Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Восприятие римского наследия российской наукой XIX - начала XX в.

Голосов: 1

В монографии впервые проведено комплексное исследование восприятия римского наследия российской наукой в XIX - начале XX в. Определены основные стороны исторических концепций русских историков-романистов и дано им объяснение, выявлены основные темы и проблемы древнеримской истории, ими изучавшиеся, раскрыты пути включения отечественной романистики в процесс интернационализации науки, обозначена тенденция восприятия римского наследия российской наукой. Предназначена для исследователей российской историографии Древнего Рима и преподавателей.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                     ГЛАВА 3

шийся тогда в распоряжении науки материал о Вилланове, много
места уделил фактам внешних влияний (этрусков и греков — в
погребениях) 421; при этом отверг сильное влияние финикийцев.
      Вторая часть монографии В.И. Модестова была посвящена
главным образом вопросу об этрусках и частично мессапах. Ис-
следователь начал свой труд с признания ошибочности трактов-
ки происхождения народа, которая была дана Т. Моммзеном в
его «Римской истории». Немецкий ученый отвергал значимость
их культурного влияния, а искусство этрусков вообще ставил на
последнее место среди италийских народов 422. В.И. Модестов счи-
тал, что эту запутанную проблему можно разрешить на основа-
нии тех данных, которыми тогда располагала наука. Это воз-
можно, писал он, если проверить три точки зрения древних
писателей (Гелланик: этруски — пелазги; Геродот: лидяне; Дио-
нисий: этруски — это туземный народ Италии), что подтверж-
дается археологическими и лингвистическими данными 423. Àрхеоло-
гия, в данном случае, дала убедительные аргументы:
      1) ближайшие связи этрусских могильных склепов с мало-
азийскими;
      2) отсутствие эволюционной и других связей этрусских скле-
пов с погребальными искусственными гротами предшествовав-
шего им населения;
      3) восточный стиль в искусстве украшения этрусских гробниц;
      4) восточный характер этрусской архитектуры 424.
      Таким образом, факты из новых видов источников убеж-
дали В.И. Модестова в малоазийском происхождении этрусков.
Это мнение высказывалось и ранее, но, как заметил Д. Àнучин,
«...Модестов подтверждает его рядом новых данных и тем утвер-
ждает его на более солидных основаниях»425.
      В.И. Модестов отрицал факт привнесения стиля могильных
склепов торговым путем, так как народ, не меняя религии, не
может заимствовать форму погребений 426. Кроме того, благодаря

__________
    421
        Модестов В.И. Введение в римскую историю. С. 209, 214—217.
    422
        Там же. С. I, 1—2.
    423
        Там же С. II, 5—9.
    424
        См.: Там же. С. II, 9—11, 15—17, 30—39.
    425
        Àнучин Д.Н. Модестов В.И. Введение в римскую историю: [Рецензия].
М., 1909: Тип. О-ва распространения полез. кн., преемник В.И. Воронов. С. 3.
    426
        Модестов В.И. Введение в римскую историю. С. II, 18—19.


                                  – 132 –


           ИЗУЧЕНИЕ      ПРОБЛЕМ     РИМСКОЙ     ИСТОРИИ

анализу трудов одиннадцати крупнейших лингвистов, он сделал
вывод о непринадлежности этрусского языка к индоевропей-
ской семье.
      Отдельную главу автор посвятил критике двух теорий: о
происхождении этрусков из Ретийских Àльп и о тождестве их с
италиками. Основательная аргументация В.И. Модестова
неприемлемости «северной версии» надолго составила контраст
теориям автохтонизма и индогерманизма как в итальянской, так
и в германской науках. Только в 1939 г., писала И.Л. Маяк,
«...вместе с трудом П. Дукати “Как возник Рим” наметился в
итальянской историографии отход от крайностей автохтонизма и
индогерманизма. À в современной историографии работы М. Пал-
лотино продолжают полемику по этногенезу италийских наро-
дов с теорией Пигорини — Модестова»427.
      Вопрос о мессапах завершил вторую часть «Введения...». Про-
исхождение этого народа историк связывал с островом Крит 428.
Àрхеологически он установил время их прибытия: около 1000 г.
до н. э., отказавшись при этом от своего прежнего мнения об их
поселении в этих местах уже в эпоху арийцев 429. Сложность была
в том, что оставался недешифрованным мессапский язык, ощу-
щался недостаток археологических данных.
      Третью и четвертую задуманные им части «Введения...»
В.И. Модестову так и не удалось опубликовать. В 1907 г. внезап-
ная кончина в Риме этого уже широко известного в Европе
ученого прервала его планы. Однако в процессе подготовки тре-
тьей части ряд статей он все же опубликовал в нескольких номе-
рах «Журнала Министерства народного просвещения», которые
были посвящены процессу расселения «арийского (италийского)
племени» по Италии. В них поднят вопрос о происхождении воль-
сков и эквов, осков и аврунков, сабелльских народов, венетов,
говорится о греках в Италии.
      Рассмотрим основные достижения В.И. Модестова, опубли-
кованные им в этих статьях.
      Так, вольски не принадлежали ни к латинскому, ни к са-
белльскому племени. Их язык, как показала бронзовая надпись
__________
    427
        Маяк И.Л. Рим первых царей: Генезис римского полиса. М.: Изд-во
МГУ, 1983. С. 9.
    428
        Модестов В.И. Введение в римскую историю. С. II, 135.
    429
        Там же. С. II, 136.

                                – 133 –


                                 ГЛАВА 3

из Велитр, был умбрским. О связи с умбрами свидетельствовал
также обряд трупосожжения и урна-хижина 430.
      В тесную этническую связь с вольсками он поставил эк-
вов, отметив, однако, малую вероятность данного вывода ввиду
скудости источников 431. В современной историографии отмечалось,
что предпринятый им тогда обстоятельный анализ этого вопроса
не утратил своего значения 432.
      В.И. Модестов отнес осков к местному неолитическому насе-
лению, о чем свидетельствовали остатки их похоронного обряда
в могильнике Стриано. Остатки лигурийского племени, к кото-
рому принадлежали оски, существовали вплоть до первого же-
лезного века включительно 433. Историк проследил факты вне-
шних влияний на них со стороны Виллановы (керамика, бронзо-
вые топоры, но со свойственным Вилланове орнаментом). Вместе
с тем, ссылаясь на П. Орси, В.И. Модестов подчеркнул то об-
стоятельство, что ни Террамары, ни Вилланова на юге Италии
существенного влияния не оказали. Главным образом влияние
здесь было с юга — из Сицилии (бритвы, ножи, фибулы), с
Востока 434. Факты связи с Виллановой В.И. Модестов не зату-
шевывал, но уточнил, что заимствованная форма керамического
оссуария Виллановы занесена была оскам с вторжением арийцев.
Этими арийцами стали аврунки, фактически поглотившие осков.
Отрицая кампанское происхождение аврунков (по Ю. Белоху),
историк высказал предположение об их связи с Лациумом 435.
      Благодаря лингвистическому анализу оскских и самнитских
надписей на монетах и другом материале из Лукании и Бруттия,
подтвердилось мнение В.И. Модестова о самобытности оскского язы-
ка и о существовании письменности еще до вторжения в земли ос-
ков самнитов. Оски, считал он, имея приобретенные в столкнове-
ниях с самнитами сходства в языке, не были «единомышленника-
ми». Эта мысль была противоположна заявлению О. Мюллера,
повторяемому в германской науке Ю. Белохом, Ниссеном, Гюльзе-
__________
    430
        Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии. I: Вольски
и эквы. С. 335—336.
    431
        Там же. С. 1.
    432
        Немировский À.И. История раннего Рима и Италии. С. 115, 122, примеч.
    433
        Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии. II: Оски и
аврунки // ЖМНП. 1905. ¹ 3. С. 13.
    434
        Там же. С. 16—17.
    435
        Там же. С. 19, 24, 27.

                                  – 134 –


            ИЗУЧЕНИЕ     ПРОБЛЕМ      РИМСКОЙ     ИСТОРИИ

ном 436. В современной науке самнитов относят к центральной группе
осков 437.
       Исследуя расселение сабелльских народов, историк поста-
вил их в один ряд с самнитами, герниками, пицентами, лукан-
цами, мамертинцами, бруттийцами, марсами, пелигнами, мару-
цинами и вестинами. На основе известных ему тогда данных он
не признавал за умбрами и сабеллами принадлежности к одному
племени. Между тем отметил наличие у них языковой и религи-
озной общности. История же и культура у них разные. Сабелльс-
кие народы, заключал он, отличал в целом не арийский харак-
тер 438; правда, им было высказано предположение, что сабелльс-
кая ветвь отделилась от умбров, но неизвестно где 439.
       Обратившись в 1906 г. к проблеме происхождения венетов,
В.И. Модестов связал этот вопрос, опираясь на труды Т. Ливия,
с происхождением эвганеев 440. Этот близкий к италийской куль-
туре народ — венеты — прибыл либо из Малой Àзии (как счита-
ли римские авторы), либо из Иллирии (по мнению Геродота).
Добытые археологией данные об эвганеях как об отдельной эт-
нической общности историк считал еще недостаточными для вы-
водов, ибо наука не располагала по этому вопросу целостным
археологическим комплексом. Историография же вопроса, к ко-
торой он обратился, представила ему, конечно, много разных
точек зрения. Основанием для его мнения о происхождении ве-
нетов стало сопоставление им данных литературной традиции с
археологическими данными из Àгестинского некрополя. Оно и
определило отнесение им венетов и эвганеев к лигурам 441.
       Интересные размышления о культурных влияниях греков на на-
селение Италии, о времени их прибытия на Àпеннинский полуостров
легли в основу последних статей В.И. Модестова по этой проблеме 442.
__________
    436
        Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии. II: Оски и
аврунки. С. 29—38, 39.
    437
        Немировский À.И. История раннего Рима и Италии... С. 112.
    438
        Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии. III: Сабел-
льские народы // ЖМНП. 1905. ¹ 6. С. 366, 369, 370—372.
    439
        Там же. С. 40, 37.
    440
        Модестов В.И. Венеты // ЖМНП. 1906. ¹ 2. С. 311.
    441
        Там же. С. 326, 328—331.
    442
        См.: Модестов В.И. Греки в Италии. I: Хронологический вопрос
// ЖМНП. 1906. ¹ 9. С. 1—27; Он же. Греки в Италии. II: Àрхеологические
данные римских холмов, свидетельствующие о сношениях с греками в древ-
нейшую эпоху Рима // ЖМНП. 1907. ¹ 3. С. 100—131.

                                 – 135 –


                                      ГЛАВА 3

      Подытоживая рассмотрение концепции В.И. Модестова,
подчеркиваем, что она — результат его убеждения о необходи-
мости цельного изучения исторического периода на основе ком-
плексного источникового подхода. Можно заметить также и вли-
яние известной идеи Г. Гегеля об «исторических и неисторичес-
ких народах».
      Основной структурообразующей категорией его концепции
стало рассмотрение взаимосвязи материальной и духовной куль-
туры в процессе этногенеза населения Италии, что дало ему
основание сделать выводы о единстве этого населения в камен-
ном веке и энеолите, двух волнах распространения металла, свя-
занных с иммиграцией двух разных индоевропейских племен,
торговых и других влияниях этрусков, греков, финикийцев.
      Его труд, по отзыву С. Рейнака, «...не имеет аналогов ни в
какой другой европейской литературе...»443. По мнению чешского
историка Прашека, монография В.И. Модестова — «...важное
явление»; русский ученый «...проложил новую дорогу для понима-
ния древнейших италийских деяний, которая в общем богатой
немецкой литературе была прослежена неправильно»444. «Ново-
стью» в области изучения римской истории, писал другой чешс-
кий ученый Е. Пэроутка, было искать здесь первобытного чело-
века 445. Важным явлением считал эту монографию немецкий уче-
ный М. Гернес 446.
      В отечественной историографии В.И. Модестова принято
считать родоначальником исторического изучения этрусской про-
блемы, аргументированно обосновавшим «восточный тезис»447.
Важен его вклад в концепцию идентификации сикулов и сика-
нов, к которой присоединились многие археологи и историки 448.


__________
    443
        Reinach S. Op. cit. S. 371.
    444
        См.: Prasek I.V. V.I. Modestov. Введение в римскую историю.… Ч. 2
// Ceske museum filologicke. 1904. R. 10. S. 151; Idem. V. I. Modestov. Введение в
римскую историю…. Ч. I … // Ceske museum filologicke. 1903. R. 9. S. 475.
    445
        Peroutka Em. B. Modestov. Introduction a l histoire romaine // Listy Filologicke.
1908. 35. S. 380.
    446
        Hoernes M. Basil Modestovs. Einleitung in die romische Geschichte
// Globus. Bd., 1902. S. 5—10.
    447
        См.: Немировский À.И. Указ. соч. С. 10; Немировский À.И., Харсекин À.И.
Указ. соч. С. 6.
    448
        Ильинская Л.С. Указ. соч. С. 15.

                                        – 136 –


            ИЗУЧЕНИЕ      ПРОБЛЕМ     РИМСКОЙ      ИСТОРИИ

      По нашему мнению, самым важным достижением В.И. Моде-
стова является создание им собственной исторической концепции
этнологии и культурных влияний в доримскую эпоху Италии на
основе комплексного источникового подхода. Эволюция взглядов
ученого по конкретным вопросам его концепции была связана прежде
всего с появлением новых археологических данных.
      Концепция В.И. Модестова между тем имела и свои уязви-
мые места.
      • Во-первых, это наличие противоречий между теоретичес-
ким объяснением и фактическим материалом. Так, признавая
определяющее место в перемене культуры за внешними влияни-
ями, В.И. Модестов, выявив сходство материальных культур
Пиренейского полуострова, Сардинии, Южной Франции и Ли-
гурийских пещер, о д н а к о, писал, что «...тому в древнейшее
время причины были особые, г о р а з д о более сильные, чем
торговые сношения, — племенное родство населения э т и х с т р а н
(разрядка моя. — В. Л.), — как мы увидим ниже. Но что в начале
эпохи металлов между Испанией и Сардинией происходил тор-
говый обмен, это отчетливо доказывается сходством керамики
этого периода в Испании и на острове Сардиния»449.
      В статье «Фалиски» независимость его концепции от фактиче-
ского материала видна в том, что причина раннего развития Нар-
че, фалисского города, «...д о л ж н а б ы л а быть скорее внешняя,
чем внутренняя (разрядка моя. — В. Л.), как и причина, остано-
вившая или, правильнее, прервавшая рост его жизни»450.
      Преувеличивая значение психологических методов
идентификации террамар и латинян, в непреодолимом желании
доказать свою правоту ученый, в частности, писал: «Если бы не
было никаких археологических доказательств ближайшей связи
населения Лациума с террамарами, мы и тогда с неменьшим
убеждением выводили бы предков римлян, этих prisci Latini, из
террамар в силу психических свойств, проявленных обоими на-
селениями»451.
      • Во-вторых, гипотетичность определения «раса», его зависи-
мость от идеалистических рамок философских воззрений Гегеля.

__________
    449
        Модестов В.И. Введение в римскую историю. С. I, 66.
    450
        Он же. Фалиски. С. 155.
    451
        Он же. Введение в римскую историю. С. I, 153.

                                 – 137 –


                               ГЛАВА 3

«Ясно, — писал В.И. Модестов, — что народ, которому выпало
на долю играть такую колоссальную роль в истории, был особен-
ный, представлявший собой какую-то избранную расу в роде
человеческом»452. Это убеждение привело ученого к утвержде-
нию прямой связи расовых свойств народа с его историей. «Ничто
так сильно не определяет будущего характера истории народов,
как его расовые свойства...»453 При этом термины «племя» и
«раса» трактовались им только в рамках этнической общности
как тождественные.

                               * *
                                *
     Подытоживая сказанное, отметим, что отечественная
историография особенно активно включилась в это время в ис-
следование проблем достоверности царского периода Рима и эт-
ногенеза на территории Италии и острове Сицилия.
     В работах Ф.Ф. Соколова, Ю.À. Кулаковского, И.В. Нету-
шила, À.Г. Бекштрема были сделаны уточнения исторических
фактов, собственные исторические представления. В них была
подвергнута тщательной критике западная историография этих
проблем.
     Первым в отечественной историографии к основательному изу-
чению этрусков на основе эпиграфики обратился À.Г. Бекштрем,
исследовавший «лестницу чинов» магистратуры у этого народа.
     Самых значительных результатов в области изучения ранней
истории Италии и Рима добился В.И. Модестов. Ему принадлежит
создание оригинальной концепции «доисторической этнологии и
культурных влияний в доримскую эпоху Италии». Концептуально-
му оформлению его представлений предшествовало сложившееся
еще в 1880-е гг. убеждение в плодотворности целостного анализа
эпохи на основе комплексного подхода, в необходимости познания
исторических законов как основной цели исторической науки.
     Главной теоретической идеей, объединившей его истори-
ческую концепцию, стало представление историка о внешних
культурных влияниях, изложенное им в монографии «Введение
в римскую историю». Основными структурообразующими кате-
гориями в ней стали «материальная» и «духовная» культуры,

__________
    452
        Модестов В.И. О том, откуда пришли и кто были латиняне. С. 18.
    453
        Он же. Введение в римскую историю. С. I, 67.

                                 – 138 –


            ИЗУЧЕНИЕ      ПРОБЛЕМ      РИМСКОЙ      ИСТОРИИ

рассмотренные в их взаимосвязи, в процессе этногенеза населе-
ния Италии. Это дало ему основание сделать выводы о единстве
населения Àпеннинского полуострова в каменном веке и энео-
лите, о двух волнах распространения металла, связанных с им-
миграцией двух разных индоевропейских племен, о торговых и
других влияниях этрусков, греков, финикийцев. Эволюция от-
дельных положений его концепции была связана прежде всего с
появлением новых археологических данных. Исследования
В.И. Модестова явились значительным вкладом в европейскую
историографию, получили широкое признание.

 3.2. Социально-экономическая проблематика —
один из императивов российской историографии
     второй половины XIX — начала XX в.
      Среди всех проблем, к которым обратилось социально-эконо-
мическое направление в изучении Рима (землевладение, колонат,
аграрные реформы, римский капитализм), вопрос собственности,
прежде всего земельной, стал центральным. Он постоянно подни-
мался историками. И это уже в середине XIX века связывалось,
главным образом, с обострением в общественной жизни России
«крестьянского вопроса», с задачами буржуазных преобразований,
реформ. Между тем исследования в этом направлении развивались
тогда и в других странах Европы, имея свою обусловленность. Од-
нако как на Западе, так и в России этому направлению в немалой
степени способствовало введение в научный оборот новых видов
источников, свидетельствовавших о социально-экономической ис-
тории, материальной культуре, а также исторический интерес к
этой проблематике у юристов. Но для российских ученых все-таки
общественно-политический фактор (при всей важности внутренней
логики развития науки) был определяющим, и поэтому использо-
вание достижений западноевропейской науки определялось для них,
по словам Б.Г. Могильницкого, тем, «...насколько созданные ею
теории применимы к решению тех задач, которые ставила перед
ними русская действительность, насколько они способствовали ре-
шению этих задач»454. Этот вывод, сделанный на материале отече-
ственной медиевистики, применим и в данном случае.
__________
    454
        Могильницкий Б.Г. У истоков социально-экономического направления...
С. 181.

                                  – 139 –


                           ГЛАВА 3

      Проблемы рабства, история патрициев и плебеев начали
изучаться еще в первой половине XIX в. Интерес к этому под-
держивался и позднее, в 60—70-е гг. XIX в. Но уже в
80—90-е гг. работ о социальных, экономических отношениях в
Риме публиковалось больше. На этом же уровне держалась эта
динамика и в 90-е гг. Но уже в 900-е гг. количество публикаций
возрастает более чем в два раза, по сравнению
с 90-ми гг. Однако в 10-е гг. XX в. (по 1917 г.) этот показатель
уменьшился снова в два раза. Таким образом, наивысший инте-
рес к указанной тематике отмечен в 1900-е гг. (см. прил.).
      Какие научные проблемы обсуждались в эти годы?
      Обратимся к «реформе» и поддерживающим ее обществен-
ным движениям, которая относится, пожалуй, к числу «вечных»,
волнующих общество и науку на каждом новом витке историчес-
кого развития. Интерес объясняется как потребностями эпохи,
так и логикой развития науки, стремящейся по-новому взглянуть
на прежние проблемы, выявив при этом общие, типические чер-
ты, выводящие на теоретический уровень обобщения.
      Интерес к изучению истории реформаторского движения в
Риме в эпоху Гракхов на протяжении всей второй половины
XIX — начала XX в. обусловливался, главным образом, обостре-
нием «крестьянской проблемы» в России, что признавали и сами
авторы работ.
      Этот вопрос был затронут еще в 1861 г. учеником Д.Л. Крю-
кова П.М. Леонтьевым в работе «О судьбе земледельческих клас-
сов в Древнем Риме». В 1871 г. уже специально к нему обратился
В. Запольский, в 1884 г. — Ф. Дадынский, в 1894 г. — Э. Гримм, в
1895 г. — Н. Лятошинский, в 1905 г. — С. Рycoвa, в 1906 г. —
Н. Зворыкин, в 1909 г. — Г. Квасницкий, в 1910 г. — Э. Фельс-
берг, в 1913 г. — Э. Штерн, в 1917 г. — Е. Звягинцев. Наиболее
основательной из всех вышеперечисленных авторов стала моно-
графия ученого из Юрьевского (Тартуского) университета
Э. Фельсберга «Братья Гракхи». Многие другие работы носили по
преимуществу научно-популярный характер, хотя всем им была
присуща яркая обусловленность общественно-политическими
взглядами их создателей. Так, прямо или косвенно на идейно-
методологических основах указанных трудов отразились идеи рос-
сийского либерализма, буржуазного демократизма, реформатор-
ские устремления. Наиболее характерно свое беспокойство за судь-


                             – 140 –


            ИЗУЧЕНИЕ       ПРОБЛЕМ      РИМСКОЙ      ИСТОРИИ

бы России выразил Н. Зворыкин. В разгар Первой российской
революции в 1906 г. он писал: «Переживаемые нами тревожные
события и нависшая над нами грозовая туча в области земле-
устройства обязывают нас искать выхода из этого тяжелого поло-
жения; иначе нам угрожает разрушение самых драгоценных усто-
ев социального строя нашего дорогого отечества»455.
       В целом надо отметить, что при описании исторического
опыта Гракхов ставились задачи прежде всего его популяриза-
ции, но одновременно выяснялись причинно-следственные свя-
зи в этом движении и его уроки, пропагандировались реформы
как эволюционная форма исторического процесса, исследова-
лись и историографические проблемы, обусловленные внутрен-
ней логикой науки.
       П.М. Леонтьев считал, что аграрные законы не спасли го-
сударства, потому что носили паллиативный характер 456; госу-
дарственный интерес пришел в столкновение с имущественны-
ми интересами аристократии (это и точка зрения В. Запольско-
го)457. Гай Гракх, писал П.М. Леонтьев, был истинный патриот,
но «...время было дурное; время было революционное»458.
       Э. Гримм, а также и П.М. Леонтьев считали, что при тех
условиях римской жизни без войска невозможно было упрочить
положение реформаторов; этим средством впоследствии воспользо-
вались другие, например Цезарь. П.М. Леонтьев заметил, что та-
кую поддержку могли бы оказать и провинции 459.
       Подробный анализ движения Гракхов, а также предыстории
аграрного движения содержала работа Э. Фельсберга, основанная
на большом и разнообразном источниковом материале (нарратив-
ные, эпиграфические, папирологические источники); проанали-
зирована в ней и история изучения проблемы в мировой истори-
ографии. Э. Фельсберг скептически оценил работы таких отече-
ственных исследователей этой проблемы, как В. Запольский,

__________
    455
        Зворыкин Н.Н. Указ. соч. С. 3.
    456
        Леонтьев П.М. Указ. соч. С. 38.
    457
        См.: Леонтьев П.М. Указ. соч. С. 71; Запольский В. Братья Гракхи и их
законоположения // Моск. унив. изв. 1871. ¹ 5. С. 141.
    458
        Леонтьев П.М. Указ. соч. С. 76.
    459
        Гримм Э.Д. Гракхи, их жизнь и деятельность: Биограф. очерк
Э.Д. Гримма. СПб.: Тип. «Общественная польза», 1894. С. 95; Леонтьев П.М.
Указ. соч. С. 79.


                                   – 141 –



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика