Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Военная безопасность России: Монография

Голосов: 2

В монографии рассмотрены основные проблемы военной политики России в историческом аспекте и в современных условиях. Предпринят анализ современной военно-политической ситуации в России и мире, рассмотрено значение войск ВВС и ПВО в военной безопасности России.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    укрепления оборонного комплекса.1 «В ближайшие годы мы
должны добиться того, чтобы расходы на развитие составили
не менее половины военного бюджета. При этом каждый
бюджетный рубль должен быть использован рачительно и по
прямому назначению», – подчеркивает Президент В. В. Путин.
Надо учитывать все современные направления развития
вооруженных сил в других странах, но «не гнаться за
количественными показателями, не «палить» деньги зря».2
Одно из направлений для решения указанной проблемы –
сделать оборонную сферу прибыльной, чтобы она не только
компенсировала расходы на армию, но и приносила доход.
     Принцип       законодательно-правового     обеспечения
воинской       деятельности      обусловлен      процессами
демократизации страны и армии, формирования правовой
государственности. Составляющие этого принципа:
– создание законодательной базы военной безопасности России
и реформирования ВС;
– обеспечение социально-правовой защиты военнослужащих и
членов их семей;
– выполнение норм международного права и договоренностей
по укреплению всеобъемлющей системы безопасности в мире,
в европейском и азиатском регионах, к которым принадлежит
Россия.3
     Принцип демократизации и гуманизации воинских
отношений – качественно новые идеологические основания
деятельности армии. Демократизация армейской жизни
означает преодоление наследия тоталитарной системы, духа
милитаризма, недоверия, ненависти к другим народам;
расширения поля критики, социального анализа, открытости
армии для форм гражданского контроля, повышение
политической и правовой культуры военнослужащих.
Гуманизация норм и межличностных отношений в армии
направлена на утверждение принципа ненасилия в армейских
отношениях. Армия и другие силовые структуры включают
элементы силовых действий в саму воинскую профессию. Но
1
  Манилов В. Оптимизация. Качество. Эффективность. Параметры реформирования Вооруженных Сил России // Красная
Звезда. 1997. 15 августа.
2
  Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2006. 11 мая.
3
  Законы России: военный пакет. Вып. 1, 2. М., 1993; Военная реформа России: тезисы доклада Совета по внешней и
оборонной политике // Независимое военное обозрение. 1997. № 25; Корякин В. М. Военно-социальная политика
Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М., 2003. С. 45-47; Марчук Н. И., Сысоев Б. В. Россия и
Европа: новое в проблемах безопасности // Реформирование России и современный мир. Вып. 1. М., 1998. С. 41-61.

                                                      130


необходимо различать силу и насилие: проявление силы
должно быть строго регламентировано рамками правового
поля; недопустимо, чтобы сила превращалась в насилие над
личностью нашего человека, воина. Кроме того, сильная власть
должна соотносить силу с моральной ответственностью за ее
применение. Гуманизация норм и межличностных отношений
в армии требуют, чтобы человек в шинели – воин, солдат – был
поставлен в центр внимания военной политики, а его права как
человека и гражданина были надежно защищены. Указанный
принцип направлен на преодоление различных форм
дегуманизации человека в армии, на совершенствование
воспитательной работы, укрепление духовно-нравственного
потенциала военнослужащего.1
     Указанные      выше     принципы     получают      свою
конкретизацию в направлениях современного военного
строительства. Указанная деятельность многонаправленна,
касается всех сторон военной организации. И, разумеется, ни
одна военная реформа не способна охватить коренными
изменениями все её аспекты. Речь может идти лишь о
важнейших, приоритетных направлениях.
     Что касается позитивных рекомендаций критиков
действующей структуры ВС, то они различны. Часть
предложений сводится к тому, что надо восстановить
прежнюю систему ВКО, которая должна стать основанием
обновленной структуры ВС и краеугольным камнем новой
военной доктрины. Обновление трех других компонентов ВС
следует осуществлять, по мнению авторов, по целевому
критерию эффективности: «реализуемость – качество –
экономность», то есть:
 - успешное применение группировок войск (сил) в
    различных типах современных конфликтов (большой
    войны,      локальных       внутренних      конфликтов,
    антитеррористических войн);
 - соответствие структуры ВС принципам, нормам мирового
    военного     строительства;   задачам    коалиционного
    взаимодействия с союзниками по СНГ и международными
    силами ООН;
1
  Шахов А. Н., Шахов М. Н. Дегуманизация воинской жизни: вопросы и ответы. М., 1990; Ещенко В. С., Петров В. Л.
Человек. Армия. Общество // В человеческом измерение. М., 1989; Шерпаев В. И. Моральный дух российской армии.
Екатеринбург, 1999. С. 122-126.

                                                      131


 - соотнесение организационной перестройки ВС с
    принципами оборонной достаточности и рационального
    использования ресурсных возможностей страны.
     В частности, структура сухопутных войск в качестве
оптимальной должна включать 3 эшелона:
     1) прикрытия государственной границы;
     2) быстрого развертывания и постоянной готовности;
     3) резерва Верховного Главного командования.
     Первый дислоцируется на наиболее угрожаемых
направлениях (стратегически важные объекты, границы, базы
ВМФ). Второй – вблизи крупных транспортных узлов и
значительных мобилизационных ресурсов, чтобы в течение 3-х
суток обеспечить развертывание группировок по штатам
военного времени и их выдвижение на угрожаемые
направления. Третий предназначен для развертывания
массовой армии в случае широкомасштабной войны. Что
касается ВВС и ВМФ, то им рекомендуется иметь
двухуровневую структуру:
     1) эшелон постоянной готовности;
     2) резерв.
     Важно также выработать оптимальное сочетание всех
боевых подразделений друг с другом и с частями,
соединениями технического и тылового обеспечения. Особая
проблема – согласование действий ВС и так называемых
«других войск»: известно, что ныне 17 министерств и ведомств
имеют военные формирования, где проходят службу военные,
численностью равные (если не превосходящие) регулярным
частям ВС.1 Без согласованного взаимодействия всех войск и
сил не может идти речь об эффективной системе национальной
безопасности.
     Есть и более радикальные предложения, которые
предполагают коренное реформирование системы ВС. Так, по
мнению      И.   Ерохина,    необходимо    создать    новую
четырехвидовую систему, которая будет включать:
1) Стратегические Воздушно-космические оборонительные
силы (ВКОС);


1
  Воробьев И. Н. Еще раз о военной реформе // Военная мысль. 1998. № 4. С. 2; Баскаков В. В. Нужен ли России
четвертый вид Вооруженных Сил // НВО. 2003. № 19.

                                                     132


2) Стратегические и оперативно-тактические Авиационно-
ракетные ударные силы (АРУС);
3) Оперативно-тактические Сухопутные силы (СС);
4) Оперативно-тактические Военно-морские силы (ВМС).
     Административные и оперативные органы должны
соответствовать указанным четырем видам. Вся указанная
схема приспособлена к зонам военных действий (сферам
вооруженной борьбы) и к комплексу военных задач, которые
возникают в каждой из них для разных видов ВС.1 Автору не
откажешь ни в логической стройности, ни в доказательности
его концепции. Но именно в силу радикальности, этот проект
встретил решительное возражение со стороны разработчиков
ныне действующей структуры ВС.2 Как бы там ни было,
полагаем, указанное предложение нуждается в более
серьезном, внимательном анализе. По крайней мере, в
критической части книги доводы автора выглядят вполне
убедительно. Проблема выработки оптимальной структуры ВС
имеет принципиальное политическое и военно-практическое
значение. Она обусловлена усложнением современной военно-
политической ситуации; особым местом России в евро-
азиатском регионе, ее статусом как ядерной державы и вполне
обоснованными претензиями на роль одной из лидирующих
сил в мировом сообществе. Понятно, что перестройка
организационной структуры ВС РФ должна отвечать задачам
не вчерашнего, а завтрашнего дня. И пока эта проблема, по
нашему мнению, еще ждет своего решения.
     Оптимизация системы комплектования – это по сути один
из аспектов структурной перестройки ВС, но при этом такой,
который представляет самостоятельную проблему. Здесь
переплелось    множество     факторов    –   экономических,
демографических,     законодательно-правовых,    социально-
воспитательных, духовно-нравственных, – и потому она
образует особое направление военной реформы, где интересы
армии и общества соприкасаются наиболее непосредственно.
Под комплектованием ВС РФ понимается установленная
государством и регулируемая законодательством система
мероприятий по обеспечению ВС РФ кадровым запасом

1
    Ерохин И. Зигзаги военной реформы и путь ее завершения. С. 215-245.
2
    Дейнекин П. С., Рог В. Г. Несостоятельные предложения для реформаторов // НВО, 2004. № 1.

                                                           133


личного состава как в мирное, так и в военное время. Со
второй половины 80-х годов вся суть военной реформы
нередко сводилась к смене способа комплектования – отказу от
призыва и переходу к контрактной системе, формирующей
профессиональную армию. При этом многие аспекты
комплектования толковались упрощенно, а то и просто
искажались. Поэтому, прежде чем обратиться к главной
проблеме комплектования, следует разобраться с понятиями,
которыми оперирует существующее              законодательство.
Основные       законодательно-правовые        основы     этой
деятельности – Конституция РФ, гл. 2 ст. 59, где утверждается,
что защита Отечества – это долг и одна из важнейших
обязанностей гражданина; а также федеральные законы «Об
обороне» (1996), «О воинской обязанности и военной службе»
(1998), «Положение о порядке прохождения военной службы
руководством по комплектованию Вооруженных Сил РФ
солдатами, матросами, сержантами и старшинами» (1999),
«Положение о призыве на военную службу граждан РФ»
(1999), «Положение о подготовке граждан РФ к военной
службе» (1999) и другие законодательные акты.1 В этих
документах определяются ресурсы комплектования, его
способы и принципы.
     Под ресурсами комплектования имеются в виду граждане
страны, состоящие на воинском учете и пребывающие в запасе.
Они делятся на две группы:
1) граждане в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или
обязанные состоять на воинском учете, так называемые
«призывные ресурсы»;
2) граждане, прошедшие действительную воинскую службу и
пребывающие в запасе, или «мобилизационные ресурсы». В
дальнейшем речь пойдет о первой составляющей.
Задача комплектования:
1) обеспечивать ВС личным составом согласно установленным
штатам за счет призывного ресурса;
2) правильно распределять призываемых граждан по видам ВС,
родам войск и вооруженных формирований в зависимости от


1
  Собрание законодательства РФ – 1996. № 23; 1998. № 13; 1998. № 22, № 33; Российская газета. 1999. 9 июня; Российская
газета. 2001. 3 марта.

                                                          134


деловых, морально-психологических качеств: образования,
состояния здоровья, физического развития и т.д.
     Основными способами комплектования, которые приняты
в современных армиях, являются:
1. Привлечение на воинскую службу на основе обязательных
призывов;
2. Поступление на военную службу посредством найма, по
контракту. Способы – это конкретные приемы реализации
основных принципов комплектования: добровольности –
принудительности;      территориальности      –   экстерри-
ториальности. Добровольный характер, то есть исключающий
всякое принуждение, носили ополчения в Киевской Руси (IX –
XI вв.), в Отечественной войне 1941 – 1945 гг. Служба по
контракту не содержит элементов принуждения, но реализует,
скорее, не добровольный, а наемный принцип, ибо является
службой из-за заработка. Призывной способ комплектования,
который содержит элементы обязательности, также не может
целиком считаться принудительным: ведь и призванные по
призыву многие граждане в советский период воспринимали
воинскую службу как «почетную обязанность», «священный
долг» и шли на нее добровольно, с желанием, с готовностью.
Территориальный принцип комплектования предполагает
прохождение       службы     вблизи    мест     дислокации;
экстерриториальный – вне зависимости от района
формирования воинских частей, соединений. В советской и
современной российской армии преобладает второй из них,
поскольку он направлен на укрепление дисциплины,
предупреждение случаев самовольных отлучек, дезертирства и
т.д.
     Какие же проблемы сложились с призывными ресурсами
России на рубеже XX – XXI вв., что обострило необходимость
реформирования прежней системы комплектования? Их
несколько. Главное – это недоукомплектованность личным
составом многих частей, соединений (в определенные периоды
она составляла 50 %), а также их низкая боеготовность, что
четко показали обе чеченские кампании: из почти
полуторамиллионной (в то время) армии едва ли набралось 55
тыс. человек, которые были «способны воевать».1
1
    Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 10 мая 2006 г. // Российская газета. 2006. 11 мая.

                                                            135


     Виной тому – целый ряд объективных и субъективных
причин и обстоятельств, на которые многократно обращалось
внимание в печати.1 Прежде всего – это демографический
кризис как следствие стихийного развертывания либеральных
реформ. По прогнозам демографов, пик кризиса придется на
2013 год, когда юношей, которым исполнится 18 лет, окажется
вместо 1 млн. 200 тыс. человек (норма) только 600 тыс. чел.
Это позволит удовлетворить потребность в призывном
контингенте не более чем на половину.2 С этой же причиной
связано существенное ухудшение качества призывного
контингента, особенно по таким показателям, как здоровье,
криминогенность и отклоняющееся поведение, ибо на
основании их призывник может быть признан негодным или
ограниченно годным к службе.
     Непосредственным         реформаторским      действиям
предшествовала общественная дискуссия. Суть споров
составляли вопросы: 1) что предпочтительнее для российских
условий – контракты или призыв? 2) если первое, то как
следует вводить этот способ комплектования: сразу или
постепенно? Отслужившие призывники и кадровые военные по
большей части критически относились к идее контракта,
поскольку воспитывались на представлениях о том, что
наемная армия годится лишь для мирного времени. От того,
кто служит за деньги, трудно ожидать подлинного патриотизма
и самопожертвования в минуту опасности, в условиях большой
войны. Кроме того, полный отказ от призыва разрушит
систему подготовки мобилизационного резерва, школу
социализации,    мужества      и   выносливости,    которую
представляет армия для каждого будущего защитника
Отечества. Переход на контракт свидетельствует о духовной
болезни общества, о его разобщенности, которые надо


1
   Маслюк С., Лутовинов А. Психологический портрет призывника и военнослужащего срочной службы/ Инф.-метод.
сборник ЦВСПИ ВС РФ. М., 1993. № 2; Фомиченко А. О некоторых проблемах комплектования ВС по призыву //
Информационно-методический сборник ЦВСППИ. 1993. № 4; Сергеев А. В армии не послужил – в женихи не годишься //
Красная Звезда. 1994. 13 января; Клишин М. Прогрессирующая деградация призывного контингента // НГ. 1997. 5 июня;
Путилин В. Призывная молодежь остро нуждается в идеалах // Красная Звезда. 1997. 21 октября; Утробин С., Рыбалкин
Е. От призывника до солдата // Красная Звезда. 1998. 11 марта; Марюха В. Будущий солдат теряет в весе в росте, а армия
- в боеготовности // Красная Звезда. 1998. 13 февраля; Путилин В. Стране нужна сильная армия // Красная Звезда. 2000.
16 февраля; Докучаев А. Обеспечить обороноспособность России // Красная Звезда. 2001. 6 октября; Путилин В. Осенний
призыв – 99. Итоги, выводы, задачи // Информационный бюллетень МО РФ. 2000. № 1; Георгиев В. Солдаты в дефиците
// НВО. 2001. № 8.
2
   Верда А. Демографический крест России // НГ. 1997. 15 мая; Катулинский Е. Д., Мемекьян Г. Г., Злоказов И. А.
Демографическая ситуация в России накануне XXI века // Социс. 1997. № 6.

                                                          136


преодолеть.1 Противоположную точку зрения отстаивали
политики, особенно либерального толка; их поддерживала
значительная часть общественности.2 Суть позиции сводилась
к тому, что переход на контрактную (профессиональную)
армию – это общая тенденция постиндустриального развития,
свойственная      большинству     демократических     стран.
Профессиональная подготовка контрактников выше, чем у
призывников, поэтому именно они способны использовать
современную сложную технику. В таких частях и соединениях
выше дисциплина, сплоченность на основе корпоративных
интересов; отсутствуют неуставные отношения; формируется
мотивация к совершенствованию мастерства. Расходы,
связанные с содержанием такой армии, компенсируется за счет
сокращения ее численности, уменьшения расходов на учебную
базу, снижения аварийности техники и др.3
     Новый способ комплектования был подвергнут
экспериментальной проверке: в ряде частей, соединений в 90-е
гг. частично вводилась контрактная система (например, в 76
Псковской воздушно-десантной дивизии); проводились
многочисленные социологические исследования, в которых
принимал участие и автор.4 Результаты показали несомненную
эффективность нового способа комплектования, но в то же
время и его высокую затратность (15 – 20 млрд. рублей в год
при условии перевода всей армии на контрактную основу). В
итоге в 2002 – 2003 гг. Минобороны совместно с
Минэкономразвития была подготовлена целевая программа
перехода к смешанному способу комплектования, включающая
постепенный перевод ВС на контрактную основу (в течение
2004 – 2010 гг.). В основе ее лежит стремление сохранить
позитивные стороны призыва и дополнить их возможностями
новой контрактной системы. Основную часть армии составят
военнослужащие-призывники, причем они будут служить с
2008 г. – 1 год; части же постоянной готовности Сухопутных

1
  См., в частности, Ахромеев С. От истории к современности // «Хорошо забытое старое». Сб. статей. М., 1991. С. 176-
177; Добровольский С. Милиция в условиях современной войны // Какая армия нужна России?
2
  Бабаева С. Восемнадцать и сапоги // Известия. 2003. 29 марта; Левада- Центр // ВЦИОН. 13. 01. 2004; Закон и Армия.
2001. № 6. С. 17.
3
  Гайдар Е. Т. Экономический рост и человеческий фактор // НГ. 2004. 20 апреля; Елагин С. Лучшее средство борьбы с
дедовщиной // НВО. 2001. 30 ноября – 6 декабря; Ходаренок М. На грани разложения // НВО. 2001. № 37; Гареев М. А.
Военная наука ратует за контрактную систему // НГ. 2003. 24 апреля.//
4
  Попов В. Г., Шерпаев В. И. Социологические исследования «Армия и общество» в войсках Уральского Военного
округа, Уральского округа внутренних войск, войск ПВО и ВВС в 1995 – 2000 г.г. Екатеринбург, 2000.

                                                         137


войск, ВВС и подразделений морской пехоты будут
укомплектованы по контрактной системе. Это позволит
усилить боеспособность частей постоянной готовности (в
2003 г. по контракту служили уже 10 дивизий и несколько
бригад СВ); решит проблему младших командиров, так как на
контракт будет переводиться весь сержантский состав;
обеспечит мобилизационный резерв
     Совершенствование боеготовности войск и сил – это
третье по порядку, но отнюдь не по значению направление
современной военной реформы. По значению – это,
разумеется, первостепенная проблема, которая суммирует и
обобщает две другие. Боеготовность – важнейший показатель
боевой мощи армии, а именно, характеристика ее реальной
военной силы как фактора воздействия на возможного
противника в конкретной военно-политической ситуации. По
своему содержанию – это всегда некий баланс (соотношение)
сил – материально-технических и человеческих, – который
является важнейшим условием военной победы. В
современных войнах их ход и исход обусловлен, с одной
стороны, качеством оружия, сложной и могучей техники, с
другой, – качеством воина, способного управлять ими и
достойно противостоять внешней агрессии. Об этом
свидетельствуют войны последних десятилетий – в
Афганистане, Югославии, Ираке.
     О состоянии морального духа военнослужащих уже шла
речь. Обратимся к материально-техническому компоненту и
тому, что выше названо «боевой выучкой». С 1992 г. ВПК
неумело конвертировался и в иные годы производил 4 – 5 % от
уровня 1990 г. Технико-технологический парк вооружений
практически не обновлялся, ибо на скудные средства, которые
выделялись армии, было невозможно ни серийно производить
более качественное оружие, ни осуществлять импорт новых
вооружений. С 1996 по 2000 годы не было построено ни
одного военного корабля. Боеготовность подводного флота по
сравнению с 1991 г. снизилась в 5 – 6 раз, надводного – в 10-
12 раз.1 За 90-е г.г. в общей сумме было потеряно 60 %
Тихоокеанского (прежде самого мощного) флота, выведено из
строя 75 подводных лодок. Старое оборудование и техника
1
    Правда. 1995. 1 – 8 декабря.

                                   138


изнашивались, истекал их гарантийный срок эксплуатации.
Износ авиационной техники превысил все нормы; 87 % ее
используется за счет продления срока службы. После развала
СССР система ПВО на всех стратегических направлениях
имеет очаговый характер. Радиолокационные и зенитные
ракетные средства выработали технический ресурс и
нуждались в обновлении. В СВ по итогам 1998 года не было
частей, готовых к немедленному выполнению боевых задач. И
это понятно, за десятилетие в стране выросло поколение,
которое понятия не имело о военном деле; была развалена вся
допризывная подготовка и обучение резервистов. В армии
учения проводились на картах, компьютерах, в классах, а не в
полевых условиях. В ВВС стало нормой «обнуление»
полетных заданий. О критическом состоянии армии
настойчиво твердили военные специалисты.
     Учитывая неизбежное моральное старение техники, ее
износ, истечение гарантийных сроков, к 2015 г. военный
потенциал будет восстановлен лишь на 30 % к уровню СССР.
Его будет достаточно для ведения приграничных конфликтов,
локальных войн; но он не идет ни в какое сравнение с силами
НАТО. Так что наши СЯС будут в лучшем случае «оружием
возмездия», но не «ядерным щитом и мечом», как было ранее.
     Состояние ВПК в его современном виде таково, что он не
способен производить новое вооружение в больших
количествах (отрасль в значительной степени разрушена
стихийной приватизацией; износ оборудования; старение или
утечка квалифицированных кадров и т.д.); закупки вооружений
за рубежом создают почву для хищений, коррупции,
неэффективного расходования бюджетных ресурсов.
     После распада СССР три четверти предприятий ВПК
отошли к России. Более 70 городов-заводов и закрытых
административных образований полностью зависели от
оборонной отрасли.
     Российские ВПК, получив в наследство 70 %
промышленного и 80 % научно-технического потенциала
советского ВПК, уже в начале 1994 года оказался способным
самостоятельно производить только 17 из 86 так называемых
основных изделий для производства вооружений и нуждался
как минимум в более 6 тысячах наименованиях

                            139



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика