Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Стратиграфия, хронология и топография Казанского кремля (XI-XVII вв.): Учебное пособие

Голосов: 0

Учебное пособие является составной частью комплекса специальных курсов, обеспечивающих изучение "Археология средневековой Казани" (дневная форма обучения). Цель данного пособия - сформировать у студентов систему знаний об основных этапах формирования материальной культуры и планиграфии Казанского кремля на основании комплекса письменных и археологических источников с момента возникновения города до конца XVII в. Пособие включает материал шести лекций.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
          В описаниях дорусской Казани определенный интерес вызы-
вают также постройки, с которыми связаны погребения казанских
ханов. В ходе раскопок 1977 г. у Введенской церкви и башни Сююм-
беки А.Х.Халиковым были изучены фундаменты двух ханских мав-
золеев с несколькими погребениями. В результате сопоставитель-
ного анализа сведений полученных естественнонаучными методами
и данных, известных по письменным источникам, установлено, что
костяк из погребения I принадлежит хану Махмуду (ум. в начале
1460-х г.), а из погребения II - хану Мухамед-Эмину (ум. 1518 г.).
      Кардинальные изменения в истории Казани в середине XVв.,
связанные с приобретением статус столицы Казанского ханства
отражаются и в культурном слое кремля. В стратиграфической шка-
ле кремля с периодом отложения напластований Казанского ханст-
ва связан III слой, расположенный соответственно между IV и II
слоями. Наиболее четко во всех раскопах удается разграничивать II
и III слои, отделенные друг от друга углистой прослойкой пожара
1552 г. Нижняя граница определяется сопоставлением вещевого
материала и особенностями формирования напластований III и IV
слоев.
      С ханским временем увязывается большое количество строи-
тельных горизонтов различных объектов, фиксируемых на всей
площади современного кремля. Подобная активность в застройке
кремля приводила к разрушению более ранних напластований и
включению в горизонты слоя значительного объема материкового
грунта. О большом размахе строительства монументальных зданий
в период Казанского ханства свидетельствуют остатки самих по-
строек и мощные напластования с включениями строительного му-
сора. В числе находок, связанных с декором зданий встречаются
мозаичные кашинные вставки, гипсовые герихи. При строительстве
зданий использовался крупный брусковый кирпич размерами 7-7,5 х
15-14 х 28-30 см.
      Отложения времени Казанского ханства распространены по
всей территории кремля. В северо-восточной части кремля слой III -
это в основном довольно плотная желтовато-серая (местами буро-
коричневая) пестроцветная супесь со значительными включениями
угля, древесного тлена и строительного мусора. Мощность слоя ко-
леблется в пределах 80-110 см вне объектов. Судя по характеру


слоя (известковые камни, обломки кирпичей и пр.) в этой части
кремля происходит в то время активное строительство (до 5 строи-
тельных горизонтов на небольших участках), что подтверждается
также и наличием следов множества пожаров, что и отразилось в
специфике грунта.
      В южной половине Кремлевского холма толщина слоя III со-
ставляет не более 20-30 см вне объектов. Он состоит из темно-
бурой и бурой плотной супеси с включениями светло-серой супеси,
угля и прокала. Верхний горизонт слоя на большинстве раскопов
перекрывается тонкой прослойкой угля и золы. В этой части Кремля
III слой лежит на материковой светло-серой подзолистой супеси. В
слое отразилась менее активная строительная деятельность (не
более 2-х строительных горизонтов).
      Объекты, связанные с периодом Казанского ханства, пред-
ставлены постройками хозяйственного и жилого характера. При
этом необходимо отметить, что в числе построек ханского времени
имеются монументальные каменные сооружения. Среди каменных
объектов следует отметить остатки ханских мавзолеев, разрушен-
ных строительством башни Сююмбеки, а также фундаменты крупно-
го каменно-кирпичного здания, представляющего собой руины ме-
чети и медресе Кул Шариф у Тезицкого рва.
      С прослойкой пожарища 1552 г. увязывается ряд специфичных
находок, представленных большим количеством каменных ядер,
глиняными зажигательными ядрами, наконечниками стрел; в сго-
ревших постройках встречаются обугленные человеческие останки.
В жилищах середины XVI в., найдены монетные клады. Прослойка
пожарища четко разграничивает слой Казанского ханства и слои,
сформировавшиеся после 1552 г. С нее начинается кардинальные
изменения в содержании материальной культуры, что особенно от-
четливо видно в соотношении различных групп керамики и их типов.
      Как видим, разграничение верхней границы III слоя имеет дос-
таточно четкие параметры. Сложность остается в определении
нижней границы, так как в этом случае не наблюдается резкой сме-
ны вещевого, в частности, керамического материала. Основным
критерием в ее установлении выступают стратиграфические наблю-
дения, изменения в общем облике материальной культуры. Важным


показателем для слоя Казанского ханства является увеличение до-
ли русской и татарско-русской керамики.
      Таким образом, Казань в ханский период представляла собой
крупный город с большим укрепленным посадом, кремлем и хан-
ским двором. В центральной части высились каменные здания с бо-
гатым внешним и внутренним убранством. В нем уживались различ-
ные религии и народы, участвуя в активной международной торгов-
ле, проходящей у стен Казани.


     ЛЕКЦИЯ 6

     КАЗАНСКИЙ КРЕМЛЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI - XVII ВВ.




     После событий 1552 г. город быстро восстанавливается, рас-
ширяются его границы. Внутренняя застройка города была не очень
плотной. В планировочной структуре кремля появляются право-
славные храмы и монастыри. Заново были построены (некоторых
местах восстановлены) стены и башни кремля, возведены каменные
церкви. При этом они использовали многовековые традиции, выра-
ботанные в русском градостроительстве, но учитывали сформиро-
вавшуюся в течение столетий специфику болгаро-татарского градо-
строительства. Это накладывало отпечаток на размещение новых
объектов и их характер. Происходит смена культурных традиций,
формируется новый уклад городской жизни.
     После событий 1552 г. город довольно быстро восстанавлива-
ется, расширяются его границы, о чем свидетельствует сведения
Писцовой книги 1565-1568 гг. Судя по данным этого источника, в го-
роде проживали переселенцы из более чем 40 регионов России.
Все это привело к увеличению посадов, площадь которых разраста-
ется почти в два раза. Они выходят за пределы Черноозерской про-
токи и р. Булак. Общая длина деревянных посадских стен с 11 про-
ездными башнями составила около 5 км. За пределами укреплений
возникли слободы, пригородные селения.
     Все эти изменения коснулись также кремля. Для строительст-
ва каменных укреплений и церквей в Казань были направлены ка-
менщики из Пскова. Этими мастерами были построены (в некоторых
местах восстановлены) стены и башни кремля, возведены каменные
церкви. При этом строители использовали многовековые традиции
русского градостроительства.
     Кремлевские укрепления были увеличены в размерах. С юж-
ной стороны он был расширен почти на 100 м к югу от стен ханской


крепости, упоминаемых в Писцовой книге как «старые городни». Ли-
ния стен на остальных участках в значительной степени повторяла
расположение укреплений ханского времени. Основная часть стен и
башен кремля, как и посада, была из дерева. В общей сложности во
вновь отстроенных стенах кремля насчитывалось 13 башен, из ко-
торых 5 были проездными. Шесть башен и укрепления, располо-
женные с южной стороны общей протяженностью 300 сажен, а так-
же небольшой участок в 15 сажен с северной стороны, возможно,
связанный с остатками укреплений бывшего ханского двора, были
построены из камня. Окончательная замена деревянных оборони-
тельных сооружений Казанского кремля на каменные происходит в
90-е годы XVI в.
      В описаниях оборонительных сооружений Казанского кремля,
сделанных Г.Соковниным и А.Никоновым в 1675 г., указывается об-
щая протяженность стен и башен Казанского кремля. Она состав-
ляла 830 саженей (1794 м). Общая площадь крепости достигала
почти 13 га. Оборонительные сооружения кремля к этому времени
состояли из 5 проездных башен (к вышеперечисленным добави-
лась Дмитриевская) и 8 непроездных (из них 7 круглой формы и од-
на Пятигранная). Облик кремля этого времени можем увидеть на
рисунках двух иностранных путешественников: А.Олеария и
Н.Витзена.
      Таким образом, город конца XVI-XVII вв. сохраняет свой сред-
невековый облик, сочетавший в себе традиции булгаро-татарской
культуры и влившейся в нее русской. Это сочетание можно увидеть
в размещении укреплений, планировке улиц, в архитектуре зданий
более поздних периодов, тоже отражающих в себе симбиоз культур.
      В кремле в этот период строится большое количество право-
славных храмов и монастырей. Территория, находящаяся под цер-
ковными постройками и примыкающим к ним дворами, занимала
почти половину кремля. Помимо зданий, построенных после собы-
тий 1552 г., в Казанском кремле сохранялось какое-то время боль-
шое количество построек периода Казанского ханства, в основном в
северной половине холма.
      Таким образом, Казань конца XVI - XVII вв. сохраняет облик
средневекового города, сочетающего в себе традиции болгаро-
татарской культуры и влившейся в нее русской. Это сочетание мож-


но увидеть в размещении укреплений, планировке улиц, а также в
архитектуре зданий более поздних периодов, отражающих в себе
симбиоз культур.
      Отложения, сформировавшиеся после 1552 г., во всех раско-
пах имеют различную мощность, что зависит от перемещения грун-
та в процессе большого объема строительных работ, производив-
шихся со второй половины XVI в. до настоящего времени.
      II слой характеризует жизнь русского города второй половины
XVI-XVIII вв. Он фиксируется на всей площади кремля и имеет раз-
личную мощность, зависящую от специфики функционирования от-
дельно взятого района и последующего его использования. Так, у
погоста Троицко-Сергеевского монастыря II слой не превышает 20
см, в Архиерейском дворе достигает 80 см, а на территории Ханско-
го двора срезан в XIX в. при строительстве Губернаторского дворца.
Необходимо при этом отметить, что на сохранившихся участках до-
вольно мощному разрушению подверглись верхние его горизонты в
процессе формирования I (современного) слоя. В среднем мощ-
ность II слоя на не потревоженных участках не превышает 50-70 см.
Практически во всех раскопах он представляет собой серую, темно-
серую плотную супесь с включением большого количества гумуса,
древесного тлена, немногочисленными прослойками угля, кирпич-
ного щебня и известкового раствора, выбросами материковой жел-
той супеси.
      Отдельным раскопом были изучены фундаменты Благовещен-
ского собора. Исследования, проведенные у центральной и север-
ных апсид, показали поздний характер возведения собора (второй
половины XVI в.) и не подтвердили предположения некоторых уче-
ных о постройке его на месте мечети ханского времени.. Выброс из
котлована здания перекрывал слои эпохи Казанского ханства.
      Раскопами VI, VII во дворе Юнкерского училища была иссле-
дована территория, принадлежавшая Троице-Сергиевскому мона-
стырю середины XVI- конца XVIII вв. Прослежены два этапа его
функционирования. К первому периоду существования монастыря
относится погост (вторая половина XVI - конец XVII вв.). После пре-
кращения функционирования погоста эта территория была исполь-
зована под жилые и хозяйственные постройки монастыря, просуще-
ствовавшие до конца XVIII в.


     Наиболее массовым находками из слоя являются фрагменты
глиняной посуды, более 70% которой составляет так называемая
«татарско-русская керамика» (по Т.А.Хлебниковой). Многочисленна
в составе этой группы керамика бурая (серая) с черной поверхно-
стью – до 40%. Важное место занимает также керамика в развитии
русской белоглиняной – до 20% от состава группы.
     В числе предметов происходящих из слоя можно назвать
большое количество печных изразцов с богатой орнаментацией,
часто с поливой, глиняные игрушки, курительные трубки, бутылоч-
ное стекло, иногда с рельефным клеймом «London» и других пред-
метов. Среди находок есть предметы православного христианского
культа. Это нательные кресты из меди и латуни. Большая их часть
была обнаружена на территории Архиерейского двора.
     Итак, проведенные исследования на территории кремля по-
зволили по-новому взглянуть на русский период ее освоения. Уточ-
нена история возникновения и развития ряда объектов и целых
комплексов в различные периоды их развития. Изучение прошлого
русской Казани, бесспорно, остается одной из актуальных направ-
лений при проведении дальнейших исследований. Особенно значи-
мыми эти проблемы становятся с началом широкомасштабных ис-
следований за пределами кремля.


     ЗАКЛЮЧЕНИЕ




     Археологические исследования в Казанском кремле, прове-
денные 1994 - 2005 гг., позволили по-новому взглянуть на многие
устоявшиеся представления о различных периодах его истории.
Культурный слой кремля, несмотря на значительные разрушения,
остается основным источником в изучении его прошлого. Он запе-
чатлел в себе весь процесс развития города, начиная с момента его
возникновения. В результате раскопок в различных частях кремля с
учетом стратиграфических наблюдений предшествующих лет уда-
лось уточнить время возникновения древнейшего поселения в се-
верной части кремлевского холма и установить динамику его после-
дующего роста.
     Расположение Казани на одном из выгоднейших транзитных
торговых путей на Волге предопределило пути дальнейшего ее раз-
вития. Из небольшой пограничной крепости преимущественно с во-
енно-торговыми функциями уже к концу домонгольского периода
она превратилась в значительный город с совершенной системой
фортификационных сооружений. Дальнейшее развитие города со-
провождалось увеличением населения, которое осваивало террито-
рии и за пределами укреплений. Еще с домонгольского времени
складывался ремесленный посад города, который значительно раз-
росся в золотоордынский период, а к началу XVI в. был уже укреп-
лен и занимал весь Кремлевский холм. При этом были и незащи-
щенные слободы за его пределами. В XVI – XVII вв. завершается
оформление кремля как самостоятельной части города.
     При изучении культурных отложений кремля применялась с
небольшими уточнениями пятислойная стратиграфическая шкала,
предложенная в свое время А.Х.Халиковым. Нами была подтвер-
ждена правомерность выделения V (домонгольского) слоя. На осно-
вании новых археологических данных и радиоуглеродных дат уда-


лось установить начало его накопления - рубеж X-XI вв. Был также
доказан городской характер болгарского поселения на северной
оконечности Кремлевского холма, в котором преобладали торгово-
военные функции. Об этом свидетельствует не только комплекс ве-
щевого материала, но и немногочисленные пока остатки жилых и
хозяйственных построек, а также фортификационных сооружений
XI – начала XIII вв.
      При выделении слоев Казанского кремля одним из важных
моментов является разделение II и III слоев, граница которых в ис-
торическом смысле обозначает собой смену культур. С учетом ре-
зультатов многолетних археологических исследований удалось до-
вольно четко отделить их друг от друга по выявленному материалу
(соотношение групп этнокультурных групп керамики, специфика бы-
товых предметов и пр.) и особенности отложения грунта (прослойка
пожара в завершении III слоя, следы активного каменного строи-
тельства в раннерусский период).
      Одним из достижений археологии Казани, несомненно, явля-
ется определение исторической топографии, планировки и массо-
вой застройки Кремлевского холма в различные периоды. Располо-
жение улиц, стен и даже целых комплексов современного кремля
вполне сопоставимы с их размещением в болгаро-татарское время.
Это позволяет рассматривать кремль как историко-архитектурный
комплекс, гармонично включавший в свою тысячелетнюю болгаро-
татарскую культуру и многовековую русскую градостроительную
традицию.


     ЛИТЕРАТУРА

      [Богдановский М.А.] Инженерно-исторический очерк осады Казани 7060-
7061 (1552) гг., с 5-ю листами чертежей // Инженерный журнал. СПб., 1898. № 8,
9. 64 с.
     [Загоскин Н.П.] Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель досто-
примечательностей и справочная книга города/ Под ред. проф. Н.П.Загоскина.
Казань, 1895. 691 с.
     [Пинегин М.Н.] Казань в ее прошлом и настоящем. Очерки по истории, дос-
топримечательностям и современному положению города. Составил
М.Н.Пинегин. СПб. 1890. 604 с.
     Айдаров С.С. Архитектурное наследие Казани/ Под ред. А.Х.Халикова. Ка-
зань: Таткнигоиздат, 1978. 80 с.
     Алишев С.Х. Исторические судьбы народов Среднего Поволжья. XVI- на-
чало XIX в. Отв. Ред. З.И.Гильманов, А.А.Преображенский. М.: Наука, 1990. 270
с.
     Алишев С.Х. Источники и историография города Казани/ Ред.
Н.С.Хамитбаева, С.С.Алишев. Казань, 2001. 76 с.
     Алишев С.Х., Мухамадиев А.Г. Об одной ошибочной версии возникновения
Казани. // Вопросы историографии и источниковедения. Сб. 7. (Уч. зап. КГПИ.
Вып. 150). Казань, 1975. С. 124-127.
     Аминова Г. Территория Казанского ханства на русских и европейских кар-
тах XV-XVII веков // Гасырлар авазы. Эхо веков. 1999. № 3/4. С.75-86.
     Артемьев А.И. Нечто для истории Казани // Казанский городской вестник.
1844. №№ 15, 18, 20.
     Арцыбашев Н.С. О Старом городище Казани // Вестник Европы. 1822. Ч.
126, № 21. С.12-73.
     Ахметзянов Р.Г. О топониме «Казань» // Вопросы историографии и источ-
никоведения. С. 7. (Уч. зап. КГПИ. Вып. 150). Казань, 1975. С.133-136.
     Ашмарин Н.И. Об одном мусульманском камне в загородном архиерей-
ском доме // ИОАИЭ. 1905. Т. XXI, вып. 1. С.92-112.
     Баженов Н. Казанская история. Ч. I. Казанское царство. Казань, 1847. XIII,
138 с.; Ч. II. По покорении Казани. Казань, 1847. IV, 146 с.
     Воронцов К. Историко-топографический очерк Казани перед завоеванием
ее русскими // Уч. зап. Казан. ун-та. 1890. Кн. 6. С.63-102. Казань, 1890. 40 с.
     Герберштейн С. Записки о Московии/ Пер с нем. А.И.Малеина и
А.В.Назаренко. Вступ. статья А.Л.Хорошкевич. Под. ред. В.Л.Янина. М.: Изд-во
МГУ, 1988. 430 с.
     Добродомов И.Г., Кучкин В.А. «Казанская история» и основание Казани //
Герменевтика древнерусской литературы XI-XVI вв. М., 1989. С.430-479.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика