бо-
лее «мягкие» способы воздействия на отрицающие власть и обще-
ственную систему элементы объясняются не только уровнем разви-
тия политической культуры, но и тем, что имеет место системная

                                                               43


однородность общества. Это означает, что большая часть индиви-
дов лояльно относится к существующей власти и политическим
процедурам и, что самое главное, принимает те ценности (или
спектр ценностей), которые предлагает эта общественная система.
Этот тезис подразумевает также и то, что вызовы со стороны не-
системных сил либо отсутствуют, либо минимальны и не представ-
ляют особой угрозы существованию как самого режима, так и сис-
темы в целом.
      В известной степени этот тезис подтверждается исследова-
ниями современных транзитологов, рассматривающих процесс пе-
рехода от недемократических политических режимов к демократи-
ческим. Так, известный политолог Х. Линц отмечает, что демокра-
тия может появиться и устойчиво существовать только тогда, когда
отсутствует политические акторы, обладающие возможностью вето
по отношению к демократически избранным институтам 68. Еще бо-
лее категоричен в этом вопросе Г. О`Доннелл. По его мнению, де-
мократия подразумевает, что все значимые акторы принимают су-
ществующие «правила игры» и, кроме того, отсутствуют внутрипо-
литические условия для быстрого распада или трансформации де-
мократии в иной политический режим 69.
      Указывая на системный характер власти и ее деятельность на
благо поддержания общественных отношений и структур, в том
числе и посредством принуждения, мы не должны забывать, что
этим роль власти в системе не ограничивается. Деятельность ин-
ститутов власти может меняться в зависимости от потребностей
общественной системы, фазы ее функционирования и т.д. В ряде
случаев, особенно на восходящей фазе развития системы, власть
выступает в качестве активного фактора ее эволюции: она не про-
сто защищает системные устои, а стремится к созданию недостаю-
щих системных элементов и структур. И, наоборот, на фазе угаса-
ния и умирания системы властные структуры могут выступать в ка-
честве консервативной силы, пытающейся удержать общество в
рамках заданных правил и норм поведения и всемерно использо-
вать рычаги принуждения. В то же время власть может взять на се-
бя роль реформатора, постепенно преобразующего систему и даже
внедряющего в нее чуждые ей несистемные элементы. В этом слу-
чае возможно перерождение самой власти из системной силы в си-
лу межсистемную, пытающуюся синтезировать ценности старой и
новой систем. Такая реформирующая и реформирующаяся власть
способна на участие в уничтожении старой общественной системы.
Типичным примером такого рода является деятельность политиче-

44


ской элиты Советского Союза в 80-е- начале 90-х гг. ХХ в., при-
ведшая к перерождению власти, ставшей не только проводником
рыночных преобразований, демократических реформ, но и факто-
ром уничтожения самой советской общественной системы, которая
генетически отрицала и рыночную среду, и конкуренцию в полити-
ке, и парламентаризацию ее государственных структур.
      Итак, теория систем способна адекватно описать различные
аспекты функционирования такого сложного явления, как власть.
Вполне применима эта теория и при анализе функционирования и
эволюции политических партий и общественно-политических дви-
жений. Она дает возможность выстроить на базе этой методологии
типологию политических партий, что обычно подразумевает их
систематизацию на основе сущностного критерия. Указанная ти-
пология позволяет посредством дальнейшей систематизации явле-
ний и объектов создать различного рода классификации по различ-
ным основаниям, не отвергающим критерия типологизации.
      Поскольку речь идет о создании типологии и классификаций
с позиций системной методологии, то сущностным критерием мо-
жет выступать соответствие стратегии партии или движения дан-
ному системному качеству. Этот критерий подразумевает призна-
ние или отрицание политическим образованием фундаментальных
ценностей системы. Так, для современной западной системы тако-
выми, вероятно, следует признать рыночную экономику, институт
частной собственности, политическую демократию; для советской
общественной системы - нерыночную экономику, государственную
собственность, руководящую роль компартии в различных сферах
жизнедеятельности общества, слияние партийной и государствен-
ной власти70.
      В соответствии с этим сущностным критерием все политиче-
ские силы можно разделить на три типа. Политические партии, чья
стратегия соответствует данному системному качеству, могут быть
отнесены к системным политическим силам. Их платформа: при-
нятие основных ценностей существующей общественной системы и
неприятие несистемности, непримиримое отношение к ее проявле-
ниям. Одновременно нельзя исключить и того, что системные по-
литические        образования,       являясь        тождественно-
дифференцированными элементами этой системы, могут нахо-
диться в противоречии друг с другом, а также с властью, что указы-
вает на необходимость дальнейшей систематизации политических
партий внутри этого типа.


                                                                45


     Поскольку системность в ином отношении является несис-
темностью, то можно сказать, что любая системная сила в иной
системной среде проявляет себя как несистемная. Так, коммуни-
стические организации в условиях советской системы по своим
идейным и политическим установкам, по месту, занимаемому в
общественной жизни, являлись системной силой, основным носи-
телем системного качества. После событий 1991 и 1993 гг. сформи-
ровавшиеся на обломках КПСС коммунистические партии, такие
как РКРП, ВКПБ, Большевистская платформа, РПК и ряд других,
превратились в несистемные политические образования, что выра-
зилось в их идейных установках на уничтожение новых системных
экономических, политических и прочих отношений, на восстанов-
ление утраченного общественного порядка. Таким образом, то или
иное политическое формирование, будучи отнесенным к опреде-
ленному типу по критерию его отношения к данной общественной
системе, в отношении иного системного качества обозначает себя
как политическая организация, принадлежащая к другому типу.
Итак, к несистемным политическим образованиям следует отнести
те политические партии и общественно-политические движения,
которые на стратегическом уровне отрицают данную обществен-
ную систему. Организациям этого типа свойственно неприятие как
отдельных институтов системы, отдельных ее элементов, так и всей
общественной системы в целом с ее элементным составом и отно-
шениями между отдельными элементами. Такая степень неприятия
указывает на радикальность несистемности в условиях чуждой ей
общественной системы.
     Выявление межсистемных состояний общества, характери-
зующихся сосуществованием недостроенных общественных систем,
позволяет вычленить еще один тип политических формирований -
межсистемный. Выше межсистемность определялась как то, что
частично соответствует сразу двум системным качествам и не соот-
ветствует им. Стратегически межсистемные политические форми-
рования могут принимать некоторые ценности той и другой систе-
мы, при этом их политическая доктрина неизбежно приобретает
эклектический характер. Опыт функционирования подобных обра-
зований в России позволяет выдвинуть тезис о том, что своего мак-
симального развития межсистемные политические формирования
получают не в условиях стабильного функционирования системы, а
в переходные, межсистемные периоды, когда старая система раз-
рушается, а новая находится в стадии становления. В таких услови-
ях политические образования этого типа получают максимальные

46


возможности для лавирования между силами, принадлежащими к
разным общественным системам.
      Классическим примером межсистемных политических сил
является центристское течение в КПСС, возглавляемое М.С. Горба-
чевым и существовавшее в годы перестройки. В отличие от всех
других политических образований, центристы выступали за соеди-
нение элементов социализма советского типа с элементами кап и-
тализма. Эта общая установка проявилась в таких проектах, как
создание «социалистического рынка» и «социалистической демо-
кратии», которая, по мысли М.С. Горбачева, должна была прими-
рить сторонников «социализма без демократии» со сторонниками
«демократии без социализма» 71. Межсистемные политические об-
разования могут существовать и вне переходных ситуаций, на что
убедительно указывает исследование, проведенное Е.С. Деряби-
ной72. Сохраняя в своей стратегии концепты, имеющие разную сис-
темную природу, они долгое время не могут в полной мере интег-
рироваться ни с системными силами, ни с несистемными.
      Таким образом, исходя из теории систем выделим 3 типа по-
литических образований: системные, несистемные и межсистем-
ные. Используемый критерий для создания данной типологии под-
вижен, поскольку содержит отношение политических образований
к конкретному системному качеству. При использовании этой ти-
пологии в отношении иного системного качества и выделении тех
же типов политических образований содержание этих типов будет
совершенно иным, поскольку исследуется отношение к иной обще-
ственной системе. Анализ на основе применения типологии, разра-
ботанной на основе системной методологии, указывает на инвер-
сию политических сил при их переходе из системной среды в н е-
системную и наоборот.
      Дифференцируя политические силы по критерию соответст-
вия их стратегии существующему системному качеству, следует за-
метить, что для анализа политических процессов на разных фазах
функционирования общественных систем, а также межсистемных
политических ситуаций этого явно недостаточно. Проблема состо-
ит, в частности, в том, что любая общественная система эволюцио-
нирует в рамках своего качества. Для нее, как справедливо отмеча-
ет в своем монографическом исследовании В.Д. Могилевский, ха-
рактерна «множественность состояний, что является отражением
ее динамизма, многоальтернативности развития» 73. Этот фактор,
вероятно, в немалой степени влияет на характер позиции полити-
ческих сил, принадлежащих к различным типам. Поэтому следует

                                                               47


обратить внимание на существование внутритиповых различий
рассматриваемых типов политических образований.
      Поскольку все политические силы имеют дело с «ускользаю-
щей реальностью», с эволюционирующей общественной системой,
они вынуждены так или иначе модифицировать свои стратегию и
тактику. Зависимость стратегии и тактики политических формиро-
ваний от состояния системы позволяет выдвинуть в качестве кри-
терия внутритипового деления отношение политических образова-
ний к наличному состоянию системы.
      Рассмотрим с этой точки зрения системный тип политиче-
ских сил. Как уже отмечалось, все политические формирования,
отнесенные к этому типу, принимают и защищают системные цен-
ности. Тем не менее их отношение к наличному состоянию систе-
мы может быть различным. Некоторые из них могут «принимать»
наличное состояние системы. Их преимущественно устраивают те
процессы, которые происходят в общественной системе и ее поли-
тической подсистеме в настоящий момент. И поскольку наличное
состояние системы, как правило, олицетворяется с существующей
властью, то, соответственно, эта группа системных политических
сил и на стратегическом, и на тактическом уровнях поддерживает
эту власть и предлагаемые ею «правила игры». Однако могут суще-
ствовать и такие системные силы, которые, стратегически прин и-
мая базовые системные ценности, в то же время негативно отно-
сятся к наличному состоянию системы, которое не является для них
идеальным и которое, с их точки зрения, следует изменить. Это
может подразумевать развитие или устранение тех или иных си с-
темных элементов, отношений или структур для того, чтобы изме-
нить состояние системы, сохраняя при этом само системное каче-
ство и динамическое равновесие системы. Такая позиция полити-
ческих образований свидетельствует о том, что эта группа систем-
ных сил способна дистанцироваться от той политической линии,
которую осуществляет власть. Следовательно, эту группу систем-
ных формирований можно охарактеризовать как системную оппо-
зицию. Общая системная природа и власти, и системной оппозиции
указывает на то, что степень противостояния этих институтов неве-
лика и в условиях, угрожающих самому существованию системы,
эти силы обозначают свою системную идентичность.
      Отношение к наличному состоянию системы позволяет также
структурировать определенным образом и несистемные политиче-
ские силы, хотя на первый взгляд это представляется невозможным.
Действительно, стратегически отрицая систему, несистемные п о-

48


литические силы должны отрицать и любое наличное состояние
системы. Однако степень этого отрицания также может быть раз-
ной, как и тактика, используемая той или иной несистемной поли-
тической силой для достижения своих целей. При ближайшем рас-
смотрении несистемность в соответствии с заданным критерием
может быть разделена на две группы. К первой мы отнесем те по-
литические партии и движения, которые отрицают основопола-
гающие ценности общественной системы, все ее элементы и струк-
туры. При этом отрицается и возможность какого бы то ни было
использования системных элементов или институтов для достиже-
ния своих ближних и дальних целей. Наиболее часто указанную по-
зицию можно встретить у представителей анархических течений.
Эту часть несистемности можно обозначить как внесистемную оп-
позицию, указывая тем самым на максимальную степень отрицания
ею системного качества. Очевидно также и то, что для этой части
несистемных сил характерно скрытое политическое поведение.
      Другая часть несистемных политических сил так же, как и
внесистемная оппозиция, в своей стратегии отрицает существую-
щее системное качество, но по тактическим соображениям при оп-
ределенном наличном состоянии системы считает возможным ис-
пользовать некоторые системные элементы и структуры для дос-
тижения своих целей. Однако, чтобы такое политическое формиро-
вание не потеряло своего несистемного статуса, участие в функ-
ционировании системных институтов не должно превратиться из
тактической задачи в стратегическую цель. Иначе говоря, наряду с
открытым политическим поведением у этой группы политический
сил должно присутствовать и скрытое политическое поведение,
причем последнее должно превалировать. При соблюдении этого
основного условия можно говорить о сохранении несистемного
статуса данной политической силой. Такую группу политических
организаций можно охарактеризовать как несистемную оппозицию.
Возможность использования такой оппозицией системных инсти-
тутов обнажает проблему изменения представителями несистемной
оппозиции своего оппозиционного статуса и, следовательно, утра-
ты своей системной идентичности. О подобном процессе размыва-
ния несистемной оппозиционности при наличии ряда условий мо-
жет свидетельствовать практика, когда работа в системных инсти-
тутах (например, в законодательных органах власти) становится ве-
дущим направлением деятельности этой оппозиции.
      Исследуя межсистемные политические силы через призму их
отношения к наличному состоянию системы, следует заметить, что,

                                                              49


являясь буферными, «промежуточными», эти политические силы в
одних случаях могут выступать как межсистемный центр, а в дру-
гих - как межсистемная оппозиция. Существование межсистемного
центра связано с критическим состоянием системы, когда она н а-
ходится либо в стадии своего разрушения, либо в процессе рожде-
ния. И в том и в другом случае это подразумевает наличие элемен-
тов и структур противостоящей системы. В такой ситуации меж-
системный центр берет на себя функцию балансира между силами,
имеющими разную системную идентичность. Стратегически меж-
системный центр ориентирован на поиск некоего «третьего пути»,
который проходил бы между двумя конкурирующими системами,
вбирая все то «положительное», что, с точки зрения центристов,
присуще «конкурирующим» системам. Эта стратегия подразумева-
ет и особую тактику межсистемного центра. Она направлена на со-
хранение образовавшегося баланса политических сил и проявляется
в одинаковой степени оппозиционности по отношению к элемен-
там обеих систем. При этом степень его оппозиционности может
усиливаться или уменьшаться в зависимости от усиления или ос-
лабления одного из противостоящих политических лагерей.
      Если рассматривать отношение межсистемных сил к другим
наличным состояниям системы, характеризующим ее (системы)
относительно стабильное существование, то мы имеем дело с меж-
системной оппозицией. При таких наличных состояниях речь уже
не идет о равновесном существовании элементов двух систем. В
этих условиях межсистемные политические формирования нахо-
дятся в оппозиции к системным силам, выступая за существенное
реформирование системы посредством включения в нее ряда эле-
ментов иной системы. При этом межсистемная оппозиция призна-
ет системные элементы как своего рода «неизбежное зло» 74. Это
обстоятельство указывает на самостоятельность межсистемной оп-
позиции, ее отличия как от системной, так и несистемной оппози-
ций. Промежуточное положение межсистемных политических
формирований свидетельствует о существовании двух взаимоис-
ключающих тенденций их дальнейшего развития: к интеграции с
системной оппозицией, с одной стороны, и несистемными полити-
ческими силами - с другой. Таким образом, структурирование раз-
личных типов политических сил по отношению к наличному со-
стоянию системы обнаруживает уже более пеструю палитру поли-
тических партий и движений, что отнюдь не противоречит исполь-
зованному критерию типологизации - отношению политической
силы к системному качеству.

50



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика