Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Методические рекомендации к учебнику В.И. Коровина и др. "Русская литература XIX века"

Голосов: 22

Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве методических рекомендаций по использованию учебника для 10 класса при организации изучения предмета на базовом и профильном уровнях.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                                                   1
                                   В.И.Коровин, Н.Л. Вершинина,
                                   Л.А. Капитанова, С.В.Тихомиров,
                                   Е.Г.Чернышева, Н.В.Беляева




                     Методические рекомендации к учебнику
                В.И. Коровина и др. «Русская литература XIX века»




       Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве
методических рекомендаций по использованию учебника для 10 класса при организации
               изучения предмета на базовом и профильном уровнях




                                      Москва
                                  «Просвещение»
                                           2004



   http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                      2
                                         Введение


      Если внимательно сопоставить базовый и профильный уровень образовательного

стандарта среднего (полного) общего образования по литературе, то станет совершенно

очевидным, что списки произведений, предлагаемых для обязательного изучения, и на

том, и на другом уровнях различаются незначительно. Стало быть, заметное

преимущество в количестве часов для изучения литературы на профильном уровне

предполагает при работе с одними и теми же художественными произведениями

решение иных образовательных задач, по сравнению с базовым уровнем. Задач,

требующих больших затрат времени и интеллектуальных усилий и учителя и ученика.

Цели литературного образования на профильном уровне в значительной степени

отличаются от подобных целей на базовом уровне большей степенью ориентированности

на   подготовку   будущего    специалиста-гуманитария,     большой    профессиональной

филологической направленностью. Так предполагается, что учащиеся профильных

классов в результате изучения литературы получат целостное представление об

историко–литературном процессе, о единстве этических и эстетических ценностей,

составляющих      духовную    культуру   нации;   о     множественности    литературно–

художественных стилей.

      Полученные специальные знания станут основой для формирования умений

филологического     анализа   и   интерпретации       литературного   произведения   как

художественного целого в его историко–литературной обусловленности; умения грамотно

пользоваться понятийным языком литературоведения, видеть взаимообусловленность

элементов формы и содержания литературного произведения, выявлять социальные и

эстетические корни литературных явлений, рассматривать русскую литературу в широком

контексте отечественной и мировой культуры; для формирования умений сравнительно–

сопоставительного анализа различных литературных произведений, а также их научных,

критических и художественных интерпретаций.

      Решение этих сложных задач возможно только в процессе совместной творческой

и увлеченной работы учителя и ученика с текстом художественного произведения,

литературно–критических статей, литературоведческих работ. Конечно же в этой работе




     http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                    3
большую помощь окажет учебно–методический комплект по литературе, состоящий из

учебника, хрестоматии художественных текстов и хрестоматии литературно–критических

материалов. Причем следует отметить, что именно в профильной школе заметно

актуализируется роль хрестоматии историко–литературных материалов, поскольку в этих

учебных книгах содержатся материалы, характеризующие общественную, культурную,

литературную ситуацию в стране в годы создания и выхода в свет того или иного

произведения, а главное – отклики современных тому времени литературных критиков и

взгляды литературоведов, живших и работавших в последующие эпохи.

        Изучение литературы на профильном уровне решительно расширяет рамки

учебно–методического комплекта. В круг необходимых книг для старшеклассника–

гуманитария входят биографические и биобиблиографические словари и справочники,

филологические словари и энциклопедии, труды наиболее авторитетных критиков и

литературоведов, критико–библиографические разделы современных литературных

журналов. А это значит, что старшекласснику необходимо помочь освоить систему поиска

необходимого материала в библиотечных фондах и ресурсах интернета.

        Авторы рекомендаций, предлагаемых вниманию учителей–словесников, именно

так понимают основное отличие профильного уровня литературного образования от

базового. В рекомендациях к изучению отдельных тем школьного курса даются

методические советы и пожелания: как, по мнению авторов учебника, лучше построить

работу в классе при изучении творчества писателя, какие проблемы целесообразно

обсудить в классах профильного уровня, а какие на базовом уровне изучения, какие

приемы и формы работы в большей степени соответствуют различным уровням

литературного образования.

        В тех случаях, когда материал, предусмотренный образовательным стандартом

для обязательного изучения, отсутствует в учебнике, он в кратком варианте изложен в

наших рекомендациях (см. разделы «А.С.Пушкин», «М.Ю.Лермонтов», «А.К.Толстой» и

др.).    Сведения о творчестве зарубежных писателей, необходимые для уроков

внеклассного    чтения,   ученик   сможет   найти   в   биобиблиографическом   словаре

«Зарубежные писатели» под ред. Н.П.Михальской (Просвещение, 1996).

        Тематическое поурочное планирование, разработанное с учетом нового учебного



    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                        4
плана, – примерное, рекомендательное; авторы надеются, что их вариант может стать

основой для индивидуальных учительских поурочных планов.



         Список книг, дополняющих учебно–методический комплект в классах

                филологического и социально–гуманитарного профилей.



                                        Хрестоматии

      Русская литература XIX века: Первая половина. В 2 ч./Сост. Л.Г.Ленюшкина,

Д.Г.Терентьева. – М.: Просвещение, 2001.

      Русская    литература   XIX   века.    Первая    половина:   Хрестоматия   историко–

литературных материалов / Сост. И.Е.Каплан, П.Г.Пустовойт. – М.: Просвещение,1998.

      Русская литература XIX века:          Вторая половина. Хрестоматия. В 2 ч. /Сост.

В.П.Журавлев. – М.: Просвещение, 2002.

      Русская    литература   XIX   века.    Вторая    половина:   Хрестоматия   историко–

литературных материалов /Сост. И.Е.Каплан, М.Т.Пинаев.–М.: Просвещение, 2001.

      Наш XIX век /Сост. В.Я.Коровина, В.И.Коровин. – М., 1996.



                                             Словари

      Русские писатели XIX – начала XX века: Биобиблиографический словарь /Под ред.

Н.Н.Скатова. –– М.: Просвещение,1995.

      Русские    писатели   XIX века. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. /Под ред.

П.А.Николаева. –– М.: Просвещение, 1996.

      Русские писатели XVIII века: Биобиблиографический словарь / Под ред.

C.А.Джанумова. –– М.: Просвещение, 2002.

      Зарубежные писатели. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. /Под                  ред.

Н.П.Михальской. – М.: Просвещение, 1996.

      А.С.Пушкин. Школьный энциклопедический словарь /Под ред. В.И.Коровина. – М.:

Просвещение, 1999.

      Чернец Л.В. и др. Школьный словарь литературоведческих терминов. – М.:

Просвещение, 2002.



    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                            5
        Зуева Т.В. Русский фольклор: Словарь–справочник. – М.: Просвещение, 2002.

        Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н.Николюкина. – М.,

2003.

        Русские писатели 1800–1917: Биографический словарь. – Т.1–М., 1989;          Т.2 – М.,

1992; Т.3 – М., 1994; Т.4 – М., 1999.


                               Александр Сергеевич Пушкин
                                         Базовый уровень
    Для изучения жизни и творчества Пушкина ученики могут воспользоваться учебником
по литературе для 10 класса, где даны биография и обзор творчества поэта, причем с
довольно полным анализом романа «Евгений Онегин».
    Если учащиеся будут изучать роман в 9 классе, то в 10 важно дать обзор романа,
особенности его поэтики и представление о прижизненной и современной ему критике.
    Для анализа можно предложить следующие главы: первую главу, где обрисован тип
Онегина, или вторую главу, в которой появляются Ленский и Татьяна, или пятую главу
(первое «необъяснение» Татьяны с Онегиным и сон Татьяны), или седьмую (посещение
Татьяной дома Онегина), или восьмую (размышления поэта о романе, о герое и второе
«необъяснение» Татьяны с Онегиным), или «Отрывки из Путешествия Онегина» (их роль
в романе и значение путешествия в судьбе Онегина). При этом нужно иметь в виду, что
каждая глава должна быть так или иначе связана с общим содержанием романа.
    Минимум предусматривает включение IX стихотворения («И путник усталый на Бога
роптал...») из цикла «Подражания Корану». Его можно рассматривать в следующем
ключе и на базовом и на профильном уровнях.
    «Подражания Корану» (IX. «И путник усталый на Бога роптал...»). Михайловское,
1825 г.
    Один из непременных признаков пробуждения души - творческое вдохновение.
Пушкин испытал его в Михайловском в полной мере. Духовно-творческий подъем он
запечатлел, кроме послания «К***», в ряде своих произведений. К ним относятся цикл
«Подражания Корану» и «Пророк».
    «Подражания      Корану»   (1825).   Этот   стихотворный   цикл   состоит   из    девяти
стихотворений. Опираясь на русский перевод М. Веревкина, Пушкин свободно переложил
фрагменты сур (глав) Корана. Если в Коране, как отметил Пушкин, Аллах везде говорит
от своего лица, то в пушкинских подражаниях речь отдана и Аллаху (I, II, VII), и Магомету
(V, VI). Некоторые фрагменты (IV, V) строятся как косвенный монолог, другие (III) - как



    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                          6
внутренний монолог, или представляют собой притчу о могуществе Всевышнего (IX).
Отдельные мотивы Пушкин ввел самостоятельно (упоминания о «гоненье» и «власти
языка» отсутствуют в Коране).
   Новаторство Пушкина заключалось в том, что он стремился воспроизвести Коран
«изнутри», с точки зрения человека Востока и мусульманина, а не европейца. В целом в
«Подражаниях Корану» запечатлелось свойственное Пушкину в Михайловском светлое
состояние духа. Особенно характерно в этом отношении последнее (IX) стихотворение
цикла, которое с противоположным смыслом и с иной интонацией было использовано
Лермонтовым в балладе «Три пальмы».
   В IX стихотворении («И путник усталый на Бога роптал...») тема всемогущества Бога
решена как чудо преображения и как полное приятие Божьего мира.
   Пушкин переложил притчу в духе миросозерцания восточного человека и в
соответствии с реалиями его жизни. Но нет сомнения, что он имел в виду также и себя,
преображение собственной души. Оно выразилось в ликующих стихах последних строф и
передано как чудо, как свершившееся обновление, как игру молодых сил, готовых к
творческим подвигам («Святые восторги наполнили грудь...»), как полное приятие бытия.
С искренней верой и надеждой он пускался в новый жизненный путь.
   Преображение, подобное случившемуся в притче, но несколько в другом - жизненно-
творческом   -    смысле     (преображение      человека    в   пророка   как    исполнение
предназначенной    судьбы)     стало    темой   стихотворения    «Пророк»,      программного
произведения Пушкина, завершившего период Михайловской ссылки и открывшего новую
пору его жизни и творчества.




                                       Профильный уровень
   Для профильной школы в учебнике для 10 класса дается основательный материал по
изучению лирики, поэм и прозы, драмы «Борис Годунов».
   Роман «Евгений Онегин» (если он уже изучен в 9 классе) предлагается изучать
обзорно. Однако повторение романа должно сопровождаться более углубленным
анализом поэтики произведения (жанр, сюжет, композиция, стиль, образ автора, система
образов, взаимодействие эпики и лирики) с привлечением текста большего числа глав. В
этом классе существенно познакомить учеников с критическими отзывами о романе - как
при жизни поэта, так и после его гибели. (См. хрестоматию И.Е. Каплана и П.Г.
Пустовойта «Русская литература XIX века. Первая половина».)
   Глава о Пушкине в существующем учебнике поможет учащимся подготовить задания,



    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                     7
предложенные учителем как на базовом так и на профессиональном уровне.




                               Михаил Юрьевич Лермонтов


                                   Профильный уровень
   Минимум предусматривает знакомство с тремя стихотворениями Лермонтова («Сон»,
«Молитва» («Я, Матерь Божия, ныне с молитвою...»), «Валерик») и их анализ.
   «Молитва» («Я, Матерь Божия, ныне с молитвою...», 1837). Это стихотворение
можно рассмотреть в следующем ключе.
   В Лермонтове, несмотря на чувство «безочарования», как назвал преимущественное
состояние его духа один из критиков, и на то, что временами он не находил в себе веры в
достижимость положительных ценностей жизни и даже в самые эти положительные
ценности, которые обнимаются словом «счастье», все-таки в глубине души всегда
теплилась и жила вера в любовь, в дружбу, в высокое предназначение человека на
земле, в свободу, права и достоинство личности. Эта вера находила выражение в
религиозно-философских идеалах. Жизнь временами казалась Лермонтову полной,
бьющей через край, обещающей счастье, наслаждение красотой и другими дарами. О
таких минутах Лермонтов писал в стихотворении «Когда волнуется желтеющая нива...»:
                Тогда смиряется души моей тревога,
                Тогда расходятся морщины на челе,
                И счастье я могу постигнуть на земле,
                И в небесах я вижу Бога...
   Присутствие Бога ощущается не разумом, а чувством. Поэтому оно всегда
таинственно. Высший мир обнаруживает себя либо красотой, либо особой внутренней
жизнью. Он воздействует эмоционально и на эмоциональную сферу человека. Так, звуки
в «чудной» «Молитве» («В минуту жизни трудную...») непонятны, но обладают «силой
благодатной», исцеляя больную душу, внося в нее мир и избавляя от страданий. Однако
такие минуты в жизни и в творчестве Лермонтова редки. По большей, части Лермонтов
ничего уже не просит у Бога. В другой «Молитве» («Я, Матерь Божия, ныне с
молитвою...») он обращается даже не к Богу-Творцу мира, а к Богородице, которая
особенно высоко почиталась народом как заступница за всех грешников перед высшим
строгим, суровым, справедливым и милосердным Судьей. И молится он перед иконой




    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                                 8
Богородицы не за себя, потому что его душа опустошена («пустынная»1) холодным
миром, у нее нет веры в счастье, нет на него надежды, ее уже не оживить и за нее
бессмысленно молиться. Он молится за душу «девы невинной», только что родившуюся
на белый свет и стоящую на пороге земной жизни.
    В стихотворении развернуты несколько противопоставлений: опустошенное «я»
контрастно прекрасной душе, перед которой открывается мир; лирическому «я» и
прекрасной душе этот мир враждебен и для них «холоден». Поэтому «дева невинная»,
обреченная жить в холодном земном мире, «вручается» его                 «теплой     заступнице».
Здесь опыт «я» переносится на судьбу другой личности. Он говорит поэту, что только
помощь, попечение, защита и забота Богородицы могут уберечь и спасти «деву
невинную» от «мира холодного», т.е. избежать того печального опыта, который выпал на
долю лирического «я». Это означает, что когда-то и лирическое «я» обладало прекрасной
душой, наполненной добром и любовью, что каждая человеческая душа от рождения
одарена и озарена небесным божественным светом, но, оказываясь на земле и будучи не
защищенной и лишенной помощи, она неизбежно теряет лучшие свойства под напором
«холодного» мира. «Вручая» «душу достойную» Богородице, Лермонтов просит, чтобы
судьба «девы невинной» была счастливой и защищенной от колыбели до смерти. Здесь
примечательны те признаки, которые, по мнению поэта, делают человека счастливым:
внимательное окружение, светлая молодость, покойная старость, незлобное сердце и
исполнение желаний. В последней строфе даже смерть рисуется в гармоничных тонах,
наполненных красотой:
                   Срок ли приблизится часу прощальному
                   В утро ли шумное, в ночь ли безгласную,
                   Ты восприять пошли к ложу печальному
                   Лучшего ангела душу прекрасную.


    1
        Наряду с прямым значением слова «пустыня», встречаемым, например, в стихотворении «Три

пальмы» («Без пользы в пустыне росли и цвели мы…»), Лермонтов широко употребляет слово «пустыня» в

переносных значениях (пустыня как место странствий, край изгнания, безлюдный остров, круг бездушных

людей, светское окружение, безлюдье, пустынь, т.е. обитель отшельника-богомольца, удалившегося от

мирских сует, психологическая характеристика душевного состояния лирического «я», его безверия и

«безочарования»). Почти во всех этих случаях в слове «пустыня» оживляются эмоциональные ореолы.

Лермонтов переносит все вторичные, косвенные, эмоциональные значения слова «пустыня» из внешнего

мира в мир внутренний, либо прямо описывая сознание лирического героя, либо предельно сближая его с

иными персонажами и явлениями.




    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                     9
    Итак, поэт молится о том, чтобы вся участь «девы невинной» от рождения и до «часа
прощального» проходила под благим присмотром Богородицы. С точки зрения
Лермонтова, только в этом случае человеку обеспечено естественное и спокойное
пребывание в земном мире. Косвенным свидетельством такого натурального порядка
служит необычное для Лермонтова употребление эпитетов в их прямых, предметных или
эмоционально устойчивых значениях: молодость светлая, старость покойная,           час
прощальный, утро шумное, ночь безгласная, ложе (смерти) печальное.
    Раньше, писал Лермонтов в «Фаталисте», «были люди премудрые, думавшие, что
светила небесные принимают участие» в их делах. «...уверенность, что целое небо с
своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием, хотя немым, но
неизменным», придавала им необычайную силу воли. Беда современного человека
состоит в том, что он лишь изредка чувствует благое влияние неба на свою судьбу. На
протяжении всей жизни он большей частью предоставлен самому себе и брошен в
холодный мир. Лишь в редкие мгновения он ощущает присутствие Бога и может оценить
правосудие Божие. Поэтому значительно чаще Лермонтов обращается к трагическому
жизненному опыту человека.
    «Валерик», 1840.
    Стихотворение «Валерик» связано с важными процессами в лирике Лермонтова в
частности и в русской литературе вообще.
    Во-первых, напряженная, форсированная, возвышенная стилистика постепенно
уступает место «прозаической» речи, сниженному стилю, обиходному разговорному
языку. Высокая романтическая поэтика с ее «несвязным и оглушающим языком»,
призванная выразить «бури шумные природы» и «бури тайные страстей», теперь
вызывает эстетическое отторжение («Но красоты их безобразной Я скоро таинство
постиг...»).   Теперь   художественные   предпочтения   отданы   обыкновенному,   часто
разговорному, языку, лишенному патетики, возвышенности и риторики. Но надо при этом
учитывать, что этот язык остается поэтическим, т.е. художественным языком, эстетически
обработанным, а не живым языком, непосредственно перенесенным на бумагу.
«Снижение» романтического стиля вовсе не означает, что чувства поэта лишаются
глубины, силы и энергии. Напротив, спрятанные внутрь, они становятся более
напряженными и более могучими. И язык выявляет эти их свойства. Стихотворение
«Валерик» является примером нового, по сравнению с ранней лирикой и с некоторыми
стихотворениями зрелого периода, отношения Лермонтова к слову, а через слово – к
жизни. Например, в стихотворении «Валерик» высокая лексика, связанная обычно с
декламацией, утрачивает патетичность, а элегические обороты («жизни цвет» и др.),



    http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc


                                                                                 10
способствующие напевности речи, тоже выговорены нарочито прозаично. В зрелой
лирике чувства      заметно       притушены:         Лермонтов   избегает   открытой
эмоциональности. В связи с этим возрастает внимание к предмету и увеличивается роль
повествовательно-лирических жанров.
     Во-вторых, смена поэтических ориентаций («поэзия» и «проза» меняются местами:
обыкновенное, «прозаическое» становится поэтичным, а романтически-возвышенное,
«поэтическое» – прозаичным) проявляется в диффузии и трансформации жанров.
Рассказ сопрягается с элегией («Бородино»), с мелодиями, романсами («Свиданье»), с
посланиями («Валерик»), с песнями, имеющими фольклорную основу («Казачья
колыбельная песня»). Скрещивание жанровых форм становится одним из важных путей
их    обновления    и     оживления.    В    элегию неожиданно вплетается мещанский
городской романс («Соседка»), в послание включаются батальные сцены («Валерик»), а
сатирическая зарисовка совмещается чуть ли не с сентиментальной идиллией («Как
часто, пестрою толпою окружен...»). Лермонтов становится строже в лирических
высказываниях, разнообразнее в использовании интонационных средств и одновременно
лаконичнее в выражении переживаний. Он более чуток к духовным процессам, к их
«логике».
     В этом также легко убедиться, рассмотрев стихотворение «Валерик». По форме
«Валерик» – любовное послание, включающее и охватывающее, однако, стихотворную
повесть или стихотворный рассказ. Первая и последняя части выдержаны в духе
типичного любовного послания, в котором патетика и серьезность искреннего признания
несколько снижены условностью жанра и ироничностью тона:
                        Во-первых потому, что много
                        И долго, долго вас любил,
                        Потом страданьем и тревогой
                        За дни блаженства заплатил;
                        Потом в раскаяньи бесплодном
                        Влачил я цепь тяжелых лет;
                        И размышлением холодным
                        Убил последний жизни цвет.
                        С людьми сближаясь осторожно,
                        Забыл я шум младых проказ,
                        Любовь, поэзию, – но вас
                        Забыть мне было невозможно.




     http://old.prosv.ru/metod/korovin.doc



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика