Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История международных отношений 1918-1945 гг.: Учебное пособие

Голосов: 11

Учебное пособие, посвященное истории международных отношений 1918-1945 гг., предназначено для студентов специальности "Международные отношения" исторического факультета Томского университета.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    расстоянии 4 000 км при технических возможностях флота, когда он мог эффективно
действовать в радиусе 2 000 км надежно защищало ее от нападения. Кроме того,
английский флот был разбросан по всему миру, а американский был расположен в двух
океанах. Япония же концентрировала свой флот только на Дальнем Востоке и имела
возможность контролировать весь Тихий океан.
        Важным трактатом, подписанным на конференции, был “договор 4 держав”,
который 13 декабря 1921 г. подписали США, Великобритания, Франция и Япония.
Согласно этому трактату, вместо существовавшего с 1902 г. англо-японского союза,
четыре вышеназванные державы обязались уважать права друг друга в Тихом океане и
сохранять там статус-кво. Как считает российская исследовательница Е.И. Попова, этот
договор был направлен, прежде всего, против национально-освободительного движения в
этом регионе.
        Еще одним важным трактатом, который был подписан всеми державами,
присутствовавшими на конференции, исключая Китай, был “договор 9 держав”, по
которому впервые признавался принцип “открытых дверей” и равных возможностей всех
держав в Китае, но при этом он не содержал механизма отмены “сфер влияния”,
ликвидации неравноправных договоров и возвращения провинции Шаньдун. Великие
державы чисто формально обязались уважать суверенитет Китая, его независимость и
территориальную целостность, возможность развиваться и т. д. Поскольку такой договор
не отвечал интересам Китая, его делегация не подписала этот договор, равно как и все
другие соглашения: о сокращении вооруженных сил, установлении международного
контроля над его телефонными и телеграфными линиями, над железными дорогами в том
числе и над Китайско-Восточной железной дорогой, построенной Россией на основании
специального китайско-русского соглашения 1896 г.
        Решения Вашингтонской конференции рассматриваются, как дополнение к той
системе мирных договоров, которые были заключены в Париже в 1919 - 1920 гг. Отсюда и
появилось название созданной системы, как Версальско-Вашингтонская. Считается, что в
Париже американская делегация была вынуждена пойти на серьезные уступки Японии. Во
время обсуждения в американском сенате Версальского договора многие сенаторы
обвиняли Вильсона в этом и отвергли договор. В Вашингтоне, на конференции, которая
была созвана по инициативе США и на их территории, в условиях начавшейся после
войны гонки вооружений, США по многим позициям взяли реванш, серьезно потеснив
Японию. Прежде всего, они развернули невиданную ранее гонку военно-морских
вооружений. Япония ответила на нее программой “8:8”, заложив в постройку в 1920 г. 8
линкоров и 8 крейсеров. В первые послевоенные годы в международных отношениях,
пожалуй, не было вопроса популярней, чем предсказание, когда начнется война между
США и Японией. Пророки, предсказывавшие неизбежность этой войны ошиблись на два
десятилетия, но идея неизбежности войны между США и Японией довлела над
международными отношениями в течение всего межвоенного периода. Аннулирование
соглашения об англо-японском союзе и усиление влияния США в британских доминионах
укрепляло американские позиции в Азии. Создание американского флота в Тихом океане,
открытие Панамского канала означало серьезную победу тех, кто выступал с идеей “Asia
first” перед охваченной революцией и раздираемой борьбой побежденных с победителями
Европой.
        Серьезным недостатком конференции было неучастие в ее работе Советской
России, большая часть которой находилась в Азии, и которая имела интересы на Дальнем
Востоке. Но продолжавшаяся интервенция Японии на Дальнем Востоке вызвала то, что
Советская Россия не была приглашена на конференцию, а присутствовавшая в
Вашингтоне делегация Дальневосточной республики даже не была выслушана.



                                                                        20


      2.4. Проблемы разрешения задач восстановления Европы в 1922 г.

       Урегулирование дальневосточных вопросов происходило параллельно с
попытками разрешить европейские проблемы, возникшие после окончания войны.
Хозяйственная разруха и экономический кризис¸ охватившие все страны с 1920 по 1922
гг., заставляли европейские страны искать выход из кризиса. Демобилизация армий
привела к огромному росту безработицы. Получаемые с Германии репарации не могли
покрыть расходов на восстановление разрушенной Европы. Исключение России из
мировой системы хозяйства пагубно сказывалось на экономике этих стран. Англия,
которая до войны была поставщиком готовых, особенно промышленных, товаров на
русский рынок, и покупательницей сельскохозяйственной продукции, первая осознала
необходимость привлечения России к сотрудничеству в восстановлении Европы.
Германия в поисках источников для выплаты репараций тоже искала новые рынки,
которые обеспечили бы ей необходимые средства.
       В начале января 1922 г. на межсоюзнической конференции стран-победительниц во
французском городе Канне Англия поставила вопрос о созыве международной
экономической конференции. В принятой конференцией резолюции говорилось, что ни
одно государство не может навязать другому систему собственности, экономической
жизни и управления. Но далее в резолюции шли пункты о неприкосновенности частной
собственности и имущества иностранцев в любой стране, об обязательном признании и
уплате долгов, реформе денежного обращения, об отказе от враждебной пропаганды в
отношении друг друга и т. д. Эти статьи были направлены против Советской России,
отказавшейся платить по долгам царского и Временного правительств. Россия предлагала
признать часть довоенных долгов правительства в обмен на предоставление ей кредитов
на восстановление. В остальных частях каннской резолюции говорилось о восстановлении
финансово-денежного обращения всех стран Европы, отказе от враждебной пропаганды.
       На конференцию было решено пригласить Советскую Россию, что само по себе
было равносильно ее признанию де-факто. Приглашение России было передано через
советскую торговую делегацию в Италии. 8 января в ответной ноте советское
правительство дало согласие на свое участие в переговорах.
       Во время подготовки к конференции выявились разные подходы к ее повестке дня.
Франция встретила идею конференции с приглашением Советской России отрицательно.
Она считала, что на ней главным вопросом должен был стать гарантийный договор
относительно ее границы с Германией, потому что подписанный во время Парижской
мирной конференции пакт о гарантиях ее границ, так и не вступил в силу, поскольку сенат
США отказался ратифицировать Версальский договор. Франция возражала против
обсуждения вопросов восстановления Европы в присутствии России и настаивала на том,
что конференция должна заниматься только русскими долгами. Соединенные Штаты, с
одной стороны, считали, что конференция должна заниматься чисто европейскими
проблемами, а США, не ратифицировав Версальский договор, и провозгласив политику
изоляции, не могут принимать в ней участия. С другой стороны, они боялись, что на
конференции все страны-должники США примут решение об отказе от
межправительственных долгов. Но восстановление Европы было крайне необходимо для
США, так как только в этом случае должники могли погашать свои долги. Поэтому,
отказавшись от участия в конференции, США послали на нее своего наблюдателя. В
Советской России была проделана большая подготовительная работа к конференции,
подсчитаны цифры ущерба хозяйству России от организованной странами Антанты
интервенции, они сопоставлялись с теми претензиями, которые были предъявлены России
в качестве долгов странам Антанты. Большую роль в подготовке конференции играл В.И.
Ленин. Он тщательно и подробно анализировал мельчайшие пункты программы, внося


                                                                           21


многочисленные поправки даже в речь Наркома иностранных дел Г.В. Чичерина,
назначенного главой советской делегации, вместо первоначально предлагавшегося
Ленина. Эти указания определили основные направления работы советской делегации.
При этом Ленин не стеснялся в выражениях в оценке политики инициаторов
конференции. Так боясь, что конференция затянется, и ее решения будут отсрочены из-за
всяких проволочек, он советовал заявить: ”Довольно, завтра вы не получите ничего”,
советовал послать “архиядовитую ноту”, обещал “всех заинтригуем”. Советская делегация
подсчитала, что довоенные долги царского правительства составляют около 4,5 млрд.
рублей. Это были вклады в частные банки мелких держателей, за счет которых
правительство финансировало свои расходы. Большую часть этих расходов советское
правительств готово было признать. Но долги, образовавшиеся в результате помощи
различным антисоветским силам, советская делегация отвергла. В программу делегации
вошли такие пункты, как “аннулирование всех долгов”, пересмотр Версальского договора,
предоставление займов странам, наиболее пострадавшим от войны, установление единой
международной золотой единицы, чтобы разрешить проблему трансферта, совместная
борьба с инфляцией, топливным кризисом и др.
       Местом будущей конференции был объявлен итальянский город Генуя. 1 апреля
1922 г. советская делегация прибыла в Берлин, где провела переговоры с министром
иностранных дел В. Ратенау и канцлером Й. Виртом об условиях взаимного признания, а
10 апреля открылась Генуэзская конференция. Выступивший на ней премьер - министр
Великобритании Ллойд-Джордж и министр иностранных дел Франции Л. Барту пытались
свести ее решения к вопросу о признании долгов Советской России. Германия требовала
отсрочить уплату репараций. В выступлении главы советской делегации Г.В. Чичерина,
произнесшего свою речь вначале на безукоризненном французском, а затем на
английском языках, говорилось о возможности мирного сосуществования государств с
разными социальными системами, готовности России принять участие в восстановлении
Европы и представить для этого лесные, каменноугольные и рудные концессии. Советская
делегация предлагала сократить вооружения, а освободившиеся средства направить на
разоружение, пересмотреть Устав Лиги наций. С первых дней конференции развернулась
борьба по вопросу о признании РСФСР и финансовых обязательствах бывших владельцев
имущества, реституциях (возвращении) его бывшим владельцам. Всего с России
требовали в качестве долгов 18 млрд. золотых рублей. Это была совершенно
невообразимая сумма. Дискуссия на конференции приобретала затяжной характер. За
кулисами конференции делегации вели переговоры друг с другом, но решения не
находили. Конференция была явно под угрозой срыва. Так, Барту заявлял, что если Россия
признает долги, конференция будет продолжена, а если откажется от их признания,
работу можно считать оконченной.
       15 апреля министру иностранных дел Германии Ратенау и статс-секретарю этого
же министерства Мальцану позвонил советник по экономике и правовым делам НКИД А.
Сабанин, предложивший германской делегации встретиться и обсудить проблемы
германо-советских отношений. 16 апреля 1922 г. были проведены советско-германские
переговоры и в пригороде Генуи Рапалло был подписан договор о взаимном признании и
установлении дипломатических дружественных отношений. Советское и германское
правительства взаимно отказывались от возмещения военных расходов и всех невоенных
убытков, причиненных друг другу, а также от возмещения расходов на содержание
военнопленных. Германия отказывалась от претензий, вытекавших из частных прав
германских граждан в отношении “мероприятий РСФСР или ее органов по отношению к
германским гражданам, при условии, что РСФСР не будет удовлетворять аналогичных
претензий других государств”. Немедленно возобновлялись дипломатические и



                                                                          22


консульские отношения, в торговых и хозяйственных отношениях обе державы должны
были соблюдать принцип наибольшего благоприятствования.
       Подписание Рапалльского договора стало сенсацией на Генуэзской конференции.
Советской дипломатии удалось разорвать единый фронт европейских держав,
надеявшихся на восстановление Европы за счет побежденных стран и российских долгов.
Для стран Запада этот договор создавал опасный прецедент, так как в нем было
зафиксировано взаимное аннулирование долгов. Восстановление дипломатических
отношений РСФСР с Германией, когда обе страны находились в состоянии изоляции от
европейской системы хозяйственных связей, означало экономическое сближение, причем,
для России это был первый полномасштабный договор о признании ее страной Запада, а
для Германии первый равноправный договор после Версаля.
       После подписания советско-германского договора Генуэзская конференция
обречена была на неудачу. Страны-участники обвинили Германию в нарушении
Версальского договора. Советская делегация тоже подверглась давлению со стороны
остальных участников конференции и 20 апреля опубликовала памятную записку, в
которой еще раз излагала свою позицию в отношении возрождения Европы и русских
обязательств. В записке указывалось, что “… не было сделано ни малейшей попытки
войти в соглашение с советской властью” и отвергались претензии стран Европы на
непомерные долги.
       В начале мая состоялись обмены памятными записками и обсуждение вопросов
конференции, но переговоры зашли в тупик. Так как страны Запада отказывались принять
конструктивные предложения и настаивали на явно утопичной идее решения вопросов
восстановления хозяйственной жизни континента за счет российских долгов, 19 мая
конференция завершила свою работу, приняв решение о продолжении своих заседаний в
Гааге. В период после Генуэзской конференции положение в Европе и Германии намного
ухудшилось. Летом 1922 г. Германию захлестнула невиданная инфляция, грозившая
крахом всей финансовой системы Европы. Обострились отношения между европейскими
державами из-за Турции, где войска М. Кемаля начали наносить поражение интервентам.
       Гаагская конференция, открывшаяся 15 июня 1922 г., проходила менее шумно, чем
Генуэзская. Советская делегация во главе с заместителем Народного комиссара по
иностранным делам М.М. Литвиновым предложила участникам конференции
предоставить Советской России кредит на 3,2 млрд. рублей на восстановление
промышленности, предложив за это предоставить концессии и сдать в аренду некоторые
промышленные предприятия. Участники конференции требовали, в ответ, реституции
национализированных предприятий и компенсации за имущество, конфискованное у
иностранцев. США присутствовали на конференциях в Генуе и Гааге, но делали все
возможное, чтобы сорвать эти конференции, так как уже начали к этому времени
финансировать Германию, и намерены были поставить восстановление Европы в
зависимость от американских капиталов. Их больше интересовали вопросы, связанные с
разделом источников добычи нефти, особенно на Ближнем Востоке, поэтому в обеих
конференциях активное участие принимали американские монополии, связанные с
добычей, переработкой нефти и сбытом нефтепродуктов.
       20 июня 1922 г., не придя к положительному результату, Гаагская конференция
закончила свою работу. Конференции в Генуе и Гааге показали, что, несмотря на явное
признание странами Запада необходимости привлечения России к разрешению вопроса о
восстановлении Европы, в них преобладали настроения создать против нее единый фронт,
заставить ее выплачивать царские долги и оплатить расходы на интервенцию, изолировать
от нее революционное движение в европейских странах. Договор в Рапалло, подписанный
вслед за договорами со странами Востока, явился первой брешью, пробитой в этих
намерениях.


                                                                         23


      Глава 3. Репарационный кризис 1922 - 1923 гг. План Дауэса 1924 г.

      3.1. Урегулирование турецкого вопроса. Лозаннская конференция 1922 - 1923 гг.

       Во второй половине 1922 г. положение в Европе продолжало ухудшаться.
Окончательно распалась англо-французская Антанта. Это было связано с тем, что в
августе 1922 г. в Турции началось наступление национальных войск под руководством М.
Кемаля, что явилось непосредственной угрозой оккупированному англичанами Стамбулу
и зоне черноморских проливов. Союзница Англии Греция, которая после ухода из Турции
Франции и Италии, была главным участником интервенции, терпела поражение, и ее
солдаты массами сдавались в плен. Разгром греческой армии вызвал в Греции
государственный переворот и привел к правительственному кризису. Правительство
Ллойд-Джорджа в Англии тоже ушло в отставку и было заменено консервативным
правительством Бонар-Лоу.
       После того, как Турция подписала с интервентами перемирие 1 ноября 1922 гг., а
правительство Кемаля провозгласило Турцию республикой, началась подготовка к
мирной конференции, которая должна была выработать мирный договор с Турцией,
вместо подписанного в 1920 г. Севрского договора. Конференция в швейцарском городе
Лозанна проходила с ноября 1922 по июль 1923 гг. в два этапа. На первом этапе (ноябрь
1922 - февраль 1923 гг.) в конференции участвовала советская делегация, которая была
непосредственно заинтересована в вопросах о черноморских проливах, ликвидации в
Турции “режима капитуляций”. На втором этапе (май-июль 1923 г.) советская делегация
не принимала участия, так как перед самым открытием конференции 10 мая 1923 г. в
Лозанне был убит член советской делегации В.В. Воровский.
       Оставшись без поддержки советской делегации, турецкая делегация сделала
важные уступки союзникам. В частности, было принято решение о передаче
Великобритании богатой нефтью области Мосул. В начале конференции ее участники
приняли решение о восстановлении режима капитуляций, но из-за сильных возражений
турецкой делегации на втором этапе конференции были вынуждены отказаться от этого.
Зато страны Запада смогли навязать турецкой делегации решение о признании части
Оттоманского долга. Что касается черноморских проливов, то относительно их 24 июля
1923 г. была подписана специальная конвенция: они передавались под контроль
международной комиссии причерноморских стран, во главе которой стояла не имевшая
никакого отношения к Черному морю Англия. Согласно этой конвенции, Турция должна
была демилитаризовать зону проливов, то есть лишить их всех береговых укреплений и
через них в любое время могли проходить морские и воздушные суда всех стран, но с
ограниченным тоннажем. Советский Союз не признавал эту конвенцию, и до 1936 г., пока
она не была пересмотрена, настаивал на ее изменении.
       Большое влияние на международные отношения оказало образование в конце
декабря 1922 г. Советского Союза. Двумя месяцами раньше японские интервенты были
изгнаны с Советского Дальнего Востока. Это способствовало укреплению позиций
советского правительства, росту его влияния и авторитета.

      3.2. Репарационный вопрос в 1922 - 1923 гг.

      В конце 1922 г. возник серьезный репарационный кризис, связанный с тем, что
переживавшая невиданную инфляцию Германия не могла и не хотела выплачивать
репарации. Правительство И. Вирта, провозгласив “политику выполнения” платежей,
фактически не приступало к погашению репараций, ссылаясь на нехватку средств.


                                                                          24


Инфляция служила источником обогащения крупнейших монополий и средством
ограбления народных масс. Ухудшение положения народа правительственные круги
Германии использовали для разжигания реваншистских настроений и саботажа
выполнения Версальского договора. В июне 1922 г. был убит подписавший договор в
Рапалло министр иностранных дел Германии В. Ратенау. В Германии назревало
революционное движение, с одной стороны, и усиливались крайне реваншистские круги,
с другой.
       Осенью 1922 г. возникла так называемая проблема “продуктивных залогов”,
инициированная французским правительством Пуанкаре. Суть ее состояла в том, что
французское правительство предложило получателям репараций взять под свой контроль
шахты Рура, леса Рейнской области и за счет этого обеспечить получение германских
поставок для восстановления разрушенных районов. Англия и Соединенные Штаты
пытались удержать Пуанкаре от захвата Рура, но он был тверд в своем решении.
       Устранившись от европейских дел и провозгласив политику “изоляции”, США
главную надежду в решении германского вопроса возлагали на свои финансовые
монополии. В этом их поддерживала Великобритания, все еще остававшаяся центром
финансового мира. Несмотря на борьбу между финансовыми кругами США и
Великобритании в различных районах земного шара, они выступали единым фронтом в
вопросе о германских репарациях, считая необходимым их сокращение, отсрочку уплаты
и передачу репарационной проблемы в руки международных финансовых экспертов. В
сентябре 1922 г., видя обострение франко-германских отношений, государственный
секретарь США Юз предложил передать все разрешение репарационной проблемы в руки
независимых финансовых экспертов.
       Но удержать Францию от захвата Рура уже было поздно, тем более, что пришедшее
в Германии к власти правительство В. Куно отвергло “политику выполнения “
Версальского договора и провозгласило проведение “политики катастроф”, то есть,
открытого саботажа репарационных обязательств. Видя неизбежность франко-
германского конфликта, Юз сделал еще одну попытку упредить события. 29 декабря 1922
г. выступая в Нью-Хейвене (Йельский университет) на заседании Американской
исторической ассоциации Юз поведал, что глас божий подсказал ему идею обратить
внимание на положение в Европе. Ключ к разрешению проблемы, говорил он,
заключается в репарационном вопросе, это зависит от положения Германии. Выходом из
создавшейся ситуации было создание международного комитета финансовых экспертов и
передача ему всех вопросов, связанных с репарациями.
       В Англии поддержали этот план, но остановить вторжение Франции в Рур не
смогли. Состоявшаяся 2 - 4 января 1923 г. конференция в Париже не решила вопрос о
моратории на репарационные платежи, на чем настаивали США, Англия и другие страны,
и 11 января 5 французских и 2 бельгийские дивизии вошли в Рурскую область, захватив
основные центры Рура: Эссен, Бохум и Дортмунд.
       Понимая свое бессилие перед войсками победителей, правительство Куно 13
января 1923 г. объявило в качестве противодействия оккупации политику “пассивного
сопротивления”, то есть, саботажа всех распоряжений, платежей и поставок угля, леса и
других видов продукции в счет репараций.
       Вторжение французских и бельгийских войск в Рур показало, как хрупок и
непрочен с трудом достигнутый мир. Акция Франции была осуждена всеми, кто искренне
хотел мира. Советский Союз протестовал по поводу этого захвата. Была опубликована
нота ВЦИК посольству Германии в Москве, резко осуждавшая оккупацию Рура и
выражавшая сочувствие германскому народу. Советские профсоюзы начали сбор средств
в пользу германского народа и выделили 100 тыс. рублей золотом в помощь рурским
горнякам. Рурская авантюра получила негативную оценку и в других странах. Даже в


                                                                         25


самой Франции многие не разделяли взглядов Пуанкаре. Вскоре обнаружилось, что
продуктивные залоги, которые надеялась собрать Франция, не могут покрыть расходы на
оккупацию. Во Франции началось падение франка и резко возросла инфляция.
       США и Англия в рурском конфликте поддерживали Германию, опасаясь, что
чрезмерное укрепление Франции внесет дисбаланс в систему международных отношений
в Европе. 31 января 1923 г. глава английского правительства Бонар-Лоу подписал в
Вашингтоне соглашение об условиях погашения английского долга. Соглашение было
подписано на 62 года, долг сокращался почти на 30 %, но вместе с процентами, Англия
должна была уплатить Соединенным Штатам около 11 млрд. дол.
       Уже первые месяцы после вступления Франции в Рур показали, что достичь
поставленной цели ей не удалось. Заставить Германию вносить репарационные платежи и
продуктовые залоги она не смогла. В начале мая 1923 г. германское правительство
предложило существенно ограничить репарации, сократив их со 132 млрд. марок до 30
млрд. марок, подписать соглашение о гарантиях Германии от нападения с Запада¸
эвакуировать французские войска из Рура. Позднее к этим добавились предложения
Германии созвать международную конференцию и установить размер репараций, исходя
из платежеспособности Германии. Английское правительство поддержало эту программу.
Франция резко протестовала, добиваясь неуклонного выполнения Версальского договора
       Осенью 1923 г. положение Германии осложнилось тем, что кампания “пассивного
сопротивления” переросла в революционный кризис. Рабочее движение охватило почти
все районы Германии (Саксонию, Тюрингию, порт Гамбург). В августе 1923 г.
правительство Куно ушло в отставку. В этот период хаос охватил всю Германию.
Наблюдалась огромная поляризация сил, так как активно действовали правые
реакционные силы. 8 ноября 1923 г. в Мюнхене произошел фашистский путч. Хотя он
был ликвидирован, а его главарь Гитлер попал в тюрьму, он показал, что в Германии
поднимают голову крайне реакционные элементы, и Версальский договор находится под
угрозой.
       В этих условиях Франции не оставалось ничего иного, как принять план США и
Великобритании. Известную роль при этом сыграло то, что Франция после войны была
крупнейшим, после Англии, должником США и ей предстояло урегулировать условия
погашения этого долга. Кроме того, неудачная Рурская авантюра привела к тому, что
финансовая система Франции оказалась разбалансированной, и на нее обрушилась угроза
краха франка.
       Исходя из этого, 26 октября 1923 г. Франция объявила о своем согласии с планом
Юза о создании комитета международных финансовых экспертов при условии, что
конечное слово останется за Репарационной комиссией, а сумма репараций не будет
сокращена. Решающую роль при этом сыграло то, что осенью 1923 г. произошло
невиданное падение франка, и Франция была вынуждена обратиться к американскому
банковскому дому Морганов за краткосрочным займом в 100 млн. дол.
       В середине января 1924 г. были созданы и приступили к работе два комитета
международных финансовых экспертов. Во главе первого был поставлен Ч. Дауэс,
представитель банка Моргана. В него вошли от США Т. Ламонт, Г. Гувер, А. Гарриман,
президент Рейхсбанка Я.Шахт, английский банкиры и представители банков других стран.
Этот комитет должен был изучить репарационную проблему и рекомендовать пути ее
решения. Второй комитет, возглавлявшийся крупнейшим английским банкиром
Маккенной, должен был подсчитать, сколько американских капиталов сбежало за границу
и предусмотреть меры по их возвращению.
       9 апреля 1924 г. комитеты представили свои доклады Репарационной комиссии.
Доклад первого комитета был назван “планом Дауэса”. Он предусматривал проведение
мероприятий, которые должны были привести к восстановлению Германии, после чего


                                                                         26


американский капитал мог бы безопасно внедряться в ее экономику. В числе этих
мероприятий была стабилизация германской валюты, определение источников покрытия
репараций, разрешение проблемы трансферта, мораторий на репарационные платежи,
прекращение оккупации Германии и т.д. План Дауэса также предусматривал, что для
запуска в действие всего механизма восстановления экономики Германии ей нужно
предоставить международный заем не менее, чем в 800 млн. марок, которые могли дать
США. Источниками уплаты репараций должны были стать доходы госбюджета, которые
формировались бы за счет косвенных налогов на предметы народного потребления (сахар,
табачные изделия, пиво, водку, ткани, обувь) и прибылей от железных дорог и
промышленных компаний. Они должны были выпустить акции и, получая по ним доход,
обеспечить уплату репараций примерно по 960 млн. рейхсмарок в год.
       Вся работа по сбору репараций должна была находиться в руках генерального
агента по репарациям, который, таким образом, полностью заменил бы Репарационную
комиссию. Так же как и Версальский мирный договор, “план Дауэса” не фиксировал
общую сумму репараций и срок их погашения. Он предусматривал только, что ежегодные
платежи (аннуитеты) должны были в 1924 - 1925 гг. составить 1 млрд. марок и,
постепенно возрастая, составить в 1928 - 1929 гг. 2,5 млрд. марок. “План Дауэса” был
принят на пять лет и в дальнейшем его должен был заменить более продолжительный
план.

      3.3. Лондонская репарационная конференция

      “План Дауэса”, был принят на проходившей в Лондоне с 16 июля по 16 августа
1924 г. международной конференции, на которой присутствовали страны-получатели
репараций, Германия и США, представленные неофициальными наблюдателями, но в
период ее работы в Лондон приехали Д.П. Морган, Т. Ламонт, министр финансов США Э.
Меллон, представители крупнейших банковских домов, которые приступили к
финансированию Европы сразу же после окончания войны. В Европу прибыл
государственный секретарь США Ч. Юз, который появился под предлогом получения
почетного звания профессора права одного из университетов. Его сопровождала целая
группа международных юристов и специалистов по вопросам финансов. Перед
прибытием в Лондон он посетил многие страны Европы, и в том числе Францию, где
после неудачного вторжения в Рур, организовавшее его правительство Пуанкаре ушло в
отставку, и к власти пришло правительство “левого блока” во главе с Э. Эррио.
Пребывание в Европе столь мощной “группы давления” не могло не оказать влияния на
участников конференции.
      Американские финансисты, находясь за кулисами конференции, оказывали прямое
давление на ее решения. Морган, например, потребовал, чтобы впредь Репарационная
комиссия была лишена права решения вопроса о санкциях против Германии в случае ее
уклонения от уплаты репараций, а французские и бельгийские войска выведены из Рура,
он также предлагал обсудить вопрос о досрочной эвакуации Рейнской области и “дать
удовлетворительную интерпретацию Версальского мирного договора”.
      На конференции развернулась борьба почти по всем вопросам. Особенно острый
характер она носила по проблеме “умышленного уклонения” Германии от уплаты
репараций. Неофициальные наблюдатели от США и поддерживавшие их английские
представители настояли на том, чтобы право определять санкции было передано из рук
Репарационной комиссии генеральному агенту по репарациям, которым был назначен
американский дипломат и финансист П. Джильберт. Так как Франция проявляла
неуступчивость в этом вопросе, Юз и Меллон напомнили, что взятый ею в США заем в
100 млн. дол. в марте 1924 г., нужно будет погашать с сентября того же года, и Франция


                                                                          27


отступила. Таким же образом в результате силового давления Франция пошла на уступки
в вопросе об эвакуации Рура (до 1 января 1925 г.) и по другим вопросам. 16 августа 1924
г. состоялось заключительное заседание конференции. Несмотря на яростное
сопротивление, которое встретили Эррио в Национальном собрании Франции и канцлер
В. Маркс в германском Рейхстаге, обе страны осознавали, что у них нет альтернативы
“плану Дауэса”. Восстановление германской экономики за счет международного займа
могло послужить началом уплаты репараций. “План Дауэса” спасал Германию от
всеобщего хаоса, способствовал ее военно-промышленному возрождению.
      В советской литературе бытует мнение, что “план Дауэса” был направлен на
закабаление российского рынка германскими товарами и превращение ее в аграрно-
сырьевой придаток Германии. Но при этом не следует забывать, что СССР, начиная
индустриализацию, был заинтересован в получении из Германии, Англии и всех стран
целого ряда товаров, в первую очередь станков, оборудования и мог расплачиваться за
них продукцией своего сельского хозяйства и сырьем. Кроме того, при том жестком
режиме, который установила Коммунистическая партия в первые годы советской власти,
при наличии монополии внешней торговли речь о закабалении русского рынка вообще не
шла.
      “План Дауэса” по времени совпал с началом стабилизации капитализма в Европе и
эрой “процветания” в США. Он на время снял остроту противоречий между Францией и
Англией, США и Германий, которые не смогли устранить разногласия по столь важному
вопросу как сохранение мира и безопасности в Европе. “План Дауэса” означал крах
попыток французской дипломатии навязать силовое решение репарационного вопроса. Он
также показал, что, несмотря на все заявления американских правительственных кругов
об изоляции от европейских проблем, США не могли не принимать участие в решении
проблем, от которых зависело установление гегемонии доллара в Европе.




                                                                           28


      Глава 4. Борьба за мир и безопасность 1925 - 1929 гг.

      4.1. Восстановление Германии по ”плану Дауэса”

       После принятия “плана Дауэса” на короткое время международные противоречия
были урегулированы. Германия, получив международный заем, начала выплачивать
репарации, должники США продолжали вести переговоры об условиях уплаты своих
долгов. В Соединенных Штатах 10 октября 1924 г. в течение 12 минут была проведена
подписка на германский заем, которая дала сумму, гораздо большую, чем
предусмотренные по плану 800 млн. марок. Вообще, после принятия ”плана Дауэса“,
считая его достаточно гарантией ввоза капиталов в Германию, США начали
инвестировать свои капиталы, и только за период 1924 - 1926 гг. направили в Германию
24 - 26 млрд. марок (около 5 млрд. дол.). По подсчетам германского автора В. Линка,
только за 5 лет (1924 - 1929 гг.) Германия получила из США 135 краткосрочных займов на
сумму 15 млрд. дол. В Германию направлялось 18 % всех экспортных капиталов США.
Одним из важных направлений финансовой деятельности американских монополий было
финансирование частных германских компаний, особенно тех, с которыми американские
монополии успешно сотрудничали до войны.
       После Лондонской конференции американские монополии стали более активно
вкладывать доллары в германскую экономику и восстанавливать связи с монополиями
Германии. По данным американского автора И. Тененбаума, Германия уплатила странам-
получателям репараций на 36 млрд. марок, а получила иностранных, главным образом
американских, займов на 33 млрд. марок. Следовательно, германские репарации были
почти полностью оплачены американскими монополиями, возвратившими вложенные в
Германию средства за счет получения военных долгов своих союзников, внутренние
ресурсы Германии целиком использовались ею на возрождение и развитие ее военно-
промышленной мощи. Тененбаум подчеркивает: “Версальский договор, на который
постоянно жаловался Гитлер, ни в коей мере не нанес финансового ущерба Германии.
После того, как Германия проиграла войну, иностранные, и, главным образом
американские, инвесторы оплатили ее военные репарации. Эти зарубежные спекулянты
позднее потеряли свои вложения, но именно они предоставили средства для гигантской
программы вооружений третьего рейха”.
       Как уже отмечалось, “план Дауэса” и последовавший за ним через пять лет “план
Юнга” создали прецедент к пересмотру Версальского мирного договора. Они были
разработаны представителями финансового дома Моргана, контролировавшего или
связанного с теми компаниями, которые финансировали Германию. Личная уния
представителей дома Моргана: Ч. Дауэса, О. Юнга, Т. Ламонта, Д. Морроу с президентом
Рейхсбанка Я. Шахтом, крупнейшими германскими промышленниками и банкирами
Мельхиором, Фегелером, Стиннесом, Тиссеном, Круппом и др. способствовала
дальнейшему сближению между американским и германским капиталом. Займы Уолл-
стрита германским компаниям были использованы ими в первую очередь на создание
крупнейших монополий, которые позднее помогли фашистам прийти к власти. В 1925 г.
был создан на деньги в основном американских банкиров снабжавший гитлеровскую
армию в годы войны взрывчатыми веществами и отравляющими газами химический
концерн “ИГ Фарбениндустри”. Ему американская компания “Диллон, Рид энд К” дала
заем в 70 млн. дол. Компании “Ферайнигте штальверке” и “Альгемайне электрицитат
гезельшафт” получили от американского “Нейшнл сити бэнк” займы по 30 и 35 млн. дол.
       Были восстановлены связи германской компании Байера и химической компании
США “Грассели кемикл”, по соглашениям 1924 и 1925 гг., они поделили мировой рынок


                                                                          29



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика