Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Пермский дом в истории и культуре края: Материалы научно-практической конференции (Пермь, 19 декабря 2008 г.)

Голосов: 0

Научно-практическая конференция "Пермский дом в истории и культуре края" организована Центральной городской библиотекой им. А.С. Пушкина (Дом Смышляева) по инициативе Комитета по культуре администрации города Перми в рамках творческого проекта "Старинных окон негасимый свет". Проект посвящен 285-летию города Перми и 100-летию со дня образования Пермского отделения Императорского Русского музыкального общества. В сборник включены материалы конференции, относящиеся к самым различным жанрам: научные статьи, рассказы о результатах краеведческих поисков, воспоминания, архивные документы, исторические справки о памятниках архитектуры, истории и культуры Перми. Они содержат сведения о современном состоянии пермской архитектуры и философском осмыслении значения Дома в нашей жизни; о домах, давно исчезнувших и оставшихся в памяти пермяков мифами и легендами, и тех, что украшают город Пермь и сегодня.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                          1
    Комитет по культуре администрации г. Перми
МУК «Объединение муниципальных библиотек г. Перми»
 Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина




Пермский дом в истории и культуре края
   Материалы научно-практической конференции
               19 декабря 2008 г.




                    Пермь 2008


                                                                       2


УДК 9(с)
ББК 26.89
П 26




                 Составитель и редактор Т. И. Быстрых.

                     Художник Наталья Фуфачева




      Пермский дом в истории и культуре края: Материалы науч.-практ.
конф. 19 декабря 2008 г. / МУК ОМБ Центральная городская библиотека им.
А. С. Пушкина; Сост. и ред. Т. И. Быстрых. – Пермь, 2008. … с.




                                               © МУК ОМБ, идея. 2008.
                                      © Коллектив авторов, тексты. 2008.
                                               © Фуфачева Н., обложка.


                                                                         3
                                От составителя

      Научно-практическая конференция «Пермский дом в истории и культу-
ре края» организована Центральной городской библиотекой им. А. С. Пуш-
кина (Дом Смышляева) по инициативе Комитета по культуре администрации
города Перми в рамках творческого проекта «Старинных окон негасимый
свет». Проект посвящен 285-летию города Перми и 100-летию со дня образо-
вания Пермского отделения Императорского Русского музыкального обще-
ства.
      Подобная конференция проводилась впервые. Между тем в процессе
подготовки ее выяснилось, что предложенная тема – история пермского дома
– интересует не только тех, кто связан с этими проблемами по своей профес-
сиональной деятельности, но и самый широкий круг людей, как принято го-
ворить, общественность города. Накоплен достаточный объем краеведческих
знаний, касающихся не просто истории формирования города Перми, ее улиц
и районов, ее застройки, но и конкретно – истории отдельных домов. Не
только специалисты, но и все мы – читатели краеведческой литературы ну-
ждаемся в систематизации этих знаний, в появлении новых интересных крае-
ведческих книг.
      В конференции приняли участие пермские ученые – историки, филоло-
ги, культурологи, а также библиотекари, музейные работники, писатели, ар-
хитекторы, представители различных общественных организаций, журнали-
сты, краеведы. В сборник включены материалы конференции, относящиеся к
самым различным жанрам: научные статьи, рассказы о результатах краевед-
ческих поисков, воспоминания, архивные документы, исторические справки
о памятниках архитектуры, истории и культуры Перми. Они содержат сведе-
ния о современном состоянии пермской архитектуры и философском осмыс-
лении значения Дома в нашей жизни; о домах, давно исчезнувших и остав-
шихся в памяти пермяков мифами и легендами, и тех, что украшают наш го-
род и сегодня.
      Дом представлен здесь не только как часть городской инфраструктуры,
но и как способ самовыражения души человека, построившего его для себя
или живущего в нем. Это не просто элемент облика города, но и составная
часть городского общества; предмет изучения, объект ностальгических
воспоминаний и герой художественной литературы.
      Каждый пермский дом имеет свою уникальную историю. Но есть та-
кие, что отличаются особенно яркой судьбой, поскольку их обитатели внесли
собственный значительный вклад в историю нашего города. Такие дома, как
правило, в разные периоды истории были в Перми центрами духовной,
культурной, художественной жизни. В сборнике опубликованы статьи, по-
священные многим, но, конечно, не всем этим «именитым» домам – Дом
Грибушина, Дом Смышляева, Дом Мешкова, Дом Дягилевых; здание Духов-
ного училища и «Семиэтажка»; архиерейский дом и гимназия Зиновьевой;
Дом учителя и Дом журналиста; Дом Ученых и знаменитое общежитие на
Народовольческой. А ведь в городе есть еще Дом чекистов и Красные казар-


                                                                        4
мы, Благородное собрание и конвойные роты, – не перечислить всех зданий,
о которых хотелось бы узнать побольше; тех, что притягивают к себе взгля-
ды, вызывают любопытство.
      Не случайно ученые говорят сейчас о возникновении устойчивого ин-
тереса к тому, что можно назвать «микроисторией», к частным историческим
событиям, к «малым жизненным мирам». Интерес к прошлому уже не огра-
ничивается мировыми проблемами, политической историей. Нас все больше
привлекает повседневный быт, опыт выживания людей в различные перелом-
ные эпохи. Остается пожелать администрации города Перми не оставлять
столь удачную идею проведения подобных конференций.


                                                                          5
            ПЕРМСКИЙ ДОМ В ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ КРАЯ

                                                              А. Б. Киселев

                    Дом в культурном пространстве города

       Город – гигантский организм, состоящий из домов, дорог, лесов, рек и,
конечно, людей, живущих в нем. Основным «кирпичиком», «ДНК» города
является дом. Поэтому, как и в случае с живым организмом, чем большую
информацию этот дом содержит, тем полнее, гармоничнее будет город.
       Совокупность одинаково безликих домов создает город-машину, го-
род-манекен, не имеющий собственной души и потому мертвый. Город, со-
стоящий из архитектурных монстров, сам становится монстром, поглощаю-
щим человеческую личность, лишающим гармонии, радости человечности во
всех ее проявлениях.
       Поэтому, чем разнообразнее и качественнее в архитектурно-художе-
ственном отношении окружающие нас дома, тем гармоничнее, человечнее
живущие в городе люди.
       Дом, имеющий свою индивидуальность, историю, легенду может пре-
тендовать на высокое звание памятника. При этом не обязательно он будет
красив, как пряник. Существуют дома, ценность которых ясна специалистам,
но непонятна обывателям. Эта ценность может быть спрятана от беглого вз-
гляда вечно спешащего прохожего. Но стоит остановиться и проявить ис-
кренний интерес, как дом откроет свою душу. Многие из вас видели одно-
этажный деревянный дом на углу улиц Пушкина и Куйбышева. Многие даже
знают, что принадлежал он строительному подрядчику Н. К. Крылову. Но его
доступный большинству облик не впечатляет. Однако если к этому скромно-
му виду добавить информацию о том, что дом – старейший деревянный особ-
няк, сооруженный в первой трети XIX в. по проекту архитектора И. И. Свия-
зева; что его главный фасад находится во дворе и представляет собой класси-
ческий портик с колоннами и щипцовым фронтоном, а в интерьерах сохрани-
лись великолепные печи системы того же Свиязева, декорированные лепни-
ной, как и потолки залов; что еще в 1920-е годы исследователи считали его
одним из интереснейших зданий в городе и предлагали именно в нем разме-
стить отдел охраны памятников Губмузея, – мнение кардинально изменится,
и влияние дома на сознание жителей города резко возрастет.
       Или другой пример – здания советской архитектуры. Формирование
нового сознания, возможность проектирования и строительства целых горо-
дов привели к возникновению невиданных ранее образований. Состоящие,
зачастую, из весьма неприглядных домов-«кирпичиков» эти образования не-
сут огромную историческую информацию. Самым ярким примером этого яв-
ляется Рабочий поселок в Мотовилихинском районе, соединивший несколько
идей, архитектурных и градостроительных школ. Так, развиваясь из старого
заводского поселка в современную «фабрику жизни» он приобрел уникаль-
ные черты. Впервые в Перми проектирование и строительство велось не вы-


                                                                         6
борочно на маленьких площадках, а целым микрорайоном. Поэтому проект
академика Чернышева 1920-х годов и построенные по нему кварталы «социа-
листического города», хоть и состоят из внешне невзрачных кирпичных па-
раллелепипедов, сообщают нам сведения философского, технического,
культурного характера. Продолжением этой истории становится включение в
ансамбль уже чисто конструктивистских объектов и дальнейшее развитие
микрорайона с привлечением известнейших архитекторов (таких как Х.
Майер).
      Идеи конструктивизма откровенно не соответствуют наиболее распро-
страненному представлению о красоте, но вместе с тем они насыщены эмо-
циями, стремлением возвеличить человека с его торжествующим разумом.
Геометризм, динамика форм в образах конструктивизма заставляют сильнее
биться сердца, добавляют энергии. Динамика Дома техники (Политехниче-
ский колледж им. Н. Г. Славянова) и звучащий с ним в унисон аккорд Фабри-
ки-кухни (ресторан «Горный хрусталь») создают своеобразный архитектур-
ный «Марш энтузиастов» в сердце рабочей Мотовилихи.
      И не даром наиболее значимые произведения конструктивизма не толь-
ко приобретают имена собственные в силу своего назначения, но и закрепля-
ются в сознании людей, в городском фольклоре. «Именных» домов не так и
много – Дом чекистов, Дом горсовета, Дом ученых, Дом грузчика. Не все они
в полной мере соответствуют озвученным выше идеям, но все стали проры-
вом в строительстве индустриального города – первыми многоэтажками в
бывшем чиновничьем, патриархальном городе. Конечно, некоторые из них
(«семиэтажка», Дом горсовета) разрушили привычный образ города, но они
все равно оставались ориентированными на человека с его пропорциями, фи-
зическими и эмоциональными запросами, психологией и эстетикой. Чего, к
сожалению, нельзя сказать о большинстве сегодняшних новостроек.
      Донесение подобной информации до большинства жителей города и
должно являться задачей исследователей, краеведов. В истории дома, как и в
истории семьи, раскрываются особенности истории государства, его взлеты и
падения, трагедии и комедии. Ведь все эти действа под названием Жизнь
проходят в декорациях города. И эти декорации – дома и мосты, камни до-
рог, фонари, скульптуры – являются материальным свидетельством истории,
источником для ее познания.
      Так же как не все люди становятся академиками, генералами и правите-
лями, так и не все дома приобретают статус памятников. На территории
Перми находится более 300 зданий и сооружений, являющихся объектами
культурного наследия (памятниками истории и культуры), включенными в
реестр. Из них 15 объектов имеют статус федерального значения.
      История каждого дома интересна и познавательна, необходима для вос-
питания будущих поколений, для формирования той человеческой популя-
ции, которую мы с гордостью называем «пермяками».

                                                    О. И. Сыромятников


                                                                         7
                    Архетип дома в философском дискурсе

      Дом каждого человека – не просто жилище, а место, где он проводит
бóльшую часть жизни, рождается и умирает. Главное, что отличает дом от
других мест человеческого обитания, это то, что в нем человек может прояв-
лять свое «я» не так, как предписывают обстоятельства, а так, как велит
душа. Поэтому Дом – и самое интимное, и самое искреннее выражение чело-
веческой сути, и по его внешнему и внутреннему устройству можно судить о
человеке, живущем в нем.
      По сути, дом является онтологической моделью самого человека, в ко-
торую он в большей или меньшей степени сознательно вмещает свое пред-
ставление о смысле личного бытия. Поэтому поручить строительство своего
дома кому-то другому – все равно, что попросить пожить за себя кого-то бо-
лее удачного и счастливого. Известно, что порой заказчик отказывался жить
в таком доме, даже если он был дворцом, настолько устройство дома не соот-
ветствовало его личности 1. Принять дом таким, как он есть, и жить в нем,
ничего не меняя, возможно или в случае уникального онтологического
родства с ним, или при полном отсутствии воли к самостоятельной жизни.
Поэтому часто и решительно, вплоть до изменения внутреннего пространства
дома, делают ремонт люди с недостроенной душой, каждый раз по-новому
запечатлевая мучительный процесс самопознания. И напротив, человек с
твердым миропониманием даже временному жилью придает свой личный,
неповторимый и потому узнаваемый облик.
      Онтологическая универсальность понятия «дом» обусловливает нети-
пичность его конкретных воплощений. Каждый дом, если он не просто жили-
ще, а отражение бытия живущего в нем человека, обязательно отличается от
любого другого. Между тем, есть немало домов, которые, вследствие своей
функциональной заданности, казалось бы, должны быть совершенно похожи
друг на друга: дома культуры, детские дома, дома престарелых, «дома зна-
ний» (школы), «дома книги» (библиотеки) и т. д. Однако, если люди, работа-
ющие (а значит, и живущие) в них, духовно и душевно близки между собой,
то это внутреннее родство они переносят и на дом, делая его своим и прида-
вая ему особый облик. Важно, чтобы в основе такого преобразования лежало
представление об идеале – бытии лучшем, чем наличествующее. В этом слу-
чае возникает обратная связь – Дом начинает «достраивать» самого человека,
делая постижение им жизни все более уверенным и осмысленным.
      В наибольшей мере это справедливо для Церкви, ведь если она – Дом
Божий, то и дом каждого человека, сотворенного по образу и подобию Все-
вышнего, должен быть его церковью, то есть служить необходимым звеном
между самим человеком и миром духовным. Неслучайно дома воцерковлен-
ных людей так похожи на маленькие храмы, а в тех домах, где Богу нет ме-
ста, оно заполняется идолами, фетишами и прочими суррогатами подлинной
веры.
      Слово «дом» имеет и особое значение, вводящее его в ряд важнейших
онтологических категорий: «Дом – род, поколенье» 2. Эта категория импера-


                                                                          8
тивно указывает на включенность индивидуального бытия человека в соци-
альное и темпоральное бытие – человек должен жить в своем мире 3 и в свое
время. Выпадение из этого континуума является самой страшной бедой для
человека, ибо свидетельствует о полной дисгармонии его персонального бы-
тия и бытия мирового. Такой человек вызывает жалость – он без-родный,
без-домный, но и неприязнь – он бес-путный. Он, бесом путанный, может
идти, куда угодно, ибо цель и путь каждого человека неразрывно связаны с
его Домом, который является важнейшим звеном, скрепляющим персональ-
ное бытие человека с бытием всего его Рода, а через него – с прошлым, на-
стоящим и будущим всего сущего. Поэтому Дом – это прежде всего Родина,
строительство которой невозможно без прочной связи со своим Родом, без
знания его истории, без понимания настоящего и стремления к созиданию
будущего.
      Благодаря современным технологиям пространство планеты сжалось
до размеров школьного глобуса. Человек XXI века с каждым днем все более
остро сознает хрупкость мира, в котором он живет: войны не только не пре-
кращаются, но становятся все более циничными и жестокими, природные ка-
тастрофы поражают людей в тех местах, которые прежде всегда считались
спокойными и безопасными. В современной России эти глобальные процес-
сы усугубляются тем, что обычный гражданин России не чувствует себя в
своем Доме хозяином или хотя бы равноправным домочадцем. Отчасти это
феномен исторический, а значит, в каком-то смысле объективный, удиви-
тельно другое – то, что те, кто сегодня вроде бы имеют в государстве реаль-
ную власть, мыслят и поступают не как хозяева, а как рабы, холопы. Времен-
щики, управляющие (но не правители), они заботятся прежде всего о соб-
ственном благополучии и о доходах хозяина, ради чего готовы на любые
аморальные и даже противоправные действия, скрывая их за модным словом
«менеджмент». Не менее удивительно и то, что с начала 1990-х годов (пожа-
луй, впервые за всю историю российской государственности) власть никак не
определяет стратегического курса движения страны. Считать таким курсом
призывы к построению демократии, вхождению в «мировое сообщество»
просто нелепо. Создается впечатление, что или власть действует «вслепую»,
путем проб и ошибок нащупывая путь к «светлому будущему», что представ-
ляется маловероятным; или то, что она просто осуществляет чью-то волю
(которая настолько противоречит интересам народа, что ее невозможно объ-
явить во всеуслышание), руками более или менее квалифицированных чинов-
ников проводя те или иные «проекты».
      В любом случае, современная реальность такова, что не оставляет вре-
мени для бездеятельного созерцания. Тем более, что вокруг нашего Дома со-
бираются алчные соседи с явным намерением отнять у ослабевшего хозяина
его последнее достояние. Поэтому нужно помнить, что настоящий хозяин –
это тот, кто строит свой Дом и защищает его, а потому, если ты трудолюбив
и упорен – неустанно строй свой Дом, если ты смел и мужественен – защи-
щай его.


                                                                         9
      Многие дома мира к XXI веку уже пали и лежат в руинах или стали му-
зеями, в которых живут лишь тени прошлого. Дом «Россия» не достроен, и
то, каким он будет завтра, решается сегодня. Необходимо на основе постиже-
ния прошлого и осмысления настоящего понять, наконец, каким единственно
необходимым должно быть будущее нашей Родины. И главная роль здесь
принадлежит интеллигенции, которая должна ясно определить национальную
идею России на современном этапе ее развития. Только это может обеспе-
чить эффективность всех конкретных реформ и проектов и привлечь для их
реализации людей с хозяйским, державным мышлением.
      При строительстве своего дома прислушиваться к чужим советам и
можно, и должно, но строить нужно самому и свое. И здесь нам нечего взять
у Запада, кроме некоторых совершенно конкретных элементов бытоустрой-
ства, ибо отношение к Дому на Руси и в Европе всегда было различным. Для
европейца строительство Дома – акт отстранения, самоизоляции – «мой дом
– моя крепость». Крепость по своему назначению – сооружение для защиты
от окружающих, от соседей, от мира. Это обособление на уровне вражды,
конфронтации, тогда как строительство дома на Руси – это разделение паль-
цев на одной руке, ветвей на дереве. Это обособление для строительства
миро-здания, богатого не количеством однообразных составляющих, а гармо-
ничной разностью равноправных частей. Отсюда и удивительная традиция
«дружить домами», истоки которой уходят в соборное домостроительство.
На Руси дом новому хозяину строился «всем миром», общиной, что являлось
не только символом взаимного доверия, проистекающего из глубинного вну-
треннего родства, но и актом соборного творчества, духовно скрепляющего
людей. Поэтому еще совсем недавно на окнах наших домов не было решеток,
фанерные двери порой не запирались вовсе, а если хозяин, уходя, и запирал
их, то ключ оставлял или в щели, или под ковриком перед дверью. В подлин-
но русских, живущих национальной духовной жизнью селениях так должно
быть и поныне.
      Поэтому лицемерно-лживо выглядят призывы Запада к России всту-
пать в «общий Дом», «общий рынок» и т. д. Мы ведь и сейчас живем не где-
то на Луне или в параллельном пространстве, а если речь идет об Европе, то
пермяки не меньше европейцы, чем бельгийцы или итальянцы. Пусть Ан-
глия, Франция и Германия (тем более, США) живут, как хотят: порознь, как
прежде, или в коммунальном европейском сообществе, – если мы хозяева в
своем доме, то сами решим, как жить и с кем дружить. К тому же, современ-
ная европейская интеграция больше напоминает диффузию разлагающихся
тканей мертвого тела, чем гармоничное соцветие разного в едином. Об этом
еще 130 лет назад писал Ф. М. Достоевский: «Европа <…> кладбище, вот
что. Дорогие там лежат покойники…» 4. Так в какой же «общий дом» будто
бы зовут нас европейцы? Пусть мертвые сами погребают своих мертвецов
(Лк. 9,60), не отравляя тлетворным дыханием жизнь живых.
      В конце концов, Россия непременно восстанет в силе и славе. Но пас-
сивно ждать этого – недостойно русского человека и гражданина. Главное,
нужно помнить, что будущее строится в настоящем, и не вне, а внутри каж-


                                                                                    10
дого из нас. Оно начинается со строительства дома своей души путем восхо-
ждения к ясному и незыблемому Идеалу. Возрождение храма своей души
должно продолжаться строительством малой церкви – семьи и завершаться
соборным созиданием национального дома – Родины.
      ___________
1
  Такова судьба Михайловского замка в Петербурге (архитектор В. И. Баженов). Не понра-
вившийся заказчику – императору Павлу I, он был впоследствии «перепрофилирован» в
Главное военно-инженерное училище.
2
  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 тт. Т. 1: А-З. СПб.: ТОО
«Диамант», 1996. С. 466.
3
  Мир здесь – социум, мир людей.
4
  Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30-ти тт. Л.: Наука. Т. 14. С. 210.

                                                                     О. Л. Лейбович

                         Дома без всякой архитектуры

      В любом большом городе, у которого есть хоть какая-то история, «ста-
рая» и «новая» архитектура существуют вместе. Всегда в ансамбле. Только
ансамбли бывают разные. Одни – продукт творчества архитекторов и градо-
строителей. Другие – продукт истории. Со временем любое разностилье,
жуткое и нелепое сочетание различных форм переживается и воспринимает-
ся жителями как нечто целое, сообразное, необходимое и даже эстетически
привлекательное. Просто со временем все эти здания, ограды, ротонды, па-
мятники обрастают мифами, становятся чем-то дорогим, важным. Обретают
дополнительный смысл.
      С точки зрения сугубо профессиональной Пермь не обладает архитек-
турным единством. Старинные дома можно пересчитать по пальцам. А для
того, чтобы увидеть в них архитектурные шедевры, нужно быть горячим па-
триотом своего города. В общем, их слишком мало, чтобы из них сложилось
некоторое ядро городской застройки.
      Пермь всегда была сугубо провинциальным чиновничьим и мещанским
городом. Его обыватели были людьми, как правило, простыми и бережливы-
ми. Место дворянских гнезд занимали заводы. И что с того, что владельцы
заводов – люди с громкими фамилиями: Строгановы, Всеволожские, Демидо-
вы? В Перми они не жили и наведывались сюда редко. Жили в городе управ-
ляющие, чиновничья мелочь, купцы. Под стать им была и архитектура.
Пермские обыватели знали – кто по слухам, кто воочию, – что Петербург –
это дворцы и набережные, проспекты и великолепие, но еще лучше знали:
перенести все это на Урал нельзя – не по чину и не по карману. Буржуазный
расцвет начала XX века обошел город стороной, так что приходится нам вос-
хищаться домом Грибушина, вспоминать про купчиху Любимову. Бесспорно,
на фоне «хрущевок» или поставленных «на попа» спичечных коробок-домов
эти архитектурные памятники выглядят оригинально. А вот с точки зрения
архитектурных стилей XIX столетия подобные здания – ширпотреб, просто-
душные постройки…



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика