Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Текст как единица филологической интерпретации: Сборник статей II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Куйбышев, 20 апреля 2012 г.)

Голосов: 1

В предлагаемом читателю сборнике представлены статьи участников II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием "Текст как единица филологической интерпретации", организованной кафедрой русского языка и методики преподавания Куйбышевского филиала Новосибирского государственного педагогического университета (КФ НГПУ). В данный сборник включены статьи филологов из России, Беларуси, Молдовы, Украины, Индонезии и Китая. В публикуемых материалах рассматриваются различные подходы к интерпретации текста, приёмы и методы изучения текстов разных жанров, особенности работы с текстом в вузе и школе. В статьях поднимаются проблемы лингвистического и литературоведческого анализа языкового материала. Тематика статей весьма разнообразна, исследования ведутся на различных языковых уровнях и с использованием разнообразных источников и материалов. Это обусловило трудность организации издания в соответствии с тематикой статей и предопределило расположение статей в алфавитном порядке фамилий авторов. Сборник предназначен преподавателям вузов, учителям школ, аспирантам, студентам и тем, кто интересуется проблемами филологии.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    диалектам как к чему-то ненужному и неправильному. Но это не так.
Ведь именно диалекты являются выразителями народной культуры,
порой сочетающими и сохраняющими в себе древние исторические
черты праязыка, этнографические реалии.
       Как отмечает В.А. Маслова, «диалект создает такой тип языко-
вой личности носителя диалекта, который является первоосновой
национальной языковой личности. Человек – субъект социокультурной
жизни, языковая же личность фиксирует репрезентативный для данной
культуры тип личности, т.е. комплекс черт и языково-речевых навы-
ков, проявляющихся у индивида чаще всего. Изучение языковой лич-
ности носителя диалекта важно для сохранения прошлого, которое
предстает как опора для настоящего и будущего языка» [Маслова
2001: 77].
       Диалектные особенности речи носителей русской деревенской
культуры как прародительницы культуры национальной лучше всего
изучать с опорой на фольклорные тексты как средоточие образности,
объединяющей в себе мифы, легенды, сказки и сказания, суеверия и
верования, моральные устои русского народа и др.
       Многие исследователи считают фольклор наддиалектной фор-
мой, в частности, говоря о фонетической стороне диалектного языка.
Возможно, эта точка зрения и является объективной, особенно, если
принять во внимание то, что фольклорные тексты – это в большинстве
своём тексты поэтические, и использование фонетических и акценто-
логических возможностей языка отражает не особенности того или
иного диалекта (как, например, [γ]-фрикативный в южных говорах и
[г]-взрывной в среднерусской группе говоров), а является средством
изобразительности.
       Однако совершенно другая ситуация наблюдается при исследо-
вании лексики диалектного языка. Именно в лексике отражаются реа-
лии народной жизни, составляющие картину мира русского человека.
Так, говоры Сибири являются говорами, вторичными по образованию.
Своим возникновением они обязаны тем историческим процессам,
которые были связаны с освоением Сибири Ермаком, Столыпинской
реформой, переселением поволжских немцев и других народов СССР в
годы второй мировой войны и др. Поэтому сибирские говоры, пред-
ставленные старообрядческими или старожильческими, а также чал-
донскими говорами, имеют много сходных черт с материнскими гово-
рами, причём эта общность прослеживается не только в употреблении
схожих лексем или фонетических вариантов слов, но и в культурных
коннотациях носителей языка.



                               - 110 -


       Таким образом, лингвокультурологический анализ диалектов
может базироваться на системном описании лексики разных диалек-
тов. Также культурные коннотации могут быть описаны и в структуре
целого диалектного или фольклорного текста или произведения, и на
этом уровне потребуются новые пути осмысления принципов лингво-
культурологического анализа.
                                Литература
   Маслова, В.А. Лингвокультурология [Текст]: учебное пособие для вузов /
В.А. Маслова. – М.: Академия, 2001. – 208 с.
   Толстой, Н.И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифоло-
гии и этнолингвистике [Текст] / Н.И. Толстой. – Изд. 2-е испр. – М.: Издатель-
ство «Индрик» 1995. – 512 с.




                              Текст и дискурс как объекты
   КОЗЬКО Н.А.
                        лингвокультурологического исследования

   Аннотация. В статье рассматриваются текст и дискурс как объекты
лингвокультурологического исследования, приводятся основные характери-
стики текста и дискурса, рассматриваются различия данных понятий.
   Ключевые слова: текст, дискурс, языковая личность, культура, лингво-
культурологический анализ.
   Сведения об авторе: Козько Наталья Александровна, кандидат филологи-
ческих наук, доцент кафедры английской филологии и перевода Магнитогор-
ского государственного университета.
       Любой человек постоянно находится в мире текстов, в столкно-
вении с которыми формируется индивидуальный опыт отдельной язы-
ковой личности.
       Мировоззрение, являясь результатом соединения когнитивного
уровня с прагматическим, результатом взаимодействия системы цен-
ностей личности с ее жизненными целями, поведенческими мотивами
и установками, проявляется, в частности, в порождаемых ею текстах.
Лингвистический анализ такого материала позволяет реконструиро-
вать содержание мировоззрения личности [Караулов 1989: 6].
       Многие исследователи подчеркивают неразрывную связь текста
и языковой личности. В частности, З.Я. Тураева считает, что «за тек-
стом стоит система языка и языковая личность…», «текст есть про-
дукт, порожденный языковой личностью и адресованный языковой
личности» [цит. по: Тураева 1994: 109, 106–107]. В.В. Воробьев назы-


                                    - 111 -


вает текст характеризующей языковой реализацией личности [Воробь-
ев 1997: 302].
       Связь текста и культуры не вызывает сомнений лингвистов и
культурологов. В связи с тем, что текст порождается в определенном
культурном пространстве, он не может не отражать его основные чер-
ты и в свою очередь не может не подчиняться законам языка опреде-
ленного национально-языкового сообщества. Кроме того, язык вопло-
щает в тексте при помощи своих единиц фрагменты картины мира,
закрепленные в сознании языковой личности.
       В науке существует герменевтический подход к изучению куль-
туры. Согласно этому подходу к культуре относятся как ко множеству
текстов. С одной стороны, тексты рассматриваются как вместилище
информации, которая должна быть извлечена, а с другой – как уни-
кальное, порожденное своеобразием личности автора произведение,
которое ценно само по себе [Маслова 2001: 14].
       В связи с этим важным является лингвокультурологический
анализ текстов, так как именно они являются подлинными хранителя-
ми культуры. Тесная связь культуры и текста, их взаимопроникнове-
ние и взаимообусловленность позволяют говорить о существовании
лингвокультурологического поля текста, состоящего из культурологи-
ческих компонент [Иванова 2003: 140–141]. Правомерность возникно-
вения такого термина связана с тем, что текст является не абстрактным
продуцентом, а членом определенного социума с присущими ему
культурологическими характеристиками, которые составляют «рече-
вой инстинкт» носителя языка [Jespersen 1958: 49].
       Проблемы исследования связного текста находятся на переднем
рубеже науки в течение последних пятидесяти лет. В 1970-е годы
лингвистика текста включается в общий круг гуманитарных наук, та-
ких как теория коммуникации, психолингвистика, прагматика и др.
Текст понимается как социоречевое явление, которое обслуживает
различные сферы общества [Степанова 2002: 40].
       В 1970-е годы появляются два направления лингвистики текста.
Первое выявляет содержательные компоненты, связанные с обеспече-
нием правильной коммуникации и правильного построения текста во-
обще. Под текстом в этом случае понимается широкое контекстно-
конситуативное коммуникативное окружение – существующее, подра-
зумеваемое или создаваемое автором при желании воздействовать на
воспринимающего. Другое направление лингвистики текста занимает-
ся выявлением глубинных смыслов, содержащихся в отдельно взятом
замкнутом тексте. Это направление сближается с герменевтикой как
толкованием неявного смысла текста [ЛЭС 1990: 267–268].


                                - 112 -


      Лингвисты разделяют понятия текста и дискурса. Дискурс пред-
ставляет собой особый мир, имеющий два плана: план выражения и
план содержания. Причем план выражения дискурса представлен связ-
ной последовательностью языковых единиц; а план содержания со-
ставляют семантика и прагматика дискурса.
      Ряд исследователей отмечают, что термин дискурс появился в
русской лингвистике в 1970-х годах и первоначально использовался
такими лингвистами, как В.В. Виноградов, Г.О. Винокур.
      В ходе своей эволюции трактовка понятия дискурс в лингвисти-
ке претерпевала различные изменения. Так, в 60-70-е годы ХХ века
«дискурс» понимался как связанная последовательность предложений
или речевых актов.
      По мнению Е.С. Кубряковой, в современной лингвистике обо-
гащение понятия дискурс происходит благодаря его включению в ка-
тегориальный аппарат различных лингвистических парадигм (функци-
ональной, антропологической, когнитивно-социальной и др.) [Кубря-
кова 2000: 11–16].
      Н.Д. Арутюнова определяет дискурс как связный текст в сово-
купности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультур-
ными, психологическими и другими факторами. Другими словами,
дискурс – это речь, «погруженная в жизнь» [ЛЭС 1990: 136–137].
      Другой современный лингвист В.В. Красных понимает дискурс
как вербализованную речемыслительную деятельность, включающую
в себя не только собственно лингвистические, но и экстралингвисти-
ческие компоненты [Красных 2001: 194]. Она считает, что дискурс
невозможен без определенной ситуации, к тому же он обладает двумя
планами: лингво-когнитивным и собственно лингвистическим [Крас-
ных 2002: 329].
      Само слово «текст» происходит от латинского textus, что озна-
чает «ткань, сплетение, соединение», поэтому можно сказать, что лю-
бой текст представляет собой объединенную по смыслу последова-
тельность знаковых единиц, основными свойствами которой являются
связность и цельность. Любой текст обладает смысловой завершенно-
стью, т.е. является законченным информационным и структурным це-
лым [Валгина 2003: 12].
      Текст является коммуникативной единицей высшего порядка,
посредством которой осуществляется речевое общение. Текст мыслит-
ся прежде всего как динамическая единица, организованная в условиях
реальной коммуникации. Для речевой организации текста определяю-
щими факторами являются внешние, коммуникативные факторы,



                               - 113 -


именно поэтому порождение текста и его функционирование прагма-
тически ориентированы [там же: 7].
       Л.Г. Бабенко говорит, что текст представляет собой сложное ре-
чевое произведение, которое имеет многослойную и многоуровневую
организацию. Как системно-структурное образование он имеет соб-
ственные текстовые единицы, связанные определенными отношения-
ми и в силу своей неоднородности организующиеся в уровни [Бабенко
2003: 36].
       Давая определение тексту, И.Р. Гальперин говорит следующее:
«Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающего
завершённостью, объективированное в виде письменного документа,
литературно обработанное в соответствии с типом этого документа
произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых еди-
ниц (сверхфразовых единиц), объединённых разными типами лексиче-
ской, грамматической, логической, стилистической связи, имеющие
определённую целенаправленность и прагматическую установку»
[цит. по: Гальперин 1981: 18].
       Несмотря на то, что в лингвистике существует большое количе-
ство определений текста, невозможно найти наиболее исчерпывающее
и однозначное. Тем не менее, можно выделить ряд признаков, которы-
ми исследователи наделяют текст.
       Как коммуникативной единице тексту свойственна целостность,
смысловая законченность и социальная обусловленность или детерми-
нированность. В общем виде текст можно рассматривать как опреде-
ленную совокупную информацию, закодированную по системе данно-
го языка [Красильникова 2000: 135–136].
       Все определения текста уделяют особое внимание его структуре,
единицам и завершенности. Текст представляется как статическая струк-
тура, в то время как при изучении дискурса подчеркивается его динами-
ческий характер.
       Давая определение дискурсу, лингвисты в первую очередь обра-
щают внимание на экстралингвистические факторы. В частности,
Н.Ф. Алефиренко понимает под дискурсом некое речемыслительное об-
разование событийного характера в совокупности с прагматическими,
социокультурными, психологическими, паралингвистическими и други-
ми факторами [Алефиренко 2005: 23].
       Именно в дискурсе человек выступает и проявляет себя как
языковая личность. В связи с этим представляет интерес изучение не
просто текста, а дискурса. Дискурс мыслится как речь, вписанная в
определенную коммуникативную ситуацию.



                               - 114 -


       Текст обладает двойственной природой: он одновременно явля-
ется порождением культуры, элементом культурной парадигмы, а с
другой стороны, он представляет собой единицу наивысшего порядка
языковой системы. В связи с этим изучение текста с позиции лингво-
культурологии является довольно перспективным направлением. Это
связано с тем, что в тексте сходятся языковые и культурологические
«векторы», вследствие чего текст является неисчерпаемым источником
для лингвокультурологических исследований [Иванова 2003: 72].
Многие исследователи называют текст истинным стыком лингвистики
и культурологии, так как он принадлежит языку и является его выс-
шим ярусом, и в то же время текст является формой существования
культуры.
       В связи с этим в последнее время текст (дискурс) все чаще ста-
новится объектом лингвокультурологического анализа. По мнению
Н.Ф. Алефиренко, объектом лингвокультурологического анализа дис-
курса является не только текст, но и вся та социокультурная информа-
ция, которая опосредуется этим текстом [Алефиренко 2005: 22].
       Для адекватного восприятия текста существенным являются
овладение национально-культурным фоном слова, знание того, как в
том или ином языке обозначается определенный предмет, какие эле-
менты объективной действительности отображаются и закрепляются в
значениях слов, как в семантике слова отображается своеобразие ви-
дения мира у представителей разных лингвокультур [Ощепкова 2004:
170].
       Каждый текст воплощает индивидуально-авторский способ вос-
приятия и организации мира, другими словами, частный вариант кон-
цептуализации мира. Знания автора о мире, выражаемые в литератур-
но-художественной форме, являются системой представлений, направ-
ленных адресату. В этой системе наряду с универсальными общечело-
веческими знаниями существуют уникальные представления автора.
Таким образом, можно сказать, что концептуализация мира в художе-
ственном тексте, с одной стороны, отражает универсальные законы
мироустройства, а с другой – индивидуальные идеи [Бабенко 2003: 58].
       Тексты играют огромную роль в межкультурной коммуникации,
так как им приходится встраиваться в новую парадигму. Это связано с
тем, что текст оказывается элементом, который одновременно принад-
лежит двум системам: исходной культуре и культуре реципиента.
Текст не только воздействует на реципиента, но и сам подвергается
воздействию другой культуры, т.е. текст является продуктом комму-
никативной деятельности человека и наиболее транслируемым куль-
турным объектом [Нефедова, Пасынкеева 2003: 80–81].


                                - 115 -


       Любой текст насыщен культурозначимой информацией, в связи
с чем он рассматривается как объемное многомерное явление, развер-
тывающееся в вербальной линейной плоскости, но одновременно ха-
рактеризующееся глубинной и многоуровневой структурой. Для выяв-
ления всей совокупности такой информации, содержащейся в тексте
как в эксплицитной форме, так и выраженной имплицитно, необходи-
мо найти все стороны культуроспецифичных знаний, которые отража-
ются на денотативном, коннотативном и ассоциативном уровнях [там
же: 48].
                                  Литература
    Алефиренко, Н.Ф. Лингвокультурологическая синергетика дискурса
[Текст] / Н.Ф. Алефиренко // Лингвистические парадигмы и лингводидактика:
Материалы Х Международной научно-практический конференции. – Иркутск:
Изд-во БГУЭП, 2005. – С. 22–27.
    Бабенко, Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и
практика [Текст] / Л.Г. Бабенко. – М.: Флинта, 2003. – 496 с.
    Валгина, Н.С. Теория текста [Текст] / Н.С. Валгина. – М.: Логос, 2003. –
280 с.
    Воробьев, В.В. Лингвокультурология: Теория и методы [Текст] / В. В. Во-
робьев. – М.: Изд-во Рос. ун-та дружбы народов, 1997. – 331 с.
    Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования [Текст]
/ И.Р. Гальперин. – М.: Наука, 1981. – 140 с.
    Иванова, С. В. Лингвокультурологический аспект исследования языковых
единиц [Текст]: дис. … д-ра филол. наук / С.В. Иванова. – Уфа, 2003. – 364 с.
    Караулов, Ю.Н. Предисловие. Русская языковая личность и задачи ее
изучения [Текст] / Ю.Н. Караулов // Язык и личность. – М.: Наука, 1989. –
С. 3–8.
    Красильникова, В.Г. Текст как объект понимания [Текст] / В.Г. Красиль-
ников // Проблемы профессионального образования будущих учителей
начальных классов: Сборник научных статей, посвященных 40-летию факуль-
тета ПиМНО / под ред. Н.И. Гришечкиной. – Магнитогорск: МаГУ, 2000. –
С. 135–142.
    Красных, В.В. Заметки на последней странице [Текст] / В.В. Красных //
Карасик В.И. Язык социального статуса. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2002. –
С. 325–331.
    Красных, В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации: Курс
лекций [Текст] / В.В. Красных. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2001. – 270 с.
    Кубрякова, Е.С. О понятии дискурса и дискурсивного анализа в совре-
менной лингвистике [Текст] / Е.С. Кубрякова // Дискурс, речь, речевая дея-
тельность. Функциональные и структурные аспекты: Сб. обзоров. – М.: ИНИ-
ОН РАН, 2000. – С. 7–25.
    Маслова, В.А. Лингвокультурология [Текст]: учебное пособие для вузов /
В.А. Маслова. – М.: Академия, 2001. – 208 с.



                                   - 116 -


   Нефедова, Л.А. Когнитивный аспект французско-русской межкультурной
коммуникации [Текст] / Л.А. Нефедова, В.В. Пасынкеева // “Свое” и “чужое”:
Межкультурные коммуникации в полипарадигмальном аспекте: Коллектив.
моногр. / под ред. Л.А. Шкатовой. – Челябинск, 2003. – С. 42–90.
   Ощепкова, В.В. Язык и культура Великобритании, США, Канады, Ав-
стралии, Новой Зеландии [Текст] / В.В. Ощепкова. – М. / СПб.: ГЛОССА /
КАРО, 2004. – 336 с.
   Степанова, И.В. Лингвоментальные и лингвокультурологические харак-
теристики традиционных английских детских стихов [Текст]: дисс. … канд.
филол. наук / И. В. Степанова. – Челябинск, 2002. – 252 с.
   Тураева, З.Я. Лингвистика текста и категория модальности [Текст] / З.Я.
Тураева // Вопросы языкознания, 1994, №3. – С. 105–114.
   Jespersen, O. The Philosophy of Grammar [Text] / O. Jespersen. – London:
George Allen & Unwin Ltd, 1958. – 359 p.




                                Переводы как источник изучения
      КОПТЕВА О.В.
                                  лингвистических процессов

   Аннотация. В статье отражены основные проблемы, связанные со
сложностью передачи фоновой информации, этнокультурного компонента
при переводе, дана интерпретация таких понятий, как «лексический фон»,
«реалии», «безэквивалентная лексика».
   Ключевые слова: переводы, фоновая информация, эквивалентность, лаку-
нарность.
   Сведения об авторе: Коптева Ольга Владимировна, кандидат филологи-
ческих наук, доцент кафедры русского и татарского языков Казанского наци-
онального исследовательского технического университета им. А.Н. Туполева
(КНИТУ – КАИ).

       Перевод, представляющий собой момент соприкосновения, кон-
такта языков и культур, демонстрирует очевидное противоречие обще-
го и частного, объективного и субъективного, рационального и чув-
ственного, общественного и индивидуального в членении и отображе-
нии реальной действительности.
       В связи с этим наше исследование по выявлению соотношения
универсального и специфического в рассматриваемых языках базиро-
валось именно на переводе. Невыраженным в переводе чаще всего
оказывается не только слово, конструкция, но и сопровождающая дан-
ную единицу информация, закрепленная в сознании носителей.
Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров в книге «Язык и культура» ввели
понятие фоновой информации. Фоновая информация – это социокуль-

                                  - 117 -


турные сведения, характерные лишь для определенной нации или
национальности, освоенные массой их представителей и отраженные в
языке данной национальной общности [Верещагин, Костомаров 1990:
47].
       В лингвострановедении смысловые различия эквивалентных
слов, обусловленные различиями в реалиях, называют лексическим
фоном слова. Лексический фон – пограничное явление между языком
и культурой. Расхождения в лексическом фоне сказываются в различ-
ных тематических и синтаксических связях слов. Различия в лексиче-
ском фоне охватывают большую часть словарного запаса языков. Сов-
падают по фону обычно термины, а в области неспециального словаря
полное совпадение лексических фонов – явление редкое. Однако есте-
ственно, что чем ближе культура и быт двух народов, тем меньше раз-
личий в лексическом фоне соответствующих языков [Мечковская
2000: 54]. Часть культуры, составляющая национальный социокуль-
турный фонд так или иначе отражается в языке. Именно этот аспект
следует изучать в целях более полного и глубокого понимания ориги-
нала и воспроизведения сведений об этих ценностях в переводе с по-
мощью языка другой национальной культуры. Специфика же фоновой
информации состоит в ее имплицитном присутствии в художествен-
ном тексте, что делает фоновые смыслы скрытыми от читателя-
иностранца. Безусловно, фоновые знания необходимы для понимания
атмосферы времени в произведении, характеров героя, мотивов пове-
дения персонажей. Естественно, отсутствие фоновых знаний затрудня-
ет и искажает восприятие текста.
       Фоновая информация охватывает прежде всего специфические
факты истории, государственного устройства национальной общности,
характерные предметы материальной культуры прошлого и настояще-
го, этнографические и фольклорные понятия, т.е. все то, что в теории
перевода именуют реалиями. Реалия, как правило, непереводима (в
словарном порядке) и, как правило, она передается (в контексте)
обычно не путем перевода. Основных трудностей передачи реалий при
переводе две: 1) отсутствие в переводящем языке (ПЯ) соответствия
(эквивалента, аналога) из-за отсутствия у носителей этого языка обо-
значаемого реалией объекта (референта) и 2) необходимость, наряду с
предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (кон-
нотацию) − ее национальную и историческую окраску [Влахов, Фло-
рин 2006: 88–89].
       Для обозначения слов-реалий в переводоведении исследовате-
лями были введены такие понятия, как:



                               - 118 -


 «безэквивалентная лексика» − слова, не имеющие эквивалентов за
пределами языка, к которому они принадлежат (Г.В. Чернов, А.В. Фе-
доров);
 «экзотическая лексика» − лексические единицы, обозначающие гео-
графические и исторические реалии (А.Е. Супрун, Н.Б. Мечковская,
И.С. Алексеева);
 «пробелы» (лакуны) − ситуации, обычные для культуры одного
народа, но не наблюдаемые в другой культуре (И.И. Ревзин, В.Ю. Ро-
зенцвейг);
 «варваризмы» − слова, с помощью которых становится возможным
описание чужеземных обычаев, особенностей жизни и быта, создание
местного колорита (А.А. Реформатский);
 «этнокультурная лексика», «этнолексемы» – лексические единицы,
характеризующие систему знаний о специфической культуре опреде-
ленного народа как историко-этнической общности людей (Л.А. Шей-
ман);
 «алиенизмы» − слова из малоизвестных языков, подчеркивающие
стилистическую функцию экзотизмов (В.П. Берков).
       В случае заимствования в чужой язык безэквивалентные слова
называют экзотической лексикой (экзотизмами). Исследователи отме-
чают, что экзотизм − это 1) иноязычное слово, причем некоторые до-
бавляют: 2) «из малоизвестных языков, обычно неиндоевропейских»,
или 3) вид варваризма, 4) слово, «обозначающее реалию − явление
быта, социальных отношений, природы» [Влахов, Флорин 2006: 88–
89].
       Верное понимание художественного текста зависит от знания
культуры и истории народа, на языке которого создавалось литератур-
ное произведение. Ценности одной национальной общности, отсут-
ствующие у другой вовсе или существенно отличающиеся от них,
составляют национальный социокультурный фонд, который так или
иначе находит свое отражение в языке. Изучение социокультурного
фона и лексики, отражающей его, представляется необходимым в це-
лях более полного и глубокого понимания оригинала и воспроизве-
дения сведений об этих ценностях в переводе с помощью языка дру-
гой национальной культуры.
       В нашей работе лакунарность рассматривается с точки зрения
функционирования и проявления в переводе. Термин «перевод» в де-
финиции В.Н. Комиссарова определяется как вид языкового посред-
ничества, при котором содержание иноязычного текста оригинала пе-
редается на другой язык путем создания на этом языке коммуникатив-
но-равноценного текста. В.С. Виноградов определяет перевод как

                               - 119 -



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика