Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале XXI века: Материалы всероссийской конференции. Часть 4: Сравнительная флористика. Урбанофлора

Голосов: 2

Представлены материалы Всероссийской научной конференции "Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале ХХI века", проведенной в рамках XII съезда Русского ботанического общества. Их содержание отражает состояние современной ботанической науки в России. Распределение материалов по 17 секциям проведено программным комитетом с учетом мнения авторов. Материалы каждой секции являются фактически самостоятельными сборниками статей, и все они в свою очередь сгруппированы в 6 частей. Часть 1 - "Структурная ботаника", "Эмбриология и репродуктивная биология". Часть 2 - "Альгология", "Микология", "Лихенология", "Бриология". Часть 3 - "Молекулярная систематика и биосистематика", "Флора и систематика высших растений", "Палеоботаника", "Культурные и сорные растения", "Ботаническое ресурсоведение и фармакогнозия", "Охрана растительного мира". Часть 4 - "Сравнительная флористика", "Урбанофлора". Часть 5 - "Геоботаника". Часть 6 - "Экологическая физиология и биохимия растений", "Интродукция растений".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                             СРАВНИТЕЛЬНАЯ ФЛОРИСТИКА

       Федоров Ан. А. Фитохории европейской части СССР. Флора европейской части СССР. Л., 1979. Т. 4. С. 10–27.
       Флора Ленинградской области. Л., 1955–1965. Т. 1–4.
       Флора СССР. М.; Л., 1934–1964. Т. 1–30.
       Cajander A.K. Fenno-Scandian Kasvitieteellisestд Kaaskkoisrajasta // Meddel. Soc. F. Fl. Fenn. 1900. T. 26.
       Hulten E., Fries M. Atlas of North European vascular plants. Vol. 1–3. Konigstein, 1986.
       Kalela A. Die Ostgrenze Fennoskandiens in pflanzengeographischer Beziehung // Verцff. Geobot. Inst. Rьbel in Zurich.
1943. H. 20. 68 s.
       Meusel, Jager, Rauschert, Weinert. Vergleichende chorologie der zentraleuropaischen flora. Jena, 1978.


      СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ФЛОРЫ ЗАПОВЕДНИКА «ПРИВОЛЖСКАЯ ЛЕСОСТЕПЬ»

                                            Васюков В.М., Иванова А.В.
                            Тольятти, Институт экологии Волжского бассейна РАН
        Государственный природный заповедник «Приволжская лесостепь» (Пензенская область) организован
в 1989 г. с целью сохранения и восстановления северных степей и типичных лесных экосистем Приволжской
возвышенности в лесостепной зоне. «Приволжская лесостепь» является преемником ранее существовавшего
в Пензенской области заповедника (1919–1951 гг.).
        Заповедник «Приволжская лесостепь» (8,4 тыс. га или 0,2% территории области) в настоящее время со-
стоит из пяти участков: трех степных – «Кунчеровская лесостепь», «Островцовская лесостепь», «Поперечен-
ская степь» и двух лесных – «Сосновый бор на Кададе», «Верховья Суры».
        Растительный покров заповедных территорий в различное время изучали И.И. Спрыгин (1896–1986),
А.А. Уранов (1925), Б.А. Келлер (1903), Е.М. Лавренко (1950), Л.М. Носова (1965), А.А. Солянов (1966–2001),
Л.А. Новикова (1993, 1998 и др.), Т.Б. Силаева (2001 и др.), А.А. Чистякова (1993, 1998 и др.), А.Н. Чебураева
(1976, 1993 и др.), В.М. Васюков (1999, 2002, 2004 и др.), П.И. Заплатин, Т.В. Разживина, Е.А. Киреев и др.
Обзор ботанической литературы приведен в работах Л.А. Новиковой (1993) и В.М. Васюкова (2002).
        В заповеднике выявлено 857 видов сосудистых растений (Васюков, 1999, 2002, 2004 с доп.), что со-
ставляет 55% видового состава флоры Пензенской области. 7 видов занесены в Красную книгу РСФСР
(1988): Cephalanthera rubra (L.) Rich., Fritillaria ruthenica Wikstr., Neottianthe cucullata (L.) Schlechter, Stipa
dasyphylla (Lindem.) Trautv., S. pennata L., S. pulcherrima C. Koch, S. zalesskii Wilensky и 62 вида включены в
Красную книгу Пензенской области (2002). Эти показатели свидетельствуют о богатстве флоры заповедника
и его высокой репрезентативности.
        «Кунчеровская лесостепь» (1024 га) располагается на высоком плакоре и склонах различной экспозиции
в левобережье реки Кадады (на границе Камешкирского, Кузнецкого и Неверкинского р-нов близ с. Ст. Чир-
чим). Характерны дубравы, сосновые леса (искусственные насаждения) и вторичные по происхождению осин-
ники и березняки; степные сообщества занимают пятую часть территории и представлены, в основном, ассоциа-
циями разнотравно-дерновинно-злаковой степи с молодым подростом сосны обыкновенной. Флористическое
богатство – 555 видов, из них 33 дифференциальных (Allium angulosum L., А. strictum Schrad., Astragalus varius
S.G. Gmel., Bassia sedoides (Pall.) Aschers., Dianthus stenocalyx (Trauv.) Juz., Gagea granulosa Turcz., Laser
trilobum (L.) Borkh., Minuartia setacea (Thuill.) Hayek, Oenothera villosa Thunb., Scorzonera ensifolia Bieb., Silene
multiflora (Waldst. et Kit.) Pers., Syrenia montana (Pall.) Klok., Thymus pallasianus H. Br. и др.).
        «Островцовская лесостепь» (352 га) располагается на правобережной части надпойменной террасы ре-
ки Хопер (в Колышлейском р-не, близ с. Островцы). Современная структура растительного покрова представ-
ляет собой комплекс различных вариантов растительности с преобладанием лесков из клена татарского и че-
ремухи обыкновенной, зарослей мезофильных и ксеромезофильных кустарников, а также дерновинно-злако-
во-разнотравных степных ассоциаций, площадь которых ежегодно уменьшается из-за процессов закустарива-
ния и залесения степи. Флористическое богатство – 542 вида, из них 32 дифференциальных (Astragalus
austriacus Jacq., Ceratocephala testiculata (Crantz) Bess., Lychnis chalcedonica L., Melampyrum argyrocomum
(Fisch. ex Ledeb.) K.-Pol., Vincetoxicum rossicum (Kleop.) Barbar и др.).
        «Попереченская степь» (252 га) располагается на плакоре и склонах балок в верховьях реки Хопер (на
границе Каменского и Пензенского р-нов, близ с. Поперечное). Преобладают дерновинно-злаково-разнотрав-
ные степные и разнотравно-корневищные (наземновейниковые и безостокострецовые) ассоциации; характер-
ны заросли степных кустарников. Флористическое богатство – 475 видов, из них 13 дифференциальных
(Chaiturus marrubiastrum (L.) Reichenb., Filipendula steppоsa Juz., Limosella aquatica L., Orobanche caesia
Reichenb., Taraxacum erythrospermum Andrz. и др.).
        «Верхнесурский лесной участок» (6334 га) располагается на древних речных террасах в верховьях реки Су-
ры (на северо-востоке Кузнецкого р-на, близ с. Часы). Преобладают сосновые леса (в основном, травяно-кустар-


                                                         20


       ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОТАНИКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

ничковые, зеленомошные и лишайниковые; часто искусственные насаждения) и вторичные по происхождению бе-
резняки. Небольшие площади занимают осинники, дубравы и ольшаники, а также озера, переходные и сплавинные
болота. Флористическое богатство – 586 видов, из них 75 дифференциальных (Alchemilla decalvans Juz., А.
nemoralis Alech., Botrychium lunaria (L.) Sw., B. multifidium (S.G. Gmel.) Rupr., Bupleurum aureum Fisch., Carex
hartmanii Cajand., C. vaginata Tausch., Cephalanthera rubra (L.) Rich., Circaea alpina L., Eriophorum angustifolium
Honck., Gymnadenia conopsea (L.) R. Br., Juniperus communis L., Oxycoccus palustris Pers., Neottianthe cucullata (L.)
Schlechter, Phegopteris connectilis (Michx.) Watt, Ribes spicatum Robson, Trifolium cisvolgense Spryg. ex Iljin et
Truchaleva, Salix lapponum L., Vaccinium myrtillus L., Viola epipsila Ledeb. и др.).
       «Сосновый бор на Кададе» или «Борок» (399 га) располагается в левобережной части поймы и над-
пойменной террасы реки Кадады (на севере Камешкирского р-на, близ с. Шаткино). Характерны сосновые
леса (искусственного происхождения), реже – дубравы и, возникшие на их месте, мелколиственные леса.
Значительные площади занимают низинные болота и ольшаники. Флористическое богатство – 530 видов,
из них 33 дифференциальных (Conioselinum tataricum Hoffm., Corispermum marschallii Stev., Leersia
oryzoides (L.) Sw., Potamogeton berchtoldii Fieb., Salsola tragus L., Sium sisaroideum DC., Xanthium albinum
(Widd.) Н. Scholz. и др.).
       Общими для всех участков являются 315 видов (38% от всех видов флоры заповедника), общими для
трех степных участков – 367 видов. Анализ полных флористических списков (Васюков, 2004 с доп.) показал,
что данные флоры обладают большим своеобразием. Такая обособленность определяется достаточно неодно-
родными физико-географическими условия произрастания растений на территории отдельных участков. Это
наглядно демонстрируется представленными результатами сравнительного анализа с использованием экспо-
ненты z из уравнения Престона (Preston, 1962):
                                                (А/С)1/z + (В/С)1/z = 1
       Экспонента z вычислялась табличным методом с использованием данных по общим видам каждой пары
участков. Данный показатель позволяет оценить степень различия флор между собой с точки зрения их простран-
ственного разнообразия. Престон установил теоретическим путем критическую, или пороговую величину z, рав-
ную 0,27 (или 0,265 для флор с количеством видов больше 10 тыс.). При различии выше 0,27 сравниваемые флоры
являются изолятами. При меньшем различии, наоборот, они находятся в сбалансированном равновесии друг с дру-
гом и могут даже представлять флористический континуум как части единой флоры. (Малышев, 1975). Таким об-
разом, сравнив между собой флоры участков заповедника, мы можем судить о степени их различия.
       На основе полученных нами данных (значений z для каждой пары участков) нами была построена ден-
дрограмма, отражающая степень различия участков заповедника «Приволжская лесостепь» (рис.).
       Показатель различия флор (z)




                          0,30           0,32          0,34          0,36          0,38          0,40           0,42

                  Дендрограмма различия флор пяти участков заповедника «Приволжская лесостепь»

      Изучаемые флоры в разной степени отличаются друг от друга, но все их показатели превосходят ука-
занный числовой порог (0,27), то есть являются самостоятельными флорами. В то же время их уровень сход-
ства достаточно высок. Самую большую степень схожести имеют Попереченская степь и Островцовская ле-
состепь. В одну группу с ними объединяется Кунчеровская лесостепь. Другую группу образуют флоры двух
оставшихся территорий, которые отличаются совершенно иными природными условиями.
      Авторы благодарны Л.А. Новиковой, А.Н. Чебураевой, А.А. Чистяковой, Т.В. Разживиной и С.В. Саксонову за не-
оценимую помощь и дружескую поддержку.

                                                    Литература
      Васюков В.М. Конспект флоры сосудистых растений заповедника «Приволжская лесостепь» // Тр. заповедника
«Приволжская лесостепь». Пенза, 1999. Вып. 1. С. 47–80.


                                                         21


                                        СРАВНИТЕЛЬНАЯ ФЛОРИСТИКА

        Васюков В.М. Флора юго-западной части Приволжской возвышенности. Дис. ... канд. биол. наук. Саранск,
2002. 400 с.
        Васюков В.М. Растения Пензенской области: конспект флоры. Пенза, 2004. 184 с.
        Келлер Б.А. Из области черноземно-ковыльных степей. Ботанико-географические исследования в сердобском уез-
де Саратовской губернии // Тр. Об-ва естествоиспыт. при Казан. ун-те. 1903. Т. 37. Вып. 1. С. 1–154.
        Красная книга Пензенской области. Т. 1: грибы и сосудистые растения / Сост. А.И. Иванов, Л.А. Новикова, А.А.
Чистякова, П.И. Заплатин, В.М. Васюков, Т.В. Разживина, Е.А. Киреев. Пенза, 2002. 160 с.
        Красная книга РСФСР (Растения). М., 1988. 591 с.
        Лавренко Е.М. Некоторые наблюдения над влиянием пожара на растительность северной степи (Попереченская
степь Пензенской области) // Бот. журн. 1950. Т. 35. № 1. С. 77–78.
        Малышев Л.И. Количественный анализ флоры: пространственное разнообразие, уровень видового богатства и ре-
презентативности участков обследования // Бот. журн. 1975. № 11. С. 1537–1550.
        Новикова Л.А. Динамика пензенских луговых степей и проблемы их охраны // Самарская Лука: Бюл. Самара, 1993.
Вып. 4. С. 111–128.
        Новикова Л.А., Чистякова А.А. Принципы мониторинга степных экосистем в заповеднике «Приволжская лесо-
степь» // Проблемы охраны и рационального использования экосистем и биологических ресурсов. Матер. Всерос. науч.-
практ. конф., посвящ. 125-летию И.И. Спрыгина. Пенза, 1998. С. 52–54.
        Носова Л.М. Сохранившиеся участки степей Пензенской области // Бот. журн. 1965. Т. 50. № 6. С. 838–852.
        Саксонов С.В., Кудинов К.А. Современное развитие взглядов И.И. Спрыгина на вопросы заповедного дела и пути
их практического воплощения // Самарская Лука: Бюл. Самара, 1993. Вып. 4. С. 26–44.
        Силаева Т.Б. Материалы к флоре бассейна р. Суры // Флористические исследования в Центральной России на ру-
беже веков. Матер. науч. совещ. М., 2001. С. 143–145.
        Солянов А.А. Растительный покров и геоботаническое районирование Пензенской области: Дисс. ... канд. биол. на-
ук. Пенза, 1966. 367 с.
        Солянов А.А. Флора Пензенской области. Пенза, 2001. 310 с.
        Солянов А.А., Новикова Л.А. Анализ современного состояния луговых степей Приволжской возвышенности
// Ландшафтный анализ природопользования. М., 1988. С. 12–24.
        Солянов А.А., Новикова Л.А. Заповедные степные участки Пензенской области // Краеведение в Центральном рай-
оне. Пенза, 1989. С. 46–50.
        Спрыгин И.И. Материалы к флоре губерний Пензенской и Саратовской // Тр. Об-ва естествоиспыт. при Казан. ун-
те. 1896. Т. 29. Вып. 6. С. 1–75.
        Спрыгин И.И. Материалы к описанию степи около д. Поперечной Пензенского уезда и заповедного участка на ней
// Работы по изучению пензенских заповедников. Пенза, 1923. Вып. С. 1–45.
        Спрыгин И.И. Из области Пензенской лесостепи. I. Травяные степи Пензенской губернии. М., 1925 (1926). 242,
XIII с.
        Спрыгин И.И. О некоторых редких растениях Пензенской губернии. 4-е сообщ. Пенза, 1927. 16 с.
        Спрыгин И.И. Растительный покров Средне-Волжского края. Самара, 1930. 66 с.
        Спрыгин И.И. Растительный покров Пензенской губернии // Науч. наследство М., 1986. Т.11: Спрыгин И.И. Мате-
риалы к познанию растительности Среднего Поволжья. С. 22–193.
        Уранов А.А. Материалы к фитосоциологическому описанию заповедной степи Пензенской губернии в связи с зако-
ном константности. М., 1925. 40 с.
        Чебураева А.Н. Строение и динамика ценопопуляций овсецов Шелля и опушенного в северных степях: Дис. ...
канд. биол. наук. М., 1976. 149 с.
        Чебураева А.Н. Состояние популяций овсеца пустынного (Helictotrichon desertorum (Less.) Nevski, Poaceae) в запо-
веднике «Приволжская лесостепь» // Самарская Лука: Бюл. Самара, 1993. Вып. 4. С. 200–205.
        Чистякова А.А. Кустарниковая растительность заповедника «Приволжская лесостепь» и ее роль в процессах зале-
сения степей // Самарская Лука: Бюл. Самара, 1993. Вып. 4. С. 94–110.
        Чистякова А.А. Популяционная концепция климаксового лесного ценоза и возможность ее реализации на охраняе-
мых территориях лесостепи (на примере заповедника «Приволжская лесостепь») // Проблемы охраны и рационального
использования экосистем и биологических ресурсов. Матер. Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 125-летию И.И. Спрыги-
на. Пенза, 1998. С. 74–76.
        Preston F.W. The canonical distribution of commoness and rarity // Ecology. 1962. V. 43. № 2. Р. 185–215.


      ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ ФЛОРЫ ОСТРОВОВ РОССИЙСКОГО СЕКТОРА
                             БАЛТИЙСКОГО МОРЯ

                                                    Глазкова Е.А.
                      Санкт-Петербург, Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН
      Детальные флористические исследования на российских островах Балтийского моря ведутся нами на
протяжении 13 лет. Район исследования включает более 200 островов площадью от 1 до 5000 га, которые ус-
ловно можно разбить на пять основных групп: «центральные» острова (Гогланд, Большой Тютерс, Мощный и

                                                        22


        ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОТАНИКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

др.), расположенные в центре Финского залива; «приграничные» острова (Большой Пограничный, Грозный и
др.) близ северного побережья Финского залива; архипелаг Березовые острова в северо-восточной части Фин-
ского залива; острова Выборгского залива; остров Котлин в Невской губе Финского залива.
       На данный момент можно выделить следующие основные результаты работы:
       1. Детально изучена флора «центральных» островов (Глазкова, 2001). По последним данным, флора
этого островного района насчитывает 780 видов, в том числе 600 аборигенных.
       2. Завершена инвентаризация флоры 66 шхерных островов близ северного побережья Финского залива
(Глазкова, 2005, 2007), в ходе которой выявлено 547 видов (из них 427 аборигенных).
       3. Детально изучена флора архипелага Березовые острова (Глазкова, Цвелев, 2007). Флора архипелага
насчитывает 644 вида сосудистых растений, в том числе 525 аборигенных.
       4. Проведена инвентаризация флоры о-ва Котлин (Глазкова, Цвелёв, 2006). На острове выявлено 580
видов сосудистых растений (из них 353 аборигенных).
       5. Продолжаются флористические исследования на островах Выборгского залива. На данный момент
обследованы 54 острова, на которых зарегистрировано 596 видов, в том числе 505 аборигенных.
       В общей сложности нами исследованы 158 островов Финского и Выборгского заливов Балтийского мо-
ря. Кроме того, проведена ревизия гербарных материалов, архивных и литературных данных по флоре рос-
сийских островов Балтийского моря, хранящихся в Ботаническом музее Хельсинкского университета (H), Ин-
ституте зоологии и ботаники г. Тарту (TAA) и Ботаническом институте им. В.Л. Комарова (LE). Общее число
видов, известных в настоящее время с российских островов Балтийского моря, составляет 875 (из них 780
аборигенных видов).
       Полученные в ходе исследований данные позволили выявить специфические особенности изученных
островных флор, проанализировать характер распространения видов на островах и факторы, влияющие на ви-
довое богатство флоры.
       Уровень видового богатства является одним из важнейших количественных показателей, характери-
зующих флоры. В таблице приведены некоторые общие характеристики и число видов сосудистых растений
для изученных нами островных групп.

           Общие характеристики и число видов сосудистых растений для некоторых островных групп
                                     Финского и Выборгского заливов
                                  Число             Площадь,          Максимальная              Число видов
     Островная группа
                                 островов             км2           Высота над ур. м., м   общее        аборигенные
I. «Центральные» острова            12                 60                 175,7             780             600
II.«Приграничные» острова           66                 50                  28,0             547             427
III. Березовые острова              25                 84                  43,7             644             525
IV.О-ва Выборгского залива          54                 40                  25,0             596             505
V. Остров Котлин                     1                 16                   4,0             580             353

       Учитывая относительно небольшую площадь изученных островных районов, число выявленных на
островах видов свидетельствует о значительной видовой насыщенности этой территории. Основными факто-
рами, определяющими высокий уровень видового богатства флоры островов, являются: климатические осо-
бенности территории, значительное разнообразие типов местообитаний, благоприятные условия для распро-
странения диаспор, высокая сохранность биоты, обогащение флоры многими антропофитами в результате
деятельности человека, значительная полнота выявления флоры.
       Наибольшим богатством и оригинальностью отличается флора «центральных островов» Финского зали-
ва. Эта очень неоднородная островная группа, наряду с большим количеством общебалтийских видов (Atriplex
praecox, A. longipes, A. calotheca, Centaurium littorale, Tripleurospermum maritimum, Oberna littoralis и др.), харак-
теризуется целым рядом видов, произрастающих здесь благодаря выраженному океаническому влиянию на их
флору и не встречающихся в других районах Северо-Запада Европейской России: Atriplex glabriuscula, Crambe
maritima, Cochlearia danica, Crambe maritima, Thymus pycnotrichus, Sedum annuum, Phleum alpinum, Beta maritima
(занос с балластом, Глазкова, 2006), и др. Некоторые термофильные виды (Sanicula europaea, Galium
intermedium), произрастающие на одном из «центральных» островов (Гогланд), не обнаружены нами на других
островах восточной части Финского залива. Причины повышенного видового богатства и разнообразия флоры
«центральных» островов Финского залива были подробно рассмотрены нами ранее (Глазкова, 2001). Однако
следует отметить, что одним из важнейших факторов, определяющих уровень видового богатства флоры этой
островной группы, является ландшафтная гетерогенность территории. «Центральные» острова Финского залива
находятся на стыке двух крупнейших геологических структур – Балтийского кристаллического щита и Восточ-
но-Европейской плиты: часть из них (например, Гогланд, Большой Тютерс, Соммерс, Нерва) относятся к Коль-
ско-Карельской ландшафтной провинции (Балтийскому щиту), тогда как остальные острова (Малый Тютерс,


                                                         23


                                    СРАВНИТЕЛЬНАЯ ФЛОРИСТИКА

Мощный, Сескар, Малый и др.) лежат на Восточно-Европейской плите и относятся к Северо-Западной ланд-
шафтной области Русской равнины. Таким образом, ландшафтная гетерогенность «центральных» островов, а,
следовательно, и набор местообитаний, наряду с рассмотренными ранее факторами, порождает высокое богат-
ство и разнообразие флоры «центральных» островов Финского залива.
        Флора Березовых островов достаточно богата, однако нельзя не отметить меньшую оригинальность
флоры архипелага по сравнению с флорой «центральных» островов. Несмотря на богатство приморского ком-
плекса видов, в его составе отсутствуют многие океанические виды, характерные для «центральных» остро-
вов. Однако на Березовых островах произрастают некоторые термофильные виды (например, Melica picta,
Carex hartmanii), не встречающиеся на «центральных» островах залива. Примечательно также произрастание
на одном из островов архипелага – Малом Березовом – реликтовых широколиственных лесов с дубом, ясе-
нем, липой, кленом.
        Острова Выборгского залива представляют собой очень неоднородную в геоморфологическом отноше-
нии группу, и подобно «центральным» островам лежат на стыке Балтийского кристаллического щита и Восточ-
но-Европейской плиты. Несмотря на то, что многие острова Выборгского залива еще не исследованы, имею-
щиеся в нашем распоряжении данные позволяют говорить о богатстве флоры этого островного района. Благода-
ря особым микроклиматическим условиям на некоторых островах, расположенных в бухте между полуостровом
Киперорт и побережьем залива, в естественном состоянии нередко встречаются широколиственные породы де-
ревьев (Quercus robur, Ulmus laevis, Tilia cordata, Acer platanoides), иногда играющие заметную роль в расти-
тельных сообществах. Дуб находится здесь на северной границе своего ареала и очень активен на островах. На
многих островах Выборгского залива нами обнаружен термофильный неморальный вид Melica picta, ранее не
указывающийся для данного островного района. С другой стороны, охлаждающее действие Финского залива
позволяет произрастать здесь некоторым криофильным видам, например, Draba incana. Ранее этот вид был из-
вестен с островов Выборгского залива только по старым сборам финских ботаников и считался исчезнувшим в
Ленинградской области. В ходе наших исследований Draba incana был обнаружен на 6 островах Выборгского
залива. Литоральный комплекс видов обеднен по сравнению с «центральными» островами и Березовыми остро-
вами, поскольку на островах Выборгского залива площадь приморских лугов очень незначительна. Для остров-
ного района характерны многие общебалтийские виды сосудистых растений. Из-за низкой солености Выборг-
ского залива здесь встречаются лишь немногие слабогалофильные водные виды растений (например,
Potamogeton zosteraceus, Najas marina); комплекс же пресноводных видов напротив довольно богат.
        Наиболее бедной флорой по сравнению с другими островными группами характеризуются «пригранич-
ные» острова, расположенные между Российско-Финляндской границей и устьем реки Серьги. Эти острова,
лежащие в южной части Балтийского кристаллического щита, достаточно однородны в геоморфологическом
отношении. С выходами протерозойских гранитов рапакиви здесь связаны многие петрофиты: Silene rupestris,
Steris alpina, Spergula morissonii, Myosotis ramosissima, Woodsia ilvensis, Asplenium trichomanes, Cystopteris
fragilis, Polypodium vulgare и др. Литоральный комплекс видов значительно обеднен по сравнению с «цен-
тральными» и Березовыми островами; в его составе много общебалтийских видов, «дифференциальные» (не
встречающиеся на других островах) виды отсутствуют. Имеются единичные находки термофильного немо-
рального вида Melica picta (Глазкова, 2004), а также некоторых криофильных видов – Empetrum
hermaphroditum, Euphrasia salisburgensis s.l. (Глазкова, Гусарова, 2006). Характерной особенностью «пригра-
ничных» островов является формирование на небольших по площади скалистых островках с крупными коло-
ниями морских птиц (чаек и большого баклана) особого орнитогенного растительного покрова. Жизнедея-
тельность морских птиц является мощным фактором, влияющим на флору островов, прежде всего посредст-
вом чрезмерного обогащения почвы нитратами и транспорта диаспор растений, в том числе заносных видов
(Глазкова, Глазков, 2007). В таких условиях формируется своеобразная флора, отличающаяся бедным видо-
вым составом (как правило, менее 100 видов), пышным развитием многих нитрофильных видов растений и
присутствием целого ряда сорных видов (Stellaria media, Senecio vulgaris, Chamomilla suaveolens,
Chenopodium album, Capsella bursa-pastoris, Descurainia sophia, др.). Видовой состав орнитогенных сообществ
ограничен, поэтому на островах, в растительном покрове которых преобладают такие сообщества, происхо-
дит общее обеднение флоры.
        Особое место среди рассматриваемых островов занимает о-в Котлин, в восточной части которого рас-
положен г. Кронштадт с населением около 45 тыс. человек. В отличие от других островов здесь мы имеем де-
ло с подверженной сильнейшему антропогенному воздействию территорией. Именно большим разнообрази-
ем вторичных экотопов, обеспечивающих распространение многих синантропных видов растений, объясняет-
ся значительное богатство флоры острова (Глазкова, Цвелёв, 2006). Большое количество адвентивных видов,
среди которых многие имеют североамериканское происхождение, связано как с постоянным заносом этих
видов на остров, главным образом посредством агестохории, так и с тем, что на открытых пустырях и насы-
пях эти виды практически не встречают конкуренции со стороны аборигенных видов или оказываются более
конкурентоспособными. Заметно обеднен приморский комплекс видов, что связано, как с большой антропо-

                                                   24


        ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОТАНИКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

генной нагрузкой на экосистемы острова, так и со значительной опресненностью вод Невской губы. В резуль-
тате деятельности человека из состава флоры исчезли многие виды растений, ранее указывавшиеся для побе-
режий и приморских болот Котлина, в частности: Spergularia marina, Carex mackenziei, C. glareosa, Blysmus
rufus, Tripolium vulgare, Eleocharis parvula. Однако, несмотря на значительную нарушенность природных ком-
плексов, на о-ве Котлин сохранились и естественные биотопы, в составе которых встречаются многие редкие
на Северо-Западе Европейской России аборигенные виды растений, например, балтийский эндемичный вид
Alisma wahlenbergii, Tillaea aquatica, Najas tenuissima, Senecio paludosus, Persicaria mitis. Последние три вида
не обнаружены на других российских островах Балтийского моря.
       В целом основными чертами флоры российских островов Балтийского моря являются: высокое видо-
вое богатство, значительная роль приморских видов, в том числе ряда балтийских и фенноскандско-балтий-
ских субэндемичных и эндемичных видов, а также наличие многих видов растений, находящихся здесь на
границе своего ареала (75 видов).
       В ближайшие несколько лет планируется завершить флористические исследования на многочисленных
островах Выборгского залива; создать обобщающую сводку по флоре сосудистых растений, произрастающих
на российских островах Балтики, и провести сравнительный анализ изученных островных флор.
       Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проекты №
05-04-49658, 05-04-63009), Министерства окружающей среды Финляндии, Российского Комитета по науке и высшей
школы Санкт-Петербурга (грант PD04-1.4-30) и Фонда содействия отечественной науке (2006–2007), Санкт-Петер-
бургского научного центра РАН.

                                                       Литература
        Глазкова Е.А. Флора островов восточной части Финского залива: состав и анализ / Ред. Р.В. Камелин. СПб., 2001. 348 с.
        Глазкова Е.А. Флористические находки на островах и северном побережье Финского залива // Бот. журн. 2004. Т.
89. № 7. C. 1182–1187.
        Глазкова Е.А. Некоторые итоги изучения флоры островов северной части Финского залива (Ленинградская об-
ласть) // Тр. КарНЦ РАН. Серия Б: Биогеография Карелии. 2005. Вып. 7. С. 31–35.
        Глазкова Е.А. Beta maritima (Chenopodiaceae) – новый вид для флоры России // Бот. журн. 2006. Т. 91. № 1. С. 34–
45.
        Глазкова Е.А. Дополнение к флоре островов северной части Финского залива (Ленинградская обл.) // Новости сис-
тематики высш. раст. СПб., 2007. Т. 39. C. 280–306.
        Глазкова Е.А., Глазков П.Б. Таинственный архипелаг в Финском заливе // Природа. 2007. № 1. С. 55–66.
        Глазкова Е.А., Гусарова Г.Л. Заметка о Euphrasia salisburgensis Funck s.l. (Scrophulariaceae) с островов Финского
залива // Новости систематики высш. раст. СПб., 2006. Т. 39. С. 226–228.
        Глазкова Е.А., Цвелёв Н.Н. О некоторых редких и критических видах растений с острова Котлин (Финский залив)
// Новости систематики высш. раст. СПб., 2006. Т. 38. С. 252–271.
        Глазкова Е.А., Цвелёв Н.Н. Сосудистые растения // Природная среда и биологическое разнообразие архипелага Бе-
резовые острова (Финский залив). СПб., 2007. С. 140–186, 188–190.


           АНАЛИЗ ЦЕНОФЛОР ЗОНАЛЬНЫХ ТИПОВ ЛЕСА НА ТЕРРИТОРИИ КАРЕЛИИ

                            Гнатюк Е.П.1, Богданов А.В.2, Геникова Н.В.2, Крышень А.М.2
                            1
                         Петрозаводск, Петрозаводский государственный университет
                        2
                        Петрозаводск, Институт леса Карельского научного центра РАН
       В иерархии естественных флор на внутриландшафтном уровне в качестве наименьшей величины была
выделена парциальная флора микроэкотопа (Юрцев, 1982), представляющая собой, по сути, флору фитоцено-
за. Объединения списков видов экологически и структурно сходных фитоценозов определенной территории
рассматриваются как ценофлоры (Юрцев, Камелин, 1987, 1981) и могут анализироваться по тем же показате-
лям, что и региональные флоры (Седельников, 1987; Дидух, Фицайло, 2002; Методы.., 2005 и др.).
       С целью разработки динамической классификации лесов Восточной Фенноскандии нами проведены
исследования изменчивости видового состава сообществ в зависимости от типа лесорастительных условий
(типа леса) и возрастной стадии. Основной вопрос этих исследований можно сформулировать следующим об-
разом: отражает ли объединенный видовой состав однотипных сообществ (ценофлор) стадии развития сооб-
ществ в различных экотопах.
       В большинстве случаев вопрос определения типа лесорастительных условий не вызывает затруднения
и определяется по комплексу признаков почвы, древостоя и напочвенного покрова. Ф.С. Яковлев и В.С. Во-
ронова (1959) выделяли для Карелии 26 типов коренных лесов. Нами для плакорных местообитаний опреде-
лено семь типов лесорастительных условий (Крышень, 2006). В данном материале представлен анализ только


                                                             25


                                     СРАВНИТЕЛЬНАЯ ФЛОРИСТИКА

пяти наиболее распространенных из них: сосняка лишайникового (СЛ), сосняка брусничного (СБ), сосняка
черничного (СЧ), ельника черничного (ЕЧ) и ельника кисличного (ЕК) (последний оставлен нами в анализе
несмотря на явно недостаточное количество материала по некоторым возрастным стадиям, что в целом связа-
но с ограниченным распространением ельников кисличных в Карелии).
       Система разделения древостоев на возрастные категории, разработанная в лесоводстве, носит услов-
ный характер и во многом определяется экономическими характеристиками. Для разных пород, типов леса,
географических районов принимаются различные возрастные группы леса (см., например, Нестеров, 1954).
Мы для целей классификации, основываясь на уже проведенных исследованиях, условно все лесные сообще-
ства разбиваем на три – четыре большие группы по признакам возраста и строения древесного яруса (этапы
развития сообщества). Первый этап развития лесного сообщества начинается с момента смыкания крон де-
ревьев на вырубках. Продолжительность его зависит не только от географического положения, почвенных ус-
ловий, но и от породного состава и полноты древостоя. Интенсивное отмирание деревьев в загущенных дре-
востоях происходит в возрасте до 40–60 лет. Вслед за изреживанием древесного яруса происходят серьезные
изменения в напочвенном покрове. В мохово-лишайниковом ярусе в определенных условиях лишайники сме-
няют зеленые мхи, черника сменяется брусникой и т. п. В молодняках с преобладанием лиственных пород в
этот период может вновь возрасти обилие злаков и видовое разнообразие напочвенного покрова в целом. Из-
менения в напочвенном покрове, с одной стороны, закономерны, а с другой, стороны набор вариантов очень
широк и определяется конкретными условиями биотопа и лесоводственными мероприятиями, если таковые
проводились. Второй этап продолжается до момента возрастного отмирания части древостоя – срок жизни
лиственных пород ограничен возрастом 100–120 лет. В чистых (без примеси лиственных пород) сосняках
брусничных и лишайниковых этот переход не выражен. Изреживание древостоя все равно продолжается, но
отмирание постепенное и зрительно сообщества сосняков на бедных сухих почвах сходны с климаксовыми
сообществами уже через 100–120 лет после рубки. Массивы средневозрастных лесов в Карелии приурочены в
основном к заброшенным в начале 20-го в. сельскохозяйственным землям, так как до 40–50-х гг. концентри-
рованные рубки не были широко распространены на исследуемой территории. Этим в частности объясняется
то, что описания средневозрастных СЛ и СБ отсутствуют или представлены небольшим числом – сельское
хозяйство на бедных песчаных почвах не развивалось. Третий этап – спелые леса. В окнах от выпавших лист-
венных деревьев (если они были) появляется обильный подрост. Напочвенный покров близок по структуре к
климаксовым сообществам. Четвертый этап – климаксовые и субклимаксовые леса, максимально характери-
зующие экотоп. Для их формирования необходима естественная смена 2–3 поколений древесных эдификато-
ров и характеризуются они устойчивостью ценопопуляций древесных эдификаторов, которая обеспечивается
внутрипопуляционным разнообразием.
       Исходным материалом для данного сообщения послужили геоботанические описания различных воз-
растных стадий зональных типов леса на территории Карелии. Видовой состав сообществ определялся в пре-
делах естественных границ выдела. Всего было использовано 230 описаний, в том числе в условиях СЛ – 18,
СБ – 38, СЧ – 65, ЕЧ – 104, ЕК – 17 (базу данных см. http://dl.krc.karelia.ru/collec.html?id=11). Количество опи-
саний в целом соответствует распространению, разнообразию и возрастному состоянию соответствующих ти-
пов леса на территории Карелии (Разнообразие.., 2003).
       Анализ материала проводился по следующей схеме:
       – объединение флористических списков однотипных описаний в условные ценофлоры;
       – сравнение и оценка выделенных ценофлор по таксономическим и типологическим признакам;
       Всего в ценофлорах пяти различных типов леса на разных стадиях восстановительной сукцессии было
выявлено 209 видов сосудистых растений (в том числе 15 адвентивных), которые относятся к 126 родам, 50
семействам, 6 классам, 5 отделам (при широкой трактовке объема таксонов), что составляет около 15% от об-
щего числа видов флоры Карелии. В условиях СЛ отмечено 18 видов сосудистых растений, в том числе на
вырубках – 16, в молодняках – 10, климаксовых и субклимаксовых сообществах – 10. В условиях СБ отмече-
но 47 видов сосудистых растений, в том числе на вырубках – 33, в молодняках – 30, в средневозрастных – 30,
в спелых – 15, в климаксовых и субклимаксовых сообществах – 15. В условиях СЧ отмечено 82 вида сосуди-
стых растений, в том числе на вырубках – 47, в молодняках – 52, в средневозрастных – 49, в спелых – 22, в
климаксовых и субклимаксовых сообществах – 40. В условиях ЕЧ отмечено 165 видов сосудистых растений,
в том числе на вырубках – 134, в молодняках – 70, в средневозрастных – 82, в спелых – 38, в климаксовых и
субклимаксовых сообществах – 28. В условиях ЕК отмечено 112 видов сосудистых растений, в том числе на
вырубках 95, в средневозрастных – 47, спелых – 17 (в условиях ЕК нами не были описаны как молодняки, так
и климаксовые сообщества, что связано и с историей лесопромышленного освоения территории и со слабой
представленностью данного типа леса в Карелии).
       В целом анализ видового богатства различных лесорастительных условий и возрастных состояний
сообществ в пределах различных типов леса выявил некоторые общие закономерности. Число видов со-
судистых растений максимально на ранних стадиях развития сообществ после рубки и минимально в

                                                     26


       ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОТАНИКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

климаксовых состояниях, что объясняется в первую очередь разнообразием микроусловий в пределах
фитоценоза и влиянием древесного яруса, возрастающим по мере его формирования (Крышень, 2006).
       Сходство ценофлор по видовому составу оценивалось с помощью коэффициента Жаккара. Его зна-
чение варьировало от 0,05 (сходство климаксового СЛ и вырубки ЕЧ) до 0,82 (сходство климаксового со-
общества и молодняка в условиях СЛ). Анализ сходства ценофлор выявил, что климаксовые сообщества
в различных типах леса отличаются достаточно сильно (значение коэффициента не превышает 0,45), что
указывает на достаточно серьезную роль экотопического отбора видов сосудистых растений. Наимень-
шая изменчивость видового состава, как впрочем, и наименьшее число видов, наблюдалось в условиях
СЛ и СБ, здесь достаточно жесткие условия экотопа определяют небольшой набор сосудистых растений
(главным образом таежных кустарничков), который меняется незначительно даже при таком серьезном
вмешательстве человека как рубка леса.
       Вырубки ЕЧ и ЕК самые богатые видами (134 и 95 соответственно) и по результатам анализа сход-
ства видовых списков наиболее «удалены» от других ценофлор. Снятие пресса древесного яруса и увели-
ченное деятельностью человека разнообразие условий произрастания, а также дороги, способствующие
быстрому распространению видов приводят к тому, что на вырубках наряду с типичными лесными посе-
ляются виды других эколого-ценотических групп (Крышень, 2006).
       Географическая структура ценофлор представлена 7 широтными и 5 долготными фракциями. Широт-
ный спектр геоэлементов характеризуется заметным преобладанием (67–78%) зональных бореальных видов.
Суммарная доля северных широтных элементов (гипоарктических, гипоарктобореальных и гипоарктоальпий-
ских) составляет от 22% в СЛ до 2% в ЕЧ. Суммарная доля южных элементов (бореально-неморальных и не-
моральных) составляет 11–19%. Отметим, что южные виды полностью отсутствуют в СЛ и СБ. Из долготных
фракций наибольшим числом видов представлены циркумполярная (30–40%) и евразиатская (20–30%). Ана-
лиз географической структуры ценофлор в данном случае просто отражает закономерности распространения
исследуемых типов леса в системе широтно-долготных координат и в целом подтверждает правильность вы-
деления типов экотопов.
       Эколого-ценотическая структура ценофлоры должна наиболее четко из всех типологических ха-
рактеристик указывать на положение сообщества в пространственно-временных координатах. При этом,
если специфичность объединенных видовых списков различных экотопов ожидаема, то изменчивость це-
нофлор различных возрастных состояний (этапов развития) в пределах одного экотопа пока в достаточ-
ной степени не исследована. Из 12 эколого-ценотических групп, выделенных М.Л. Раменской (1983), в
лесных ценофлорах Карелии представлены 10 (по понятным причинам отсутствуют тундровые и примор-
ские виды). В рамках данной публикации нет возможности представить все результаты этого раздела
анализа, мы отметим лишь некоторые общие закономерности. Разнообразие эколого-ценотических групп
увеличивается от наиболее бедных условий к богатым (6 – в СЛ, 6 – в СБ, 8 – в СЧ и ЕК, 10 – в ЕЧ) и как
правило уменьшается с возрастом сообщества (СЛ: вырубки – 6, молодняки – 4, климакс – 3; СБ: выруб-
ки – 5, молодняки – 6, средневозрастные – 4, климакс – 4; СЧ: вырубки – 8, молодняки – 7, средневозра-
стные – 5, климакс – 5; ЕЧ: вырубки – 10, молодняки – 7, средневозрастные – 8, климакс – 5; ЕК: выруб-
ки – 8, средневозрастные – 6, спелые – 4). Увеличение разнообразия эколого-ценотических групп на ран-
них этапах развития сообщества происходит за счет болотных, луговых и даже прибрежно-водных, бла-
годаря тому, что на вырубках часто идут процессы вторичного заболачивания, а иногда и образуются
длительно непересыхающие водоемы. С восстановлением древесного яруса условия увлажнения норма-
лизуются и уже на этапе молодняков эти виды, как правило, «уходят» из сообщества.
       Сходные закономерности обнаружены и при сравнительном анализе ценофлор по составу фито-
ценотических групп, выделенных по Н.Н. Цвелёву (2000). Все виды отнесены к 30 различным ценоти-
ческим группам. В целом преобладают лесные (19–33%) и опушечно-лесные (17–30%) виды. Кроме то-
го, заметны болотно-лесные виды (5–11%) и опушечно-луговые (2–15%). Наибольшее разнообразие
ценотических групп представлено в условиях ЕЧ, что объясняется широким распространением этого
типа леса.
       Таким образом, анализ ценофлор зональных типов леса показал, что их структура отражает как
экотопические особенности, так и возрастные изменения сообществ. Несоответствия структур некото-
рых ценофлор выявленным закономерностям могут быть объяснены различным числом описаний для
различных синтаксонов, что в свою очередь, является отражением реальной ситуации – история освое-
ния территории и развития лесной промышленности обусловливает неравномерное распределение раз-
личных возрастных состояний в различных лесорастительных условиях. В целом же можно говорить о
том, что методы сравнительной флористики применительно к ценофлорам могут использоваться для
подтверждения объективности выделенных по экотопическим и возрастным признакам синтаксонов.
      Исследования проводились при поддержке РФФИ (02-04-48467, 06-04-48599).



                                                      27


                                      СРАВНИТЕЛЬНАЯ ФЛОРИСТИКА

                                                   Литература
        Дидух Я.П., Фицайло Т.В. Ценофлоры Киевского плато. Систематическая и экологическая структуры // Бот. журн.
2002. Т. 87. № 6. С. 41–59.
        Крышень А.М. Растительные сообщества вырубок Карелии. М., 2006. 264 с.
        Методы исследования ценофлор (на примере растительных сообществ вырубок Карелии). Уч.-метод. пособие
/ Е.П. Гнатюк, А.М. Крышень. Петрозаводск, 2005. 68 с.
        Нестеров В.Г. Лесоводство. М., 1954. 215 с.
        Разнообразие биоты Карелии: условия формирования, сообщества, виды / Ред. А.Н. Громцев, С.П. Китаев,
В.И. Крутов и др. Петрозаводск, 2003. 262 с.
        Раменская М.Л. Анализ флоры Мурманской области и Карелии. Л., 1983. 216 с.
        Седельников В.П. Ценотическая структура высокогорной флоры Алтае-Саянской горной области // Теоретические
и методические проблемы сравнительной флористики. Л., 1987. С. 128–134.
        Цвелёв Н.Н. Определитель сосудистых растений Северо-Западной России (Ленинградская, Псковская и Новгород-
ская обл.). СПб., 2000. 722 с.
        Юрцев Б.А. Флора как природная система // Бюл. МОИП. Отд. биол. 1982. Т. 87. Вып. 4. С. 3–22.
        Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Очерк системы основных понятий флористики // Теоретические и методические пробле-
мы сравнительной флористики. Л., 1987. С. 242–266.
        Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Основные понятия и термины флористики. Пермь, 1991. 80 с.
        Яковлев Ф.С., Воронова В.С. Типы лесов Карелии и их природное районирование. Петрозаводск, 1959. 190 с.


            АНАЛИЗ АВТОХТОННОГО ЯДРА ФЛОРЫ МЕЛОВЫХ ВОЗВЫШЕННОСТЕЙ
                          СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАЗАХСТАНА

                                                 Дарбаева Т.Е.
             Уральск, Западно-Казахстанский государственный университет им. М. Утемисова
         В пределах Северо-Западного Казахстана (СЗК) выделяются меловые возвышенности Общего Сырта
(ОС) и Подуральского плато (ПП), южная часть последнего известно как Эмбенское плато (ЭП). На меловых
возвышенностях СЗК отмечено 938 видов, из них 218 образуют кальцефитное ядро, в котором четко выделя-
ется автохтонная группа, сложенная 59 видами, 43 родами и 16 семействами (табл.). Так, во флоре Общего
Сырта в группу входят 16 видов, Подуральском плато – 36, Эмбенском плато – 37.
         Ведущими семействами во флоре СЗК, объединяющими 53% видового состава, являются
Brassicaceae (13 видов; 22% от общего числа), Asteraceae (10; 17%), Fabaceae (7; 11,8%),
Chenopodiaceae (5; 8,4%), Boraginaceae (5; 8,4%). По видовому и родовому богатству выделяются пер-
вые три семейства, составляющие почти половину видов (47,4%). Большая часть из них выступают в
качестве основных пионеров (Crambe – 3 вида, Matthiola – 3), доминантов (Galatella – 3), субдоминан-
тов (Astragalus – 3). Состав ведущих пяти семейств автохтонной кальцефитной флоры близок к основ-
ным семействам региональных флор Ирано-Туранской подобласти Сахаро-Гобийской области (Прозо-
ровский, 1947; Коровин, 1961; Лавренко, 1962; Овчинников, 1957; Родин, 1961; Толмачев, 1970; Каме-
лин, 1973, 1990; Сафронова, 1993, 1996).
       Основу автохтонной группы образуют cеверотуранские виды (28 видов; 48,3%). Со смежных террито-
рий в автохтонный комплекс идет внедрение заволжско-казахстанских (12; 20,7%), нижневолжских (6; 10,3%)
и волго-уральских (1; 1,7%) видов. В ходе дальнейшего развития комплекса здесь формируются узколокаль-
ные прикаспийские (6; 10,3), мугоджарские (3; 5,2%), северо-прикаспийские (1; 1,7%) и западно-казахстан-
ские (1; 1,7%) виды.
       Арало-каспийские виды являются самыми древними (Anabasis cretacea, A. eriopoda, Silene suffrutescens,
Rhammatophyllum frutex, Lagochilus acutilobus, Cousinia astracanica, Matthiola fragrans, M. robusta, M. tatarica
и др.). В состав древней флоры происходит внедрение соседних заволжско-казахстанских (Hedysarum
razoumovianum, Trinia muricata, Echinops meyeri, Galatella divaricata, Tanacetum kittarianum и др.), нижне-
волжских (Crambe aspera, C. tatarica, Galatella trinervifolia, Anthemis trotzkiana и др.) и волго-уральских
(Koeleria sclerophylla) видов.
       Также следует отметить наличие узколокальных прикаспийских (Jurinea kirgisorum, Heterocaryum
rigidum, Lappula heteracantha, Petrosimonia glaucescens, P. monandra, Suaeda dendroides), мугоджарских
(Astragalus mugodsharicus, A. subarcuatus, A. temirensis), северо-прикаспийских (Onosma staminea, Lappula
marginata), западно-казахстанских (Rubia cretacea).
       Виды, свойственные всем трем возвышенностям: Anabasis cretacea, Anthemis trotzkiana, Echinops
meyeri, Galatella trinervifolia, Matthiola fragrans, Saussurea salsa, Scabiosa isetensis.



                                                      28


      ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОТАНИКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

      Ведущее место в автохтонной группе занимают травянистые многолетники – 28 видов (47%). На долю
кустарников, полукустарников, кустарничков, полукустарничков приходится 19 видов (33%). Доля однолет-
ников меньше – 12 (20%).

                Автохтонная группа кальцефитного комплекса Северо-Западного Казахстана
                    Название растения       ОС                ПП                ЭП
                             1               2                 3                 4
            Allium inderiensis               –                 +                 +
            Anabasis cretacea                +                 +                 +
            A. eriopoda                      –                 +                 +
            Anthemis trotzkiana              +                 +                 +
            Asparagus inderiensis            –                 +                 +
            Astragalus mugodsharicus         –                 –                 +
            A. subarcuatus                   –                 –                 +
            A. temirensis                    –                 –                 +
            Atraphaxis decipiens             –                 –                 +
            A. replicata                     –                 –                 +
            Cousinia astracanica             –                 +                 –
            Crambe aspera                    +                 +                 –
            C. litwinovii                    –                 +                 –
            C. tatarica                      +                 +                 +
            Crataegus ambigua                +                 +                 –
            Diptychocarpus strictus          –                 –                 +
            Echinops meyeri                  +                 +                 +
            Eremogone koriniana              +                 +                 –
            Eremostachys tuberosa            –                 –                 +
            Ferula nuda                      –                 +                 –
            Galatella divaricata             +                 –                 –
            G. trinervifolia                 +                 +                 +
            Goldbachia laevigata             –                 –                 +
            Glycyrrhiza korshinskyi          +                 –                 –
            Hedysarum razoumovianum          –                 +                 –
            Heterocaryum rigidum             –                 –                 +
            Inula caspica                    –                 –                 +
            Jurinea kirgisorum               +                 +                 –
            Koeleria sclerophylla            –                 +                 –
            Lagochilus acutilobus            –                 +                 +
            Lappula diploloma                –                 +                 –
            L. heteracantha                  –                 +                 –
            L. marginata                     –                 +                 +
            Lepidium soongaricum             –                 –                 +
            Litwinowia tenuissima            –                 +                 +
            Lycium ruthenicum                –                 –                 +
            Matthiola fragrans               +                 +                 +
            M. robusta                       –                 –                 +
            M. tatarica                      –                 –                 +
            Nonea caspica                    –                 –                 +
            Onosma staminea                  –                 –                 +
            Oxytropis cretacea               –                 +                 –
            O. spicata                       –                 +                 –
            Pachypterygium multicaule        –                 +                 +
            Petrosimonia glaucescens         –                 +                 –
            P. monandra                      –                 +                 –
            Rhammatophyllum frutex           –                 +                 +
            Rubia cretacea                   –                 –                 +
            Saussurea salsa                  +                 +                 +
            Scabiosa isetensis               +                 +                 +
            Silene suffrutescens             –                 +                 +
            Sterigmostemum tomentosum        –                 +                 –
            Stipa korshinskyi                +                 –                 –
            Sueda dendroides                 –                 –                 +
            Tanacetum kittarianum            +                 –                 –
            Tragopogon ruber                 –                 +                 –
            Trinia muricata                  –                 +                 –
            Zygophyllum pinnatum             –                 +                 +
            Z. turcomanicum                  –                 –                 +
            Всего:                          16                36                37


                                                  29



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика