Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Теория и практика гендерных исследований в мировой науке: Материалы международной научно-практической конференции (5-6 мая 2010 года)

Голосов: 1

В сборнике представлены научные статьи соискателей, аспирантов, преподавателей вузов и практических работников, в которых рассматриваются различные аспекты гендерных исследований.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    сификации Астафьева можно сделать вывод о том, что роли
участия мужчины и женщины в ходе исторического развития
человечества выглядят следующим образом: мужчина выра-
батывает руководящие историческим ходом идеи, женщина
проводит их в жизнь, закрепляя в обычаях, влияние которых
постоянно и охватывает все стороны человеческой жизни,
потому носит воспитательный характер. Данное распреде-
ление ролей мужчины и женщины соответственно влияет на
мужское и женское самосознание.
     Основой решения вопроса о развитии самосознания
женщины следует признать убеждение Астафьева в том, что
женщина должна лишь следовать тому предназначению, ко-
торым её наградила природа, и тогда в обществе изменится
очень многое: начнутся оздоровительные процессы в области
морали и нравов, семейное воспитание возымеет своё дей-
ствие и излечатся социальные болезни общества. Более того,
это даст возможность женщине осознавать себя, свои стрем-
ления и поступки, свои мысли, способности, своё отношение
к окружающему миру совершенно по-другому. Развитое са-
мосознание женщины будет помогать ей жить полноценной,
полнокровной жизнью.
     Сегодня в связи с актуальностью гендерных исследо-
ваний в современной науке, изменением незыблемости кон-
структов фемининности и маскулинности, следует вновь об-
ратиться к идеям мыслителя об особенностях женского само-
сознания. «Гендерный» взгляд на женщину имеет не только
положительные черты, выражающиеся в расширении её со-
циальных ролей. В образе женщины теряют свою связь по-
нятия «женщина-мать», основным достоинством становится
красота тела, вытесняется духовное содержание личности. В
то же время рядом с образом женщины нет не только старо-
сти, но и образа ребенка. Все эти изменения пагубно сказы-
ваются на развитии социального института семьи в первую
очередь. В связи с этим нельзя не согласиться с тем, о чем
писал Астафьев: «Когда сама естественная представительни-


                            31


ца и хранительница рода возмущается против этого своего
призвания, то не указывает ли это на «начало конца», на то,
что и род уже устал и утратил силу жить дольше?! И такое
пессимистическое заключение не было бы совершенно про-
извольным, если бы, по счастью, значение самого факта воз-
мущения не ослаблялось тем обстоятельством, что оно ис-
кусственное, что агитация исходит не от женщины» [1. С.
262]. Поскольку на постиндустриальном этапе развития рос-
сийской цивилизации прежний образ женщины разрушен,
а новой позитивной трансформации этого важнейшего для
культуры архетипа не произошло, хочется обратить внима-
ние современников на путь решения проблемы, предложен-
ный Астафьевым: женщина в силу своих физиологических
особенностей, должна, прежде всего, следовать своему есте-
ственному предназначению.

                   Библиографический список

    1.   Астафьев, П. Е. Психологический мир женщины, его осо-
         бенности, превосходство и недостатки / П. Е. Астафьев //
         Философия нации и единство мировоззрения. – М.: Мо-
         сква, 2000.– 262 с.


         ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ВОСПРИЯТИИ
             «СВОБОДЫ» И «НЕСВОБОДЫ»

                   В. И. Атагунов
 Институт педагогики и психологии профессионального
          образования РАО, г. Казань, Россия

      Summary. This article reflects the research results to find
out the social representations structure of “freedom” and “not freedom”
of men-students and women- students and the level of emotional
experience of their own real and desired freedom. The research data may



                                  32


be of interest to psychology and pedagogics and also to the psychology
of social cognition.
      Keywords: social representations of “freedom”, the level of real
freedom perception, the level of desireable freedom perception, spiritual
freedom, social freedom, infantile freedom, freedom as power, complete
freedom, unfreedom.

     Свобода как одна из ключевых ценностей человека и
человечества являлась предметом изучения многих ученых.
Однако социальные представления о «свободе» и особенно-
сти ее субъективного восприятия в рамках гендерных раз-
личий почти не изучены. Результаты, отраженные в данной
статье, на взгляд автора, могут способствовать устранению
этого пробела.
     В нашем исследовании приняло участие 716 респонден-
тов, из которых 409 человек женского и 307 мужского пола.
В качестве респондентов выступали студенты профессио-
нальных учебных заведений (ССУЗ и ВУЗ) различных про-
филей республик Татарстан и Башкортостан: медицинского,
технического, социально-экономического и гуманитарного.
Средний возраст наших респондентов составил 19,2 лет. В
качестве основного диагностического инструментария ис-
следования выступала авторская полупроективная методика
«Социальные представления о «свободе» и «несвободе». Ис-
пытуемым предлагалось из представленного списка персона-
жей (киногерои, исторические деятели, литературные персо-
нажи и т. д.) выбрать не более трех, которые, на их взгляд,
являются самыми «свободными» и обосновать свой выбор
несколькими словами. После этого респондентам надо было
разместить выбранные персонажи на шкале «абсолютная
свобода – абсолютная несвобода». Далее респондентам пред-
лагалось из другого списка персонажей выбрать 3 самых, на
их взгляд, «несвободных», и проделать с ними аналогичную
процедуру. Третьим этапом работы с данной методикой,
было размещение меток на шкале, которые бы обозначали их


                                   33


реальный уровень восприятия свободы («Я-реальное») и же-
лаемый («Я-идеальное»).
     Результаты исследования. Анализ восприятия соб-
ственной свободы (реальной свободы) нашими респондента-
ми показал, что средние показатели располагаются чуть выше
середины шкалы, а желаемая свобода (идеальной свободы)
находится на уровне 1/5 вниз от точки наивысшей свободы. В
таблице № 1 отражены результаты восприятия собственной
реальной и желаемой свободы в зависимости от гендерных
различий респондентов с учетом того, что мы исходили из
того, что шкала «абсолютная свобода – абсолютная несвобо-
да» в нашей методике составляет 100 условных метрических
единиц.

                                                Таблица 1
    Сравнительный анализ средних значений уровней
  восприятия собственной реальной и желаемой свободы
    студентов в зависимости от их гендерных различий


                                              Уровень
                                              разницы
                  Уровень         Уровень      между
     Пол          реальной        желаемой    реальной
 респондентов     свободы         свободы         и
                   («Яр»)          («Яи»)     желаемой
                                              свободы
                                                («S»)

   Мужчины          56,5            85,0        28,5
  Женщины           55,9            82,0        26,1
     Коэф.
 значимости
   отличий          0,7442          0,0081      0,0521
 (t-критерий
 Стьюдента)


                             34


     Из представленных результатов видно, что у женской
половины выборки уровень восприятия желаемой свободы
меньше, чем у мужской. Возможно, это обусловлено тем,
что, при одинаковой степени свободы, мужчинам, в отличие
от женщин, для удовлетворения собственных потребностей
и достижения поставленных целей необходимо больше са-
мостоятельности и независимости в действиях и поступках.
Кроме того, груз социальной ответственности на мужчинах
лежит больше, чем на женщинах, даже в период их моло-
дости, что и может отражаться на степени притязаний соб-
ственной свободы.
     Далее перейдем к описанию результатов исследования,
отражающих особенности структуры социальных представ-
лений о «свободе» женщин и мужчин. Проведя контент-
анализ обоснований выбора респондентов того или иного
персонажа в качестве «свободного», мы выделили несколько
типов представлений о «свободе» (см. табл. 2). Стоит сразу
отметить, что 43,5 % мужчин и 40,9 % женщин имеют одно-
временно несколько трактовок категории «свобода» (полимо-
дальный аспект). Как правило, в данных ответах присутство-
вали одновременно «социальные», «духовные» трактовки
«свободы», а также трактовки изучаемой категории «как вла-
сти и могущества». Этот факт свидетельствует о сложности
самого феномена «свободы» и структуре его представлений
у современных молодых людей.
     Следует акцентировать внимание, что в некоторых отве-
тах респондентов обеих групп прослеживается политическая
и негативная (свобода как зло, анархия и хаос) интерпрета-
ция свободы, однако мы не можем их выделить в отдельную
группу, так как они не являются доминирующими в представ-
лениях отдельных представителей выборки.




                            35


                                                Таблица 2
      Аспекты представлений «свободы» двух выборок
        (% от общего числа каждой выборки и ранг)

                                    Мужчины      Женщины
      Аспекты свободы
                                    %    Ранг    %    Ранг
 Духовная (духовная сила,
 стремление к саморазвитию,     19,9      2     24,2   2
 творческие способности)
 Как могущество (сила
 и власть, материальная         13,9      4     17,0   3
 обеспеченность)
 Социальная (независимость
 в социальных отношениях)       15,1      3     13,7   4
 Инфантильная (отсутствие
 ответственности за свои        4,9       5     3,2    5
 действия)
 Абсолютная (отсутствие
 ограничений в физическом       2,8       6     1,0    6
 пространстве)
 Полимодальная
 (одновременно содержит         43,5      1     40,9   1
 несколько аспектов свободы)


     Анализируя представленные результаты в зависимости
от половых особенностей выборки можно отметить, что для
девушек понятие «свобода» обладает более духовной смыс-
ловой нагрузкой, чем для юношей. Это может быть обуслов-
лено особенностями в различии социализации мужчин и
женщин. Мужчины, в силу социальной роли, являются «до-
бытчиками», поэтому их ментальность более прагматична и
материальна. Этот же фактор, на наш взгляд, объясняет не-
большое различие в результатах восприятия «свободы» как
власти и могущества. Социальный статус женщины в совре-
менном обществе, несмотря на положительную тенденцию
к изменениям, до сих пор не позволяет им наравне с мужчи-

                               36


нами находится на одном уровне власти, могущества и ма-
териальной обеспеченности. Следствием этого в содержании
представлений о свободе у лиц данного пола более четко про-
слеживается стремление к свободе как власти и могуществу.
     Далее перейдем к описанию результатов исследования,
отражающих особенности структуры социальных представ-
лений о «несвободе» женщин и мужчин. Проведя контент-
анализ обоснований выбора респондентов того или иного
персонажа в качестве «несвободного», мы выделили несколь-
ко типов представлений о «несвободе» (см. табл. 3). Стоит
также сразу отметить, что 34,2 % мужчин и 45,0 % женщин
имеют одновременно несколько трактовок категории «несво-
бода» (полимодальный аспект). Несмотря на это отличие, обе
выборки по представлениям о «несвободе» более однородны
по сравнению с представлениями о «свободе».

                                                Таблица 3
     Аспекты представлений «несвободы» двух выборок
        (% от общего числа каждой выборки и ранг)


                                  Мужчины     Женщины
 Аспекты несвободы
                                  %   Ранг     %     Ранг
 Зависимость (от
 психоактивных веществ,
 социально-психологическая    33,6     2     28,8     2
 зависимость от других
 людей)
 Физическое ограничение (в
 пространстве)                13,7     4     13,4     3
 Подчинение (ролевое и
 статусное)                   15,5     3     10,3     4
 Ответственность (за свои
 действия или бездействия,    2,1      5     1,7      5
 ролевая и статусная)
 Политическая несвобода
                              0,9      6     0,8      6


                             37


 Полимодальная несвобода
 (одновременно содержит
 несколько аспектов          34,2     1     45,0     1
 несвободы)


     Из представленных результатов следует выделить, что
для юношей понятие «несвобода» имеет более выраженный
смысл, чем для девушек. Количество респондентов мужско-
го пола, у которых доминирует полимодальный аспект сво-
боды, заметно меньше, чем у респондентов женского пола.
Это происходит из-за того, что смысловая нагрузка искомого
понятия имеет более выраженную направленность, которая
заключается в явном доминировании ограниченного числа
аспектов «несвободы».
     Из представленных в таблице данных можно отметить,
что юноши чаще девушек под несвободой понимают зави-
симость. Этот факт легко объясняется тем, что для мужско-
го пола вопрос зависимости от ПАВ (психоактивные веще-
ства) более актуален, они чаще курят и употребляют спирт-
ные напитки.
     Также из полученных результатов видно, что для юно-
шей более остро стоит вопрос о подчинении в социальном
окружении. Это объясняется особенностью воспитания и
социализацией мужчин. Мальчиков принято воспитывать
сильными, самодостаточными людьми. Однако социальная
реальность такова, что в межличностном общении часто не-
обходимо подчиняться воли другого человека, поэтому муж-
ской пол на это реагирует более фрустрационной реакцией,
чем женский.
     Подводя итог результатам проведенного исследования,
резюмируем, что гендерные различия влияют не только на
структуру социальных представлений о «свободе» и «несво-
боде», но и обусловливают степень свободы у современных
молодых людей.



                           38


          ЛЮБОВЬ КАК ОСНОВА ГЕНДЕРНЫХ
          ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В КУЛЬТУРЕ
                 ДРЕВНЕГО МИРА

                     О. А. Отраднова
       Астраханский государственный университет,
                  г. Астрахань, Россия

      Summary. The problem of love as bases gender relations actual
in modern culture as west, so and in Russia. This article is dedicated
to analysis of love of ancient world and its premisses in culture of the
ancient world for the reason discovery essential features, remaining
unchangeable and today that directly influences upon gender behavior
and relations.
      Keywords: gender, relations, love, culture, ancient world.

     Любовь изначально была основой гендерных взаимоот-
ношений в обществе. Период ее возникновения невозможно
определить с большой долей точности. Мы придерживаемся
подхода, согласно которому, любовь возникает параллельно с
началом цивилизации, появление которой антропологи свя-
зывают с отказом от инцеста. Проблема любви как основы
гендерных взаимоотношений в современной культуре имеет
большую степень актуальности как на Западе, так и в Рос-
сии. Она становится предметом целого ряда новых научных
знаний, возникших в конце ХХ века, таких как гендерология,
феминология, соционика и др.
     Целью данной статьи является анализ любви и ее пред-
посылок как основы гендерных взаимоотношений в культуре
древнего мира для выявления ее сущностных характеристик,
остающихся неизменными в любой период истории челове-
чества, включая и современность, оказывая влияние на ген-
дерное поведение и взаимоотношения.
     Само появление любви, на наш взгляд, связано с поиском
оснований бытия человеком, его стремлением обрести смысл
существования как самого себя, так и всего мира. Первые по-

                                   39


пытки объяснения всего сущего на земле дают человеку с одной
стороны, любовь как одно из природных оснований жизни, на-
пример, трансформации Хаоса в Космос, порождения Родом
Вселенной, формирования и продолжения рода человеческого,
а с другой – как внутреннее, духовное основание бытия, прояв-
ляющееся в обретении смысла жизни, ценности человеческого
существования, а также способности на самопожертвование
ради Другого и альтруизм. Таким образом, любовь изначально
имеет дуальную природу, состоящую из сферы физического,
где любовь есть природная сила, дающая человеку жизнь, и
сферы метафизического, где любовь представляет собой ду-
ховную энергию, обретение которой и составляет смысл жизни
человека и его счастье. Таким образом, сочетание физическо-
го и метафизического является имманентным противоречием
любви, ее сущностной антиномией.
      С психическим усложнением человека, а также с каж-
дой новой ступенью его этического, эстетического и нрав-
ственного развития любовь приобретала все более сложные
характеристики и порождала новые формы антиномий любви
и их теоретическое обоснование (этот процесс не закончен и
ныне, так как не закончено и становление самого человека).
      Первые представления о любви, зафиксированные в ис-
точниках, дошедших до современности, восходят к шумеро-
аккадскому эпосу, где Инана – Иштар – богиня плотской
любви, культ ее связан с половым актом как стимулом плодо-
родия, отправляющимся жрицами богини – гетерами. «Даже
Иштар-Инана, одна из самых излюбленных и могуществен-
ных богинь, в честь которой – не в пример другим богиням
– давали имена не только девочкам, но и мальчикам, в преде-
лах небесного «города», или «общины» богов несла функцию
жрицы-блудницы» [3. С. 196]. Чувствительная и импульсив-
ная, Иштар представляла собой противоречивое объедине-
ние крайних полюсов человеческих эмоций: от любви и бла-
госклонности до ненависти и злобы, благодаря чему другой
божественной функцией Иштар была распря и рознь. В ак-


                             40



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика