Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Советское право в годы нэпа (1921-1929 гг.). Учебное пособие

Голосов: 4

Пособие поможет подробно и детально изучить проблемы становления и принципы на которых базировались основные отрасли советского права в 1920-е годы. Учебное пособие предназначено для студентов юридических и исторических факультетов с целью более глубокого усвоения курсов "История государства и права России" и "Отечественная история".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    боды достигал отметки в 2 года. За хищение государственного и общественного имущества с квалифи-
цированным составом законодатель ужесточил срок наказания до 5 лет лишения свободы.
    Особо необходимо остановиться на рассмотрении трансформации формулировки состава преступ-
ления и ответственности в УК 1922 и 1926 гг. за хулиганство. Уголовный кодекс РСФСР, вступивший в
действие с июня 1922г., определил хулиганство как "озорные, бесцельные, сопряженные с явным про-
явлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия". Наказание же за хули-
ганство по кодексу 1922 г. было предусмотрено небольшое – всего лишь принудительные работы или
лишение свободы на срок до одного года. Несомненно, что такое небольшое наказание не могло оказать
значительного влияния на ход борьбы с данным видом преступления и даже применение к особо дерз-
ким проступкам хулиганов других статей УК не изменили бы ситуацию. К тому же формулировка о
"бесцельности" в отношении хулиганских действий, содержащаяся в статье УК, таила в себе дополни-
тельную возможность для избежания наказания – подсудимому было необходимо лишь доказать, что
его действиями руководила какая-либо цель.
    В связи с этим любопытно, что в 1924 г. государство еще более снизило наказание за хулиганские
деяния: совершенные в первый раз деяния карались в административном порядке принудительными ра-
ботами до 1 месяца или штрафом до 50 рублей, а совершенные вторично или носящие злостный харак-
тер – лишением свободы до 3 месяцев. Создался парадокс отношения преступление – наказание: и рост
первого сопровождался уменьшением наказания за этот вид преступления.
    В новой редакции УК хулиганство было отнесено в группу преступлений против порядка управле-
ния, формулировка статьи претерпела существенные изменения: хулиганские действия на предприяти-
ях, в учреждениях и в общественных местах караются тюремным заключением на один год, если эти
действия не влекут за собой более тяжелого наказания; если же означенные действия заключались в
убийстве или бесчинстве, или совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на преду-
преждение органов, охраняющих общественный порядок, или же по своему содержанию отличались
исключительным цинизмом или дерзостью, – лишение свободы до 5 лет. Во-первых, в статье не дано
определение действий, которые следует относить к хулиганству, а это, в свою очередь, позволяло дос-
таточно свободно трактовать их при квалификации того или иного деяния органам дознания и суда. То
есть практически им приходилось заниматься толкованием права.
    Опасная специфика конструирования вышеприведенного состава преступления заключалась в том,
что на первом плане по значимости находится мотив преступления и лишь следом рассматривается са-
мо деяние. Хулиганские побуждения служили, таким образом, при совершении убийства чуть ли не
смягчающими обстоятельствами, исключив его из разряда умышленных убийств, срок наказания, за ко-
торое колебался от 8 до 10 лет. Так, фактически исходя из сроков лишения свободы, оно ставилось в
один ряд с убийством в состоянии аффекта. На практике же хулиганство не относилось к особо тяжким
видам преступления, следовательно, человек, получивший срок за убийство из хулиганских мотивов до
5 лет лишения свободы, мог подлежать амнистии или уменьшению срока лишения свободы в связи с
очередной годовщиной революции. В итоге убийца отбывал наказание меньше, чем, допустим, за кражу
государственного имущества. Следует обратить внимание, что убийство поставлено в один ряд с явно
неравноценными деяниями: бесчинством, повторным совершением хулиганских действий, поступков,
совершенных с исключительным цинизмом и дерзостью.
    В УК 1926 г. не была ликвидирована дифференциация наказаний. Санкция 10 лет лишения свободы
применялась по трем наиболее "популярным" составам преступлений: умышленное убийство – ст. 136,
квалифицированный разбой – ст. 167 и поджог – ст. 175. Также эта санкция применялась к менее рас-
пространенным в 1920-е гг. составам: ст. 581 – недонесение со стороны военнослужащего о готовящейся
или совершенной измене (государственные преступления), ст. 593в и 533г – из раздела особо для Союза
ССР опасные преступления против порядка управления. За большинство статей Особой части УК мак-
симальное наказание не превышало 5 лет лишения свободы.
    Как видим, теоретическая основа советской карательной политики была в лучшем случае не разра-
ботана, а по некоторым моментам и парадоксальна, что не отвечало в полной мере решению совокупно-
сти задач, стоящих перед карательными органами. Государство фактически своей политикой в области
уголовного законодательства не слишком препятствовало совершению преступлений против частных
лиц, устанавливая за них менее строгие виды и размеры наказания, нежели чем за совершение преступле-
ний против государства. Яркий пример тому ст. 162 УК 1926 г. пункт "А" – кража у частного лица при
смягчающих обстоятельствах – лишение свободы или исправительные работы до трех месяцев; пункт


"Е" – мелкая кража, … совершенная на предприятии или учреждении карается тюремным заключением
сроком на 1 год.
    Уголовное законодательство СССР в период нэпа уже начинало отражать господствующую идеоло-
гию и новый тоталитарный характер политического режима советского государства. Постепенно исче-
зали такие правовые критерии, как "революционное правосознание", которое заменили целесообраз-
ность и нормативизм.
    Основополагающим принципом карательной политики советского государства при вынесении и ис-
полнении приговоров являлся классовый принцип – ограждение интересов класса в целом. Это на прак-
тике значило, что при рассмотрении дела в суде перво-наперво необходимо было обращать внимание на
социальное происхождение подсудимого и лишь затем на то деяние, которое он совершил. На началь-
ном этапе исследуемого периода карательная политика государства претерпевала некоторые коллизии,
что было связано с поисками властью наиболее действенных форм обуздания преступности в стране,
развившейся в результате смуты после 1917 г.

   Вопросы и задания для повторения

   1    Чем была вызвана необходимость в принятии нового УК 1926 г.?
   2    Произведите сравнительный анализ УК 1922 и 1926 гг. Какие изменения произошли в новом ко-
дексе и почему?
    3 В чем выражалось внутреннее противоречие норм УК 1922 г. Были ли они устранены в новом
кодексе?
    4 Можно ли говорить о классовой сущности УК 1922 и 1926 гг. Ответ подтвердите выдержками из
статей.
    5 На каких принципах основывалась советская карательная политика?




                                         Трудовое право


    Переход от политики военного коммунизма к новой экономической политике потребовал внесения
изменений в советское трудовое законодательство, приведения его в соответствие с новыми условиями
общественно-экономической жизни. Отпала необходимость и возможность привлечения населения к тру-
довой повинности в ее прежнем смысле. Декрет СНК РСФСР 1921 г. отменил топливную, гужевую и
иные повинности. Использование трудовой повинности допускалось лишь в случае стихийного бедст-
вия. Тем же Декретом были отменены и трудовые мобилизации квалифицированных рабочих и специа-
листов для работы на государственных предприятиях. Аналогичные акты были приняты и в других со-
юзных республиках.
    Введение хозяйственного расчета на предприятиях, допущение частного предпринимательства по-
требовали возобновить заключение коллективных договоров между профсоюзными организациями и
администрацией. В этих договорах должны были быть оговорены условия труда работников, а также
содержаться тарифы заработной платы. Регулирование подобным способом размеров заработной платы
было обусловлено не только наличием частного сектора, но и тем, что государственные предприятия
находились в различном технико-экономическом состоянии. Чтобы обеспечить равную плату за равный
труд, следовало компенсировать более высоким тарифом труд рабочих тех предприятий, где техника
была хуже.


    На профсоюзы в условиях нэпа ложилась задача контроля за соблюдением администрацией госу-
дарственных предприятий и, особенно, частными предпринимателями норм советского трудового пра-
ва. Одновременно профсоюзы проводили постоянную работу по укреплению дисциплины труда.
    Все эти изменения нашли отражение в новом Кодексе законов о труде. 9 ноября 1922 г. ВЦИК при-
нял новый Кодекс законов о труде, который воспроизводил значительную часть демократичных, про-
грессивных норм КЗоТ 1918г., дополнял и конкретизировал их применительно к новым экономическим
и социальным условиям. КЗоТ состоял из общей части и 16 разделов, регулирующих весь комплекс от-
ношений, связанных с реализацией трудовых прав граждан РСФСР: 1) о порядке найма и предоставле-
ния рабочей силы; 2) о порядке привлечения к трудовой повинности; 3) о коллективных договорах; 4) о
трудовом договоре; 5) о правилах внутреннего трудового распорядка; 6) о нормах выработки; 7) возна-
граждение за труд; 8) гарантии и компенсации; 9) рабочее время; 10) время отдыха; 11) об ученичестве;
12) труд женщин и несовершеннолетних; 13) охрана труда; 14) о профессиональных союзах рабочих и
служащих и их органах в предприятиях, учреждениях и хозяйствах; 15) об органах по разрешению кон-
фликтов по рассмотрению дел по нарушению законов о труде; 16) о социальном страховании.
    В основу трудовых отношений был положен свободный наем рабочей силы. Трудовая повинность
допускалась лишь в исключительных случаях для борьбы со стихийными бедствиями либо для выпол-
нения важнейших государственных заданий по специальному постановлению СНК. Условия найма ра-
бочих и служащих на отдельных предприятиях устанавливались коллективным договором, заключен-
ным между профсоюзом и нанимателем – органом управления предприятием, организацией, учрежде-
нием. При этом специально оговаривалось, что всякие условия договора, ухудшающие положение ра-
ботника по сравнению с условиями, установленными законами о труде, условиями коллективного дого-
вора и правилами внутреннего трудового распорядка, являются недействительными.
    КЗоТ разрешал расторгать трудовой договор как по инициативе работника, так и нанимателя. Закон
устанавливал исчерпывающий перечень оснований увольнения работников по инициативе нанимателя.
В их числе назывались объективные обстоятельства, обусловленные полной или частичной ликвидаци-
ей предприятия, приостановление работ на срок более одного месяца, а также дисциплинарные про-
ступки, совершенные работником: неявка на работу более трех дней подряд, систематическое неиспол-
нение трудовых обязанностей и др. При этом решение о расторжении трудового договора нанимателем
принималось самостоятельно и, как правило, без согласия профсоюзного органа. Такое согласие требо-
валось лишь для увольнения членов профсоюзного комитета.
    Наниматель обязывался предоставлять бесплатно в распоряжение работников инструменты и приспо-
собления, необходимые для работы, а также бесплатно снабжать работников одеждой и обувью по нор-
мам, устанавливаемым постановлениями СНК. Если предприятие не имело возможности выполнять эти
обязательства перед работниками, то должно было компенсировать деньгами стоимость одежды, обуви
и необходимых инструментов.
    По вопросам рабочего времени КЗоТ воспроизводил нормы КЗоТа 1918 г. Продолжительность ра-
бочего времени вновь устанавливалась в восемь часов. Для лиц в возрасте от 16 до 18 лет, лиц, занятых
на подземных работах, а также умственным или конторским трудом, устанавливался шестичасовой ра-
бочий день. При работе в ночное время продолжительность рабочего дня сокращалась на один час.
Сверхурочные работы допускались лишь в особых исключительных случаях и подлежали дополнитель-
ному вознаграждению. При этом КЗоТ ограничивал общее количество сверхурочных работ 120 часами
в год и четырьмя часами в течение двух дней подряд. Новый закон гарантировал каждому продолжи-
тельность отпуска не менее двух недель, тогда как старый предоставлял работникам право на месячный
ежегодный отпуск. Устанавливалось семь праздничных дней в году, но отделам труда по соглашению с
губернскими советами профсоюзов разрешалось дополнительно устанавливать праздничные дни, не
свыше десяти в году, согласуя эти дни с местными условиями, составом населения, народными празд-
никами.
    КЗоТ обстоятельно регламентировал взаимоотношения между предприятиями, организациями, уч-
реждениями и профсоюзными организациями, наделяя последние широкими правами в области защиты
интересов и трудовых отношений рабочих и служащих. В частности, профсоюзы наделялись правом
наблюдать за точным исполнением администрацией предприятий норм по охране труда, социальному
страхованию, выплате заработной платы, правил санитарии и гигиены, а также содействовать государ-
ственным органам охраны труда. При этом средства на содержание комитета профсоюза на предпри-


ятии, организации, учреждении должны были выделять предприятия, организации, учреждения по сме-
те, утверждаемой профсоюзом, но не более двух процентов всей заработной платы работников соответ-
ствующего трудового коллектива. Администрации предприятия запрещалось чинить какие-либо пре-
пятствия в деятельности профсоюзных организаций.
     КЗоТ заменил систему государственного социального обеспечения системой социального страхова-
ния. Страховые фонды образовывались за счет страховых взносов предприятий, организаций, учрежде-
ний, пользующихся наемным трудом. Запрещалось страховые взносы вычитать из заработной платы
работников. Подобная мера стала возможной благодаря укреплению финансово-хозяйственного поло-
жения предприятий, их способности иметь достаточные средства не только для производственной дея-
тельности, но и возмещения затрат, связанных с выплатами лицам, лишенным необходимых материаль-
ных средств по независящим от них обстоятельствам.
     В социальное страхование входило: 1) оказание лечебной помощи; 2) выдача пособий при времен-
ной утрате трудоспособности; 3) выдача дополнительных пособий на кормление ребенка, предметы
ухода; 4) выдачу пособия по безработице; 5) выдачу пособия по инвалидности; 6) выдачу пособия чле-
нам семьи умершего работника или безвестно отсутствующего. Социальной помощи в таком виде в то
время не знало ни одно буржуазное государство. Достаточно сказать, что в США закон о социальном
страховании был принят лишь в 1935 г., но реально стал действовать значительно позже.
     Таким образом, КЗоТ 1922 г., в целом продолжил и закрепил курс советского государства на наибо-
лее полное отражение в действующем законодательстве трудовых прав и свобод рабочих и служащих,
на всемерную охрану их интересов. Однако КЗоТ 1922 г. сдал ряд позиций по сравнению с КЗоТом
1918 г. Это касается сокращения продолжительности ежегодного отпуска, возможности увольнения ра-
ботника по инициативе администрации без согласия профсоюзного органа, отсутствия у работников
права на применение труда по своей специальности и др.
     КЗоТ действовал без какого-либо исключения на всех государственных предприятиях, в общест-
венных организациях, в кооперации, концессионных и частнособственнических хозяйствах. И социали-
стические предприятия, и частный сектор должны были в равной мере исполнять и соблюдать требова-
ния КзоТ. За нарушение трудового законодательства владельцы частных предприятий и администрация
государственных заводов и фабрик привлекались к уголовной и административной ответственности,
например, за непредоставление выходных дней, невыдачу выходного пособия, маскировку сверхуроч-
ных работ под видом ненормированного рабочего дня и др.
     Развитие народного хозяйства и индустриализация страны требовали подъема производительности
труда и укрепления трудовой дисциплины. Постановлениями СТО СССР от 18 мая 1926 г. "О поднятии
производительности труда в промышленности и на транспорте" и СНК СССР от 6 марта 1929 г. "О ме-
рах по укреплению трудовой дисциплины в государственных предприятиях" была повышена ответст-
венность руководителей предприятий за состояние дисциплины труда, и администрации предприятий
предоставлены более широкие права в наложении дисциплинарных взысканий на работников.
     Успехи социалистического строительства создали возможность в октябре 1927 г. объявить о пере-
воде фабрично-заводских рабочих с восьмичасового на семичасовой рабочий день без уменьшения за-
работной платы. В 1929 г. был осуществлен переход на пятидневную (для непрерывно действующих
предприятий) и шестидневную (для остальных предприятий, учреждений и организаций) неделю. По-
следний день такой недели являлся выходным.
     Вопросы и задания для повторения

   1    Какие новые способы охраны труда ввел КЗоТ 1922 г.?
   2    Найдите новшества в регулировании рабочего времени в Кодексе законов о труде принятом в
1922 г. по сравнению с предыдущим кодексом.
    3 Установил ли КЗоТ 1922 г. новые социальные гарантии?
    4 На каких принципах в новом КЗоТе основывалось социальное страхование?


                                         Семейное право


     КЗАГС 1918 г., создававшийся в обстановке споров, так и не погасил их. Многие справедливо счи-
тали, что Кодекс сохраняет буржуазные принципы семьи. В этих условиях осенью 1920 г. коллегия
Наркомюста постановила разработать в кратчайший срок проект нового семейного Кодекса. Работа над
проектом вызвала новую дискуссию, в которой приняли участие и видные государственные деятели:
A.M. Коллонтай, А.В. Луначарский, Д.И. Курский и др.
     К 1923 г. Наркомюст РСФСР и Наркомат внутренних дел РСФСР разработали по проекту нового
Кодекса. Оба документа поступили на рассмотрение Совнаркома РСФСР. Из этих двух проектов был
одобрен проект НКЮ, переданный затем на утверждение ВЦИК. Новизна идей, содержавшихся в про-
екте, вызвала острые споры членов ВЦИК. Было решено принять проект за основу и передать его на
места для обсуждения.
     Кодекс     законов      о     браке,    семье      и     опеке,     был       принят    ВЦИК
19 ноября 1926 г. после его обсуждения трудящимися и выявления их мнения по вопросам брака, семьи
и взаимоотношения родителей и детей. Как подчеркивалось в постановлении о введение в действие ко-
декса, он принимался "в целях урегулирования правовых отношений, вытекающих из брака, семьи и
опеки на основе нового, революционного быта для обеспечения интересов матери и особенно детей и
уравнивания супругов в имущественном отношении и в отношении воспитания детей".
     Кодекс      состоял      из    четырех      разделов      и      13     глав.     В     раздел
"О браке" входили четыре главы: общие положения; условия регистрации брака; права и обязанности
супругов; прекращение брака. Раздел "О взаимоотношениях детей и родителей и других лиц, состоящих
в родстве" подразделялся на три главы: общие положения; права и обязанности лиц, состоящих в родст-
ве; усыновление. В раздел "Об опеке и попечительстве" включались четыре главы: общие положения об
опеке и попечительстве; права и обязанности опекунов и попечителей; производство дел по опеке и по-
печительству; об освидетельствовании душевнобольных и слабоумных.
     Раздел "Запись актов гражданского состояния" содержал две главы: общие положения и главу, за-
крепляющую порядок записи актов гражданского состояния.
     Новый Кодекс внес значительные изменения в ранее действовавшее законодательство. Прежде все-
го, он признал фактические браки и распространил на них права и обязанности супругов, состоящих в
зарегистрированном браке. Фактический брак можно было в любое время оформить в загсе с указанием
его начального срока. Доказательствами наличия фактического брака в случае спора являлись, согласно
ст. 12 Кодекса, "факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и
выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а


также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание де-
тей и пр.". Дети от фактического брака пользовались теми же правами, что родившиеся от родителей,
состоящих в зарегистрированном браке. Авторы этой идеи полагали, что такой порядок уменьшит вме-
шательство государства в личную жизнь, расширит свободу личности.
     Кодекс сохранял право супругов на расторжение брака как по обоюдному согласию, так и по одно-
стороннему желанию одного из супругов. В отличие от ранее действовавшего законодательства, кодекс
разрешал регистрировать факт расторжения брака в органах загса без судебного решения. В то же время
факт прекращения брака мог устанавливаться и судом, но регистрация развода все равно должна была
осуществляться органами загса.
     Важной гарантией равноправия мужчины и женщины в семейных отношениях стала норма, согласно
которой имущество, нажитое супругами в течение брака, считается их общим имуществом и при растор-
жении брака размер принадлежащей каждому супругу доли в случае спора определяется судом. Данная
норма не распространялась на имущество колхозного двора, раздел которого определялся в соответствии
с нормами Земельного кодекса.
     В отличие от Кодекса 1918 г. новый вводил институт общей собственности супругов (ст. 10). При
прекращении брака помимо раздела имущества предусматривалось алиментирование нуждающегося
нетрудоспособного супруга в течение одного года после прекращения брака, а также алиментирование
безработного супруга в течение полугода.
     Введение института фактического брака исключало из оборота термин "внебрачные дети", посколь-
ку почти любое сожительство считалось теперь браком. Однако оно не устраняло процедуры установ-
ления отцовства. В отличие от прежнего закона обязанность алиментирования ребенка была возложена
только на одного мужчину, хотя бы женщина имела связь с несколькими мужчинами.
     Как отмечал в своем докладе Д.И. Курский, бремя содержания детей снять с матери и предполагае-
мого отца не удастся до тех пор, пока "государство не примет на себя воспитание детей".
     Высказанная в тогдашней литературе идея создания общественного фонда для избавления граждан
от унизительной процедуры установления отцовства не получила законодательного закрепления.
     Кодекс возлагал на родителей обязанность "заботиться о несовершеннолетних детях, их воспитании
и подготовлении к общественно полезной деятельности". Однако в случаях невыполнения родителями
своих обязанностей или неправомерного осуществления ими своих прав по отношению к детям, а также
в случае жестокого обращения с детьми, суд мог принять решения об отобрании у родителей детей и
передаче их органам опеки и попечительства. Подобное решение суда не освобождало родителей от
обязанности по содержанию детей.
     Предусмотренная кодексом возможность отобрания детей у родителей не означала полного лише-
ния их родительских прав. Родители сохраняли за собой право видеться с детьми, а также могли насле-
довать имущество детей и получать материальную помощь в старости либо в случаях острой нуждаемо-
сти.
     По Кодексу 1926 г. восстанавливался институт усыновления, что было особенно важно при сущест-
вовании огромной массы беспризорных, порожденной гражданской войной. Усыновление производи-
лось органами опеки и попечительства и подлежало регистрации в загсе. При этом требовалось соблю-
дение следующих условий: 1) согласие на усыновление родителей ребенка, не лишенных родительских
прав; 2) обоюдное согласие супругов; 3) согласие на усыновление ребенка, достигшего десятилетнего
возраста. При усыновлении ребенку разрешалось присваивать фамилию и отчество усыновителя. Усы-
новленные и усыновители в личных и имущественных правах и обязанностях приравнивались к родст-
венникам по происхождению.
     Кодекс 1926 г. более подробно, по сравнению с ранее действовавшим законодательством, опреде-
лил права и обязанности опекунов и попечителей, а также порядок производства дел об опеке и попечи-
тельстве. Опека учреждалась над несовершеннолетними до четырнадцати лет и над лицами, признан-
ными в установленном порядке слабоумными или душевнобольными. Попечительство учреждалось над
несовершеннолетними от четырнадцати до восемнадцати лет и над совершеннолетними, которые по
своему физическому состоянию не могли самостоятельно защищать свои права.
     Для выполнения обязанностей опекуна или попечителя назначались родственники, лица, выделен-
ные общественными организациями. При этом Кодекс не признавал отказа лиц, назначаемых опекунами
или попечителями. Исключение делалось в отношении тех, кому исполнилось шестьдесят лет, либо не
способных исполнять эти обязанности по болезни, физическому, имущественному положению или роду
занятий.


    В условия регистрации брака тоже вносились существенные изменения. Брачный возраст повышал-
ся                 для                женщин                  с               16                 до
18 лет. Регистрирующие брак обязаны были дать подписку о том, что они взаимно осведомлены о со-
стоянии здоровья, в частности, в отношении венерических, душевных и туберкулезных заболеваний, а
также указать, и в который по счету брак, зарегистрированный или незарегистрированный, каждый из
них вступал и сколько имел детей. Сокрытие этих сведений каралось в уголовном порядке. Сохраняя
принцип единобрачия, Кодекс 1926 г. не допускал регистрации брака с лицом, если оно уже состояло в
фактических брачных отношениях.
    В отличие от первого Кодекса, который предусматривал обязательность общей фамилии супругов,
Кодекс 1926 г. предоставил право супругам остаться при своих добрачных фамилиях. Точнее, это право
было предоставлено еще в 1924 г. и закреплено в новом Кодексе.
    Говоря о проведении советского законодательства в автономных республиках и областях, Д.И. Кур-
ский отметил, что там "вопросы брака не сдвинулись с места", в глухих аулах сохранялся "во всей не-
прикосновенности первобытный, находящийся под сильным влиянием духовенства способ оформления
взаимоотношений как в браке, так и в семье". Борьба с пережитками местных обычаев велась и воспи-
тательными мерами, и уголовными. 16 октября 1924 г. ВЦИК принял постановление "О дополнениях
Уголовного кодекса РСФСР для автономных республик и областей", в котором большая часть статей
предусматривала наказания за преступления в области брачно-семейных отношений: за калым, прину-
ждение женщин к выходу замуж, двоеженство, многоженство, вступление в брак с лицом, не
достигшим        половой      зрелости,      и     т.п.     С      учетом      нового      КЗоБСО
6 апреля 1928 г. ВЦИК принял постановление о дополнении Уголовного кодекса главой Х "О преступ-
лениях, составляющих пережитки родового быта".
    Одновременно с созданием нового Кодекса РСФСР вопрос о пересмотре брачно-семейного законо-
дательства был поставлен и в других союзных республиках. Кодексы других республик отличались от
российского, порой существенно. Даже основная идея Кодекса РСФСР 1926 г. об уравнении фактиче-
ских брачных отношений с зарегистрированными была воспринята не во всех республиках. На прежней
позиции остался Кодекс БССР, принятый в 1927 г. и признававший только зарегистрированный брак.
По Кодексу УССР 1926 г. тоже признавалась обязательной государственная регистрация брака, но брак
мог заключаться весьма своеобразно – по волеизъявлению лишь одной стороны, например, невесты.
Другой стороне предоставлялась возможность в течение месяца оспорить запись о регистрации брака.
Это новшество Д.И. Курский назвал "рискованным экспериментом" и заметил: "При всем желании дать
защиту фактическим брачным отношениям, идти так далеко, чтобы "без меня меня женили", было бы
по меньшей мере чрезвычайно нецелесообразно".
    По-разному решались в кодексах союзных республик вопросы о брачном возрасте, фамилии. В Уз-
бекской, Таджикской и Туркменской республиках в связи с национально-бытовыми особенностями при
заключении брака лицами коренной национальности в случае отсутствия у них фамилий допускалось
присвоение общей фамилии по отчеству одного из супругов. В основном же кодексы союзных респуб-
лик исходили из общих принципов единобрачия и защиты интересов матери и ребенка.

      Вопросы и задания для повторения

      1   Какие новшества в отношении брака и семьи внес Кодекс законов о браке, семье и опеке 1926
г.?
      2 Как изменилось правовое положение фактических и зарегистрированных брачных отношений?
      3 Какие права и обязанности опекунов и попечителей ввел кодекс?
      4 Сравните принципы построения семейно-брачных отношений в КЗАГСе 1918 г. и Кодексе зако-
нов о браке, семье и опеке 1926 г.
    5 Что нового ввел Кодекс 1926 г. в имущественные отношения супругов?


                                         Земельное право


    Переход к новой экономической политике потребовал четкого правового регулирования землеполь-
зования. Перед земельным правом стояла задача способствовать восстановлению и развитию сельского
хозяйства в условиях преобладания индивидуального крестьянского хозяйства и существования общи-
ны.
    В декабре 1921 г. IX Всероссийский съезд Советов, рассмотрев вопросы становления и развития
сельского хозяйства, признал необходимым в числе прочих мер "срочно пересмотреть действующее зе-
мельное законодательство" в целях полного согласования его с основами новой экономической полити-
ки и превращения его в стройный, ясный и доступный пониманию каждого землевладельца свод зако-
нов о земле. Выполняя это поручение съезда, ВЦИК 30 октября 1922 г. принял Земельный кодекс
РСФСР.
    В 1923 – 1925 гг. подобные кодексы были утверждены в Украинской, Грузинской, Белорусской
ССР. В основном кодексы союзных республик содержали те же нормы, что и ЗК РСФСР. Однако име-
лись и некоторые различия как в содержании, так и в форме. Например, в ЗК УССР, который состоял из
четырех, а не трех, как ЗК РСФСР.
    Земельный кодекс РСФСР состоял из Основных положений и трех частей: "О трудовом землеполь-
зовании", "О городских землях и государственных земельных имуществах", "О землеустройстве и пере-
селении".
    Земельные кодексы исходили из принципа национализации земли. Они определяли правовой режим
земель сельскохозяйственного назначения, городов и поселков, свободных земель государственного
фонда. Однако из всех видов особо выделяются первые, которые в совокупности составляли единый
фонд, находящийся в ведении Наркомзема. Более половины статей Кодекса РСФСР посвящено право-
вому режиму именно этих земель.
    Обладая правом собственности на землю, государство передает ее во владение и пользование. Вла-
дение землями сельскохозяйственного назначения было обусловлено ведением трудового хозяйства, т.е.
хозяйства, основанного на труде владельцев земли. Правом на получение земли для сельскохозяйствен-
ного использования обладали, согласно закону, все граждане РСФСР, способные ее обрабатывать. Ко-
декс гарантировал крестьянам и всем гражданам РСФСР без различия пола, вероисповедания и нацио-
нальности право на получение земли в трудовое пользование и самостоятельно, по своему усмотрению
решать вопрос о форме землепользования: обрабатывать землю в составе земельного общества либо
единолично. Право на землю, предоставленную в трудовое пользование, действовало бессрочно и
прекращалось только по основаниям, установленным Кодексом. Это, в частности, добровольный отказ
от земли всех членов двора, прекращение двором ведения самостоятельного хозяйства, переселение
двора в другое место и др.
     Ограничения в трудовом землепользовании коснулись только бывших помещиков. Согласно по-
становлению ЦИК и СНК СССР от 20 марта 1925 г. они подлежали выселению из местностей, где у них
раньше были поместья, но при желании заниматься сельским хозяйством им предоставлялось право
наделения землей в пределах трудовой нормы в других губерниях из земель колонизационно-
переселенческого фонда.
    Право граждан РСФСР на землю, предоставляемую в трудовое землепользование, обеспечивалось
ее нахождением в руках государства. Земельный кодекс был первым актом советского государства, ко-
торый констатировал отмену права частной собственности на землю, недра, воду и леса в пределах
РСФСР навсегда. Все земли, в чьем бы ведении они не состояли, объявлялись собственностью государ-
ства. Земли сельскохозяйственного назначения или пригодные для сельского хозяйства образовывали
единый государственный земельный фонд, управление которым возлагалось на Наркомат земледелия и
его местные органы. Непосредственными пользователями этого фонда признавались трудовые земле-
дельцы и их объединения, городские поселения и государственные учреждения и предприятия. Все
гражданско-правовые договоры: купли-продажи, завещания, мены, дарения земли, а также залога за-


прещались. Виновные лица подлежали привлечению к уголовной ответственности и лишались права
пользования землей.
    Крестьянам предоставлялась свобода в выборе форм землепользования. Статья 90 ЗК РСФСР пред-
лагала следующие способы землепользования: общинный (с уравнительными переделами земли между
дворами), участковый (с неизменным размером земельных участков каждого двора в виде чересполос-
ных, отрубных или хуторских участков) и товарищеский (с совместным пользованием землей членами
общества, составляющими сельскохозяйственную коммуну, артель или товарищество по общественной
обработке земли). Законодательство давало подробную характеристику всех форм землепользования,
особо останавливаясь на коллективных.
    По мере созревания условий для перехода к массовой коллективизации сельского хозяйства зе-
мельное право устанавливало новые льготы для кооперативных хозяйств. Общие начала землепользова-
ния и землеустройства от 15 декабря 1928 г. последовательно проводили в жизнь идею содействия кол-
лективным формам ведения хозяйства. Определенные особенности в конце 1920-х гг. имело земельное
законодательство республик Средней Азии, где в это время проводилась земельно-водная реформа.
    В порядке исключения разрешалось сдавать землю в аренду трудовым хозяйствам временно ослаб-
ленным неурожаем, пожаром, падежом скота, призывами по мобилизации и другими чрезвычайными
обстоятельствами. Арендовать землю мог только тот, кто был способен ее обрабатывать собственными
силами. Не разрешалась также передача арендуемой земли другим лицам, т.е. так называемая субарен-
да.
    Наемный труд допускался в крестьянских хозяйствах в случаях, когда хозяйство по состоянию ра-
бочей силы или инвентаря не могло самостоятельно и своевременно выполнять сельскохозяйственные
работы. Необходимым условием применения наемного труда кодекс признавал участие всех наличных
трудоспособных членов хозяйства в сельскохозяйственных работах, наравне с наемными работниками.
    Установленные Земельным кодексом ограничения в условиях аренды земли и найма рабочей силы
должны были воспрепятствовать возрождению буржуазных отношений в деревне. Однако эти запреты
мало что решали. Поэтому СНК СССР постановлением от 18 апреля 1925 г., утвердившим Временные
правила об условиях применения подсобного наемного труда в крестьянских хозяйствах, разрешил
применение наемного труда. Правила не ограничивали численности одновременно нанимаемых кресть-
янским хозяйством батраков и батрачек. Однако детально прописывались трудовые права лиц, нани-
маемых на работу: необходимость заключения письменного соглашения, обязательное предоставление
выходных и праздничных дней, оплата труда не ниже государственного минимума заработной платы,
установленной для данной местности и др.
    Земельный кодекс РСФСР детально регулировал отношения не только между членами коллектив-
ных хозяйств: коммун, артелей и товариществ, но и между членами так называемого крестьянского
двора. Этим термином обозначалась члены одной или нескольких семей, проживающих в одном доме
(дворе) и ведущих совместное хозяйство. Сложившиеся издавна отношения между членами крестьян-
ского двора восходили к обычаям и традициям, действовавшим в том или ином регионе. Обычно во
главе крестьянского двора стоял отец семейства, который принимал обязательные для всех членов дво-
ра решения. Однако он не всегда оказывался мудрым и рачительным хозяином, способным обеспечить
успешную хозяйственную деятельность двора. И в этой ситуации Земельный кодекс совершал подлин-
ную революцию – предусматривал порядок смены домохозяина. В случае нерадивого ведения хозяйства
двора, способствующего его разорению, постановлением волостного исполнительного комитета и с за-
ключения сельского совета, домохозяин мог быть заменен другим лицом из состава того же двора.
    Важным и необходимым условием реальности и гарантированности права граждан на землю стал
порядок рассмотрения споров, связанных с реализацией этого права и владения конкретными участками
земли. Земельный кодекс РСФСР право рассмотрения земельных споров предоставил волостным, уезд-
ным, губернским земельным комиссиям. Фактически земельные комиссии являлись разновидностью
судебных органов. Кодекс специально оговаривал, что все члены земельных комиссий при отправлении
ими судейских обязанностей пользуются правами народного судьи.
    Порядок рассмотрения дел в земельных комиссиях, представительство сторон, вызов свидетелей и
другие вопросы решались по правилам, установленным для рассмотрения дел в народных судах.
    Бесспорно, судебный порядок рассмотрения земельных споров создавал благоприятные условия для
объективного и всестороннего их рассмотрения и вынесения обоснованных и справедливых решений.
Однако вряд ли способствовала эффективному действию земельных комиссий их деятельность вне сис-
темы судебных органов и отсутствие органа, осуществляющего координацию деятельности этих комис-
сий и вырабатывающего единый подход к разрешению земельных споров. Коллегия высшего контроля
по земельным спорам, создаваемая Наркоматом земледелия совместно с Наркоматом юстиции, высту-


пала лишь кассационной инстанцией в отношении решений, принимаемых губернскими земельными
комиссиями.
    Восстановление и развитие народного хозяйства выдвигало проблему охраны окружающей среды.
Уже в 1921 г. был принят Декрет СНК РСФСР "Об охране памятников природы, садов и парков", пере-
давший дело учреждения заповедников и заказников, необходимость создания которых диктовалась
нуждами науки, Наркомпросу.

    Вопросы и задания для повторения

    1  Какое правовое положение земель закрепил Земельный кодекс РСФСР?
    2  Перечислите и охарактеризуйте правовые режимы земель в соответствии с ЗК.
    3  Каковы были правомочия владения, пользования и распоряжения землей у государства и иных
субъектов земельного права?
    4 В чем заключалась особенность правового регулирования земель сельскохозяйственного назна-
чения?
    5 Какие основные признаки понятия "колхозный двор" вводит ЗК РСФСР?

                                 Гражданское процессуальное право


    Гражданский процессуальный кодекс, закрепляющий порядок рассмотрения гражданских дел, за-
щиты имущественных прав был особенно нужен в период нэпа. Именно благодаря этому акту закрепля-
лись процедуры, направленные на выяснение истины по гражданским делам, судебная практика стано-
вилась действительно единообразной, а граждане и иные лица получали возможность реально, на за-
конных основаниях отстаивать свои имущественные права и интересы.
    Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был принят ВЦИК 10 июля 1923 г. и вступил в дейст-
вие с 1 сентября этого же года. ГПК состоял из пяти частей, 36 глав и 316 статей. Первая часть содержа-
ла основные положения по вопросам представительства в суде, подсудности, судебных расходов, про-
цессуальных сроков и др. Вторая часть была посвящена вопросам искового производства, т.е. закрепля-
ла порядок предъявления иска, разбирательства дела судом, обеспечения доказательств, участия в про-
цессе нескольких истцов и др. Третья часть регулировала особое производство, четвертая – порядок и
пересмотр решений по гражданским делам, пятая – исполнение судебных решений и определений.
    Таким образом, ГПК РСФСР последовательно регламентировал все стадии гражданского процесса:
от возбуждения дела до исполнения решения, определял права и обязанности всех лиц, участвующих в
этом процессе, применительно к каждой стадии движения дел в суде и особенностям судопроизводства
по отдельным категориям дел.
    ГПК РСФСР закреплял ряд действенных гарантий объективного и всестороннего рассмотрения
гражданских дел судами. Это прежде всего ст. 5 ГПК, согласно которой суд должен всемерно стремить-
ся к уяснению действительных прав и взаимоотношений истца и ответчика. Не ограничиваясь пред-
ставленными объяснениями и материалами, он должен был своими вопросами способствовать выясне-
нию и подтверждению существенных для разрешения дела обстоятельств. Суд обязывался также оказы-
вать трудящимся активное содействие в ограждении их прав и законных интересов от всяких посяга-
тельств.
    ГПК РСФСР предоставил широкие полномочия прокурору в гражданском процессе. В частности,
он мог по своей инициативе начать дело или вступить в него с любой стадии процесса, если полагал,
что подобные действия являются необходимыми для охраны интересов государства или защиты прав
трудящихся. Участвуя в процессе, прокурор давал свое заключение по делу, а в случаях нарушения за-
кона или вынесения незаконного, необоснованного решения должен был внести протест на такое реше-
ние в вышестоящую судебную инстанцию. Как показывает судебная практика тех лет, данная норма
ГПК РСФСР полностью себя оправдала была весьма эффективной. Прокуроры предъявляли иски, за-
щищая интересы представителей тех слоев общества, которые по тем или иным причинам не могли или
боялись обращаться в суд. Это были чаще всего рабочие частных предприятий, крестьяне-батраки,
женщины, желающие получать алименты на содержание своих детей от не проживающих с ними мужей
и др.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика