Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Занимательные вопросы по астрономии и не только

Голосов: 11

Сборник занимательных вопросов по астрономии. К некоторым вопросам приводятся ответы и подробные комментарии. Книга написана в научно-популярном стиле, большая часть будет понятна учащимся старших и средних классов. Для школьников и всех тех, кто интересуется астрономией, её историей и современными достижениями и открытиями.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    щением грехов всем, кто может потерять жизнь во время этих завоева-
ний». В 1460 г. были открыты острова Зелёного Мыса, а вскоре, в 1462 г.
Горы Львов (Сьерра-Леоне).
   Тут португальцев ожидал ещё один географический сюрприз —
берег явственно стал поворачивать на восток! В 1470–1473 гг. были
пройдены следующие сказочные места (Золотой берег, Невольничий
берег, Берег слоновой кости), и был обнаружен Гвинейский залив. Стало
ясно, что продвинувшись столь далеко на восток (более 3000 км), порту-
гальцы могли рассчитывать оказаться уже «под» владениями турецкого
султана, недалеко от Аравии, а существование Арабского моря и Индий-
ского океана с другой стороны Африки тогда им было вполне известно.
После этого перед королём Португалии помимо вопроса об обитаемости
экваториальной зоны (и её огромных богатствах!) встал следующий,
ещё более важный и гораздо более заманчивый вопрос: возможность
обойти враждебный Ближний Восток с юга и открыть морской путь
в Индию! С этой целью в 1481 г. без особой огласки было организовано
плавание Диогу Азанбужи вокруг Африки на юг и на восток, с надеж-
дой достичь Индии.
   И вот тут-то, в 1483 г. перед королём оказывается некто, и начинает
ему рассказывать о богатствах Индии «с другого бока». Мало того, что
он предлагал пойти явно в неверном и бесперспективном направлении
на запад, так он ещё и требования несуразные выставил: назначить его
Вице-королём новых земель! Наградить его титулом Главного Адми-
рала Моря-Океана! Чем португальские капитаны хуже? Проходимец
и нахал! Своим придворным он дал такую характеристику Колумба:
«человек тщеславный, кичливый и склонный к пышным фантазиям»
(и кстати, это было совершенно верно).
   Король Жуан 2 был тоже, как и Колумб, человек неглупый («если
дипломат говорит нет“, то это — не дипломат»). Вне зависимости от
                   ”
качеств заявителя и реальной ценности его предложения, прежде всего
следовало поиметь с него максимум возможной информации. Король
неохотно дал своё предварительное согласие, поставив дело за услови-
ями. С целью проверки он потребовал предоставить подробный план
предполагаемого плавания, с приложением всех карт и документов.
Он передал колумбов проект на рассмотрение учёного собрания: одоб-
рить ли новый путь поисковых экспедиций на запад или продолжать
усилия в старом направлении?
   На этом совете епископ Сеуты сказал, что морские экспедиции исто-
щают страну, указывал на недавний мор и войну, на опасность со сто-
роны соседней Кастилии, и заключил свою речь словами: «для Пор-
                                 291


тугалии было бы безрассудством пускаться в новые предприятия, не
учитывая наличные средства. У короля есть достаточно небезвыгодных
предложений, чтобы не браться за вздорные и несбыточные». Педру
ди Менезиш, граф Вилла-Реал возразил ему так: «Государства обога-
щаются торговлей, усиливаются союзами и прирастают завоеваниями:
горизонты страны расширяются с ростом изобилия и процветания»,
и высказался за продолжение исследований на африканском направ-
лении, в котором и сам был прямо (т. е. материально) заинтересован.
   Король пошёл в своем расследовании ещё дальше: он приказал
осуществить разведочный рейд в указанном Колумбом направлении.
На основании представленных Колумбом данных, в том же 1483 г.
корабль-разведчик отправился от островов Зелёного Мыса на запад,
но уже через 4 дня плавания капитан повернул назад, убоявшись бури
и дальнейшего плавания в неведомом направлении «в никуда». Есте-
ственно, что никаких новых земель найдено при этом не было, что дало
королю полное основание «закрыть вопрос».
   С некоторой долей ехидства мы можем теперь, через 500 лет, ска-
зать, что Жуану явно не повезло, и прогнав Колумба, он вступил
в полосу временных неудач. Король имел все основания рассчитывать,
что африканский берег будет продолжать свою линию на восток, и наде-
ялся что выход в Индийский океан скоро будет найден не далее эква-
тора. Но вернувшийся в 1484 г. Диогу Азанбужи рассказал ему, что
берег континента вновь повернул на юг, а пройдя далеко вперёд аж
до следующего тропика, он так и не нашёл выхода к Индии. Более
того, южнее тропического пояса Африки вновь начинаются безводные
пустыни (Намиб)! Мог ли король знать, что чёрный континент к югу
от экватора тянется столь же далеко, как и к северу от него!
   Отвернувшись от запада и от Колумба, в 1487 г. король предпринял
два важных шага на восток. Во-первых, он послал Педру де Кови-
льяна на разведку по суше в юго-восточном направлении. Де Ковильян
прошёл через Ближний Восток до Индии по маршруту: Каир, Ормуз,
Каликут, Гоа, а затем побывал даже в Софала (Мозамбик)! Однако его
первое донесение королю с информацией о восточных берегах Африки,
острове Мадагаскаре, условиях мореходства и маршрутах арабских куп-
цов в Индийском океане достигло Португалии только в 1491 г.
   Во-вторых, король направил очередную морскую экспедицию
вокруг Африки. В августе того же 1487 г. Бартоломеу Диаш отпра-
вился сначала до южного тропика Африки (−23◦ ю. ш.), а в мае 1488 г.
открыл самую южную точку континента — мыс Св. Брандана (м. Иголь-
ный, −34◦ ю. ш.). Пройдя далее на восток, Диаш увидел, как берег кон-
                                292


тинента загибается к северо-востоку, открывая просторы Индийского
океана. К сожалению, он уже не имел физической возможности продол-
жать плавание, поэтому, укрывшись в июне 1488 г. в удобной гавани,
ограниченной мысом, он назвал его мысом Бурь (а король переимено-
вал его в мыс Доброй Надежды). Выслушав доклад Диаша в декабре
1488 г. король понял, насколько путь в Индию оказался труднее и длин-
нее, чем ожидалось. По этой причине он направил Колумбу, который
в это время тщетно подвизался при дворе короля испанского, письмо
с предложением вернуться.
   Наконец, завершая португальский обзор, следует упомянуть, что
в 1492 г., в тот год, когда Колумб уже ступил на землю Америки, кос-
мограф Мартин Бехайм составил карты новооткрытых земель и глобус
Земли по результатам всех африканских плаваний, но — без Нового
Света. В судьбе же самого Колумба с 1484 г. началась. . .

9. Испанская новелла
В отличие от Португалии, королевства на территории будущей Испании
практически всё средневековье, начиная с 8 века и до 1492 г., провели
в непрерывных войнах (реконкиста), пытаясь часть за частью отво-
евать территории у мавров. Но и тут имелись определённые различия
между территориями в центре Иберийского полуострова и на его северо-
восточном побережье. Ещё в 1035 г. здесь образовалось королевство
Арагон, которое в 1137 г. присоединило к себе Каталонию, а в 1238 г. —
г. Валенсию и Балеарские острова. Арагон вёл активную средиземно-
морскую торговлю с Генуей и Египтом, а также и на побережье Атлан-
тики: ещё в 1389 г. его купцы открыли свою контору на бирже в Брюгге.
К 1442 г. королевство Арагон было сильно настолько, что сумело захва-
тить и присоединить Неаполитанское королевство, и, соответственно,
контролировать всё западное средиземноморье.
    Королевство Кастилия и Леон оформилось позже, в 1230 г., и
также бодро приступило к захватам окрестностей: в 1236 г. присоеди-
нена Кордова, в 1248 г. — Севилья. Интересно заметить, что король
Кастилии Альфонс 10 (1223–1284) в 1248 г. собрал в Толедо больш´ю  у
группу арабских и европейских астрономов, которым поручил исправ-
ление планетных таблиц Птолемея. С 1252 г. эти таблицы известны
как «Альфонсовы». Только к 1262 г. Кастилия смогла «прорубить своё
окно» в Атлантику, захватив у мавров на побережье г. Кадикс. В отли-
чие от купцов Арагона, основной опорой короля Кастилии были круп-
ные феодальные землевладельцы и военные рыцари (идальго), кото-
                                 293


рые не умели ничего, кроме как воевать и грабить (наверное, поэтому
Кастилия в 1383 г. и напала на богатеющую Португалию). По сло-
вам Сервантеса: «[Дон Кихот] — один из тех идальго, чьё имущество
заключается в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой
собаке».
   В 1479 г. случился династический брак Фердинанда Арагонского
и Изабеллы Кастильской, их монархии объединились в единое Испан-
ское королевство, сохранив, однако, отдельные самостоятельные адми-
нистрации, кортесы и финансы. Этот союз потребовался, в частно-
сти, для успешного продолжения непрерывных войн с оставшимся на
полуострове Гранадским эмиратом. Степень религиозной нетерпимо-
сти, господствовавшей в те времена, привела в 1480 г. к основанию
святой инквизиции. Её глава, Торквемада, за время своей после-
дующей деятельности отправил на костёр более 8 тыс. чел. Тяжёлая
ситуация в королевстве характеризуется также мощным крестьянским
восстанием 1484–1486 гг., после которого правительство было вынуж-
дено пойти на значительные послабления. Наконец, в 1492 г. в Испании
было принято специальное законодательство против евреев, и нача-
лась политика изгнания из страны т. н. «марранов» (в 1496 г. это же
начинание осуществила Португалия, а в 1516 г. в Венеции был выде-
лен специальный, окружённый стеной квартал под названием «Гетто»).
Когда в том же 1492 г. произошло ещё одно важнейшее событие — паде-
ние Гранады, и весь полуостров оказался во власти королевской четы,
в Испании сложились внешние и внутренние условия для установле-
ния режима абсолютной монархии. Король Фердинанд так определял
три главные задачи своего царствования: завоевание мавров (рекон-
киста), изгнание из Испании евреев и прочих «неверных», введение
святой инквизиции. После успешного решения «поставленных партией
задач», папа Иннокентий 7 даровал Фердинанду титул «Католичней-
шее величество», опираясь на который (и на последующие завоевания
в Новом Свете), наследники испанской короны приступили впослед-
ствии к сооружению уже общеевропейской империи.
   Королева Изабелла, хотя и правила воинственной Кастилией, ока-
залась достойной наследницей Альфонса 10 — она способствовала раз-
витию наук и образования, книгопечатания и книготорговли, покрови-
тельствовала Университету г. Саламанки. Именно к королеве впослед-
ствии Колумб будет часто обращаться и встречать более чем благо-
склонный приём.


                                294


10. Колумб у трона, вокруг и около
Как мы помним, в 1484 г. Колумб был вынужден покинуть Португа-
лию (точнее, бежал, поскольку он, похоже, подвергался преследова-
нию). В 1485 г. он повторно обратился к Генуэзской республике, для
которой потеря торговых путей была наиболее болезненной, и вновь —
безрезультатно.
    В этот период он находился в состоянии крайней бедности и жил
подаянием. Зимой 1485–1486 гг. он оказывается в Испании, в мона-
стыре Санта-Мария-да-Рабида в статусе нищего бомжа. Настоятель
Хуан Перес де Марчена принял его и фактически спас от голодной
смерти. Он же организовал первое письмо к Фернандо де Талавера,
его знакомому — духовнику королевы, с кратким изложением идей
Колумба. Король Испании находился в это время в г. Кордове, где шла
подготовка к будущей войне с Гранадой с личным участием госуда-
рей. Весна и лето 1486 г. прошли очень бурно: осада г. Лоху, штурм
г. Моклина, подавление мятежа графа Лемоса. Очевидно, что госуда-
рям было ну совсем недосуг. Только зимой 1486 г. Колумб был пред-
ставлен Педро Гонсалесу де Мендосе, архиепископу Толедо и великому
кардиналу Испании, который, в свою очередь, «пробил» аудиенцию
у короля Испании.
    Король испанский был не менее мудр, чем король португальский;
он также проявил небольшую заинтересованность и большую осторож-
ность. Совершенно аналогично своему коллеге, он передал просителя и
его доводы на рассмотрение Учёного совета.
    Совет состоялся в городе Саламанке, в доминиканском монастыре
св. Стефана. Но в отличие от Португалии, где его выслушивали госу-
дарственные мужи, понимающие задачи мореходства и торговли, здесь
Колумб был предоставлен диалогу с монахами (напомню, что Испания
занималась преимущественно сухопутной войной, а не морской торгов-
лей). Существо дела быстро потонуло в богословских спорах, от псал-
мов Давида до писаний святых отцов. По космографическим вопросам
оппоненты ссылались на мнение Эпикура, и возражали, что при шаро-
образности Земли населённым может быть только северное полушарие,
а другое пребывает в вечной тьме, а если корабль сможет спуститься
вниз и даже достигнет Индии, то всё равно не сможет вернуться обратно
вверх по водам, как в гору. Вывод: «проект суетен и невозможен и
не подобает Великим государям заниматься предприятиями подобного
рода». Более того, в этот момент Колумб серьёзно рисковал. Копаясь в
Священном писании и божественных аргументах, т. е. «играя на чужом

                                295


поле», он вполне мог оказаться в руках участвующих в собеседовании
сотрудников инквизиции (а как известно, все вновь созданные организа-
ции именно в начальный период своего существования очень нуждаются
в «показательных успехах»).
   У монахов сложилось твёрдое предубеждение против правонаруши-
теля и мошенника, а королю было доложено, что Колумб — авантюрист
или пустой мечтатель. На том дело и заглохло (как оказалось, надолго).
   Наступила весна — началась война: в 1487 г. король двинулся
в поход на г. Малагу. Колумб продолжал околачиваться при дворе и на
войне; кажется, он даже принял участие во взятии Малаги 18.08.1487 г.
После этого успеха король вернулся сначала в Кордову, а потом и вовсе
в Сарагосу, готовиться к следующим битвам.
   20 марта (по другим источникам — 20 мая) 1488 г. Колумб неожи-
данно получил письмо от португальского короля с предложением вер-
нуться в Португалию (см. выше). Самыми интересными здесь были
такие слова Их Величества: «И если Вы опасаетесь Нашего правосу-
дия по поводу некоторых Ваших обязательств, то знайте, что ни после
Вашего прибытия, ни во время пребывания в Португалии, ни после отъ-
езда, Вы не будете ни арестованы, ни задержаны, ни обвинены, ни осуж-
дены, ни преследуемы по какой-либо причине, вытекающей из граждан-
ского, уголовного или какого-либо другого права». (Нормально, да?).
В этот же период, немного оправившись от голода и передряг, и видя,
что родная Генуя его дважды «кинула», а католичнейший испанский
король, мягко говоря, «мочалку жуёт», Колумб направляет свои пред-
ложения и по другим адресам: от короля Англии Генриха 7 в феврале
1488 г. он получил-таки благосклонный ответ (и всего-то!).
   В 1489 г. король Испании продолжал свои упражнения: осадил и
взял у мавров город Баса. В ответ на это Великий султан Египта при-
слал ему записочку, и сообщил, что если король будет бить правовер-
ных так и дальше, то он, как Хранитель веры (единственно правильной
и исторически верной) и по совместительству властитель Иерусалима,
Гроб Господень разрушит, а христиан (верующих совсем неправильно)
в пределах своих полномочий вырежет. Этот аргумент не прошёл мимо
внимания Христофора, и в дальнейшем на Гроб Господень он очень
налегал.
   В 1491 г. в Севилье состоялась повторное личное свидание с Ферди-
нандом и Изабеллой. Результат для Колумба был вновь неутешителен:
«ввиду огромных затрат и усилий, необходимых для ведения войны,
начало нового предприятия не представляется возможным»; к перего-
ворам было решено вернуться после окончания войны.
                                 296


    Получив опять отказ короны, Колумб ищет иные варианты: в 1491 г.
он обращается к герцогу Медина-Седония, крупнейшему магнату, вла-
дельцу около 100 торговых кораблей! Но и герцога остановило неправ-
доподобие проекта. В том же 1491 г. Колумб пишет к королю Франции
Карлу 8 и даже получает его ответ (впрочем, едва ли существенно отли-
чающийся от реакции трёх его предшественников). В этот же период
Колумб находит общий язык и принципиальное одобрение у Мартина
Алонсо Пинзона — представителя целого семейства состоятельных куп-
цов из г. Палоса, знаменитых мореходов и путешественников (что-что,
а убеждать Колумб умел). Пинзон, в свою очередь, проинформиро-
вал об идее поиска «земель обетованных» иные заинтересованные и
финансово состоятельные круги (гонения на евреев и марранов в это
время в Испании усиливались). Наконец, в январе 1492 г. состоялось
долгожданное событие: взятие крепости Альгамбры. Гранада пала,
реконкиста победоносно завершилась! Окрылённый Колумб, вновь при-
ступив к переговорам на высшем уровне, видимо, сильно переоценил
победный энтузиазм короля Испании: когда он сформулировал те усло-
вия, на которых он предполагал открывать и владеть новыми землями
(см. выше), Его величество просто обалдел. Требования Колумба были
признаны «чрезмерными и неприемлемыми», переговоры прерваны,
а король отбыл из Санта-Фэ. Получив наиболее ощутимый отказ на
грани фиаско, Колумб в феврале 1492 г. уезжает в Кордову, а затем
декларирует намерение и вовсе эмигрировать во Францию.
    В этот критический для него момент благодаря сложившемуся лобби
заинтересованных придворных, шаг навстречу сделала королева Иза-
белла. Идея грядущего освобождения Гроба Господня настолько захва-
тила её сердце, что она решила не давать этого шанса ни Португалии, ни
Франции. Осуществить проект Колумба её уговорили даже без прямой
поддержки мужа-арагонца, только за счёт своего, кастильского бюд-
жета («Я заложу свои драгоценности», — сказала она). По её протекции
17 апреля 1492 г. между монархией и Колумбом был заключён договор,
изменивший судьбы и Испании, и Европы.
    Теперь, наконец-то, Колумб был, что называется, «в законе». Уже
12 мая он радостно прибыл в порт Палоса с королевским предписа-
нием о снаряжении экспедиции в счёт недополученных государственных
налоговых платежей Её Величества королевы Кастилии. Те, кто хоть
немного знаком с процедурой выколачивания налогов и долгов, пой-
мут, что реальных денег Колумб у местных «алькальдов и рехидоров»
не получил, естественно, ни копейки. Предписание об изъятии част-
ных судов в состав экспедиции также никакого успеха не имело: какой
                                 297


нормальный человек отдаст своё добро незнамо кому незнамо зачем?
И с какой стати? По договору, кстати, восьмую часть расходов должен
был нести сам Колумб, а у него за душой не было ни гроша. Короче,
Величайшее в Истории Человечества Плавание имело все шансы прямо
тут и кончиться.
   В этот период решающая роль принадлежит ранее упомянутому
купцу Пинзону. Один из кораблей был его собственный, и снарядил
он его за свой счёт; денег на второй корабль он дал Христофору в долг,
чтобы Колумб мог сделать свой формальный вклад по договору. Нако-
нец, на третье судно деньги под его же поручительство выдали местные
крещёные марраны (ростовщики и лавочники) в зачёт своих будущих
платежей в бюджет.
   Парадокс истории: гонимый Ветхий завет профинансировал вели-
чайшее предприятие по распространению Нового завета, господствую-
щего тут и готового на «крестоносные подвиги» по ту сторону Океана.

11. Вест Индия: «енот, да не тот»
Наконец, 3 августа 1492 года Колумб отправился из Палоса, имея
«эскадру» из 3 маленьких кораблей с командой в 90 чел. 10 сентября он
достиг Канарских островов, и далее направился вдоль тропика Рака
на запад.
   Нужно заметить, что Колумб в данном случае действительно демон-
стрирует свою высочайшую квалификацию морского капитана. Он не
ринулся прямо, а выбрал наиболее удобный путь: сначала по пройден-
ным португальцами и им самим путям, а затем по попутным ветрам и
течениям. Сначала он обошёл с юга встречный для него Гольфстрим
(известный в то время только в зоне северной Атлантики от Азорских
островов до Исландии), спустился на юго-запад вдоль Канарского тече-
ния, а затем вместе с ним совершил поворот от берегов Африки на
запад. Вдоль тропика с востока на запад дуют и попутные пассаты,
подгонявшие его каравеллы.
   «Никакая дорога не будет попутной, если не знаешь, куда идти»,
говорили древние. Именно этот вопрос: «куда мы плывём?», — был глав-
ной проблемой в плавании Колумба. В каком направлении — понятно,
Адмирал железно держал курс на запад. Но как далеко придётся
плыть? Немало других кораблей, отогнанных бурями от привычных
африканских берегов на запад, сгинуло в океане без следа. На этот
раз погода в целом благоприятствовала, но сильно смутили моряков
фокусы компаса (см. вопрос № 951, стр. 311), а позже — мёртвые водо-
                                 298


росли Саргассова моря. Дело, как известно, дошло даже до возмущения
команды.
   Колумб применил свои прежние приёмчики: во-первых он созна-
тельно и с самого начала приступил к искажению данных о пройден-
ном расстоянии. Команде он говорил одно, сам же считал по-другому
(на день бунта им было объявлено счисление пути в 580 лиг вме-
сто 750 лиг в действительности). Во-вторых, он просто превзошёл
самого себя в применении методов убеждения и демагогии. Наконец,
он (за несколько дней до финиша) даже провозгласил (!) приближе-
ние к искомой земле и назначил награду тому, кто первым её увидит.
Сколько-нибудь разумное объяснение этому факту, пожалуй, можно
дать только такое. Колумб, как вы помните, держал путь в страну
«Манджи», которая, по расчётам Тосканелли, ожидала его на расстоя-
нии примерно в 4000 миль (на 80◦ западной долготы). С другой стороны,
жившие далеко на севере исладцы тоже имели свою оценку морского
расстояния, хотя и в условиях совсем иных ветров и течений (долгота
Ньюфаундленда 60◦ з. д.). Соответственно, в этом диапазоне расстояний
Колумб и рассчитывал встретить свою «Индию».
   Выше мы уже говорили о чудовищной ошибке Колумба: в его пред-
ставлении Евразия была вдвое больше своего истинного размера и охва-
тывала 3/4 земного шара. Это можно представить себе, если на место
Гренландии поместить Чукотку, на место Лабрадора — Камчатку; тогда
Япония окажется в Нью-Йорке, а Китай Марко Поло — на месте Фло-
риды и Кубы.
   Вот именно туда-то Колумб и держал курс, ничего лишнего не
говоря ни команде, ни соратникам, ни всяким там королям и прочим
папам (обратите внимание на сознательную подмену Колумбом самих
понятий «Индия» и «Китай», а ведь разница между ними составляет
60◦ по долготе или 5000 км по прямой).
   Тем не менее, Колумбу столь же чудовищно и повезло (потому-то
мы и знаем его имя, а не чьё-то другое). Хотя его «бросок на запад»
занял всего 31 день, но на последнем этапе плавания он уже явственно
начал нервничать. И надо же было так случиться, что именно на месте
псевдо-Азии, почти что на другом конце земного шара (истинная дол-
гота Шанхая 121◦ в. д., а не 280◦ ) так кстати ему подвернулся совсем
другой материк, известный сейчас как «Америка».
   12 октября 1492 года он наконец-то наткнулся на остров Сан-
Сальвадор (или «Святой Спаситель!», ныне остров Ватлинг в архи-
пелаге Багамских островов), и Колумб с чистым сердцем и на полном
основании вознёс хвалу Всевышнему («Дело сделано»).
                                299


   Трудно удержаться от мысли, что Колумбу повезло крупно и два-
жды, столь вовремя ему этот жалкий островок подсунули. Дело в том,
что в отсутствии детальной и достоверной информации о новом мате-
рике, Колумб, по-видимому, представлял его по аналогии с известными
ему западными берегами Европы и Африки, вытянутыми по линии
с севера на юг (разница в долготах между западными оконечностями
Ирландии, Испании и Африки не превышает нескольких градусов).
Если же посмотреть на карту Западного полушария, то видно, что
Атлантический океан по форме очень похож на большую букву «S».
И как раз на северном тропике находится его самая дальняя запад-
ная загогулина — Мексиканский залив. А ведь по размерам Залив
больше всего Средиземноморья, вместе взятого! Вся Южная Америка
и б´льшая часть Северной лежит восточнее! От Барбадоса до Вера-
    о
круса морем плыть столько же, как от Африки до Барбадоса. И если бы
Колумб из-за плохой погоды или по невезению «пропилил» бы Багам-
ские острова насквозь и ушёл в Залив, то . . . скормили бы матросы его
акулам — в лучшем случае. Более того, это же чистая геофизическая
случайность, что обе Америки вообще соединены Панамским перешей-
ком. Не будь его и Антильских островов, Колумб ушёл бы в Тихий океан
без следа! (Бочаров Павел: «ему крупно повезло: не будь Америки, он
мог бы просто погибнуть».)
   И наоборот, если, к примеру, с Азорских островов просто и без фан-
тазий опускаться на юг, то можно легко попасть на восточный выступ
Южной Америки — в Бразилию (что португальцы буквально через
несколько лет и сделали).
   Можно не сомневаться в том, насколько Колумб был счастлив в этот
момент. Тёплое море, зелёные пальмы, маленькие и большие острова
(Куба и Эспаньола, ныне Гаити) — курорт, честное слово! И люди есть.
Странно, правда, что ни китайского, ни какого-либо вообще языка,
кроме собственного, они не понимают, представления о других стра-
нах к западу не имеют. В отличие от негров, у них нет ни золота, ни
слоновой кости, одни попугаи да пальмовые листья, да и в качестве
рабочей скотины они хлипковаты, — это всё уже не имеет значения,
«индейцы» — и баста! И быстро домой, пока никто не опередил! (Флаг-
ман «Санта-Мария» погиб 25.12.1492 у берегов Гаити.)
   Очень грамотно Колумб выбрал и свой обратный маршрут: сначала
на северо-восток, по течению, известному сейчас как Гольфстрим, затем
на восток по направлению западных ветров Атлантики, с тем, чтобы
выйти не к Гибралтару, а к центральной Европе. На обратном пути буря
разметала эскадру (корабль Пинзона унесло вообще во Францию), но
                                 300



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика