Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Теория и практика гендерных исследований в мировой науке: Материалы международной научно-практической конференции (5-6 мая 2010 года)

Голосов: 1

В сборнике представлены научные статьи соискателей, аспирантов, преподавателей вузов и практических работников, в которых рассматриваются различные аспекты гендерных исследований.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
         Анализ гендерного аспекта реформы образования пред-
полагает выявление того, как отражаются эти противоречия
на формировании социального статуса юношей и девушек,
на достижении социального равенства полов. В частности,
особенно актуальными видятся мониторинг и последующая
разработка следующих проблем:
    	 коррекция планов приема по тем или иным специаль-
       ностям, по тем или иным учебным заведениям;
    	 формирование новых социальных, профессиональных
       и ценностных ориентаций у учащейся молодежи;
    	 обеспечение свободы выбора будущей профессии,
       характеры практической деятельности;
    	 формирование демократической гуманистической куль-
       туры общения между преподавателями и учащимися;
    	 обеспечение высокого уровня творческих контактов
       образовательных учреждений с производственными
       коллективами, научными учреждениями, органами
       прессы, общественными организациями;
    	 механизм селекции, который обеспечивает передачу
       собственности, власти, культуры детям из привиле-
       гированных классов; перехода из одной социальной
       группы как по вертикали, так и по горизонтали;
    	 условия для продолжения образования, трудоустрой-
       ства и переквалификации, осуществления непрерыв-
       ного образования;
    	 роль образования в развитии тех или иных личностных
       качеств, актуальных для современной цивилизации;
    	 поиск новых образовательных моделей, отвечающих
       требованиям современности.




                            91


  ТРАНСФОРМАцИЯ ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ В
           СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬЕ

                       М. А. Бутаева
        Дагестанский государственный университет,
                   г. Махачкала, Россия

      Summary. In the article it is told about changes in family hierarchy
and family roles which are observed last decades.
      Keywords: gender, traditional family, family-marriage attitudes,
family-role statuses, gender stereotypes.

     В настоящее время семья, как на Западе, так и в России,
переживает сложные трансформационные процессы. Форми-
рование в развитых странах в последние десятилетия новых,
в основе своей эгалитарных межполовых взаимоотношений
обусловило появление качественно отличных от ранее суще-
ствовавших ситуаций во всей брачно-семейной системе.
     На протяжении длительного времени историческо-
го развития общества в мировом масштабе семья имела
патриархально-авторитарный характер у различных народов
мира и, соответственно, многие черты, характерные для дан-
ного типа традиционной семьи, были присущи и различным
народам, среди которых: четкое ролевое распределение в
семье между супругами и детьми при доминирующей роли
мужчины (отца, мужа, старшего брата); экономическая за-
висимость жены и детей от мужа – главы семьи; двойной
стандарт в отношении женщин; подчинение ее сексуально-
сти репродуктивным функциям и отрицание ее как таковой
у женщины; неприемлемость в общественном сознании раз-
вода и нетипичных форм семейно-брачных отношений и т. д.
То есть традиционная семья – это семья, которая по своему
типу, характеру семейных отношений и семейного поведе-
ния соответствовала нормам и правилам семейного поведе-
ния, принятым в обществе как на формальном, так и на не-
формальном уровне. По этой причине традиционная семья в

                                   92


каждом обществе имела и имеет свой специфический облик.
По мере развития и усложнения социальной жизни, на ру-
беже XIX и XX столетий, в момент разразившегося общего
кризиса европейской культуры, стали очевидными признаки
кризисного состояния семьи. Семья перестает быть основ-
ным способом включения молодого поколения в культурную
традицию. Серьезной трансформации подверглись семейные
ценности практически во всех брачно-семейных сферах.
     Для российской семьи последних двух десятилетий, как
и для всего общества, переход в новое качество жизни проис-
ходил скачкообразно, она неожиданно столкнулась с совер-
шенно иными социально-экономическими и социокультур-
ными условиями, оказавшись под воздействием ряда сопря-
женных друг с другом процессов, затронувших все общество
в целом. Преодоление возникшего в связи с этим разрыва
между традиционным сознанием и реальным бытием требо-
вало кардинальных изменений мировоззрения как на уровне
общества, так и в рамках малых групп, особенно, семьи.
     Фундаментом этих перемен являются радикальные сдви-
ги в ролевых и статусных позициях мужчины и женщины как
системообразующих начал институтов брака и семьи. С одной
стороны, усиление неформального начала семейно-брачных
отношений, а также универсализация гендерных ролей при-
водит к потере устойчивости браков, к масштабному падению
уровня брачности и рождаемости. Главным субъектом такого
общества становится не семья, а индивид, личность. С дру-
гой стороны, отказ от строго нормативного общественного
регулирования семейной жизни людей предоставил возмож-
ность устанавливать гибкие, подвижные, удовлетворяющие
интересы представителей обоих полов гендерные границы,
смоделировать разнообразные семейно-ролевые конструкты
с позиции гендерных взаимоотношений.
     Наиболее масштабное влияние на семью имеет возрос-
шая эмансипация индивидов, особенно женщин, (названная
Бердяевым «кризисом родового начала»), и обострение про-


                            93


блем, связанных с кризисом институтов традиционной се-
мейной культуры, проявляющихся в трансформации гендер-
ных ролей в семье и формировании эгалитарных отношений;
изменении репродуктивных установок семьи, связанных с
изменением роли женщины в семье и обществе и ее эманси-
пацией; снижении стабильности семьи и прочности семей-
ных уз вследствие появления возможности выбора различ-
ных семейных стратегий и многократного поиска семейного
счастья; многообразии типов семейного поведения и органи-
зации семьи.
     Распространившиеся сегодня взгляды на взаимоотноше-
ния мужчины и женщины в браке, распределение семейных
обязанностей, дифференциация труда в публичной и частной
сферах позиционируются как добровольный социальный
контракт равноправных агентов. Сложность в том, что по-
добный социальный контракт основывается на сложившихся
традиционных представлениях о содержании половых ролей,
подкрепленных убеждениями в «природном» предназначе-
нии полов. Именно сомнение в социокультурной и историче-
ской неизменности в положении мужчин и женщин, вызвало
к жизни необходимость в новом понятии, которое бы рас-
крывало природу пола не столько с биологических позиций,
сколько с социокультурных. Этим можно объяснить введение
в поле научного дискурса категории «гендер».
     Ученые, исследующие процессы социальной трансфор-
мации в России, верно отмечают значимость семьи как центра
формирования гендерных отношений [2. С. 10]. Посредством
семьи транслируются следующим поколениям представления
о женственности и мужественности, гендерные стереотипы и
нормы, определяющие поведение мужчин и женщин.
     В настоящее время, к сожалению, в отечественной науч-
ной публицистике число гендерных исследований несколько
сократилось. Как справедливо замечает Н. М. Римашевская, в
отличие от Запада в России не было периода массового усвое-
ния гендерного сознания в силу фактического отсутствия граж-


                            94


данского общества. Более того, имел место определенный шаг
назад, произошедший в первой половине 1990-х гг., названный
периодом «ренессанса патриархатности» [5. С. 65].
     Проблема «выбора» каждой семьей способа ролевого
взаимодействия из сложного набора норм и правил, которые
сейчас сосуществуют в нашем обществе, является одной из
наиболее важных. Семейные роли образуют достаточно слож-
ный комплекс взаимодействующих и взаимоопределяющих
друг друга социальных ролей. В условиях наличия разноо-
бразных норм и образцов ролевого поведения, становление
ролевой структуры семьи как социокультурного феномена,
адаптация супругов друг к другу, выработка стиля семейной
жизни тесно переплетаются с межличностными отношения-
ми супругов и их социальными установками.
     Проблема выбора, принятия семьей того или иного ро-
левого образца неотделима от формирования отношения чле-
нов семьи к этому образцу, к своей роли в семье и к выполне-
нию ролей другими членами семьи.
     В современных условиях, складывается тенденция к воз-
растанию автономности супругов, так как интересы каждого
из них разнообразнее семейных, и круг значимого общения
выходит за рамки супружества.
     Наиболее значительные перемены произошли в социаль-
ных ролях и в самой системе жизненных ориентиров совре-
менной женщины. На первом месте все очевиднее ценности
самореализации, индивидуальной успешности, социальной
престижности, тогда как традиционные фамилистические
установки на семью и детей как главные ориентиры жизни
женщины постепенно, но устойчиво отходят на второй план
и все более архаизируются. Кроме того, нельзя не отметить
и такие новые характеристики брачного портрета женщины,
как наличие у нее, как правило, серьезного и разнообразного
сексуального опыта.
     Не менее глубокими выглядят изменения и в ролестатус-
ных характеристиках другого пола – мужчин. Важнейшее из


                             95


них – утрата современным мужчиной традиционной монопо-
лии на брачном рынке, в частности социального, приоритета
на выбор партнера, – очевидное следствие уже общепризнан-
ной тенденции гендерной эгалитаризации в семейных отно-
шениях. Из бесспорного субъекта брачного выбора мужчи-
на трансформируется в одного из возможных партнеров по
брачному рынку, что, конечно, является существенным со-
циальным сдвигом в гендерной структуре семейно-брачных
отношений.
     Еще одну серьезную культурную трансформацию, при-
чем пока еще малоосознаваемую исследовательской мыслью,
отмечает Е. Ф. Молевич [4], который видит в ее основе – ра-
стущую инфантилизацию (в другой терминологии – «кризис
мужской идентичности») молодых и не очень молодых муж-
чин, наблюдаемое снижение их «самости» – самостоятельно-
сти в образе жизни, самообеспечиваемости, самоответствен-
ности и инициативности в поведении и т. д.
     Последствия этих изменений в социальном статусе для
взаимоотношений полов в семейно-брачной сфере неодно-
значны. С одной стороны, они определили тенденцию все
большего ослабления официальных брачно-семейных свя-
зей. Об этом свидетельствуют такие явления, как: стабильное
снижение числа заключаемых браков, повсеместно растущий
в последние годы средний возраст вступления в первый брак
[3], возросшие темпы роста внебрачной рождаемости; вы-
сокий уровень разводимости: сейчас распадается примерно
каждая вторая брачная пара, причем приоритет в иницииро-
вании этого распада – в 60–80 % случаев – за женщинами [7],
усиливающаяся популярность незарегистрированных «сво-
бодных» браков, характерная не только для молодежи, но и
людей старших возрастов.
     С другой стороны, отмеченные выше существенные
сдвиги в социальном положении полов определили станов-
ление в XXI в. нового гендерного качества самих брачно-
семейных отношений. Произошла глубокая институциональ-


                            96


ная перестройка всей системы брачно-семейных отношений,
связанная, преимущественно, с «гендерной революцией»,
в ходе которой на смену традиционному патриархальному
браку с приоритетной ролью мужа приходит все более вы-
раженная эгалитарная форма брака с очевидным и реальным
равноправием супругов. При переходе к супружеской семье
(постсовременной) все труднее определить «главу семьи».
Индивидуализация мужчин (расширение избирательности,
рост интегральной ответственности и автономии от социаль-
ных общностей) и распространение этих качеств на женщин,
на общем фоне экономической и гражданской эмансипации.
Это находит свое отражение и в условии обязательного взаи-
мосогласия в брачном выборе, и в растущей унификации по-
лоролевых статусов, в равноценности вклада в материальную
состоятельность семьи и, как следствие – в нивелировании
традиционно высокого мужского статуса «главы семьи».
     Отмеченное выше приводит к автономизации и инди-
видуализации членов семьи. Подобные процессы на уровне
семьи приводят к модернизации ее ценностной структуры, на
лидирующие позиции выходит ценность супружеской авто-
номии. «Автономия выражается в том, что интересы мужа и
жены разнообразнее семейных, а потребности и круг обще-
ния каждого из супругов выходит за рамки брака. Их эмоцио-
нальные устремления регулируются не столько обычаями и
традициями, сколько психофизиологическими особенностя-
ми, нравственными принципами и эстетическим идеалом»
[1. С. 181]. «Современный, даже вполне социализированный
человек, – автономен. В техногенном мире большинство лю-
дей не действуют по тотально заданным шаблонам, всегда
остается место для вариаций и самостоятельных решений...
Чем выше уровень цивилизационно-культурного развития
общества, тем полнее член такого социума сознает себя как
индивидуальность. Тем, в принципе, насущнее его потреб-
ность в обособлении» [1. С. 177–178].



                            97


     Качественно изменившийся культурно-образовательный
потенциал полов начинает играть все большую роль в фор-
мировании стабильного брака, причем с опорой на факторы
культурной идентичности, взаимного интереса, духовной и
психофизиологической совместимости.

                  Библиографический список

   1.   Голод, С. И. Семья и брак: историко-социологический ана-
        лиз / С. И. Голод. – СПб.: ТОО ТК Петрополис, 1998.
   2.   Здравомыслова, О. М. Семья и общество: гендерное изме-
        рение российской трансформации / О. М. Здравомыслова.
        – М.: Едито-риал УРСС, 2003.
   3.   Келли, Г. Ф. Основы современной сексологии / Г. Ф. Келли.
        – СПб., 2000.
   4.   Молевич, Е. Ф. Гендерные сдвиги в современных брачно-
        семейных отношениях: смена парадигмы / Е. Ф. Молевич
        // Женщина в российском обществе. – 2002. – № 2–3. – С.
        38–42.
   5.   Римашевская, Н. М. Реформирование социальной сферы
        в контексте гендерных отношений / Н. М. Римашевская //
        Гендер как инструмент познания и преобразования обще-
        ства. – М.: РОО МЦГИ – ООО «Солтэкс», 2006. С. 58–69.
   6.   Розанов, В. В. Семейный вопрос в России: монография / В.
        В. Розанов. – СПб., 1993.
   7.   Семья на пороге третьего тысячелетия. – М., 1995.




                               98


  К ВОПРОСУ СТАНОВЛЕНИЯ КОГНИТИВНОГО,
   ЭМОцИОНАЛЬНОГО И ПОВЕДЕНЧЕСКОГО
 КОМПОНЕНТОВ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У
   ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

                  А. Е. Гаффарова
Педагогический институт СГУ им. Н.Г. Чернышевского,
                 г. Саратов, Россия

       Summary. The research is about studying 7-10 year old children`s
gender identity. The results reflect the dynamics of sexual differentiation
in the primary school age, specific of cognitive and emotional components
of gender identity, caused by gender and age factors. Data obtained
in the process of the research, can be used in lectures on personality
psychology, gender psychology, experimental psychology.
       Key words: psychology, experimental psychology, junior school
age, gender identity.

     Актуальность изучения психологических особенностей
формирования гендерной идентичности в младшем школь-
ном возрасте обусловлена особым положением ребёнка
данного возраста в обществе (по сравнению с предыдущим
возрастным периодом). Становясь школьником, ребёнок не
только повышает свой социальный статус, но и берёт на себя
новые обязательства. Окружение ожидает от него самостоя-
тельности, активности, целеустремлённости, ответственно-
сти, определённых успехов в учебной деятельности. Успеш-
ная адаптация в новой социальной ситуации во многом за-
висит от активизации процесса сознательного усвоения норм
поведения, прав и обязанностей, тех нормативных знаний и
нравственных чувств, которые возникают у ребёнка под вли-
янием оценки со стороны взрослого. Ребёнок стремится к са-
моутверждению в ходе осуществления ролевого поведения.
     По мнению Л. В. Штылевой, школа − это та социальная
среда, где в полную силу обнаруживается практическое значе-
ние гендерных стереотипов, окончательно определяются ген-

                                    99


дерные роли, отчётливо закрепляются паттерны взаимоотноше-
ний с противоположным полом [3. С. 39].
     Ю. Е. Алёшина и А. С. Волович указывают в своих рабо-
тах на то, что полоролевая социализация в современном виде
приводит к парадоксальным результатам: мальчиков как бы
толкают на пассивность или внесоциальную активность, дево-
чек же, напротив, − на гиперактвность и доминантность. В то
же время жить им предстоит в обществе, во многом ориенти-
рованном на традиционные полоролевые стандарты [1. С. 76].
     Американский ученый Е. Maccoby [3. С. 28], изучавший
проблему взаимоотношений между мальчиками и девочками
в младшем школьном возрасте, указывает на наличие двух
тенденций в общении: гендерной сегрегации (общение с
представителями своего пола) и конвергенции полов (обще-
ние с представителями противоположного пола). Обе эти
тенденции, по мнению автора, неравнозначны в различные
возрастные периоды. Однако гендерная сегрегация в младшем
школьном возрасте − более распространенное явление.
     За внешними проявлениями половой сегрегации стоят
принципиально важные для понимания психосексуальной
дифференциации и половой социализации психологические
закономерности. В. Е. Каган называет этот период «временем
второй полоролевой примерки», в отличие от первой, проис-
ходившей в возрасте 2−6 лет. Это время расширения и углу-
бления полоролевой типизации, переживаний и поведения
[4. С. 123].
     В нашем исследовании мы сосредоточили внимание
на диагностике содержания когнитивного, эмоционального
и поведенческого компонентов гендерной идентичности у
младших школьников. В ходе исследования была выдвинута
гипотеза, согласно которой развитие гендерной идентично-
сти в младшем школьном возрасте обладает рядом специфи-
ческих черт, обусловленных факторами пола, возраста и со-
циальной ситуацией развития.



                           100



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика