Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Межсистемные политические ситуации в России в ХХ веке: проблемы теории и истории: Монография

Голосов: 1

Монография посвящена анализу переходных политических про-цессов. Рассматриваются методологические, теоретические и истори-ческие аспекты формирования и развития межсистемных политических ситуаций в России в ХХ веке. Книга адресована историкам и политологам.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    зисные, ситуации возможны на всех фазах функционирования сис-
темы - от ее становления до разрушения и гибели.
    Такой подход к определению стабильности указывает еще на
одну проблему. Стабильность системы, возможная на одной фазе ее
функционирования, существенно отличается от стабильных состоя-
ний, возможных на других фазах развития этой же системы. «Ста-
бильность,- отмечает Э.С. Гершгорин, - выступает как проявление
нормального течения процессов, соответствующее по времени за-
кономерной норме»22. В соответствии с таким пониманием ста-
бильности, а также учитывая тот факт, что всякая общественная
система проходит один и тот же жизненный цикл, представляется
возможным выделить следующие стабильные системные ситуации:
1) ситуации восходящей фазы развития системы, 2) ситуации, ха-
рактеризующие зрелое состояние системы; 3) ситуации нисходящей
фазы развития системы. Каждая из перечисленных групп ситуаций
отражает специфическую стабильность, характерную для той или
иной фазы развития системы. Кратко опишем каждую из них.
     Стабильные системные ситуации восходящей фазы системы
отражают определенный уровень развития системы. На этой фазе
своего развития система не является еще целостной, а представляет
собой становящуюся целостность 23. В соответствии с этим ее со-
стояние, находящее свое выражение и в политических ситуациях,
характеризуется недостаточно развитым, но развивающимся эле-
ментным составом системы, процессами формирования ее струк-
тур и подсистем. Тем самым для политических ситуаций восходя-
щей фазы развития системы характерна первичная институцион а-
лизация системных структур и элементов, связи между которыми
еще слабы, неустойчивы, равно как и сама элементная структура.
    В качестве примера такого развития системных элементов,
структур и связей между ними приведем политическую ситуацию
восходящей фазы развития советской системы, когда шла проверка
на жизнеспособность важнейших системных элементов. Именно в
этой ситуации отрабатывались механизмы взаимоотношений таких
политических институтов, как большевистская партия, Советы,
профсоюзы и др. Как известно, вплоть до начала 20-х гг. отношения
между этими структурами не были четко установлены. Так, перво-
начально после победы большевиков ведущая роль в принятии ре-
шений на местах отводилась Советам, в то время как большевист-
ские организации на местах, по признанию их лидеров, превраща-
лись в «агитационные отделы Советов» 24. Неясность взаимоотно-
шений двух важнейших системных элементов - Советов и партии

                                                             121


порождали многочисленные дискуссии о том, какими должны быть
эти отношения на практике 25. Лишь к началу 20-х гг. установились
единообразные и прочные взаимоотношения между двумя власт-
ными структурами при гегемонии партии. Только к этому времени,
как отмечает Л. Шапиро, первый секретарь местного партийного
комитета становится главным человеком в своем регионе и несет
ответственность за все, что происходит на вверенной ему террито-
рии26.
    Типологически сходные процессы установления системных
отношений наблюдались в первые годы советской власти между
партией и профсоюзной структурой. Последняя в результате дли-
тельной и острой дискуссии в партии превратилась в один из при-
водных ремней большевистской партии, фактически лишившись
самостоятельности. Такая участь профсоюзного движения не была
предрешена заранее. Специфика политических ситуаций восходя-
щей фазы развития системы и состоит в том, что связи между эле-
ментами и структурами еще не устоялись, отношения между ними
еще не предопределены и, следовательно, существует «веер воз-
можностей» дальнейших путей развития системы, ограниченный,
правда, границами данного системного качества. Такой выбор
осуществлялся и в отношении определения характера дальнейших
взаимоотношений между партийной и профсоюзной структурами,
что нашло отражение в так называемой «дискуссии о профсоюзах».
    Другой важной чертой этих политических ситуаций является
противодействие несистемности. В отличие от стабильных ситуа-
ций зрелого состояния системы в этих ситуациях роль несистемно-
сти намного выше. Это вполне закономерно, если учесть, что мы
имеем дело с незрелым состоянием системы, которая вынуждена
принимать наследие, доставшееся от предыдущей системы. Роль
несистемности в этих ситуациях достаточно велика. Как отмечают
специалисты в области системных исследований, на этой фазе про-
тиворечие между системными элементами и элементами, достав-
шимися в наследство от старой системы, является ведущим проти-
воречием27.
    Заметим, что подобное противоречие характерно и для меж-
системных ситуаций, однако тогда имеет место относительное рав-
новесие сил между элементами, имеющими разную системную
принадлежность, в то время как в ситуациях, характеризующих вос-
ходящую фазу развития системы, перевес сил на стороне системных
структур и элементов. Таким образом, для этих ситуаций характер-
на борьба с несистемностью, которая может выражаться как в ее

122


уничтожении, так и в трансформации несистемных элементов в не-
достающие элементы и структуры новой системы.
    Развитие системного качества на восходящей фазе приводит и
к развитию самих системных элементов, их дифференциации. Это
касается и политических институтов, в первую очередь политиче-
ских партий и движений. В таких ситуациях возникают и развива-
ются различные виды системной оппозиции, но дифференциация
системных элементов, как правило, еще не достигает своих разви-
тых форм. В частности, для политических ситуаций восходящей фа-
зы нехарактерно наличие развитого системного консерватизма, что
также обусловлено данным состоянием системы, при котором ее
базовые ценности еще только формируются. Если же системный
консерватизм и возникает, как это произошло, например, с консер-
вативными организациями в посткоммунистической России, то его
идеология, как уже отмечалось, чрезвычайно аморфна, а социаль-
ная база практически отсутствует. Именно поэтому многочислен-
ные попытки создать в России консервативную партию оставались
малорезультативными. Вероятно, только в современной России
возникают необходимые предпосылки для развития системного
консерватизма как в идеологическом, так и в организационном
плане.
    Вместе с тем для ситуаций восходящей фазы развития системы
характерно наличие несистемного консерватизма, испытывающего
ностальгию по утраченному порядку. В той мере, в какой живы
традиции умершей системы, в какой ресоциализация общества еще
не завершена и новая общественная система не достигла опреде-
ленного порога своей зрелости, в той мере сохраняются условия для
воспроизводства этого консерватизма или архаизма, по терминоло-
гии Е. Шацкого. С созреванием системного консерватизма этот тип
консерватизма либо становится его составной частью, подвергаясь
определенной трансформации, либо угасает. Наиболее полно эта
тенденция проявила себя в условиях становления современной рос-
сийской партийно-политической системы.
    В свете рассмотрения стабильных политических ситуаций вос-
ходящей фазы развития системы представляет интерес проблема
участия власти в процессе становления системных элементов и
структур. Именно в этих ситуациях роль власти в формировании
нужных для развития системы элементов наиболее важна. Новая
власть, сформированная после победы над силами старой системы,
является системной силой, которая вынуждена действовать в слож-
ных условиях, когда сохраняются элементы и отношения, находя-

                                                             123


щиеся в явном противоречии с новым системным качеством. В то
же время элементы, структуры и отношения, соответствующие этой
новой власти, по-прежнему не представляют собой целостной сис-
темы в силу того, что процесс становления этих элементов и их аг-
регации не завершен.
    Таким образом, специфика ситуаций восходящей фазы разви-
тия системы заключается в том, что процесс институционализации
власти нередко обгоняет процесс создания адекватных экономиче-
ских, социальных, идеологических, культурных и прочих условий
для стабильного существования власти. Очевидно, что такая ситуа-
ция потенциально опасна как для власти, так и для становящейся
общественной системы в целом. В этих условиях власть становится
основным фактором системного развития: именно на ее плечи ло-
жится основное бремя «выращивания» новых общественных эле-
ментов и отношений, создания соответствующей им правовой базы.
    В зависимости от того, насколько сильно отстает процесс ста-
новления системы от состояния и устремлений самой власти, фор-
мирование системных элементов может в ряде случаев обрести
форму их насаждения, насильственного внедрения новых элемен-
тов и отношений в социальную ткань общества. Таким образом,
«эксперименты» новой власти в подобных ситуациях вполне объяс-
нимы с точки зрения теории систем.
    Рассмотрим, насколько этот вывод справедлив в отношении
характера процессов в ситуациях, характеризующих восходящую
фазу развития советской и современной российской систем. При-
шедшие к власти большевики сразу же начали строить соответст-
вующие новой власти экономические, социальные, политические,
культурные элементы и отношения. В русле этой тенденции лежат
их первые акции: «красногвардейская атака на капитал», устране-
ние старого управленческого персонала на производстве, введение
рабочего контроля и др. Конечно, насильственный характер первых
преобразований большевиков обусловлен еще и спецификой уста-
навливаемой общественной системы и характером самой больше-
вистской власти. Однако с укреплением власти и переходом к нэпу
элемент насилия в экономической и социальной сферах был не-
сколько ослаблен. Следовательно, только формой установившейся
власти и общественной системы нельзя в полной мере объяснить
колебания политики большевиков.
    В.И. Ленин, разъясняя необходимость перехода к более осто-
рожным методам воздействия большевистской власти на экономи-
ческие процессы, отмечал: «Значит ли это, что всегда уместна, при

124


всяких обстоятельствах уместна «красногвардейская» атака на ка-
питал, что у нас нет иных способов борьбы с капиталом? ... Мы по-
бедили легкой кавалерией, но у нас есть и тяжелая артиллерия. Мы
побеждали методами давления, мы сумеем побеждать и методами
управления... Мы не так глупы, чтобы на первое место ставить
«красногвардейские» приемы в такое время, когда эпоха необходи-
мости красногвардейских атак в основном закончена... и когда в
дверь стучится эпоха использования пролетарскою государствен-
ною властью буржуазных специалистов для такого перепахивания
почвы, чтобы на ней вообще не могла расти никакая буржуазия»28.
     Насильственный характер устранения элементов старой обще-
ственной системы и внедрения элементов и отношений новой был
присущ политике российской власти и в первой половине 90-х гг.
ХХ в. Косвенно об этом можно судить по высказываниям самих
российских реформаторов. Так, Е.Т. Гайдар полагал, что институты
гражданского общества в России можно сформировать за считан-
ные месяцы29.
     В известной степени насильственный характер был присущ од-
ной из важнейших реформ - приватизации государственной собст-
венности. В работах многочисленных исследователей процесс при-
ватизации оценивается весьма жестко. Как правило, указывается на
то, что он проводился «большевистским наскоком», в спешке, со
многими нарушениями законности, несмотря на объявленный курс
формирования правового государства, в ущерб экономической вы-
годе государства и общества в целом 30. Однако если учитывать, что
процессы приватизации проходили в ситуации становления новой
российской общественной системы, то их, в известном смысле, на-
сильственный характер не случаен. Демократическая российская
власть, начавшая осуществление рыночных преобразований в неры-
ночной среде и формировавшая в этих условиях новые обществен-
ные отношения, не имела ни достаточной экономической базы в
лице развитого частного сектора экономики, ни широкой социаль-
ной опоры в лице класса собственников. И хотя массовое сознание
было на стороне рыночных преобразований, его вряд ли можно
считать долговременным фактором, обеспечивающим искомую
стабильность для новых властных структур и общественной систе-
мы в целом. Как справедливо заметил Г.Х. Попов еще в 1990 г. от-
носительно намечавшихся демократическими силами рыночных
преобразований, «то, что должно прийти, вовсе не продукт всеоб-
щего согласия»31.


                                                              125


    В контексте этих процессов политика приватизации имела
глубинный системный смысл и, несмотря на все издержки, пред-
ставляла собой механизм, посредством которого власть из «под-
ручного материала», доставшегося в наследство от советских вре-
мен, формировала недостающие базовые системные элементы: ры-
ночную среду, частную собственность и класс собственников, ко-
торый и должен был стать той силой, которая придавала власти оп-
ределенную стабильность и делала бы невозможным коммунисти-
ческий реванш. Все эти факты позволяют заключить, что власть в
подобных ситуациях оказывается важнейшим институтом в созда-
нии и репликации системных элементов и отношений.
    Очертив контуры политических ситуаций, характерных для
восходящей фазы развития системы, перейдем к анализу тех ситуа-
ций, которые возникают на фазе зрелости общественной системы.
Их особенность обусловлена характером переживаемого системой
этапа в своем развитии.
    Для зрелой фазы развития системы характерны сформирован-
ность всех основных системных элементов, подсистем и структур,
устойчивость связей между ними, минимизация роли несистемных
факторов. Все это указывает на зрелость системы, что, в свою оче-
редь, означает, что закономерности, присущие этой системе, про-
являют себя в наиболее чистом и зрелом виде.
    Такие условия благоприятны для деятельности системных сил.
Системные элементы получают возможность действовать в одно-
родной системной среде. Такое положение вещей весьма точно
описано еще К. Марксом применительно к исследовавшейся им
буржуазной системе: «Если в законченной буржуазной системе ка-
ждое экономическое отношение предполагает другое в буржуазно-
экономической форме и, таким образом, каждое положенное есть
вместе с тем и предпосылка, то это имеет место в любой органиче-
ской системе»32.
    Все эти факторы задают совсем иные параметры функциони-
рования политических процессов, нежели на восходящей фазе раз-
вития системы. Так, для стабильных политических ситуаций, отра-
жающих зрелое состояние системы, характерно свободное сущест-
вование, в соответствии со своими системными закономерностями,
системных институтов и явлений. Создаются условия для макси-
мально четкого, насколько это возможно в рамках данного систем-
ного качества, функционирования властных институтов, которые
получают возможность осуществлять не только и даже не столько
карательные функции в отношении несистемных элементов, сколь-

126


ко свою основную функцию регулирования и управления основны-
ми жизненными процессами системы, функцию взаимодействия с
элементами «от лица всей системы».
    В этих ситуациях создаются условия для достижения полити-
ческими образованиями системного характера своего зрелого со-
стояния как в организационном, так и идеологическом плане. Это-
му, в известной мере, способствует то, что дифференциация сис-
темных политических сил на этой фазе достигает своего апогея. В
частности, получают возможность сформироваться как системные
консервативные, реформистские, так и радикальные течения.
    Этот тезис о дифференциации политических сил применим не
ко всем общественным системам. Очевидно, что в большей степени
эта тенденция характерна для плюралистической западной систе-
мы и в гораздо меньшей степени – для монистической по своей су-
ти советской системы. Так, стабильным ситуациям 30-50-х гг. в
СССР свойственны, скорее, максимальное развитие партийно-
бюрократических структур и отсутствие какого-либо существенно-
го проявления системной оппозиции.
    Рассматривая политическую ситуацию в России, сложившуюся
после прихода к власти В.В. Путина, мы склонны полагать, что она
также в большей степени относится к ситуациям, характеризующим
зрелое состояние общественной системы, нежели ее восходящую
фазу. Этот вывод напрашивается при сравнении политических про-
цессов и явлений, имевших место в период президентства Б.Н. Ель-
цина и В.В. Путина.
    Для эпохи Ельцина были характерны уход государства из эко-
номики, приоритет развития ее частного сектора, тенденция мини-
мизации социальной роли государства, утрата статуса великой
державы, включая и добровольный отказ от завоеванных СССР по-
зиций в мире, трактуемый политической элитой как отказ от «то-
талитарного прошлого». Важной чертой политических процессов
периода правления Ельцина было существенное усиление позиций
регионов в их взаимоотношениях с федеральным центром при од-
новременной неспособности центра сдерживать центробежные
тенденции и т.д.33 Эти и другие факты позволяют утверждать, что
для этого периода была характерна тенденция минимизации роли
государства.
    С конца 90-х гг. ХХ в. отчетливо стала проявляться другая тен-
денция. Во внешнеполитической сфере обозначились попытки вер-
нуть России статус великой державы или хотя бы не допустить
дальнейшего ослабления ее позиций в мире. Усилилось внимание

                                                              127


политической элиты к вопросу сохранения военного и морского
потенциала страны, военно-промышленного комплекса. Для внут-
ренней политики стало характерным стремление противодейство-
вать центробежным тенденциям. Это проявилось во второй «чечен-
ской войне», в создании федеральных округов, изменении порядка
формирования Совета Федерации, усилении контроля федеральных
властей за деятельностью органов законодательной и исполнитель-
ной ветвей власти субъектов федерации и в контроле последних за
деятельностью органов местного самоуправления34.
     Описывая тенденцию усиления «присутствия» государства,
исследователи по-разному представляют себе ее причины. Некото-
рые связывают усиление государства с личностью второго прези-
дента России, его «чекистским» прошлым. Другие видят причину в
необходимости адекватного ответа России на глобальные вызовы
современности (формирование однополярного мира, вытеснение
России с мировых рынков и зон традиционного влияния и т.д.) Ряд
исследователей склонны связывать эту тенденцию с социальными
и политическими процессами, в частности с потребностью проти-
востоять наметившейся в период второго президентства Ельцина
тенденции олигархизации политического режима и необходимо-
стью сгладить резкую имущественную дифференциацию в россий-
ском обществе. Немало специалистов указывает на фактор россий-
ской ментальности, а также на исторические особенности развития
России (мобилизационный характер развития, ведущий к усилению
государственного начала).
     Также обращается внимание на роль евразийского пространст-
ва, занимаемого Россией, в инверсии первоначальных реформатор-
ских замыслов. Как прогнозировал в связи с этим А.С. Панарин,
«основателям августовского режима 1991 г. для сохранения своей
власти предстоит в ближайшем будущем занять позиции, прямо
противоположные тем, с которых они начинали свою реформатор-
скую деятельность. Неистовые «западники» станут «восточника-
ми», предающими анафеме «вавилонскую блудницу» - Америку.
Либералы, адепты теории «государства-минимум» станут закон-
ченными этатистами. Мондиалисты и космополиты станут нацио-
налистами, да в такой степени, что это превзойдет все, до сих пор
виденное в России. Критики империи, сторонники демократиче-
ского федерализма и нового мирового порядка станут воинствую-
щими империалистами и централистами-державниками, наследни-
ками традиций Ивана Калиты и Ивана Грозного» 35.


128


     Вероятно, все это в той или иной степени оказывает влияние
на тенденцию усиления роли государственных структур в совре-
менной России. В то же время недостаточное внимание уделяется
еще одному важному фактору, связанному со спецификой совре-
менного этапа развития общественной системы в стране. Если ис-
следовать процесс усиления государственности в России на совре-
менном этапе с позиции теории систем, то можно заключить, что
он носит закономерный характер и вписывается в процесс форми-
рования современной российской общественной системы. Такие
крупномасштабные изменения, вероятно, можно объяснить тем,
что произошла смена политических ситуаций, отражающая глубин-
ные системные изменения в российском обществе, смену фаз
функционирования современной российский общественной систе-
мы.
     В этом контексте смысл первой фазы в развитии российской
общественной системы заключался в становлении нового систем-
ного качества, что подразумевало двусторонний процесс. Деструк-
тивная сторона этого процесса заключалась в преодолении всего
того, что оставила после себя советская система; конструктивная -
в создании соответствующих новому системному качеству элемен-
тов, структур и отношений. Деструктивная сторона подразумевала
разрушение советской государственности, включая союзное госу-
дарство - форму существования коммунистического режима, отре-
чение от внешнеполитического наследия СССР, отказ государства
от многих присущих ему ранее функций. При этом конструктивная
сторона также предполагала ослабление государственности. Это
было связано с тем, что на этом этапе для форсированного созда-
ния таких системообразующих элементов, как рыночная экономика
и институт частной собственности, потребовалось разрушить мо-
нолит государственной собственности. Политика «выращивания»
предпринимательского класса требовала от новой политической
элиты создания условий для быстрого первоначального накопления
капитала. Наиболее эффективно такие процессы могли протекать
только в условиях ослабления государственности, слабой и плохо
функционирующей правовой системы, усиления прав и значения
местных политических элит.
     По мере того как элементы советской системы были по боль-
шей части устранены или преобразованы в соответствии с новым
системным качеством, а с другой стороны, сформированы основ-
ные элементы экономической, политической, социальной, идеоло-


                                                              129


гической подсистем современной российской системы, появились
условия и потребность в усилении государства.
    Анализ динамики внутренней и внешней политики России
конца 90-х гг. ХХ в. и начала ХХI в. позволяют говорить о том, что
российская общественная система вступает в новую фазу своего
развития. На этой фазе государство должно выступить гарантом
произошедших преобразований и законсервировать те экономиче-
ские, социальные и политические ценности, которые появились в
результате реформ. Обязанность государства как основополагаю-
щего системного института - защитить эти системные ценности от
иносистемных влияний и разрушительных тенденций. В частности,
государство становится востребованным в силу того, что сформи-
ровавшийся институт частной собственности требует защиты, ко-
торая предполагает следующие шаги: 1) защиту самого института
частной собственности от несистемных тенденций; 2) гарантию
недопущения национализации и передела собственности между бо-
лее широким кругом физических и юридических лиц; 3) протекцию
национальному капиталу на международных рынках; 4) создание
условий для беспрепятственного функционирования российского
капитала во всех регионах страны и т.д. В русле этих тенденций
лежат высказывавшиеся и отчасти реализовавшиеся руководством
страны идеи по уменьшению прав региональных элит, усилению
силовых структур, созданию условий для беспрепятственного раз-
вития рыночных отношений и структур по всей стране, защите рос-
сийских интересов за рубежом и др.
    Учитывая системную природу тенденции усиления государст-
венности в России на современном этапе, а также исторические
особенности развития государства, можно прогнозировать относи-
тельно устойчивый характер этой тенденции.
    Своей спецификой обладают и политические ситуации, харак-
теризующие нисходящую фазу системы. Таким состояниям систе-
мы присущи тенденции развития несистемных элементов и явле-
ний, отрицающих данное системное качество. Вначале спорадиче-
ски, латентно, а затем и регулярно продуцируются новые, отри-
цающие эту систему факторы, элементы и отношения. Все это в ко-
нечном счете ведет к накоплению ошибок в репликации системных
элементов, к увеличению числа флуктуаций при функционирова-
нии системы.
    Классическим примером, иллюстрирующим этот тезис, явля-
ется вызревание так называемой «теневой экономики» в недрах со-
ветской системы. Это явление представляло собой фактор, деста-

130



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика