Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Межкультурные взаимодействия в полиэтничном пространстве пограничного региона: Сборник материалов международной научной конференции

Голосов: 0

Сборник статей содержит материалы научной конференции, состоявшейся 10-12 октября 2005 г. в Институте языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. Участникам конференции было предложено рассмотреть пограничье как географическое и историко-культурное пространство, осмыслить феномены границ, контактных зон, ареалов взаимодействия людей и идей в социально-демографическом, национальном, религиозном, этнолингвистическом контексте, а также путем обращения к фольклорной и литературной традиции - результату взаимовлияния прибалтийско-финской и славянской культуры. В конференции приняли участие известные ученые и начинающие исследователи академических и университетских центров, институтов и музеев России, Финляндии, Эстонии.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    рактер по отношению к основной задаче – мировой революции, ведущей к
торжеству социализма во всем мире. Задачу эту в 1929 г. никто не отменял. Ее
реализацию лишь отложили на неопределенное время, но при этом никогда не
забывали и все события в мире анализировали в том числе сквозь призму пер-
спектив мировой революции. Профессор М. И. Шумилов не прав, когда гово-
рит о том, что в Кремле и сами не верили в такую перспективу7. Достаточно
обратиться к частным записям В. М. Молотова, сделанным в период отставки,
не предназначенным для публикации и потому вполне заслуживающим дове-
рия8. И если цели мировой революции приходили в противоречие с задачами
национальной политики в той же Карелии, то последняя тут же безжалостно
корректировалась и менее всего при этом опасались обвинений в непоследова-
тельности и нелогичности.
   Только с учетом названных особенностей сталинизма можно серь-
езно анализировать национальную политику И. В. Сталина, в том чис-
ле в карельском вопросе. Не впадая в идеализацию этой политики, не
интерпретируя ее по принципу «все действительное разумно», но и не
упрощая, не примитивизируя И. В. Сталина, не сводя его действия к
психическим патологиям или вульгарной уголовщине, мы сможем
продвинуться к пониманию драматической истории нашей страны.
    1
      Шумилов М. И. Исторический выбор карелов в 1917–1920 гг. // Республика Карелия:
80 лет в составе Российской Федерации (становление и развитие государственности). Пет-
розаводск, 2000. С. 13.
    2
      Килин Ю. М. Карельская государственность в 1920–1941 гг. // Республика Карелия:
80 лет в составе Российской Федерации (становление и развитие государственности). Пет-
розаводск, 2000. С. 15.
    3
      Вихавайнен Т. Сталин и финны. СПб, 2000. С. 123.
    4
      Он же. Национальная политика ВКП(б) / КПСС в 1920-е–1950-е годы и судьбы карельской и
финской национальностей // В семье единой: Национальная политика партии большевиков и ее осу-
ществление на Северо-Западе России в 1920–1950-е годы. Петрозаводск, 1998. С. 16.
    5
      Сталин И. В. Марксизм и национально-колониальный вопрос. М., 1935. С. 3–45.
    6
      См., например: Никонов В. А. Молотов: молодость. М., 2005. С. 586–587.
    7
      Шумилов М. И. Указ. соч. С. 13.
    8
      Никонов В. А. Указ. соч. С. 370–372.



                                                                          © О. Ю. Савич
                                                                          Петрозаводск

                 Культурная жизнь в Карелии. 1940–1944 гг.

   В период господства лозунга о культуре «национальная по форме, со-
циалистическая по содержанию» эволюция культур в национальных рес-
публиках Советского Союза, в том числе в Карело-Финской ССР шла в

                                                                                         141


русле патерналистской культурной политики. На материале КФССР нам
предоставляется возможность определить, что представляли собой на-
циональная форма культуры и ее социалистическое содержание, и рас-
крыть их взаимодействие в пределах данного региона.
    Став союзной, республика обрела «самостоятельность» в решении во-
просов культурной политики. Органы, обеспечивающие культурную дея-
тельность в республике – Управление по делам искусств при СНК КФССР,
Народный Комиссариат Просвещения, – перешли на республиканский
бюджет и отчитывались перед республиканским правительством. СНК
КФССР и ЦК КП(б) КФССР с доминирующей ролью ЦК являлись сред-
ним звеном в системе директив, исходящих от центрального аппарата. В
структуре ЦК КП(б) КФССР вопросами культуры преимущественно зани-
мались отдел пропаганды и агитации, отдел школ. В аппарате СНК КФССР
действовала группа культуры.
    Изменение государственно-правового статуса республики требовало
решения новых задач в области культуры. Во-первых, была преобразова-
на структура управления культурными учреждениями. Во-вторых, требо-
валось сформировать эффективную систему советских органов культуры
в семи новых районах. В-третьих, необходимо было восполнить ущерб,
причиненный культурным учреждениям республики в результате Совет-
ско-Финляндской войны.
    Управление по делам искусств при СНК КФССР руководило всеми вида-
ми искусств в республике, за исключением кинематографии1. В 1940 г. оно
занималось организацией Государственного Финского драматического теат-
ра, театров в городах Виипури (Выборг), Сортавала, филиалов филармонии в
городах Виипури и Кякисалми (Приозерск). Как только Выборг был вклю-
чен в состав КФССР, этим воспользовались «концертные жучки». Карель-
ский перешеек был наводнен «дикими бригадами», которые заключали не-
официальные финансовые договоры с филармонией и ее филиалами, где и
устраивали несанкционированные концерты и выступления2.
    В плане работы Комитета по делам искусств при СНК СССР на
1941 г. объяснялось, что «все искусство должно служить делу коммуниз-
ма, воспитывая в массах мобилизационную готовность ко всяким „слу-
чайностям“ со стороны наших врагов, воспитывая в массах патриотизм,
волю, мужество, готовность оборонять свою социалистическую родину и
крепить ее обороноспособность»3. Необходимо было подготовить обще-
ственное сознание к возможному вступлению во Вторую мировую войну.
    Основу репертуара театров и музыкальных коллективов составляли
национальные произведения, преобладали сюжеты народного эпоса «Ка-
левала», темы гражданской войны в Карелии, борьбы с белофиннами4.

142


   Стали выходить республиканские печатные издания на финском язы-
ке: ежедневная газета «Totuus», орган ЦК и Петрозаводского горкома
КП(б), СНК и Верховного Совета КФССР, ежемесячный литературно-ху-
дожественный и общественно-политический журнал «Punalippu», орган
Союза советских писателей КФССР5. В декабре 1940 г. состоялся Первый
съезд писателей республики6. Основной задачей стало воспитание «на-
циональных» литераторов. Развитие литературы в республике шло на
финском и русском языке.
   Начал свою работу на финском языке отдел общественно-политиче-
ского вещания Радиокомитета. Ежедневно по утрам проводился обзор
«Totuus», передавались последние известия. В передачах уделялось вни-
мание вопросам международного положения, рабочего движения, дея-
тельности коммунистических партий в капиталистических странах7. Что
касается внутреннего положения СССР, то наиболее актуальными счита-
лись вопросы о советском строительстве, выборах, советской конститу-
ции, социалистическом строительстве в союзных республиках, истории
партии и т. д.8 С февраля 1940 г. по радио систематически читались лек-
ции по истории ВКП(б).
   По указанию Наркомата связи разрабатывался генеральный план ра-
диофикации республики на 7 лет. На 1 апреля 1941 г. в новых районах
действовала 3101 радиоточка9.
   Перед Управлением кинофикации при СНК КФССР в 1940 г. стояли
следующие основные задачи:
   а) создание районных отделов;
   б) восстановление поврежденной во время военных действий киноап-
паратуры;
   в) освоение новых районов КФССР10.
   Перед киносеансами проводилась культмассовая работа.
   Ключевой задачей в работе политпросветучреждений было обес-
печить организацию политико-массовой работы среди населения по
мобилизации их на выполнение производственных планов, по реализа-
ции решений Первого съезда КП(б) КФССР и других решений партии
и правительства11.
   Задачи сельской интеллигенции четко сформулировал М. И. Калинин:
«…желательно, чтобы вы при проведении культурной работы вносили в
нее общественно-государственные элементы, политику вносили, а то ва-
ша культура потеряет ориентацию и приобретет характер так называемой
„уездной культуры“…»12
   «Библиотечная техника – это уже политика»13, – утверждала Н. К. Круп-
ская. Основными формами массово-политической работы в библиотеках были

                                                                     143


читки и беседы, а также книжные выставки14. Библиотеки организовывали
книгоношество, доставляя книги на дом и в учреждения.
    В связи с сокращением финансирования культурно-просветительских
учреждений и мероприятий по ликвидации неграмотности и малограмот-
ности в июне 1940 г. эти вопросы решались силами общественности15.
Участие интеллигенции республики в деле ликвидации неграмотности и
малограмотности на общественных началах называлось «федякинским
движением» (по почину с. Федякино).
    На 1 мая 1941 г. на территории новых районов начали работу 6 домов
культуры, 71 изба-читальня, 57 библиотек. В начале учебного 1940/41 г.
открылось 269 школ16.
    С 1 сентября 1940 г. на финский язык обучения были переведены
204 карельские школы17. Начальные школы и начальные классы НСШ и СШ
были полностью обеспечены педагогическими кадрами, владеющими фин-
ским языком. В старших классах был введен финский язык как предмет, но
обучение шло на русском языке. Больше внимания в школе стали уделять во-
енно-физкультурной подготовке. В 5–8-х классах ребята занимались физкуль-
турой, в 9–10-х классах проходили строевую подготовку, вводилась начальная
и допризывная военная подготовка. В школах и училищах плохо обстояло де-
ло с педагогическими кадрами, учебной литературой, успеваемостью18.
    Новыми явлениями в училищах помимо введения финского языка бы-
ло введение предметов и проведение мероприятий, направленных на вы-
полнение постановлений, требующих привития производственных и
сельскохозяйственных навыков, военных умений19.
    С осени 1940 г. началась организация сети ремесленных училищ и
школ ФЗО, которые должны были обеспечить растущие промышленные
предприятия республики квалифицированными рабочими кадрами. В
КФССР первоначально были созданы 5 ремесленных училищ (1200 чел.)
и 4 школы фабрично-заводского обучения (1000 чел.)20.
    Первый съезд КП(б) КФССР вынес решение о необходимости преоб-
разования Карельского НИИК в республиканский филиал Академии наук
и одобрил решение ЦК ВКП(б) об учреждении в г. Петрозаводске госу-
дарственного университета21. «Ваша задача, работников высшей школы, –
подготовить кадры всесторонне развитых государственных деятелей ле-
нинско-сталинского типа»22, – говорилось в обращении к руководителям
университета Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР,
СНК КФССР, ЦК КП(б) КФССР.
    В Государственном университете на историко-филологическом фа-
культете была создана финно-угорская группа, для которой преподавание
велось на финском языке. Финский язык как учебная дисциплина ввели
на всех факультетах23.

144


   Карельский НИИК был преобразован в Научно-исследовательский
институт культуры КФССР. Постановлением СНК КФССР от 23 декабря
1940 г. институту поручалось обратить особое внимание на изучение изо-
бразительного народного творчества в районах республики, «усилить ра-
боту со сказителями, оказывая помощь в их дальнейшем творческом рос-
те», способствовать популяризации фольклора среди «широких трудя-
щихся масс»24.
   Социалистическое содержание работы Центрального государственно-
го музея (ЦГМ) КФССР, организованного из краеведческого музея НКП,
определялось в Положении о ЦГМ от 10 мая 1941 г.25 Для передачи этого
содержания использовался местный материал. Были организованы
18 командировок с целью получения экспонатов по войне с белофинна-
ми, по сбору историко-этнографического материала на новых территори-
ях26. Велась подготовка по открытию Выборгского музея.
   Итак, на основе изученного материала можно сделать вывод, что со-
циалистическое содержание подразумевает комплекс идейно-политиче-
ских доктрин, направленных на решение как практических (например,
подъем лесной промышленности, борьба за урожай), так и идеологиче-
ских (например, создание общности карело-финского народа с характери-
стиками советского гражданства) задач. Суть доктрин транслировалась с
использованием присущих местному населению выборочных признаков
(язык, фольклор, изобразительное народное творчество, промыслы) и
специфики развития народного хозяйства.
   Начало Великой Отечественной войны внесло свои коррективы в
дальнейший ход культурных процессов в республике. Деятельность мно-
гих учреждений была свернута, началась эвакуация. Большая часть тер-
ритории КФССР оказалась в оккупации. Однако уже в первые месяцы
1942 г. начинается процесс восстановления деятельности ранее ликвиди-
рованных организаций и их реэвакуация. Некоторые из юридически лик-
видированных коллективов и групп не прекращали своей деятельности
(например, Союз советских композиторов КФССР27) или вновь организо-
вывались (кружки, агитбригады, группы на предприятиях, в колхозах и
районных центрах28). К 1943 г. назрела необходимость восстановления их
юридического статуса и тем самым возобновление контроля и руково-
дства. Но после освобождения всей территории республики наблюдается
спад активности культурных коллективов29. Деятельность многих из них
подверглась критике30.
   Одной из задач культурной политики было сохранение профессио-
нальных кадров и наиболее значимых коллективов. Во время войны
вновь начали работать Выборгский театр, Государственная филармония,

                                                                   145


Дом народного творчества, Союз художников, Союз композиторов и Со-
юз архитекторов. В 1942 г. началось восстановление деятельности Управ-
ления кинофикации, расширение вещания Радиокомитета.
    В 1942 г. ансамбль «Кантеле» был реорганизован в Ансамбль народной
песни и пляски. Появились новые обработки народных песен, эксперимен-
тировали с формами подачи материала31. Деятельность Республиканского
Финского драматического театра, находившегося тогда в Архангельской
области, была возобновлена в 1942 г.32 В 1943 г. Театр музыкальной коме-
дии был реорганизован в Государственный музыкальный театр КФССР33, в
репертуаре которого преобладали спектакли военной тематики и на исто-
рические сюжеты.
    Зимой 1944 г. на неоккупированной территории республики был про-
веден первый в военных условиях смотр художественной самодеятельно-
сти. Во время смотра был восстановлен национальный народный хор пет-
ровских колхозниц и поморский хор с. Сумпосад Беломорского района.
    К концу 1942 г. в Советской Карелии насчитывалось 129 политпро-
светучреждений. К январю 1944 г. их число возросло до 13734. В январе
1943 г. на неоккупированной части республики работало 97 школ, а че-
рез год – 118. В 1943 г. обучалось 14 436 детей (на 4911 чел. больше,
чем в 1942 г.). Из них 512 в 11 национальных школах35. Новым направ-
лением работы НКП стало обучение рабочей молодежи без отрыва от
производства. Было открыто 6 школ подростков, где учились 362 чело-
века36.
    В начале войны деятельность учительского института была прекраще-
на. Численность учащихся сократилась во всех работающих учебных уч-
реждениях республики. В связи с платностью обучения и тяжелыми бы-
товыми и учебными условиями некоторые студенты пытались покинуть
работающий в Сыктывкаре Карело-Финский университет. Ушли 24 сту-
дента. Чтобы предотвратить самовольный уход, изымались паспорта37.
    В деятельности учебных заведений обязательными стали трудовое
воспитание, военная подготовка, помощь фронту. Вводились предметы
по истории Великой Отечественной войны. Преподавание всех дисцип-
лин связывалось с военными нуждами.
    В сентябре 1941 г. в связи с военными действиями на территории рес-
публики большинство ремесленных училищ (РУ) и школ ФЗО было эва-
куировано. Но уже в ноябре 1942 г. были организованы 2 РУ и 5 школ
ФЗО38. За 1943–1944 гг. их количество изменялось. Готовились рабочие
для важнейших отраслей хозяйства республики: лесной, целлюлозно-бу-
мажной, строительной. На многих предприятиях выпускники школ ФЗО
и РУ составляли 50–70%39.

146


    В связи с началом Великой Отечественной войны в 1941 г. Научно-
исследовательский институт культуры КФССР прекратил свою деятель-
ность и был эвакуирован в г. Сыктывкар, где поддерживал связь с Каре-
ло-Финским университетом40. В конце 1942 г. его статус был восстанов-
лен. Главной задачей института был сбор материалов по Великой Отече-
ственной войне и борьбе карело-финского народа с немецко-финскими
захватчиками. Весь 1943 г. и первое полугодие 1944 г. работала лишь ис-
торическая секция. План на 1943 г. включал 25 тем, в то время как в шта-
те института числилось всего 5 человек41. Выполнение плана предполага-
лось осуществить с помощью республиканского актива партийных, со-
ветских и хозяйственных организаций. К 1944 г. штат института увели-
чился на 15 человек, однако основная задача институтом так и не была
выполнена42. Удалось подробно осветить лишь партизанское движение в
республике.
    В годы Великой Отечественной войны в культурной жизни Карело-
Финской ССР сочетались милитаризация и работа на мирную перспекти-
ву. Работники культуры республики внесли свой вклад в дело победы со-
ветского народа над врагом. Культура Советской Карелии не только была
сохранена, но и были созданы предпосылки для ее постепенного воз-
рождения.
   1
     Национальный архив Республики Карелия. Ф. 2150. Оп. 1.
   2
     Карельский государственный архив новейшей истории. Ф. 8. Оп. 1. Д. 412. Л. 35–36.
   3
     НА РК. Ф. 2150. Оп. 1. Д. 2/28. Л. 19.
   4
     Там же. Д. 4/48. Л. 115.
   5
     КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 425. Л. 137.
   6
     История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001. С. 592.
   7
     КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 429. Л. 29–30, 36.
   8
     Там же. Л. 36.
   9
     Там же. Л. 18–19, 21.
   10
      Там же. Д. 124. Л. 58–62.
   11
      НА РК. Ф. 1394. Оп. 3. Д. 58/424. Л. 47.
   12
      Ленинское знамя. 1941. 8 января.
   13
      Красная Карелия. 1940. 15 апреля.
   14
      НА РК. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 22/217. Л. 14.
   15
      НА РК. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 20/195. Л. 22–29.
   16
      КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 271. Л. 62–63.
   17
      Там же. Д. 400. Л. 7.
   18
      Красная Карелия. 1940. 13 июля.
   19
      НА РК. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 14/141. Л. 2–21.
   20
      КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 60. Л. 13–17.
   21
      Красная Карелия. 1940. 29 июня.
   22
      Ленинское знамя. 1940. 8 сентября.
   23
      КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 409. Л. 1.
   24
      Научный архив КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 279. Л. 93.



                                                                                     147


      25
         НА РК. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 22/216. Л. 19–20.
      26
         Там же. Л. 47.
      27
         Там же. Ф. 1394. Оп. 3. Д. 78/589. Л. 4.
      28
         Там же. Л. 9.
      29
         Там же. Ф. 2150. Оп. 1. Д. 13/152. Л. 10.
      30
         Там же. Л. 10–20; Ф. 1394. Оп. 3. Д. 122/925. Л. 79–84.
      31
         Там же. Ф. 2150. Оп. 1. Д. 13/152. Л. 4.
      32
         Там же. Ф. 1394. Оп. 3. Д. 77/581. Л. 29.
      33
         Там же. Д. 78/589. Л. 123
      34
         Там же. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 15/154. Л. 15.
      35
         Там же. Л. 1.
      36
         Там же. Л. 7.
      37
         КГАНИ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 629. Л. 16.
      38
         НА РК. Ф. 1910. Оп. 1. Д. 10/63. Л. 177.
      39
         Там же. Л. 178а.
      40
         НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 36.
      41
         Там же. Оп. 3. Д. 324. Л. 1.
      42
         Там же. Д. 353. Л. 1.



                                                                      © Е. Ю. Протасова
                                                                   Хельсинки (Финляндия)

                                     «Рюсся»: кто это?

   В финском и соответственно в русском языке русскоязычных имми-
грантов в Финляндии1 слово «рюсся» используется как презрительное
прозвище русских; как известно, слово «чухна» является соответствую-
щим нелестным этнонимом для финно-угорских народов. Для ингерман-
ландских финнов, репатриировавшихся в Финляндию, типично ощуще-
ние, при котором они не были своими ни в России, где их считали финна-
ми, ни в Финляндии, где их считают русскими2. Мы исследуем примене-
ние сильно окрашенного в финском языке слова в русскоязычных источ-
никах. Таким образом, оно выступает в качестве самоназвания. Почти
всякий раз, когда термин вводится, объясняется, что это значит, за ис-
ключением тех случаев, когда он применяется на территории Финляндии.
Налицо процессы, неоднократно описанные в исследованиях этнонимов:
некоторая группа населения перенимает для самообозначения то слово,
которым его называет другой народ (особенно если тот народ выступает
в качестве большинства, а данная группа представляет меньшинство).
При этом оказывается не важным, что этноним в устах коренных жителей
носил пейоративный оттенок.
   1. Использование термина «рюсся» в официальных источниках.
Национальная идея для Финляндии строилась, в частности, на сопро-
148


тивлении «восточному влиянию», и до сих пор более 60% финнов не
любят русских. Явление нелюбви к соседям широко распространено
в Европе. В оскорбительно-пренебрежительные клички этнонимы
переходят в результате исторических изменений, когда некоторые
слова перестают использоваться 3. Так, пришедшее из шведского язы-
ка в финский слово «рюсся» первоначально не означало ничего нега-
тивного. «Однако с течением времени слово „рюсся“ в финском язы-
ке приобрело то же негативное значение, что и „кацап“ в украин-
ском, „тибла“ в эстонском или „москаль“ в польском. В финском
языке появился официальный термин „русский“ – „венеляйнен“ и
пренебрежительно-негативный термин „рюсся“. В тридцатые го-
ды употреблять это слово было еще нормально. Солидные ученые
писали академические труды на тему того, что отличительной чер-
той любого финна является непременная ненависть ко всему вос-
точному – „рюссявиха“. „Рюсся“ угнетали братский финнам ка-
рельский народ, изобрели богопротивный коммунизм… в тридцатые
годы „рюссявиха“ действительно можно было считать феноменом
жизни финского общества…» 4 В другом источнике: «Многие горя-
чие головы проводят прямые аналогии: Чечня оккупирована злыми
„рюсся“ так же, как бывшие финские территории. В 1939 г. самым
страшным и обидным ругательством в довоенной Финляндии было
слово „рюсся“ – „русский“. Если горячий финский парень обзывал за
кружкой пива своего собутыльника этим словом, то обиженный не-
медленно хватался за свой финский нож – „пукко“».
   Наиболее естественные случаи, исторически уместные и не требую-
щие оправданий и пояснений, связаны с ситуациями, имевшими место в
ходе Второй мировой войны. Здесь презрительные прозвища оказывают-
ся естественными, поскольку тогда сражались друг с другом враги и
словцо было в ходу. В подобных отрывках «рюсся» звучит как цитата,
отдающая даже ностальгией. Известно, что у бывших врагов – ветеранов
войны – много общего. Из своей исторической перспективы они склонны
видеть одни и те же обгоревшие деревья и блиндажи, пейзаж, на фоне ко-
торого свершалось великое противостояние, и эти одинаковые воспоми-
нания делают бывших смертельных недругов близкими друг другу: «Ну,
ты, „рюсся“, даешь! Молодец! Давай еще по одной – за мир и всеобщее
разминирование!» Ветераны даже предлагают использовать себя в каче-
стве экспертов по амуниции того времени, например, когда западные ре-
жиссеры снимают свои картины, а иначе, «горячие финские парни, про-
рываясь через советские позиции, расстреливают „рюсся“ почем зря, а
сами будто бронированные!»

                                                                   149


   В описаниях военных действий и по отношению к военноплен-
ным это слово звучит как термин, причем даже склоняется: зарабо-
ток заключенных концлагеря рюссей; освобожденная от «рюссят»
единая земля финнов – Суур Суоми; потребовал от «рюссят» воз-
врата «утраченных территорий» и выплаты компенсации; рюсся
был и остается вековечным врагом родственных финнам народов;
отпечатанные рюссями листовки; вымести рюсся (презрительная
кличка русских, как «москали») из Карелии, а потом из Ингрии 5. Ана-
логичное употребление возможно и тогда, когда реконструируется
бой между финнами и РККА: из леса по-фински кричат «рюсся, рюс-
ся». К. Г. Маннергейм «удивительным образом победил недоверие и
враждебность своих солдат: шведоязычный генерал ненавистной
царской армии, „рюсся“ (Ryssa – по-фински пpезpительная кличка
pусских), почти не говорящий по-фински (да еще с русским денщи-
ком и неизменным портретом Николая II на столе), очень быстро
завоевал авторитет и даже любовь подчиненных» 6. Старые и новые
коннотации слово обретает сегодня: оскорбительное словцо «рюсся»
в ходу сегодня именно среди финских женщин? О том, что такое от-
ношение к русским сохранилось у старшего поколения до периода
финляндизации, свидетельствует следующий отрывок: «мама пре-
достерегала ее „не впутываться в это дело, а то рюсся заберет“
(„Рюсся“ – презрительное название русских у финнов, примерно как
„москаль“ у украинцев или „чухонец“ по отношению к финну в Рос-
сии. Говоря про ’рюссю‘, мать … имела в виду, что ее дочь может
оказаться втянутой в советскую пропагандистскую систему, а то
вообще попасть в милицию или в лагерь». На бытовом уровне отно-
шения подобного типа встречаются в смешанных браках: Подвыпив у
себя дома с друзьями, супруг вовсю клял этих «рюсся» (финский ва-
риант нашенской «чухны»). Для русскоязычных, живущих в Финлян-
дии, очень важно переломить отрицательное отношение к себе. Хотя
постоянно в СМИ возникают какие-то дрязги и скандалы, связанные
с русской мафией, все громче звучит и голос протеста против огуль-
ного обвинения всех русских в нечестности. Русскоязычная пресса
выбирает положительные моменты: «И если сегодня материал о Лех-
теря в Илта-саномат „нежно“ назван: „Семейное счастье в аду рюс-
ся“, то через пару лет изменится и этот тон. Во всяком случае, „рюс-
ся“ пропадет точно».
   2. Использование термина в Интернет-форумах.
   На сайте www.suomi.ru, 5.1.2004 проходила дискуссия:


150



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика