Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Образование взрослых: цели и ценности

Голосов: 0

В пособии, обращенном к андрагогам (специалистам сферы образования взрослых), дается трактовка целей и ценностей образования взрослых в их соотнесенности с вызовами современности. Задача пособия - обеспечить последовательное вхождение читателя-андрагога в наиболее значимые проблемы образования взрослых (созидающая роль образования в современной жизни, продуктивные тенденции его развития, придание знаниям личностного смысла, развитие самопознания взрослых, их социального мышления и т.п.), что способствует его методологическому самоопределению и обеспечивает становление позиции как практического методолога собственной деятельности. Книга адресована широкому кругу читателей, профессиональная или общественная деятельность которых связана с образованием взрослых, повышением их квалификации, организацией досуга, а также преподавателям вузов, студентам и аспирантам, изучающим процессы развития образования в со-временном обществе.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                                11

взаимодействия со взрослыми, способствующий приобре-
тению ими новых знаний и актуализирующий деятельность
взрослого человека в образовательном плане – для дости-
жения социально значимых целей.
    Сошлемся, например, на статью польского ученого
Т. Александера «Обучение андрагогов в Ягеллонском уни-
верситете»: «Большая часть выпускников начала работать в
учреждениях популяризации культуры (в домах и центрах
культуры, в библиотеках и музеях), причем в основном на
должностях директоров и начальников отделов. Некоторые
занимались усовершенствованием кадров на различных
предприятиях. Значительное число выпускников оказались
в учреждениях политики просвещения и администрации
культуры»1.
    Обоснованны, на наш взгляд, возможность и значи-
мость включения в «когорту» андрагогов, например, соци-
альных работников2. Выделение андрагогического аспекта
их деятельности объясняется ее ориентацией не только на
оказание помощи людям, нуждающимся в защите, но и на
помощь в осознании «опекаемыми» взрослыми современ-
ной ситуации и собственного потенциала, на поддержку их
стремления к самореализации и саморазвитию.
    В этот же ряд представляется возможным поставить и
других специалистов, занятых в социальной сфере и об-
служивающих население не эпизодически, а в течение дос-
таточно длительного времени организующих и «направ-
ляющих» деятельность взрослых людей (работники собе-
сов, служб занятости, библиотекари, врачи, юристы и др.).

1
  Андрагог в открытом обществе (Материалы российско-польского
семинара) / Под ред. Е.А.Соколовской, Т.В.Шадриной. – СПб.; Ир-
кутск; Plock, 2000. – С. 192-193.
2
  Социальный работник как андрагог (Сборник статей) / Под ред.
Г.С.Сухобской, Е.А.Соколовской, Т.В.Шадриной. – Иркутск; СПб.:
ИОВ РАО, 2001.


12

    К андрагогам относят организаторов образования, в
сферу деятельности которых входят проектирование новых
образовательных структур и видов деятельности педагогов,
повышение их квалификации, поддержка и развитие инно-
вационных процессов в образовании.
    Обоснованно считать андрагогами руководителей и
управленцев разного уровня практически во всех профес-
сиональных сферах, одна из задач которых – создание ус-
ловий для развития и саморазвития профессионального и
личностного потенциала работников организаций и пред-
приятий. Это согласуется с современной концепцией обу-
чающейся организации, в которой ее руководству отводит-
ся особая роль в стимулировании обучения коллектива
«как целостности» («Руководители ответственны за обуче-
ние сотрудников, расширение способностей и постоянное
творческое формирование будущего организации»1).
    По мнению ряда специалистов, перспективным являет-
ся выделение андрагогического аспекта в деятельности ру-
ководителей общественных движений. «…Для организато-
ров и активистов общественных движений важно не только
владеть организационными навыками и пропагандистски-
ми умениями, но и понимать и раскрывать перед коллегами
по общему делу возможности их личностного развития и
творческого самовыражения в совместной деятельности. …
Для расширения и большей эффективности деятельности
общественных экологических движений необходима спе-
циальная ориентация руководителей, инициаторов, активи-
стов движения как андрагогов…»2.


1
  Декер Ф. Обучающаяся организация // Новые знания. – 1997. – №3. –
С. 31-32.
2
  Атанова С.Н. Взрослые в экологических движениях: андрагогический
аспект // Андрагог в открытом обществе (Материалы российско-
польского семинара). – СПб.; Иркутск; Plock, 2000. – С. 132.


                                                               13

   Андрагогическое содержание деятельности этих спе-
циалистов определяется «вооружением» взрослых, с кото-
рыми они профессионально связаны, знаниями, необходи-
мыми для того, чтобы по-новому интерпретировать свой
опыт, способствовать «поиску и открытию личностных,
профессиональных и политических миров»1, найти спосо-
бы улучшения социального самочувствия.
   Таким образом, продуктивное развитие образования
взрослых, освоение ими новых пространств сопряжено с
«расширенным» толкованием феномена «андрагог», при
котором любой специалист, работающий со взрослыми, в
одной из своих «ипостасей» выступает как андрагог. «Рас-
ширенная интерпретация» феномена андрагог, обусловли-
вающая использование потенциала деятельности достаточ-
но широкого круга профессионалов, работающих со взрос-
лыми, в целях совершенствования системы образования
взрослых рассматривается нами как предпосылка освоения
новых образовательных пространств – продуктивной тен-
денции в развитии этой системы.
   Итак, мы рассматриваем андрагога как социального по-
средника, способствующего приобщению взрослых к но-
вым ценностям современного мира через различные виды
образования.
   Этимологический подход к феномену «андрагог» («ве-
дущий взрослого») вскрывает только один из его смыслов.
Проникновение в другие сопряжено с раскрытием специ-
фики андрагогической деятельности.



1
 Радивое Кулич. Современное понимание роли преподавателя в обу-
чении и образовании взрослых // Педагогические кадры двадцать пер-
вого века. – Белград, 1998. – С. 133.


14

       Особенности андрагогической деятельности
    В широком смысле слова социальное посредничество
осуществляют такие институты общества, как культура,
наука, искусство. Прямыми «послами социума», непосред-
ственными социальными посредниками, являются кон-
кретные носители его идей – педагоги, андрагоги, полити-
ческие деятели, работники культуры. Главная функция со-
циальных посредников – способствовать со-интерпретации
взрослыми людьми тех целей, ценностей, реалий, которые
современный социум фиксирует, осмысливает и трансли-
рует людям в виде образов, знаков, символов, текстов и т.д.
Приобщение к ним взрослого человека и создание на их
основе новых «продуктов» – личностных смыслов соци-
ального опыта, собственных ценностных оснований дея-
тельности, стратегий жизни и др. – и есть сущностный
смысл образования.
    Потребность взрослого человека в «другом» – как анд-
рагоге – определяется многими факторами: мерой его со-
циальной зрелости (прежде всего), образованностью (спо-
собностью к самостоятельной и достаточно полной интер-
претации различных сфер человеческих отношений, дея-
тельности и самого себя), социальным самочувствием и др.
    Образование как путь восхождения к социальной зре-
лости, как определение человеком новой меры, сквозь
призму которой он иначе, чем ранее, воспринимает мир,
свои возможности и обязанности, – главный ориентир дея-
тельности андрагога.
    Деятельность андрагога – это процесс взаимодействия
(в разных его формах) со взрослым человеком в целях его
образовательного продвижения.
    Личностные эффекты андрагогического взаимодейст-
вия могут быть различны:


                                                      15

   ─ приобщение взрослого человека к тем знаниям, кото-
рые расширяют его кругозор, раздвигают рамки видения
интересующего его предмета, позволяют по-новому интер-
претировать имеющийся опыт;
   ─ развитие (или изменение) мотивационно-ценностных
установок и ориентаций (в жизни, профессии, по отноше-
нию к людям, к самому себе и т.п.);
   ─ освоение новых практически-действенных подходов к
решению различных проблем, значимых для взрослого.
   Таким образом, андрагогическое взаимодействие как
информационно-ценностное по своей сущности, по-
разному осуществляется в зависимости от целей этого
взаимодействия, а также от того, в каких условиях оно
осуществляется – в собственно образовательном процессе,
в социокультурной деятельности, в ситуациях делового
общения.
   Наименее представленным в литературе, посвященной
образованию взрослых, и соответственно, в рефлексивном
опыте андрагогов является образовательный аспект дело-
вого общения.
   Андрагогическое взаимодействие в ходе делового об-
щения профессионала с клиентом (посетителем, пациентом
и др.) имеет особую структуру, в которой собственно обра-
зовательные компоненты (информационные, мотивацион-
ные, практико-ориентированные) оказываются включен-
ными в «канву» содержания делового общения, а не выно-
сятся за его пределы. Его образовательные эффекты могут
быть достаточно успешными, если андрагогическая и пси-
хологическая составляющие делового общения не стано-
вятся отягчающим специалиста «довеском» к его «прямым
функциональным обязанностям» (естественно, как он их
понимает), а являются, такими же значимыми, как и собст-
венно деловая часть. Если эта вторая цель (образователь-


16

ная) отражает гуманистическую ориентированность спе-
циалиста как сущностную направленность не на себя («я
занят», «мне некогда заниматься «психологией» и т.п.), а
на другого и свидетельствует о небезразличии к его судьбе,
то и деятельность специалиста будет отрефлексирована ан-
драгогом не только как деловое общение, но и как образо-
вательное.
    Естественно, в этом взаимодействии может «проигры-
ваться» много различных сценариев: например, сочувствие
со стороны специалиста и душевно-благодарный отклик со
стороны клиента (пациента, подчиненного), сопереживание
со стороны специалиста и, возможно, «вымогательство»
всяческого дополнительного участия в своей судьбе и др.
Поэтому так важно, чтобы любой специалист, работающий
с людьми, был профессионалом - «человековедом».
    Будучи социальным посредником, андрагог в процессе
делового взаимодействия со взрослым человеком осущест-
вляет и образовательное взаимодействие, информирование,
интерпретацию целей, ценностей и реалий социума по от-
ношению к взрослому. При интерпретации фактов, собы-
тий он проявляет и свою собственную позицию, которая
может отличаться от позиции социума, но при непремен-
ном условии: он должен представить взрослому человеку
как полноправному члену социума обе эти позиции на его
«суд» и выбор.
    Несоответствие интерпретаций, очевидно, есть «пуско-
вой механизм» для включения в диалог, связанный с любой
проблемной ситуацией, с которой один человек обращается
к другому. От выяснения несоответствия интерпретаций,
тем более конфликта интерпретаций – прямой путь к осоз-
нанию человеком ценностей, которые за этим стоят, и мо-
тивов, которые побуждают его и других к определенным
утверждениям и действиям.


                                                      17

   Таким образом, взрослый человек выступает как «со-
интепретатор» или «контр-интерпретатор» позиции социу-
ма или (в случае различий позиций андрагога и социума)
позиции андрагога.
   Процесс взаимодействия специалиста («образователя»
или профессионала любой сферы деятельности, включен-
ного в общую деятельность с клиентом-взрослым) и взрос-
лого человека очерчен целями и общими смыслами совме-
стной деятельности. Он имеет до определенной степени
«запрограммированную» линию развития, и именно по от-
ношению к ней специалист стихийно или осознанно про-
гнозирует (и стремится достичь их) эффекты в виде «при-
бавки» к знаниям, изменения мотивации, обогащения спо-
собами деятельности.
   Однако практически любой эффект андрагогического
взаимодействия содержит – наряду с ожидаемыми – и не-
предвиденные заранее (или, по крайней мере, до конца не
просчитанные) линии контакта, инициируемые самой си-
туацией.
   В образовательном взаимодействии «запрограммиро-
ванная» линия может быть заранее четко отработана спе-
циалистом (естественно, если он достаточно хорошо под-
готовлен к работе со взрослой аудиторией – в методиче-
ском и в психологическом плане). Возможные непредви-
денные ситуации связаны обычно с особенностями взрос-
лого человека или аудитории, с которой осуществляется
контакт. Чаще всего они обусловлены несовпадением ожи-
даний (как с той, так и с другой стороны), а также неспо-
собностью специалиста (ввиду разных причин – чаще всего
характерологического плана) выйти в равные, диалоговые
отношения со взрослыми по всем вопросам, помимо сугубо
профессиональных. Рефлексия андрагога по поводу не-
предвиденных им эффектов часто дает значимую для него
информацию о содержании и методах работы с аудиторией
взрослых.


18

    В процессе делового контакта – в отличие от собствен-
но образовательного – возникают ситуации, которые могут
создать «второй слой целей», приобретающий домини-
рующее значение и в значительной степени изменяющий
первоначальный план. Естественно, у хорошего специали-
ста всегда есть своего рода «предожидание» возможностей
подобного «сценария», поскольку есть опыт решения про-
блем, с которыми к нему обращаются клиенты. Мобиль-
ность поведения в конкретной ситуации общения опреде-
ляет профессиональную находчивость специалиста и го-
товность к ней как непременное качество его профессиона-
лизма.
    В зависимости от специфики сферы деятельности спе-
циалиста выделяются и особенные аспекты его межлично-
стного взаимодействия с клиентом, содержащие образова-
тельный потенциал. Иначе говоря, юрист, социальный ра-
ботник, врач, оказывающий информационную и психоло-
гическую поддержку клиенту, в которой тот нуждается,
оставаясь в рамках деловых отношений с ним, выступает и
в роли андрагога.
    Естественно, что для клиента нередко «второй круг це-
лей» – как задевающий его личностные ценности и пере-
живания, с ними связанные, оказывается даже более зна-
чимым, чем разрешение того конкретного дела, ради кото-
рого он обратился к специалисту.
    Таким образом, для специалиста рефлексия по поводу
любой конкретной ситуации разворачивается в двух аспек-
тах. Первый связан с оценкой себя как профессионала «по
должности», второй – тоже как профессионала, но андраго-
га. Эта рефлексия связана с осознанием степени той ин-
формационно действенной поддержки, которую – через
новый взгляд на ситуацию – он оказал клиенту как челове-
ку; помог увидеть иные перспективы, в новом ключе пере-


                                                     19

осмыслить жизненные проблемы и т.д. Итак, одним из
важнейших условий успешности профессиональной дея-
тельности специалиста как андрагога является развитие у
него профессионально-андрагогической рефлексии.

                Адрагогическая рефлексия
   Прежде всего она предполагает – в соответствии с со-
циально-посредническими функциями между ценностями
взрослого человека и ценностями современного социума –
признание за взрослым человеком права на владение всей
полнотой интерпретаций социумом современных реалий и
ценностей. Для андрагога это означает собственное владе-
ние этой полнотой интерпретации социумом современных
реалий и ценностей и установку на обогащение способов
их интерпретации.
   В чем андрагог может видеть результаты реализации
целей, поставленных перед ним социумом и отрефлексиро-
ванных им самим? Во-первых, в содержательно-инфор-
мационном насыщении потребности взрослого человека в
новых знаниях о тех проблемах, которые его интересуют
(их постановке и способах решения в современном социу-
ме). Во-вторых, в существенном обогащении мотивацион-
но-ценностной структуры сознания и взрослого человека,
контактирующего с андрагогом, и самого андрагога. В-
третьих, – в осмысливании человеком новой информации в
контексте практических «выходов» (в оперировании ею с
позиции практического интеллекта, «здравого смысла»,
интуиции, которые хорошо развиты у каждого человека).
   Обеспечение этих эффектов деятельности андрагога
требует постоянного «наращивания» андрагогической
рефлексии как важнейшего профессионального качества.
В конкретных формах делового общения, где ежечасно
востребовано это качество, – при условии осознания его
значимости андрагогом – развиваются:


20

    ─ способность к предвосхищению ожиданий взрослого
по отношению к содержанию информации, решающей его
проблемы, и к действиям андрагога как личности, призван-
ной разрешить в соответствии с этой информацией его
проблемы («упреждающая рефлексия»);
    ─ способность в ходе общения вычерпывать дополни-
тельную информацию из замечаний, вопросов, пожеланий
и претензий клиента и, наблюдая за его поведением, не-
предвзято ее оценивать и использовать для конструктивно-
го продолжения контакта. Это особенно значимо, если «от-
вет» будет отрицательным, но, вместе с тем, открывающим
для клиента новый поворот в видении и решении его про-
блем («позиционная рефлексия»);
    ─ способность андрагога непредвзято отслеживать и
оценивать результаты общения (сопоставление достигну-
тых эффектов по отношению к проблемной ситуации, воз-
никшей у клиента, и найденных андрагогом способов ее
разрешения или переструктурирования) – «ретроспектив-
ная рефлексия».
    Процесс прогнозирования и последующего отслежива-
ния эффектов взаимодействия активно формирует эту анд-
рагогическую рефлексию как обобщенное профессиональ-
но-личностное качество андрагога.
    Такая рефлексия способствует не только более пози-
тивному и продуманному разрешению различных ситуаций
взрослого человека (в собственно образовательной дея-
тельности, в деловом общении), но и стимулирует развитие
социальной ответственности специалиста-андрагога за
конкретного человека и его судьбу.
    Направляющую роль в рефлексивном анализе андраго-
гом своей деятельности играет, бесспорно, его методоло-
гическая компетентность, непосредственно соотносящая
эффекты осуществленной (или предполагаемой осущест-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика