Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Aus Sibirien - 2008: Научно-информационный сборник

Голосов: 5

Научно-информационный сборник включает материалы IV Международной научно-практической конференции "Стелеровские чтения", прошедшей в Тюмени 21-24 апреля 2008 г. Рекомендовано к печати решением Ученого совета Института гуманитарных исследований ТюмГУ.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
            КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

                   РОСИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
               НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО КРИОЛОГИИ ЗЕМЛИ
         МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ПО МЕРЗЛОТОВЕДЕНИЮ
                ИНСТИТУТ КРИОСФЕРЫ ЗЕМЛИ СО РАН

                   ТЮМЕНСКИЙ ГОСУНИВЕРСИТЕТ
              ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

РЕГИОНАЛЬНАЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ
                      ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ




                   «AUS SIBIRIEN – 2008»

              научно-информационный сборник




                         «КоЛеСо»
                          Тюмень
                           2008




                              1


УДК 947(=3)
БКК 63.3(29=Нем)Я431
А 92


ISBN

«Aus Sibirien – 2008»: научно-информационный сборник. – Тюмень: «КоЛеСо», 2008. –
_______с.


Редакционная коллегия: Ярков А. П. (гл. ред.), Гоголев Д. А., Кох О. О., Полищук В. В.,
Христель А. В.



     Научно-информационный сборник включает материалы IV Международной научно-
практической конференции «Стелеровские чтения», прошедшей в Тюмени 21-24 апреля
2008 г.


     Рекомендовано к печати решением Ученого совета Института гуманитарных
исследований ТюмГУ




© Институт гуманитарных исследований ТюмГУ, 2008




                                         2


                                  СОДЕРЖАНИЕ
Христель А. В., Ярков А. П. К 300-летию Сибирской губернии: о вкладе российских
немцев в укрепление российской государственности
Алексеева Е. К. Традиционное питание народов Севера: сохранность и трансформации
(на материалах эвенов Якутии)
Антуфьева Н. Л., Копылов В. Е. Ю. И. Кушелевский – исследователь Тюменского
севера
Арефьев С. П. Новые находки редких грибов на территории Тюменской области
Белькова А. Е. Наименование лица в метрической книге XIX в.
Беркутенко А. Н. Естественноисторические коллекции К. Линнея в Линнеевском
обществе в Лондоне
Беркутенко А. Н. Этноботанические наблюдения Стеллера и современная этномедицина
Чукотки
Бондарев И. Э., Лугаськов А. В., Силивров С. П., Цурихин Е. А. Состояние популяций
тайменя Hucho taimen (Pallas) и сибирского хариуса Thymallus arcticus (Pallas) в бассейне
реки Лозьвы и возможности повышения их численности путем искусственного
воспроизводства
Борисенко А. Ю., Худяков Ю. С. История формирования и атрибуции сибирской
коллекции Н. К. Витзена
Борисенко А. Ю., Худяков Ю. С. Проникновение западноевропейцев в Сибирь в XII-
XIII веках в Северном Приуралье
Бучек А. А. Психологический портрет коренного жителя приполярных территорий (на
примере коренных народов Камчатки)
Валитов А. А. Участие пленных иностранцев в общественной жизни г. Тобольска (1914-
1920 гг.)
Варавина Г. Н. Погребения шаманов у эвенов Якутии (конец XIX - начало XX вв.)
Гашев С. Н. Роль К. Линнея и других натуралистов из Западной Европы в описании
видов позвоночных животных территории Тюменской области
Гашева Н. А. Salix-флора Тюменской области в контексте исследований и методологии
К. Линнея
Годовых Т. В. Трансформации адаптивных перестроек углеводного обмена детской
популяции Чукотки в процессе онтогенетического развития и сезонности
Гришанин П. И. Проблема структуризации советской исторической науки на примере
изучения историографии гражданской войны и белого движения (19171922 гг.)
Гуков А. Ю, Стручкова О. Н., Олешкевич И. И., Карлова А. В., Шумилов Е. А.,
Вишневский А. Н. Овцебыки на севере Якутии
Евдокимова Т. В.,       Канев В. А.,     Кузнецова Е. Г.     Биологическое        разнообразие
растительности ландшафтов междуречья рек Правый и Левый Фома-Ю (Республика
Коми)
Jдger E. J. Die ersten Listen und Aufsammlungen von Pflanzen aus Alaska – Georg Wilhelm
Stellers botanische Arbeiten in Amerika // Feddes Repertorium. – 2000. – Vol. 111/5-6. – S. 321 –
368.
Загребельный С. В. Динамика численности и некоторые аспекты демографии
группировки каланов острова Беринга (Командорский архипелаг)
Занина О. Г., Губин С. В., Максимович С. В. Экология длиннохвостого суслика
Spermophilus (Citellus) undulatus Pallas (по результатам изучения современных и
ископаемых нор)
Зенкова Л. В. Каменские пушки в экспедиции Беринга
Зубова И. Н. Функциональные типы и разновидности высказываний в русском и
немецком языках


                                              3


Казанцева М. Н. Биоразнообразие растительного покрова темнохвойных лесов северной
и средней тайги Западно-Сибирской равнины
Карелин В. Г. Тобольский край в записках немецкого офицера (середина XVII в.)
Климов И. П. Уральские транспортники в революциях 1917 г.
Козлова В. Л., Коновалова Е. Н. Быт и нравы сургутского казачества в восприятии
Ф. К. Зобнина
Конев Е. В. «Немецкая проблема» местных партийных органов власти Западной Сибири в
1970-1980-е гг. (на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей)
Коновалова Е. Н.,      Рощевская Л. П.,    Загороднюк Н. И.    Картографические     и
астрономические исследования в Северном Приуралье в XIX в. – нач. XX вв.
Кораблина М. В. К вопросу об экологии культуры северных народов
Кузьмин И. В. Карл Линней: князь ботаники
Кузьмин И. В., Драчёв Н. С. Сибирская флора и К. Линней
Ленденев В. С. Наш пращур Якоб Иоганн Линденау – участник Великой Северной
экспедиции В. Беринга
Маркдорф Н. М. Проблема охраны иностранных военнопленных в лагерях Западной
Сбири (1945-1950 гг.)
Маркдорф Н. М. Трудовое использование и содержание интернированных Германии и
Польши в отдельном рабочем батальоне № 1104 на территории Западной Сибири
Масалова С.В. Север Западной Сибири в путевых очерках Альбера Русси
Медведева Н. В. О немцах моего города
Митрофанов В. В. С. В. Бахрушин о функциях воевод Тобольского разряда в XVII в.
Митрофанов В. В. «Сибирский листок» об иностранных путешественниках и
исследователях Зауралья конца XIX века
Молявина Е. Ю. Топонимы «Тюмень» и «Сибирь» на западноевропейских картах XVI в.
(к вопросу о формировании представлений о Сибири в Европе)
Нанзатов Б. З.,      Содномпилова М. М.       Монгольские     оленеводы:     культура
жизнеобеспечения в современных условиях.
Николаев А. Н. Дендрохронологические исследования роста лиственницы на территории
Якутии в условиях криолитозоны
Останина Л. В. К характеристике сибирского купечества (по отзывам иностранцев)
Полежаев А. Н. ГИС для мониторинга биоразнообразия и состояния биоресурсов
Полищук В. В. Распутин-Новый и новая тайна императорского дома Романовых
Попова О. А. «Вновь открытая Сибирь…» глазами немецкого журналиста и
путешественника Георга Адама Шлейссингера (1660-1694)
Попова О. А., Короткова Д. С. Перевод статьи Е. И. Егера «Первые сборы растений с
Аляски – ботанические работы Георга Вильгельма Стеллера в Америке»
Рещикова И. П. Дом и Путь как нарративные модели конструирования истории жизни
алтайского крестьянина (1930-е годы)
Рыкова В. В., Шевцова Э. Ю. База данных собственной генерации ГНПНБ СО РАН
«Коренные малочисленные народы Севера»
Рябкова А. В. Историческая динамика языковых норм эпохи Стеллера
Рянская Э. М., Рянский Ф. Н. Этнокультурное взаимодействие в Среднеобском регионе
Рянский Ф. Н., Середовских Б. А. Пространственно-временные аспекты заселения
севера Западно-Сибирской равнины в позднем плейстоцене – раннем голоцене в связи с
крупными ландшафтно-климатическими перестройками
севера Западной Сибири
Силивров С. П. Изменчивость показателей плодовитости щуки Esox lucius L. В
разнотипных водоемах Среднего Урала
Солодкин Я. Г. Взятие ермаковцами Самарова городка в трактовке ученых последних
десятилетий
Солодкин Я. Г. Г.Ф. Миллер как историк раннего сибирского летописания

                                        4


Солодкина Е. Н. Известия английских путешественников второй половины XVI в. о
севере Западной Сибири в оценках отечественных ученых последних десятилетий
Сулимов В. С. Подготовительный этап отправки в Сибирь пленных поляков в 1813 году
Татаренкова Н. А. Использование моллюсков алеутами Командорских островов
Ташкалова В. С. Свадебный обряд российских немцев
Филиппова В. В. Историко-культурное наследие эвенков с. Иенгра
Фирсов Г. А. Ботанический сад Петербургской академии наук и Георг Стеллер
Фирсов Г. А. Приезд Ивана Фалька в Тюмень
Хмырова С.Р. К вопросу о влиянии революций 1917 г. на трансформацию исторического
сознания русского населения Сибири
Хозяинова Н. В. Распространение Caltha Natans Pallas ex Georgi в Тюменской области
Hoffmann P. Mьllers Schrift «Schreiben eines russischen Offiziers von der Flotte» als frьhe
offiziцse Mitteilung ьber die Ergebnisse der GroЯen Nordischen Expedition
Чибилёва В. П., Савинова Т. Н. Исследовательская деятельность Иоганна Бларамберга в
Оренбургском крае
Шадрин В. И. Исследователи XVIII в. об этногенезе юкагиров
Шарапова Т.А. Моллюски перифитона континентальных водоемов
Шитова М. Г., Загребельный С. В. Сравнительный анализ горбуши Оncorhynchus
gorbuscha (Walbaum) о. Беринга (Командорский архипелаг) четного и нечетного года с
различных участков острова
Eichelberg E. Wichtige Internetseiten ueber Steller im Ueberblick
Ярков А. П. Немецкие исследователи ХVII–ХVIII вв. об исламе в Западной Сибири




                                           5


                                 Христель А. В., Ярков А. П.

                                К 300-летию Сибирской губернии:
              о вкладе российских немцев в укрепление российской государственности


     Исторический опыт укрепления российской государственности в крае не утратил
своего значения и в ХХI в. Тем более что руководствуясь не всегда благими идеями, иные
люди пытаются если не возродить идеи сибирского сепаратизма, то использовать в
корыстных целях ущемленную этничность и региональный провинциализм. В Кургане
недавно обсуждалась идея «Создания правового государственного управления,
основанного на национальном приоритете русского народа», а в Иркутске увидел свет
новый «Манифест областничества».
     Подобное уже неоднократно случалось в истории региона уже после его
присоединения к России: 1663 г. – попытка создать хантыйское государство; во второй
половине ХIХ вв. – идея областников о «сибирской государственности» по типу США;
после революции 1917 г. – требование государственной самостоятельности Сибири; конец
1980-х гг. – попытка создать государственность сибирских татар в форме
территориальной или национально-культурной автономии; 1992 г. – разработанный
проект закона России «Об образовании Уральской республики» и призывы
«сибиророжденных людей» о необходимости создания независимой Сибирской
Республики (Эсерии) с вооруженными силами; 1993 г. – заявки на Мансийскую
республику. И почти всякий раз за иными лозунгами сохранения «самости»
просматривались попытки разделения сибирской территории и обособления по
этническому, религиозному, расовому признаку.
     Между тем в истории Сибири есть примеры беззаветного служения идее целостности
России, которую продемонстрировали, например, российские немцы, занимавшие всю
служебную лесенку в местной администрации, немало потрудились на благо Сибири,
считая этот край своей «второй родиной».
     С началом процесса присоединения к России в конце XVI в., находившиеся в стране
иностранцы (обобщенно назывались «немцами») стали активно привлекаться на службу
для освоения Сибири. Так, Д. А. Фаренсбах поступил на российскую службу в 1613 г. и
был даже послом России в Швеции, служил Вятским воеводой, а в 1648 г. был назначен
воеводой в Якутск. Именно он организовал походы служилых людей для приобретения
«новых ясачных землиц» и добычи «рыбьего зуба»; снарядил на собственные средства
отряд Е. Хабарова в поход на Амур, в ходе которого была присоединена Даурия.
     В соответствии с идеями Петра I усилились централистские тенденции в
государственном управлении и с 1708 г. начались административно-территориальные
реформы, коснувшиеся всей Азиатской части России. Тогда некий Д. А. Трауэрних
служил стольником в Сибири, но деятельность его на этом посту неизвестна.
     Тобольск еще 10 лет оставался центром крупнейшей в стране губернии,
простиравшейся от Вятки до Камчатки. Именно тогда Д. Бухгольц основал Омск.
Возглавляя отряд, направленный Петром I в Сибирь на поиски песочного золота, он в
1716 г. в устье Оми заложил крепость.
     Спустя три года Сибирская губерния была поделена на провинции: Вятскую,
Соликамскую (в 1727 г. перечислены в Казанскую губернию) и Тобольскую. К Тобольской
провинции в 1726 г. были приписаны Томск, Кузнецк и Нарым из Енисейской провинции.
Иногда административные образования были сложно построены. Так, созданный в 1747 г.
Колывано-Воскресенский горный округ входил в Тобольскую провинцию Сибирской
губернии, переименованной в 1764 г. в «Сибирское царство», подразделявшееся на
Тобольское и Иркутское генерал-губернаторства. Тогда И. И. Шпрингер (?–1771) – был

                                           6


назначен командиром войск Сибирского корпуса (1763), но не ограничился исполнением
только служебных функций. Он построил вторую Омскую крепость (1768), где учредил
«оперный дом» для «полирования» молодых офицеров – первый омский театр.
     В результате преобразований в 1779–1783 гг. Колывано-Воскресенский горный
округ стал Колыванской областью (затем губернией), куда отошли: Бийский,
Колыванский, Кузнецкий, Семипалатинский и Красноярский уезды и часть поселений
Томского уезда. В тот период пастор Э. Лаксман (1737–1796) стал обер-берг-мейстером
Нерчинских рудников, а позже академиком экономии и химии, первооткрывателем
целебных растений и горных руд Алтая.
     В 1796 г. Колыванская губерния была упразднена, а ее территория вошла в состав
Иркутской и Тобольской губерний, а после восстановления в 1803 г. сибирских генерал-
губернаторств «первым лицом Сибири» в 1806–1819 (?) был И. Б. Пестель (1765–1843),
позднее – член Государственного Совета. Пестель провел реорганизацию Сибирского
казачьего войска и пересмотрел вопрос о винных откупах, дав немалый доход
государственной казне.
     Когда Тобольская губерния была разделена на Тобольскую и Томскую, то в тот
сложный период (1802–1806) Тобольским губернатором был Б. А. Гермес (1758/59–1839),
затем действительный тайный советник, сенатор. При его участии рассматривалась идея
об открытии в Тобольске университета. В 1810–1821 гг. тобольским губернатором являлся
Ф. А. фон Брин (1761–1844), затем – тайный советник. Особое внимание Брин уделял
«заботам о народном продовольствии» (реализация указа о разведении картофеля в
Сибири) и обеспечивал организацию рекрутского набора во время Отечественной войны
1812 г. Границы Российского государства расширялись, включали и земли казахских
родов, принимавших подданство. Одно время командующий Сибирским военным
округом (1814) и губернатором был генерал от кавалерии Е. О. Шмидт. Время его
пребывания в должности совпало с периодом Отечественной войны 1812 г. и поэтому
Шмидт организовал резерв, лечение раненых, снабжение армии. В бытность губернатором
достроил в Омске: архиерейское подворье, консисторию, епархиальное училище,
ансамбль Чернавинского проспекта, и др.
     В соответствии с административным разделение на два генерал-губернаторства –
Тобольское (с 1822 г. – Западно-Сибирское с центром в Тобольске) и Иркутское (с 1822 г.
– Восточно-Сибирское с центром в Иркутске) – устанавливалась и многоуровневая
система сибирского управления: главное, губернское, городское, волостное и, что
немаловажно, инородное. Поскольку при подготовке служебных документов тобольским
губернатором тайно использовался участник Отечественной войны 1812 г., отставной
полковник, ссыльный декабрист В. И. Штейнгель (1783–1863), то возможно, что в
сложении системы управления есть вклад этого человека. К тому же Штейнгель имел
опыт сибирского администрирования: командовал Иркутской морской командой (1807–
1810), был чиновником по особым поручениям при Сибирском генерал-губернаторе
(1810–1812).
     В 1839 г. резиденция генерал-губернатора Западной Сибири была перенесена из
Тобольска в Омск. А несколько позже должность Генерал-губернатора (1850–1861),
командующий Отдельным Сибирским корпусом (1851) исполнял участник Отечественной
войны    1812 г.   Г. Х. Гасфорд    (1794–1874),   ставший     впоследствии    членом
Государственного Совета. В годы его правления к Российской империи были
присоединены Заилийский край, и при непосредственном участии на Иртыше получило
развитие пароходство; была разрешена продажа казенных земель, положившая начало
поземельной собственности в Западной Сибири. По ходатайству Гасфорда рядовой
Сибирского линейного батальона Ф. М. Достоевский был произведен в унтер-офицеры, а
покровительством губернатора пользовался Ч. Ч. Валиханов. Не чужд был Гасфорд и
научных изысканий, за что избран Почетным членом Академии наук, действительным
членом Вольно-экономического и РГО.

                                         7


      Судьба администратора не раз сводила Гасфорда с действительным тайным
советником К. Ф. Энгельке (1787–?). Будучи Тобольским губернатором (1845–1852)
Энгельке внес предложение о соединении некоторых инородческих и русских волостей,
образовал комитеты попечительства о тюрьмах. Короткий период – в 1852 г. исполнял
должность Тобольского губернатора И. И. фон Шиллинг – председатель Тобольского
административно-статистического комитета (1844–1847) и председатель Тобольского
губернского суда (1850–1854), который составил проект «Правильной квартирной
повинности». Шиллинг был известен также как активный член РГО.
     Генерал от инфантерии А. О. Дюгамель (1801–1880) в бытность Генерал-
губернатором Западной Сибири (1861–1866), принимал активное участие в
присоединении к России новых – среднеазиатских территорий. Благодаря его начинаниям
в 1867 г. на территории Киргизской степи была образована Акмолинская область, куда
входили все казачьи поселения на юге региона: Ишимский, Курганский, Омский округа.
     В 1882 г. Западно-Сибирское генерал-губернаторство было упразднено, а вновь
созданное Степное генерал-губернаторство (неофициальное название – Степной край) в
своем подчинении имело обширное пространство Акмолинской и Семипалатинской (а до
1898 г. и Семиреченской) областей. Тогда Тобольская губерния составляла самое крупное
территориальное образование края, а статский советник Д. Ф. фон Гагман (1862–?) – был
ее губернатором (1908–1912). Гагман успешно справился с угрозой эпидемии холеры, был
координатором проекта переселения крестьян из центральных регионов России. В
подчинении у Тобольского губернатора находился начальник Тобольского губернского
жандармского управления (1909–1913), позднее генерал-лейтенант А. К. Вельк (1856–
1913?), активно боровшийся с политическим террором и региональным сепаратизмом.
     Не идеализируя названных администраторов, каждый из которых был «заложником»
существующего политического строя и общественных отношений, заметим, в
подавляющем большинстве российские немцы были патриотами России, искренними
сторонниками ее государственности, отстаивая эти принципы по должности и по
убеждениям.

                                   Алексеева Е. К.
                  ТРАДИЦИОННОЕ ПИТАНИЕ НАРОДОВ СЕВЕРА:
        СОХРАННОСТЬ И ТРАНСФОРМАЦИИ (НА МАТЕРИАЛАХ ЭВЕНОВ ЯКУТИИ)

     Отправляясь в I Академическую экспедицию, ученые получали, наряду с прочими, и
задание по выявлению особенностей питания населения, т. к. этническая пища, как часть
культуры, представляет важный источник при изучении этнографической характеристики
этноса. Культура питания часто характеризуется как стабильное и устойчивое явление,
но, вместе с тем, с течением времени она подвержена изменениям, связанным с
окружающей природной и социальной средой. Поэтому важно выявить в динамике то,
что было отмечено в XVIII в., и на современном материале изучить трансформационные
изменения    в    пищевом      рационе,   которые   обусловлены,     прежде    всего,
аккультурационными и ассимилиационными процессами, где немаловажную роль
сыграли социально-экономические преобразования, произошедшие в течение XX в.
(коллективизация, советизация, переход на оседлость и поселкование и т. д.) Эти
преобразования привели к существенному изменению образа жизни [1].
     В традиционной культуре эвенов главными занятиями были оленеводство и охота,
дополняемые рыболовством, которые и обусловили формирование особого, кочевого
уклада жизни и самобытной национальной специфики, соответственно, их пищевой
комплекс отражает охотничье-оленеводческую культуру, а на его становление оказали
влияние     природно-географические,      социально-исторические,   хозяйственно-
экономические, религиозные и другие факторы.


                                         8


     В современных условиях глобализации многие этносы и этнические группы
подвергаются сильным испытаниям в языковом и в культурном отношении, но, тем не
менее, необходимо отметить устойчивость традиционных занятий у исследуемого этноса
– охоты и оленеводства. Так, до сих пор у локальных групп эвенов (ламунхинские,
момские, томпонские и др.) ведущей отраслью остается оленеводство. Именно с данной
традиционной хозяйственной деятельностью, подчеркивающей национальную
особенность эвенского этноса, связана сохранность некоторых элементов их
традиционной культуры (транспорт, хозяйственные постройки, одежда, орудия труда,
традиционное питание), а также языка.
     В силу своей хозяйственной деятельности, основу питания эвенов издревле составляли
мясные и рыбные продукты, но их потребление у локальных групп различалось. Это зависело,
прежде всего, от рода деятельности. У эвенов, занимающихся охотой и оленеводством, в пище
преобладали мясные продукты. Некоторое разнообразие в мясном рационе вносила рыба,
добываемая в определенные сезоны года. Рыболовство, будучи подсобным промыслом, имело
значительный удельный вес лишь в хозяйственной деятельности отдельных эвенских родов,
кочевавших в низовьях Лены, Яны и Индигирки. С XVII–XVIII вв. благодаря русской и
якутской торговле стали проникать такие продукты, как мука, соль, крупы, чай, сахар [2]. Но
употребление их было не столь значительным из-за дороговизны, как для состоятельных, так и
для малообеспеченных семей.
     К концу XIX–началу XX вв. основой питания эвенов являлись продукты, добытые и
изготовленные в собственном хозяйстве: мясо, рыба, оленье молоко, дикорастущие съедобные
растения. И этот традиционный способ жизнеобеспечения сохранял свое определяющее
значение весьма длительное время, включая и советский период. К примеру, березовские
эвены до конца 1960-х гг. почти не ели хлеба, не запасались мукой [3].
     В XX в. неизбежный процесс трансформации традиционных культур КМНС оказал
влияние и на культуру питания эвенов и эвенков. Данные наших полевых материалов
свидетельствуют, что до сих пор среди эвенов предпочтение отдается мясным и рыбным
блюдам. В качестве добавки к супам широко используют макаронные изделия, различные
приправы, а готовка жаркого из оленьего мяса уже не обходится без растительного масла.
Сейчас еще сохраняются традиционные особенности приготовления и потребления
национальных блюд. Эвены-оленеводы до сих пор широко употребляют оленье молоко,
отличающееся питательными свойствами. Им отбеливают чай, готовят такие молочные
блюда, как кэбэл (сгущенное молоко), куорчэх (взбитое молоко). Без некоторых привозных
продуктов: мука, хлеб, масло, сахар, соль, чай – сегодня не может обходиться ни одна
семья, и к середине XX в. они приобретают статус традиционных.
     Таким образом, основная часть компонентов традиционного питания эвенов Якутии
сохраняется до наших дней, что напрямую связано с сохранением основного вида
хозяйственной деятельности – оленеводством. В виду отдаленности проживания некоторых
локальных групп эвенов на территории Якутии традиционный комплекс пищевого рациона
остается, в основном, неизменным.
1. Алексеева Е. К. Очерки по материальной культуре эвенов Якутии (конец XIX–нач. XX вв.) –
Новосибирск, 2003.
2. История Якутской АССР. – Т. 2 – М., 1957.
3. История и культура эвенов. Историко-этнографические очерки. – СПб., 1997.

                                Антуфьева Н. Л., Копылов В. Е.
               Ю. И. КУШЕЛЕВСКИЙ – ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ТЮМЕНСКОГО СЕВЕРА

     Дело участников экспедиции В. Беринга–Г. Стеллера было продолжено и XIX в.
Отважным пионером-землепроходцем, занимавшимся изучением природы, экономики,
этнографии, Тюменского Севера был Юрий Иванович Кушелевский. В истории освоения
Севера Западной Сибири и Восточного склона Урала это имя появилось в связи с

                                           9


деятельностью энтузиаста освоения природных богатств Сибири крупным красноярским
купцом М. К. Сидоровым (1823–1887).
     В июне 1862 г. Сидоров со своим тестем В. Н. Латкиным – путешественником и
самоотверженным поборником преобразования Севера, находился в Лондоне во время
проходившей там Всемирной выставки. Они представили для обозрения печорскую
лиственницу и сибирский графит. В том же году Сидоров предложил Русскому
географическому обществу учредить за его счет премию в 14 тыс. руб. для поощрения
первого русского моряка, который согласился бы пройти морем из Европы в устье Енисея.
Пока вопрос решался, Сидоров решил проложить транспортный путь от Енисея до Оби и
далее – до Печоры.
     По     рекомендации      Латкина,    Сидоров    приглашает    для    совместных
рекогносцировочных работ в качестве своего доверенного лица – Кушелевского. Приняв
приглашение для изучения транспортных путей на севере Сибири, Кушелевский писал: «Я
очень хорошо понимал, что другой кто-то, менее знакомый с местностью, не скоро
решился бы обречь себя тяжелым трудам и лишениям, сопряженным с моим
предприятием, если б я отказался от них. Наконец, признаюсь, что мне хотелось сделать
хотя бы одно истинное дело в жизни и заслужить спасибо от благомыслящих людей» [1].
Действительно, прожив более десяти лет в Тобольской губернии, а пять из них на
Крайнем Севере, он знал о трудностях, которые предстоят.
     Кушелевский родился в 1825 г. в г. Ямбург (ныне г. Кингисепп Ленинградской обл.).
По происхождению – дворянин. Учился в Белостокской гимназии. С юных лет мечтал
стать этнографом. Окончив гимназию, с 1848 г. был определен на службу в Тобольскую
губернию сначала писцом, затем помощником столоначальника по третьему уголовному
отделению суда.
     На основании «Устава о службе по определению от Правительства», поступающие
на службу молодые дворяне поручались особому надзору и попечению начальников
губернии. В «Ведомости о молодых дворянах, состоящих на службе в Тобольском
губернском суде» о Кушелевском сказано: поведения хорошего, «способности вполне
соответствуют выполняемой должности» [7]. Скоро последовало и повышение в
должности: в марте 1850 г. двадцатипятилетний Кушелевский определен исправляющим
должность пограничного начальника в штат управления Сибирскими киргизами. Спустя
два года назначен обдорским отдельным заседателем [6. – С. 201].
     24 июля 1859 г. участковый заседатель Тобольского земского суда Кушелевский за
выслугу лет получает последующий чин. Впоследствии он уезжает в Петербург. Часто
бывает в доме Латкина – одного из основателей «Печорской компании», организованной
для экспорта леса из устья Печоры. По его предложению переезжает в Петрозаводск,
чтобы принять участие в экспедициях П. Н. Рыбникова – собирателя образцов народного
творчества. До июня 1862 г. Кушелевский оставался в Петрозаводске на должности
чиновника для особых поручений [5. – С. 137–138].
     В Тобольск Кушелевский прибыл из Петрозаводска 27 июля 1862 г. Рекой добрался
до Обдорска и с обозом, состоявшем из проводников, рабочих, 650 оленей, на 96 нартах
тронулись в путь. Пролагая путь по компасу, двигались на восток: пересекли речки:
Ваксарку, Надым, Пиуву, Сандибей, Ныду, Тобьюган, Пур, а 22 декабря вышли на Таз, «к
часовне Василия убиенного» (бывшей Мангазее). Переход в 800 верст занял 42 дня, за
которое учреждено 26 «станций». В феврале 1863 г. по этой дороге в Обдорск было
доставлено 20 т. графита из Туруханска для дальнейшей транспортировки к Печоре.
     Вторая экспедиция началась 17 июля 1863 г. Кушелевский отправился из Тобольска
в плавание на шхуне «Таз». Местная газета «Тобольские губернские ведомости» и жители
северных поселков стремились содействовать путешественникам. Обдорский заседатель
Мицкевич распорядился помочь экспедиции, и до юрт Хэ, через самые опасные места
Обской губы, были расставлены вехи. Встречавшиеся остяки показывали фарватер на
знакомом им пути.

                                         10



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика