Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История Тамбовского края: век XX-й: Учебное пособие

Голосов: 1

Книга состоит из краеведческих очерков, подготовленных как ведущими, так и начинающими учеными Тамбовской области, краеведами. В очерках освещаются некоторые из наиболее важных проблем истории Тамбовского края. Учебное пособие предназначено для студентов 1 - 5 курсов, изучающих элективные курсы "История Тамбовского края" и "История региона". Может использоваться в базовом вузовском курсе "Отечественная история", при изучении исторических и краеведческих дисциплин в средней школе.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ганизационно, консервативное большинство населения могло эффективно противостоять радикальному мень-
шинству, использовавшему любые средства для достижения своих целей.
     В 1905 г. по инициативе местных общественных деятелей во многих городах и селах Российской империи
возникают политические организации, выступившие с лозунгом защиты "Православия, Самодержавия, Русской
народности" и стремящиеся противостоять анархии и развалу страны. Первоначально это были небольшие, не
связанные друг с другом объединения. Некоторые из них, в частности, Союз русских людей (Москва), офор-
мившийся в феврале-марте 1905 г., и Союз русского народа (Санкт-Петербург), образованный в октябре-ноябре
того же года, приобрели всероссийскую значимость. Члены этих организаций называли себя "истинно русски-
ми людьми", "патриотами", "правыми", "монархистами". Не отвергали они и название "черная сотня" ("черно-
сотенцы"), обозначавшее в средневековой Руси простой – "черный" – народ, плативший подати в казну, в отли-
чие от лиц привилегированных – "обеленных", т.е. освобожденных от государственных податей.
     Летом 1905 г. отделения Союза русских людей возникают в Тамбовской губернии. Инициатором первого
из них стал адвокат Г.Н. Луженовский, который еще накануне революции пришел к выводу о необходимости
"дать врагам русской государственности общественный отпор". В пику банкету, устроенному тамбовскими ли-
бералами 17 ноября 1904 г., на котором звучала резкая критика в адрес правительства и поднимались тосты за
политических убийц, Г.Н. Луженовский 1 декабря того же года организовал обед в честь русской армии. При-
сутствовавшие на этом обеде (около 250 человек) послали телеграмму царю с выражением своей готовности
выступить на борьбу не только с внешними, но и с внутренними врагами. Опубликованный газетами текст те-
леграммы получил широкий общественный резонанс. Луженовский приобрел всероссийскую известность и
начал выступать в печати с призывами проявить "разумную самодеятельность в борьбе с революционными об-
щественными элементами, к счастью, немногочисленными и сильными только своей организацией". В июне
1905 г. Г.Н. Луженовский, назначенный к тому времени советником Тамбовского губернского правления, при-
нимает участие в съезде Союза русских людей в Москве, вернувшись с которого, 28 июля создает тамбовское
отделение этого союза и становится его председателем.
     26 августа 1905 г. в городе Усмани возникает еще одно отделение Союза русских людей (председатель –
профессор Варшавского университета П.В. Никольский).
     В это же время в кругу лиц, близких к редакции журнала "Тамбовские епархиальные ведомости", возникла
идея по примеру столичных городов образовать в Тамбове общество с целью содействия мирному процветанию
отечества на основе единения Царя с народом. Начался сбор подписей лиц, сочувствующих этой идее и же-
лающих вступить в данное общество. 5 октября 1905 г. в здании Тамбовской духовной семинарии состоялось
учредительное собрание. Первоначально решили не создавать самостоятельной организации, а присоединиться
к Союзу русских людей, отделы которого уже существовали в Тамбовской губернии. Однако сделать этого не
удалось, так как почти все их члены проживали за пределами Тамбова и не могли принимать активное участие
в делах тамбовского общества. 23 октября собрание приняло решение образовать самостоятельную организа-
цию, избрало председателя – ректора духовной семинарии архимандрита Федора, товарища (заместителя) пред-
седателя – учителя гимназии, статского советника М.Т. Попова, а также членов временного правления. На соб-
рании 30 октября новая организация получила название – Тамбовский Союз русских людей. 6 ноября 1905 г. в
помещении Тамбовского Серафимовского духовного училища состоялось торжественное учредительное собра-
ние Тамбовского Союза русских людей, на котором присутствовало около 200 человек. Союз сразу же высту-
пил с критикой революционного насилия, разъяснял населению необходимость прекращения анархии и восста-
новления порядка, призвал сограждан к объединению для мирной, законной работы на благо отечества.
     В ноябре 1905 г. отдел Тамбовского Союза русских людей возник в городе Козлове. 15 января 1906 г. со-
стоялось торжественное открытие Козловского Союза русских людей, по случаю которого общее собрание
Тамбовского союза отправило приветственную телеграмму с пожеланиями успеха деятельности "на пользу
Православия, Самодержавия и Русской народности".
     В тот же день общее собрание Тамбовского Союза русских людей рассмотрело и удовлетворило просьбу
рабочих Тамбовских вагонных мастерских о принятии их в союз. 21 января 1906 г. в здании железнодорожного
театра последовало торжественное открытие Железнодорожного отдела Тамбовского Союза русских людей, на
котором присутствовало около 700 – 800 человек. 24 января для ведения дел союза был избран специальный
Комитет под председательством конторщика мастерских С.С. Кулешова, в который вошли по два представителя
от каждого цеха (24 человека).
     Центральные и местные власти в условиях борьбы с революцией не препятствовали образованию консер-
вативных союзов, выступивших в защиту основ российской государственности, контактировали с ними, но не
спешили с легализацией их деятельности, поскольку правящая элита не имела опыта сотрудничества с общест-
венными политическими объединениями. Хотя формально политическая деятельность российских подданных
декларировалась Манифестом 17 октября 1905 г., однако правительство медлило с созданием специального
органа для регистрации политических и иных обществ. Лишь 4 марта 1906 г. был издан "Указ о введении в дей-
ствие «Временных правил об обществах и союзах»", носивший ограничительный характер. Для регистрации
обществ и союзов на местах создавались губернские по делам об обществах присутствия под председательст-
вом губернаторов.
     В Тамбовской губернии, после регистрации устава Санкт-Петер-бургским городским по делам об обществах
присутствием (7 августа 1906 г.), развернул активную работу Союз русского народа. 27 октября 1906 г. образо-
вался Шацко-Агишевский (в селе Агишево Шацкого уезда) подотдел Союза русского народа под председатель-
ством старшины Агишевского волостного правления А. Фомкина. 21– 22 декабря 1906 г. по инициативе кресть-


янина Борлова подотдел союза возник в селе Малышеве Спасского уезда. 27 декабря 1906 г. состоялось учреди-
тельное собрание Борисоглебского отдела, который возглавил врач Н. Мирнов. Организации открылись с раз-
решения губернатора, в письменной форме признавшего законность их деятельности. В декабре 1906 г. Глав-
ный Совет Союза русского народа заявил об открытии отделений в городах Елатьме, Козлове, селе Потапьеве
Елатомского уезда; в январе-апреле 1907 г. – в городе Кадоме и селе Старо-Юрьеве (с его волостью) Козлов-
ского уезда. Заявления об их открытии Главный Совет подал в Канцелярию Санкт-Петербургского градона-
чальника, управляющий которой уведомил Тамбовское губернское по делам об обществах присутствие. Все
отделения пользовались типовым уставом и поддерживали контакты непосредственно с центральной организа-
цией союза в Петербурге.
     Широкая организационная и идейная автономия консервативных союзов позволяла иметь собственные
программы и уставы, что обусловило приоритет их внимания к проблемам, имевшим особую актуальность в
своем регионе. Тем не менее, принципиальные программные положения – "Православие, Самодержавие, Рус-
ская народность" – совпадали. Несмотря на созвучие, это не являлось реанимацией реакционной "теории офи-
циальной народности" Николая I: была предложена программа мирного обновления страны на основе тесного
сотрудничества власти и общества.
     На первом месте стояло укрепление позиций Православия, которое считали естественной основой духов-
ности российского общества. Консервативные общественно-политические организации исходили из того, что
влияние церкви в обществе определяется ее моральным авторитетом. Они разработали свои предложения по
укреплению позиций православия за счет активизации миссионерства при полной терпимости к другим кон-
фессиям, выраженной в свободе исповедания веры и исполнения религиозных обрядов. Для поднятия авторите-
та православной церкви в духовной жизни страны предлагалось восстановить соборное начало управления цер-
ковью, повысить роль прихода, сделав его одним из элементов местного самоуправления, сделать всесослов-
ными духовные учебные заведения, отменить плату за обряды, назначить духовенству жалованье.
     Второй по значимости проблемой стал вопрос об эволюции самодержавия, начатой Высочайшим Манифе-
стом 17 октября 1905 г. "Об усовершенствовании государственного порядка". Проблема осложнялась тем, что
наделение Государственной Думы законодательными полномочиями и сохранение за государем "верховной
самодержавной власти" создавали правовую коллизию. Вопрос о самодержавии в связи с Манифестом 17 ок-
тября специально обсуждался на собраниях Тамбовского Союза русских людей 6 и 18 декабря 1905 г. Все вы-
ступавшие сошлись в итоге на том, что Россия остается самодержавной монархией: Манифест 17 октября не
ограничивает самодержавие, а лишь меняет его – от бюрократического абсолютизма в исконную русскую фор-
му с правом совета и мнения за выборными от народа.
     Русские консерваторы подчеркивали необходимость и полезность для огромной Российской державы са-
модержавия как надсословной, надэтнической, надпартийной системы власти, считали, что ограничение само-
державия ведет к анархии, распаду государства. Они предостерегали от механического перенесения на русскую
почву западных парламентарных учреждений, призывали к осторожности, максимальному учету исторических
традиций и особенностей России, ее отдельных регионов. По их мнению, сохранение самодержавия не проти-
воречило наличию политических и гражданских свобод, "основанных на подчинении законам, долгу и голосу
совести". Демократические свободы, дарованные Манифестом 17 октября 1905 г., приветствовались. Но все эти
свободы должны были осуществляться исключительно в рамках законов, ни в коем случае не перерастая в про-
извол. Все члены консервативных союзов сходились во мнении в любом случае поддерживать самодержавие
всеми законными средствами.
     Вместе с тем русские консерваторы считали, что государственная система Российской империи нуждается
в реформировании, резко критиковали ее недостатки. Прежний бюрократический способ управления подлежал
ликвидации. Однако "залог преуспеяния России" виделся, – как указывалось в воззвании Тамбовского Союза
русских людей, – "не в ограничении власти Государя, а в тесном единении русского народа, освобожденного от
чиновничьей опеки, со своим Самодержавным представителем, Царем православным". Для достижения этой
цели консервативные организации, в большинстве своем, признавали необходимость народного представитель-
ства в той или иной форме (Земский Собор, Государственная Дума), но обязательно носящего деловой характер
и не посягающего на прерогативы самодержца.
     Козловский отдел Тамбовского Союза русских людей отвергал "посредство" народного представительства.
Для установления "действительного единения царя с народом" он предлагал заменить губернское деление им-
перии областным с введением широкого земского самоуправления, в том числе и в так называемых "инородче-
ских" областях, гарантируя русским преобладающее влияние в областях со смешанным этническим составом
населения.
     Тамбовский Союз русских людей выступал за сохранение губернского деления, но при обязательном его
реформировании путем наделения граждан законными полномочиями "в деле местного благоустройства". За
земскими и городскими общественными учреждениями закреплялось право внесения в Государственную Думу
ходатайств о местных нуждах.
     Русские консерваторы подчеркивали: совершенствование политической системы вовсе не означает ее лом-
ку, самодержавие – не тормоз на пути прогресса, а наиболее приемлемая для России система власти, способная
обеспечить максимально безболезненный переход страны на новую ступень развития.
     Хотя защита интересов русского народа считалась одним из основных принципов "черносотенной" идео-
логии, консервативные организации Тамбовской губернии, в отличие от организаций, действовавших в регио-
нах со сложными межнациональными и межконфессиональными отношениями, не уделяли этому вопросу осо-


бого внимания. Акцент в их программах смещался на патриотизм, приверженность российской государствен-
ности. Отстаивая целостность Российской империи, "первенствующее значение русского народа как носителя
русской государственной идеи", Тамбовский Союз русских людей подчеркивал: "Инородные национальности
могут свободно жить и развивать свои местные особенности только при условии, чтобы они не противоречили
интересам государства".
     Исключение делалось лишь для евреев-иудаистов: ограничения их гражданских прав предлагали сохра-
нить и даже ужесточить. Вместе с тем, консервативные организации Тамбовской губернии, не опубликовали ни
одного антисемитского воззвания, ни одного призыва к еврейскому погрому. Напротив, они неоднократно за-
являли о мирном, законном характере своей деятельности, предостерегали население от любого насилия, в том
числе в отношении евреев.
     Особое внимание в программных документах консервативных общественно-политических организаций
крестьянской Тамбовской губернии уделялось аграрному вопросу. Критически относясь к положению в аграр-
ном секторе российской экономики, признавая наличие малоземелья и даже безземелья части крестьян, русские
консерваторы отвергали революционный путь решения аграрного вопроса. В их программах по этой проблеме
не было принципиальных расхождений: частная собственность – неприкосновенна, отчуждение частновладель-
ческих земель возможно лишь "в видах государственной пользы" – покупкой или обменом на казенные земли.
Консервативные организации исходили из того, что насильственный "черный передел", на котором настаивали
радикалы, не устранит крестьянского малоземелья, но усилит социальную напряженность и уничтожит наибо-
лее культурные хозяйства. Выход видели в широкой денежной и агрономической помощи деревне со стороны
государства, активизации переселенческого движения на свободные земли Кавказа, Сибири, Средней Азии,
подъеме агрокультуры крестьянского хозяйства.
     "Рабочему вопросу" в аграрной Тамбовской губернии консервативные союзы уделили сравнительно мало
внимания. Признавалось необходимым, "чтобы государственная власть охраняла рабочих от притеснений со
стороны хозяев и заботилась об улучшении их положения и обеспечении их под старость". Отстаивая право
рабочих, как и всех граждан, на защиту со стороны государства, консерваторы отрицали статус рабочего класса
как "какого-то излюбленного детища". Они исходили из необходимости предоставления равных прав работода-
телям и работникам по найму, предлагали законодательно запретить стачки рабочих и локауты предпринимате-
лей – наносивших громадный ущерб, как молодой российской промышленности, так и потребителям.
     Значительное внимание уделили консервативные организации вопросам образования. "В просвещении
громадная сила, – подчеркивал Тамбовский Союз русских людей, – а у нас оно крайне плохо и реформа школы
всех типов и разрядов необходима". В Тамбовской губернии отсутствовали высшие учебные заведения, поэто-
му местные союзы разрабатывают вопросы реформирования низшей и средней школы. Отстаивалось всеобщее
право граждан на образование, которое понималось как реальная возможность получения образования каждым
ребенком без введения принудительного всеобщего обучения. Учебные заведения должны были готовить уча-
щихся к производственной деятельности, а также осуществлять религиозно-нравственное воспитание в духе
христианской веры. Начальное образование предполагалось сделать бесплатным. Курс средней школы обеспе-
чивал законченное образование, но при обязательной преемственности всех образовательных учреждений.
     Уставные нормы консервативных политических организаций были практически идентичны. Они основы-
вались на принципах автономии, внутриорганизационного демократизма, отсутствия жесткого членства. Поря-
док вступления включал подачу письменного или устного заявления с указанием фамилии, имени, отчества,
домашнего адреса, звания или рода занятий, уплату небольшого членского взноса (малоимущие от взносов ос-
вобождались). Участие в деятельности организации, как и выход из нее, было делом исключительно добро-
вольным.
     Высшими органами являлись общие собрания членов, выбиравшие из своей среды совет, который ведал
всеми текущими делами (Главный Совет Союза русского народа, Правление Тамбовского Союза русских лю-
дей). Деятельность руководящих органов носила открытый, гласный характер.
     С целью координации деятельности организационно-самостоятель-ных консервативных организаций пе-
риодически устраивались так называемые "Всероссийские съезды русских людей", в работе которых регулярно
участвовали уполномоченные Тамбовского Союза русских людей и его Козловского отдела. Решения съездов
носили рекомендательный характер и принимались организациями только после одобрения общими собрания-
ми их членов.
     Численность консервативных общественно-политических организаций была и остается одним из наиболее
сложных аспектов их истории. Причина этого в особенностях их структуры: отсутствие жесткого партийного
членства позволяло обходиться без точной регистрации сторонников. Первостепенное значение для этих орга-
низаций имело не формальное членство, а солидарность с основными программными принципами. За основу
определения своей численности они брали количество голосующих за их программу на сходах и собраниях
граждан.
     Но даже с позиций фиксированного членства Тамбовский Союз русских людей и его отделы, местные от-
деления Союза русского народа были серьезной политической силой. Их численность, составлявшая в 1905 –
1907 гг. около 5000 – 6000 человек, превышала суммарную численность отделений всех других политических
организаций, действовавших в то время в Тамбовской губернии. Кроме того, около 25 000 жителей Тамбовской,
Саратовской, Самарской губерний заявили о своей солидарности с программой Тамбовского Союза русских
людей, на сельских сходах и коллективных собраниях выразили готовность "идти навстречу всем начинаниям
союза", поддерживать его в политических кампаниях.


     Политический вес консервативных организаций определялся тем, что их принципы и программы встреча-
ли поддержку среди представителей всех слоев населения. Изначально образованные "из лиц разных званий и
состояний", эти организации представляли собой объединения единомышленников всех сословий. Большинст-
во составляли крестьяне, мещане, купцы, ремесленники.
     Объединение людей различных по происхождению, профессии, образованию демонстрировало возмож-
ность мирного развития страны по пути прогресса без революционных потрясений. С этим в известной мере
соглашались даже политические противники. На заседании "Общества старых большевиков" в 1923 г. один из
его участников характеризовал политическую ситуацию в Тамбовской губернии после первой российской ре-
волюции: "Мощная организация Союза русских людей во главе с директором Серафимовской гимназии Попо-
вым и местным купцом Дедовым … впитала в себя громадное количество учителей и почти все поголовно (ес-
ли не ошибаюсь) духовенство города Тамбова. Кроме того, Союз имел большое количество агентов в Тамбов-
ских вагонных мастерских, что окончательно делало невозможным для Тамбова революционную работу".
     Однако самодержавие, не имевшее опыта диалога с обществом, не спешило сотрудничать даже с теми об-
щественными силами, которые выступали в его поддержку. Отношение к проправительственным обществен-
ным организациям со стороны властей было двояким.
     С одной стороны, царь Николай II неоднократно принимал их депутации, публично желал им успеха и
процветания, возложил знаки Союза русского народа на себя и на цесаревича Алексея. На верноподданниче-
ских телеграммах, в том числе от союзов Тамбовской губернии, император делает пометки: "Прочел с удоволь-
ствием", "Искренно благодарить за выраженные чувства" и т.п. Эти ответы члены консервативных организаций
воспринимали как высочайшую милость, служащую "громадным утешением и ободрением" их деятельности.
     Несмотря на это никаких послаблений проправительственые организации по сравнению с другими поли-
тическими объединениями не получили. 27 июня 1906 г. министр внутренних дел П.А. Столыпин отмечал, что
некоторые губернаторы запрещают деятельность отделений Союза русского народа, выполнившего все требо-
вания указа об обществах и союзах 4 марта и незарегистрированного к тому времени лишь в связи с задержкой
открытия Санкт-Петербургского городского по делам об обществах присутствия. 14 сентября 1906 г. последо-
вал циркуляр Совета министров о запрете государственным служащим вступать в политические партии. Фор-
мально запрет касался участия лишь в антиправительственных организациях, но на практике не поощрялось
членство чиновников во всех общественных объединениях. Государственные служащие спешили перестрахо-
ваться: давали подписки об отказе участвовать в любых политических организациях, присутствовать на собра-
ниях, обсуждающих политические вопросы. Это лишало легальные политические организации, как отмечали
учредители Борисоглебского отдела Союза русского народа, "многих полезных, а потому и желательных лю-
дей".
     Местные власти, в том числе в Тамбовской губернии, оказывали консервативным союзам определенное
покровительство. Активное участие в организационном оформлении консервативного движения на Тамбовщи-
не принял советник губернского правления Г.Н. Луженовский. Благосклонно относились к русским националь-
ным организациям вице-губернаторы Н.Е. Богданович и П.Н. Масальский, губернаторы В.Ф. фон-дер Лауниц и
Н.П. Муратов. Они посещали общие собрания, принимали участие в торжественных мероприятиях Тамбовско-
го Союза русских людей и местных отделений Союза русского народа, иногда выступали на них с приветствен-
ными речами.
     Однако власти не рассматривали эти организации (впрочем, как и все остальные общественно-
политические объединения) в качестве политических партнеров. Попытки консервативных союзов выступить в
роли посредника между властью и населением правительственные канцелярии настойчиво отвергали. Тамбов-
ский Союз русских людей и его Козловский отдел неоднократно обращались в различные министерства и ве-
домства, непосредственно к Председателю Совета министров П.А. Столыпину с предложениями об ужесточе-
нии наказаний за политические преступления, об открытии университета в Воронеже, об отчислении из уни-
верситетов студентов за участие в революционных "беспорядках". Все эти обращения остались без ответа.
     Деятельность общественно-политических организаций – даже в поддержку правительства – тормозилась
различными бюрократическими препонами. 9 мая 1906 г. в газете "Тамбовские губернские ведомости" была
опубликована статья "Приключения «русского» человека", в которой автор – активист Тамбовского Союза русских
людей – подробно описывал свои попытки присоединить к союзу крестьян одного из сел Тамбовской губернии.
Хотя этот активист получил письменное разрешение губернатора, ни местный учитель, ни священник не оказа-
ли ему никакого содействия. По возвращении в Тамбов "Ф.К." – так подписал статью автор – был арестован и
провел ночь в заключении: полицейским чиновникам потребовалось время для выяснения всех обстоятельств
дела. Приехав в то же село во второй раз, "чтобы довершить начатое дело", "Ф.К." столкнулся с новыми, еще
более непреодолимыми препятствиями: за время его отсутствия земский начальник, узнав, что в селе побывал
"агитатор", вызвал казаков. Перепуганные крестьяне жалели, что не убили "виновника своих бед". Хотя ситуа-
ция в итоге прояснилась: земский начальник дал разрешение "Ф.К." на его мероприятие, однако сельский ста-
роста, перестраховываясь, запретил устройство собрания крестьян и раздачу им листовок Тамбовского Союза
русских людей. "Патриотический порыв" в итоге разбился о множество административных препятствий и не-
разберих, поставивших под угрозу здоровье и жизнь самого активиста. "Раздумываешь и не знаешь: чему при-
писать все эти препятствия и противодействие. И грустно станет на душе, особенно когда вспомнишь, что ре-
волюционеры разъезжают всюду очень свободно и распространяют свои прокламации", – завершал свое пове-
ствование автор этой статьи.


     Не однозначно складывались и отношения консервативных общественно-политических объединений с
православной церковью.
     С одной стороны, Тамбовский Союз русских людей изначально зародился в кругу лиц, близких к редакции
официального органа Тамбовской епархии журнала "Тамбовские епархиальные ведомости". На страницах этого
журнала союз печатал свои очерки, листовки, протоколы общих собраний. Его торжественное открытие и об-
щие собрания проходили в здании Серафимовского духовного училища. Первым председателем Тамбовского
Союза русских людей (до сентября 1906 г.) был ректор духовной семинарии архимандрит Федор. В составе ру-
ководящего органа, как и среди членов союза, было немало представителей клира. Неоднократно участвовал в
его торжественных мероприятиях, присылал свои приветствия и благословения епископ Тамбовский и Шацкий
Иннокентий, характеризовавшийся за это либеральными газетами как "великий черносотенник, стоящий во
главе черносотенников".
     С другой стороны, накануне выборов в I Государственную Думу публикуется обращение Святейшего Си-
нода, запрещающее церковнослужителям участие в политических партиях. 18 сентября 1906 г. священники 2-го
Козловского благочиннического округа ходатайствуют на съезде депутатов Серафимовского училищного окру-
га о запрещении Тамбовскому Союзу русских людей устраивать собрания в здании Серафимовского училища.
Запрет мотивировался тем, "что эти собрания приносят пыль и грязь, изветшивают полы, мебель, окраску стен,
требуют наряда особой прислуги и тем наносят ущерб экономии училища; с другой стороны, духовенство по-
лагает, что учебное заведение не может быть притоном какой-либо политической партии, местом для митингов;
наконец, духовенство опасается и за существование самого здания, которое, вследствие ненависти и злобы ме-
жду политическими партиями, может быть разрушено или повреждено". Съезд удовлетворил это ходатайство и
постановил "просить Правление училища впредь не допускать каких-либо собраний в здании училища, не
имеющих отношения к училищному делу, в особенности политического характера". Такая перестраховка пока-
залась чрезмерной епископу Тамбовскому и Шацкому Иннокентию. Его резолюции гласила: "Это постановле-
ние было бы понятно, если бы учинили его о.о. польские ксендзы или иудейские раввины, но в устах русского
православного духовенства оно не только странно, но и грустно. Русским людям, сплотившимся ради сохране-
ния основ русской жизни в смутное время, отказывает в гостеприимстве русское православное духовенство!
Борцов за господство православной веры в русском государстве гонят вон православные иереи! … Странно и
грустно, непонятно и обидно за само духовенство. … Настоящее постановление, в мотивах которого так много ме-
лочности, скопидомства, равного плюшкинскому, фальшивой тревоги и ложного страха, не утверждается".
     20 сентября 1906 г. на заседании II пастырского собрания духовенства Тамбовской епархии раздались го-
лоса порицания членам Тамбовского Союза русских людей С.Д. Бельскому и Н.И. Дмитревскому за их участие
в политической организации. Некоторые депутаты в резких выражениях осудили "реакционную, противную
всякому прогрессу" деятельность Союза русских людей. На собрании Тамбовского Союза русских людей 22
октября 1906 г. некая "госпожа А." заявила, что "частная жизнь членов союза не ограждена от нападок, ибо
священник П.Б. высказал ей через ее мужа порицание за посещение собраний Союза русских людей". Такая
позиция в значительной степени обусловливалась тем, что священники боялись мести со стороны революцио-
неров, не были уверены в получении защиты от правительства и в большинстве своем уклонялись от любой
политической деятельности.
     Консервативные общественно-политические организации, защищая самодержавие и православие, стали
объектом травли и угроз (нередко приводимых в исполнение) со стороны политических оппонентов. Со стра-
ниц центральных и местных либеральных газет в их адрес следуют обвинения в "реакционности", "кровожад-
ности" и т.п. На борьбу с "черносотенцами" выступили и леворадикальные партии, которые в отличие от кон-
сервативных объединений Тамбовской губернии, не совершивших ни одной противоправной акции, перед на-
силием не останавливались.
     "Организация черной сотни" стала, одним из пунктов смертного приговора, вынесенного Тамбовской ор-
ганизацией Партии социалистов-революционеров советнику губернского правления Г.Н. Луженовскому. Эсер-
ка М.А. Спиридонова 16 января 1906 г. расстреляла его на перроне Борисоглебского вокзала разрывными пуля-
ми.
     2 мая 1906 г. семинарист В.А. Грибоедов, активный участник революционных демонстраций, покушался
на жизнь председателя Тамбовского Союза русских людей, ректора духовной семинарии архимандрита Федора,
"пользовавшегося, – как подчеркивал начальник Тамбовского губернского жандармского управления, – среди
революционеров репутацией «ярого черносотенника»".
     Борисоглебский уездный исправник, сообщая губернатору об образовании отдела Союза русского народа,
объяснял "вялость" его работы боязнью мести со стороны революционеров, особенно вероятной после покуше-
ния на председателя Главного Совета Союза русского народа А.И. Дубровина.
     Угрожающие письма с эпиграфом "смерть человеконенавистнику", "смерть черносотеннику" неоднократ-
но получал почетный председатель Козловского Союза русских людей А.С. Жихарев.
     В результате, отвергаемые правящей элитой, терроризируемые политическими оппонентами, консерватив-
ные общественно-политические организации были обречены на упадок и угасание. Самодержавие так и не
осознало необходимости создания собственной партии власти. Политика правительства в этом направлении
осталась неизменной, что стало одной из причин катастрофы самодержавия в 1917 г.


                                        СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
     1 Ильин С.А. Консервативные общественно-политические объединения Российской империи: образова-
ние и легализация (на материалах Тамбовской губернии) // Труды Тамбовского филиала Юридического инсти-
тута МВД России. Вып. 4. Тамбов, 2001.
     2 Ильин С.А. Национально-религиозная ситуация в Тамбовской губернии на рубеже XIX– XX веков //
Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Вып. 2. Тамбов, 1999.
     3 Ильин С.А. Организационное устройство русских национальных объединений начала ХХ в. (на мате-
риалах Тамбовской губернии) // Труды Тамбовского филиала Московского университета МВД России. Вып. 6.
Тамбов, 2003.
     4 Ильин С.А. Политический террор в Тамбовской губернии в годы первой российской революции (1905 –
1907 гг.) // Труды Тамбовского филиала Московского университета МВД России. Вып. 7. Тамбов, 2004.
     5 Ильин С.А. Русские национально-патриотические организации и Манифест 17 октября 1905 г. (На ма-
териалах Тамбовской губернии) // Общественно-политическое развитие Российской провинции (XIX– XX вв.):
Сборник научных статей. Вып. 1. Тамбов, 2001.
     6 Помогаев В.В. Аграрный вопрос в программе Тамбовского Союза русских людей // Тамбовское кресть-
янство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало ХХ вв.): Сборник научных статей. Вып. 3.
Тамбов, 2000.
     7 Помогаев В.В. Русские национально-патриотические организации в Тамбовской губернии // Тамбов-
ское крестьянство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало ХХ вв.): Сборник научных ста-
тей. Вып. 2. Тамбов, 1998.
     8 Помогаев В.В., Ильин С.А. Российские политические партии и аграрное движение в Тамбовской губер-
нии // Тамбовское крестьянство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало ХХ вв.): Сборник
научных статей. Тамбов, 2002.
     9 Помогаев В.В., Фомина Л.Б. Генезис русского национализма (На материалах Тамбовской губернии) //
Тамбовское крестьянство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало ХХ вв.): Сборник науч-
ных статей. Тамбов, 1996.
     10 Стрелков А.Т. Партии правительственно-монархической ориентации // История политических партий
Центрального Черноземья: Сборник статей. Курск, 1995.
     11 Шарова Н.В. Аграрная программа русских национально-патриотических организаций (на материалах
Тамбовской губернии) // Российское крестьянство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало
ХХ вв.). Сборник научных статей. Вып. 1. Тамбов, 2004.
     12 Щербинин П.П. Средние слои Тамбова и черносотенцы в годы первой российской революции // Про-
блемы политической социологии и истории: Тезисы докладов межвузовской научной конференции. Тамбов,
1992.
Очерк 3

                       ЗЕМЕЛЬНЫЕ КОМИТЕТЫ ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
                                     (1917 – 1918 гг.)

                                           Д .Н. Погорелый

      Аграрные преобразования в Тамбовской губернии после Февральской революции явились одним из наи-
более показательных фрагментов "общинной революции" 1917 г. Взаимоотношения собственников земли и
основной массы крестьянства предопределяли ход политических событий в стране, что требовало от прави-
тельства своевременных и эффективных мер в области землепользования. Одной из таких мер стало формиро-
вание в соответствии с постановлением Временного правительства "Об учреждении земельных комитетов" от
21 апреля 1917 г. системы земельных комитетов по всей стране.
      На основе данного постановления планировалось создать Главный земельный комитет и соответствую-
щие комитеты губернского, уездного и волостного уровней. Таким образом, крестьянам предоставлялась воз-
можность принять непосредственное участие в решении аграрного вопроса до Учредительного собрания. Вре-
менное правительство, по признанию министра земледелия А.И. Шингарева, со своей стороны стремилось пре-
дотвратить самочинные действия крестьян и провести подготовительные мероприятия к аграрной реформе.
      Прологом к созданию земельных комитетов стали весенние губернские и уездные крестьянские съезды,
отразившие настроение крестьянства. Депутаты Ι крестьянского съезда в Тамбовской губернии 6– 7 апреля 1917
г. в итоговой резолюции первым пунктом обозначили необходимость отмены частной собственности на землю
и запрещение всех видов сделок с землей. 21 – 24 мая ΙΙ-й губернский крестьянский съезд прибавил к этому
требование снижения налогов на землю и передачи ее в распоряжение местным органам самоуправления. В
соответствии с Постановлением от 21 апреля задачи земельных комитетов сводились к следующим: 1) разре-
шение споров по земельным делам; 2) контроль за своевременной обработкой земли; 3) подготовка материалов
к аграрной реформе с учетом специфики местного хозяйства. Упоминания о возможной отмене частного земле-


владения, полном контроле угодий и инвентаря в законе не было, земельные комитеты являлись лишь времен-
ными вспомогательными государственными учреждениями с ограниченным кругом задач. Это противоречие
между интересами крестьян и реальными полномочиями земельных комитетов существенно осложнило их ра-
боту впоследствии.
     В то же время, земельные комитеты планировались как демократические организации с участием предста-
вителей местных общественных и административных учреждений. Так, в состав губернского земельного коми-
тета вошли: член Тамбовского окружного суда, представители 9 организованных к середине июня уездных ко-
митетов, 3 представителя от губернского Совета рабочих и солдатских депутатов, представитель от губернского
исполнительного комитета, 2 представителя из земства, и по одному представителю от политических партий –
эсеров, энесов, социал-демократов, кадетов. Возглавил губернский земельный комитет председатель губкома
партии эсеров Н.Н. Бобынин. Уездные комитеты создавались по аналогичной схеме: часть членов избиралась
на земском собрании, часть присылали губернский комитет и другие организации (земство, мировой суд, ис-
полнительный комитет). Волостные комитеты избирались сельским населением на сходах.
     Темпы образования земельных комитетов по Тамбовской губернии в целом соответствовали общероссий-
ским: к 15 июня образован губернский (первое рабочее заседание прошло 23–24 июня) и 9 из 12 уездных зе-
мельных комитетов (см. табл. 1).

                        1 Образование земельных комитетов в Тамбовской губернии
                                             летом 1917 г.3
                                     Волостных земельных коми-
                                               тетов                 Всего во-
                      Дата образо-
       Уезд                                                          лостей в
                         вания        до 1 августа   до 1 октября     уезде
                                        1917 г.         1917 г.
 Борисоглебский       2(9?) июня         32           32             32
 Елатомский             6 июня            6           20             26
 Кирсановский           14 июня          25           37             37
 Козловский            2(?) июля         39         не уст.          41
 Лебедянский            30 июня          16           16             16
 Липецкий               11 июня           4           11             11
 Моршанский             9 июня           33           41             41
 Спасский               12 июня           4            8             16
 Тамбовский             11 июня          36         не уст.          46
 Темниковский           17 июня       не уст.       не уст.          24
 Усманьский             12 июля       не уст.       не уст.          25
 Шацкий                 27 июня           6           26             26
                                     Не менее      Не менее
 Всего                                                              341
                                        201          194
     Классовый состав земельных комитетов, как и следовало ожидать, оказался преимущественно крестьян-
ским. Даже в уездных земельных управах (руководящих органах комитетов) по данным на 9 уездов из 44 чле-
нов 45,7 % составляли крестьяне по происхождению, служащие – 31,8 %, учителя – 9 %, рабочие – 4,5 %, про-
чие – 9 %. О составе волостных земельных комитетов можно судить по относительно полным данным по Кир-
сановскому уезду. В 23 из 25 существовавших комитетов работали 121 человек из них: крестьян – 97 (80,2 %),
служащих – 11 (9,2 %), солдат – 11 (9,2), ремесленников – 9 (7,4 %) и 1 обозначен в анкете как торговец4.
     На вопрос о политической принадлежности в анкетах давались противоречивые ответы, свидетельствую-
щие о политической безграмотности крестьян. Обнаруживаются, например, сторонники "партии Совета кресть-
янских депутатов" или просто "крестьянской". Тем не менее, более половины все таки назвали себя эсерами
(вероятно и остальные имели ввиду эту партию). Наиболее влиятельной политической силой в системе земель-
ных комитетов таким образом оказалась партия социалистов-революционеров, аналогичная ситуация сложи-
лась и в соседних губерниях (председатели Курского, Пензенского, Рязанского губернских земельных комите-
тов были эсерами).
     Первой проблемой, с которой столкнулись земельные комитеты, стало недостаточное финансирование.
Губернский земельный комитет имел средства в среднем на 5 – 7 волостных комитетов в каждом уезде. По за-
кону организация волостного земельного комитета в каждой волости была необязательной, однако именно они
являлись основными землеустроительными учреждениями на местах, они давали заключения по решению зе-
мельных конфликтов, в обход которых ни губернский, ни уездные не должны были выносить своих постанов-
лений. Поэтому имеющиеся средства, как правило, распределялись среди всех образовавшихся комитетов. Не
допускалось и совмещение должностей в исполнительных, земельных и продовольственных комитетах в целях
экономии средств. После формирования земельных комитетов в компетенции исполнительных и продовольст-

      3
        Подсчитано по: Государственный Архив Тамбовской Области (ГАТО). Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 6. Л. 6л-6л об.; Д. 7. Л. 57
– 58, 60 – 61 об., 74 об.; Д. 9. Л. 35, 37об., 47 – 48, 111, 113, 114, 116; Д. 17. Л. 12; Ф. Р-955. Оп. 1. Д. 1. Л. 60.
      4
        Подсчитано по: ГАТО. Ф. Р-955. Оп. 1. Д. 5. Л. 66 – 147.


венных комитетов остался сбор налогов, распределение военнопленных на полевые работы, учет хлебных запа-
сов, борьба с самогоноварением. Большую часть работы земельных комитетов составлял учет земли, инвентаря
и разрешение земельных споров.
     23 июня губернский земельный комитет издал "Распоряжение № 2" допускающее учет земельными коми-
тетами необработанных земель и незадействованного инвентаря с целью "более рационального использования".
Волостные и уездные земельные комитеты сразу же начали борьбу за расширение полномочий, требуя уста-
новления контроля над частновладельческими землями. В Декларации от 8 июля Временное правительство
обещало расширить компетенцию земельных комитетов, а 12 июля был опубликован закон о запрещении зе-
мельных сделок до Учредительного собрания, чего давно требовали крестьяне. Однако расширения прав от
правительства земельные комитеты так и не добились. Инструкция министра земледелия В.М. Чернова от 16
июля, адресованная земельным комитетам, составленная в весьма витиеватых выражениях, по существу лишь
закрепляла прежние права комитетов. Управляющий Министерством Внутренних дел И.Г. Церетели в это же
время издал серию циркуляров, в которых требовал от губернских комиссаров пресекать самоуправные дейст-
вия земельных комитетов в отношении помещичьей собственности. Еще более жесткие требования предъявило
министру земледелия Министерство юстиции.
     Вполне оправданная мера – учет незадействованных земель и инвентаря – часто проводилась земельными
комитетами при скрытом давлении крестьян на помещика. У собственников земли отбирали военнопленных,
запрещали наемным рабочим работать в хозяйстве помещика, обеспечивая таким образом "запустение". Подоб-
ные случаи зафиксированы в Липецком, Моршанском, Шацком, Елатомском, Усманском уездах. В отдельных
случаях (уже в июле) имения просто конфисковавались и распределялись между местным населением без како-
го-либо повода. Так было, например, с имениями Лейхтебергского и Хренникова в Тамбовском уезде.
     Наряду с легализацией захватов земельные комитеты вели активную политику по пересмотру условий
арендных договоров. Губернский земельный комитет на первом же заседании понизил арендные цены на 50 %
по сравнению с ценами трех последних лет (в среднем до 15 р. за десятину). Недовольные этой мерой помещи-
ки засыпали окружной суд жалобами, обращались в губернский земельный комитет с объяснением своего бед-
ственного положения, но безрезультатно. В свою очередь, представители местных земельных комитетов приво-
дили веские аргументы в пользу понижения цен. Например, председатель Елатомского уездного земельного
комитета 9 августа на собрании представителей всех уездов сообщил, что несогласие помещиков с новыми
"грабительскими ценами" привело к разгрому одного из имений, и установлению символической платы за зем-
лю в другом (менее 2 р.) Аналогичные сообщения поступили из Борисоглебского уезда.
     Вопрос о размерах арендной платы для помещиков вообще становился бессмысленным, так как деньги по-
ступали в кассу земельных комитетов, они выплачивали с них налоги, осенью 1917 г. часто принимали решения
о самофинансировании за этот счет, так что владельцу ничего не оставалось. Показательным в этом отношении
является работа Шацкого уездного земельного комитета. 8 июля он постановил передавать арендные деньги
владельцам земли, а 7 августа разгорелась острая борьба за принятие нового постановления "более отвечающе-
го сложившейся в деревне ситуации". Земельный комитет решил ходатайствовать перед Временным правитель-
ством (!) о покупке на эти деньги облигаций "Займа свободы". Председатель комитета помещик Л.Х. Смол-
довский выступил категорически против этого решения и сложил с себя полномочия председателя.
     Отчуждение земли у собственников во внешне законных формах, казалось, должно было гарантировать
успех земельным комитетам и снизить напряженность в деревне. Однако очень скоро крестьяне перестали до-
вольствоваться мелкими уступками. Не получив значительной части помещичьей земли они быстро разочаро-
вались во всех крестьянских организациях. В сознании сельских жителей, не понимавших всей сложности под-
готовки аграрной реформы, укреплялась идея "черного передела". Деятельность земельных комитетов летом
1917 г. в связи с этим не останавливала крестьянское движение, а лишь придавала ему более спокойную форму.
В сентябре и эта возможность земельных комитетов была исчерпана. Отдельные крестьянские выступления в
конце августа – начале сентября, сопровождавшиеся избиением и убийствами помещиков и мелких собствен-
ников, вылились в масштабное восстание. 12 сентября в Козловском и Тамбовском уездах было введено воен-
ное положение, а 13 сентября губернские власти издали "Распоряжение № 3" о начале учета земельными коми-
тетами всех частновладельческих имений. Местная администрация и губернский земельный комитет таким об-
разом приняли единственно возможную меру для сохранения уцелевших хозяйств.
     "Распоряжение № 3" было одобрено губернским комиссаром К.Н. Шатовым, окружным прокурором М.К.
Вольским, большинством общественных организаций (исключая Тамбовское дворянское собрание и Всерос-
сийский союз земельных собственников). Реализация распоряжения началась, несмотря на отчаянное сопро-
тивление помещиков, подавших на его авторов в суд. Предупреждения о противозаконности акта первое время
поступали и от Временного правительства, однако, местное руководство сумело отстоять неизбежность подоб-
ного решения.
     Учетные мероприятия, несомненно, ослабили погромную волну, так как после них следовали новые пожа-
лования в пользу малоземельных крестьян, приходило осознание, что частная собственность на землю упразд-
нена. Вместе с тем помещики продолжали жаловаться в суд, в губернский земельный комитет теперь уже на
нарушение самого "Распоряжения № 3" и дополняющей его инструкции. Во время учета земельный комитет


мог не выдать хозяину акт о проведенном учете, опись имущества, уволить управляющего экономии, учесть
имущество не относящееся к хозяйству и т.п.
     Таким образом, уничтожение частного землевладения в Тамбовской губернии произошло еще до ок-
тябрьского переворота, что стало, пожалуй, самым ярким явлением аграрной революции 1917 г. Деятельность
земельных комитетов, в связи с этим, выглядела последовательной реализацией решений весенних крестьян-
ских съездов о безвозмездной передаче всей земли трудовому народу. Декрет о земле как основная декларация
СНК по аграрному вопросу выглядел не более чем пропагандистским актом, подтверждающим право крестьян
на то, что они уже делали в Тамбовской и других губерниях. После "Распоряжения № 3" подобные акты в 1917
г. были приняты Сердобским уездным земельным комитетом Саратовской губернии, в Воронежской, Орлов-
ской, Курской и Нижегородской губерниях. Не удивительно, что сразу после переворота большевики не приос-
тановили деятельность земельных комитетов, а закрепили их право на учет имений.
     Одновременно началось возвышение советов. По замыслу большевистского руководства вертикаль сове-
тов должна была обеспечить наилучшую реализацию декретов СНК вне зависимости от решений Учредитель-
ного собрания и административных учреждений старой власти. Большевистские агитаторы (как правило, сол-
даты и матросы, возвращающиеся с фронта) получали единодушную поддержку тамбовских крестьян, началось
переизбрание и создание новых Советов крестьянских депутатов. Земельные же комитеты по окончании учета
имений чтобы сохранить свой административный вес должны были либо начать раздел земли, либо передать
полномочия советам.
     В январе-феврале 1918 г. наблюдалось вялое сопротивление губернского земельного комитета усилению
советов – попытки объединиться с земством, однако после принятия закона о социализации земли на ΙΙΙ Съезде
советов, возложившего все аграрные преобразования на советы, история земельных комитетов была завершена.
20 февраля губернская земельная управа собралась на свое последнее заседание и приняла решение о вынуж-
денном самороспуске. В этот же день Тамбовский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов объя-
вил о роспуске всех земельных комитетов и передаче их дел в земельные отделы советов.
     Своеобразным эпилогом истории тамбовских земельных комитетов стала реализация закона о социализа-
ции земли. Уже на первых этапах этой работы стало ясно, что крестьяне не получат достаточного количества
земли. Уравнительный передел по продовольственной норме без активной переселенческой политики и интен-
сификации сельского хозяйства был неэффективной мерой. Сохранившиеся, а порой усилившиеся, чересполо-
сица и дальноземелье вызывали конфликты и стремление к новым переделам. Норма в 1,32 десятины "на едока"
была осуществима только в Борисоглебском, Кирсановском, Лебедянском и Тамбовском уездах, остальные 8
уездов не могли обеспечить и этого минимума.
     Вместе с тем проведенная земельными комитетами практическая работа была, безусловно, значимой в аг-
рарной истории 1917 г. Успех или неудача их деятельности при слабой, размытой власти были предопределены
настроениями крестьян, действующих с точки зрения высшего государственного интереса иррационально. По-
литика Временного правительства оказалась слишком абстрагированной от реалий деревенской жизни, боль-
шевики же, наоборот, стремились осуществить то, что желало большинство, не задумываясь об экономических
последствиях этого пути. В этих условиях замена земельных комитетов, земотделами советов, неизбежная в
силу их институциональной несовместимости, была облегчена изменением настроения деревни в пользу совет-
ской власти.

                                        СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
     1 Герасименко Г.А. Низовые крестьянские организации в 1917 – первой половине 1918 гг. (На материа-
лах Нижнего Поволжья). Саратов, 1974.
     2 Есиков С.А. Крестьянское хозяйство Тамбовской губернии в начале XX века (1900 – 1921 гг.). Там-
бов, 1998.
     3 Журналы, протоколы, доклады, наказы, резолюции и остановления Ι, ΙΙ и ΙΙΙ губернских съездов и гу-
бернского совещания крестьянских депутатов в г. Тамбове. Тамбов: Исполком губ. Совета крестьянских депу-
татов, 1917.
     4 Кострикин В.И. Земельные комитеты в 1917 г. М., 1975.
     5 Крошицкий П., Соколов С. Хроника революционных событий Тамбовской губернии. Тамбов, 1927.
     6 Протасов Л.Г., Сельцер Д.Г. Земельные комитеты в 1917 г: новый этап изучения // Общественные ор-
ганизации в политической системе России 1917 – 1918 гг. М., 1992. С. 20 – 26.




Очерк 4


                        ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОРГАНОВ
                        СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

                                           В . В. Кра снико в


     Придя к власти, большевики осознали, что реализация поставленных партией целей невозможна без созда-
ния собственной управленческой структуры, которая должна была наполняться преданными партийной идеоло-
гии кадрами. Проблема кадров сразу стала рассматриваться как главная на всех государственных уровнях. Но
приступить к кадровой политике большевики смогли только с началом мирного периода, так как предыдущая
работа по комплектованию кадрового состава партии носила ярко выраженный милитаризованный характер,
что было оправдано условиями военного времени.
     Период гражданской войны серьезным образом сказался на кадровом составе партийных структур. Во-
первых, после ее окончания партийные организации, особенно в регионах, затронутых антоновским восстани-
ем, понесли тяжелые кадровые потери. Например, в Тамбовском и Кирсановском уездах потери во время вос-
стания составили более 75 % деревенских партийных работников. Всего в губернии было убито более тысячи
коммунистов. Во-вторых, персональный состав советских и партийных организаций требовал коренной реорга-
низации, что было возможно лишь при условии появления большого количества работников на местах. Приме-
ром могут служить доклады, поступавшие в губком из уездов. В одном из них говорилось, что уездной партий-
ной организации для перестройки ее работы необходимо как минимум 60 коммунистов, а прислано только 8. В-
третьих, руководящие места в партии заняли люди, которые привыкли к военным методам и вседозволенности
в управлении. Такие методы управления были преобладающими, а контроль за порядком осуществления управ-
ления практически не велся. К концу войны слой таких руководителей занимал ведущие позиции в аппарате.
Были и другие руководители, однако, можно с уверенностью сказать, что к моменту перехода к нэпу местный
руководящий партийный состав представлял собой сложный и неоднородный аппарат. Но господствующая
управленческая психология сформировалась в ходе гражданской войны, что и предопределило методы и стиль
работы партийно-государственных кадров. Особенно неудовлетворительным было состояние низших управ-
ленческих структур. Характеристика низовых руководителей была иллюстрацией к положению в РКП(б) в це-
лом. Состав низовых организаций был слишком пестрый, как говорилось в отчете одного из членов Козловско-
го укома Тамбовской губернии от февраля 1920 г. "За небольшим исключением всех коммунистов можно раз-
бить на три категории: коммунисты-обыватели, тяпкины-ляпкины и просто обросшие мхом". Отчет показывает,
что кадровый потенциал, особенно на местах, был крайне слаб. У местных партийных организаций порой по-
просту некого было выдвигать. Процесс поиска подходящих кадров для укрепления многочисленных слабых и
разрозненных парторганизаций стал постоянным.
     Первой попыткой упорядочения кадровой политики стала, проводившаяся с июля 1921 г. Всероссийская
перепись ответственных работников. Переписи подлежали все партийные и советские кадры. Ее итоги, с точки
зрения партийного руководства, показали неудовлетворительный социальный состав кадровых работников. В
45 губерниях, где она проводилась, среди ответработников рабочие – 34,6 %, крестьяне – 16,3 %, служащие –
20,7 %, дети рабочих и крестьян – 13,5 %, прочие – 14,9 %. Среди председателей уисполкомов, секретарей и
членов президиумов укомов было много выходцев из других партий. Уровень общеобразовательной подготов-
ки был крайне низок, большинство кадрового состава не имело необходимой подготовки.
     Следующей была поставлена задача учета и перераспределения существующих кадров. Октябрьский 1921
г. пленум ЦК РКП(б) принял постановление "Об учете ответственных работников и порядке их распределения".
В нем отмечалось: "Рациональная постановка учета в настоящее время приобретает особо важное значение,
ввиду необходимости наладить правильное распределение работников и максимально целесообразное их ис-
пользование". Учету подлежали все пригодные для работы члены партии, как занимавшие ответственные по-
сты, так и занимавшие их ранее не менее 6 месяцев, а также работники, вновь выдвигаемые на ответственные
должности. На каждого внесенного в списки заводилось личное дело, без предъявления которого президиуму
губкома никто не мог быть утвержден на должность. Распределение работников, не стоящих на особом учете,
производилось в пределах уезда укомом самостоятельно. Перемещение и назначение ответработников произво-
дилось только по постановлению президиума губкома. Рядовые работники, прибывающие в распоряжение губ-
кома, распределялись заведующим организационным отделом.
     Другим способом решения кадровой проблемы стали уже испытанные методы – переброски и выдвижения
работников. Изначально к переброскам и мобилизациям большевиков вынуждали объективные условия граж-
данской войны. К ее концу РКП(б) поразил не только кадровый, но и организационный кризис. Мобилизации
проводились с трудом: люди устали от бесчисленных кадровых перестановок. Переброски затронули тысячи
коммунистов. Кроме перемещений по линии ЦК широко применялись внутригубернские переброски партий-
ных работников. К "ротации" часто относились негативно. Осенью 1921 г. секретарь Тамбовского губкома Б.А.
Васильев подписал секретный циркуляр, в котором говорилось: "Всюду товарищей, перебрасываемых губко-
мом, встречают подозрительно. Их рассматривают или как секретных сотрудников по борьбе с контрреволюци-
ей, которые приехали разгонять и арестовывать местных работников, или как на проштрафившихся, отправлен-
ных в ссылку".
     К переброскам прибегали не только ради пополнения кадрового состава. Зачастую они были способом
разрешения различных кадровых проблем. В плане работы ЦК РКП(б), утвержденном 26 мая 1921 г., говори-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика