Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История и политика: Учебное пособие для студентов специальности "Отечественная история"

Голосов: 1

Учебное пособие содержит курс лекций по курсу "История и политика". Актуальность проблемы взаимоотношения истории и политики очевидна. Она обусловлена как современными историческими процессами, так и усилением идеологической борьбы вокруг основных проблем отечественной истории, особенно историей воин и революций. Студенты должны усвоить, что история и политика находятся в диалектической зависимости друг от друга, задача исследователя заключается в выявлении подлинных ценностей нашей истории. Учебное отвечает требованиям действующих образовательных стандартов и составлено с учетом опыта преподавания курса "История и политика" для студентов, обучающихся по специальности 07.00.02 - "Отечественная история".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
        Между тем, именно по инициативе самих партийных органов незадолго до
начала войны по инициативе самих партийных органов была начата подготовка
к 500-летию этого героического эпоса татарского народа. Хотя война и прервала
подготовку этого юбилея, тем не менее, в годы войны обращение к истории
татарского народа и особенно героические страницы этой истории широко
использовались в агитационно-пропагандистской работе в тылу и на фронте.
Возрастал интерес к образу Идегея. Много сделали для восстановления
различных вариантов эпоса Нигмат Хаким и Наки Исанбет. Было обнаружено
30 вариантов этого эпоса. Однако, видимо, национальный подъем стал
вызывать опасение у властей. Тем более, что исход войны был ясен и уже не
было необходимости в активном использовании татарского фактора.
    Именно тогда 9 августа 1944 года появляется постановление ЦК ВКП(б)
«О положении идеологической и массово-политической работы и партийной
организации Татарии и мерах по ее улучшению». В нем татарские историки и
литераторы обвинялись в национализме, в идеализации истории Золотой Орды
и эпоса «Идегей», который теперь уже был назван ханско-феодальным. Как
будто не сами партийные инстанции, в том числе и Центральный комитет,
оценили в свое время эпос как выдающееся литературное произведение,
сравнимое с карельским эпосом «Калевала», индусским «Рамаяна»,
киргизским «Манас». И как будто не они сами приняли решение
торжественно отметить 500-летие эпоса.
    Постановление ЦК партии было законом для местных партийных
организаций. Руководители Татарской партийной организации тут же
устремились выполнять партийное постановление. Перед нами материалы
пленума Обкома партии, состоявшегося 24 - 27 февраля 1945 года.
Обсуждалось два вопроса: о неотложных мерах по подъему сельского
хозяйства, по которому с докладом выступил первый секретарь ОК ВКП(б)
З.И.Муратов, и о реализации вышеуказанного постановления Центрального
Комитета. Был заслушан доклад секретаря Обкома по идеологии Малова.
Доклад состоял из 66 машинописных страниц. В нем была подвергнута
детальному анализу вся идеологическая работа в республике. Основной упор
был сделан на «просчеты» и «ошибки». Особенно досталось Институту языка,
литературы и истории. Ученые Татарстана обвинялись в том, что вместо
изучения совместной борьбы русского и татарского народов против
иноземных захватчиков, занимались изучением памятников литературы ХП -
ХУ1 вв. В докладе говорилось, что одной из ошибок, допущенных учеными,
являлось признание Золотой Орды прогрессивным государством с высоким
развитием культуры и экономики. В докладе Малова особое место было
отведено обличению Золотой Орды — ее агрессивности и разбойничьим

                                                                          211


нападениям на русские земли, безжалостному угнетению входивших в нее на-
родов. О дастане «Идегей» говорилось так: «В течение нескольких лет...
этот эпос совершенно неоправданно популяризировался как героический эпос
татарского народа. В то же время ни слова не было о том, что эпос «Идегей»
является выражением идей национализма». Читая эти строки, можно
подумать, что местные партийные организации не принимали никакого
участия в популяризации дастана. Не приходится сомневаться в том, что если
бы Центральный комитет одобрил эту популяризацию, то руководство местной
партийной организации лавры присвоило бы себе. А поскольку сверху
посыпались нарекания, то их тотчас переадресовали историкам и
литературоведам. Такой подход под корень вырубал национальную идею и
национальный дух.
    Представляет интерес выступление по этому вопросу самого первого
секретаря Муратова. Вот некоторые из его высказываний: «Что было бы, если
бы ЦК вовремя не исправил ошибки, допущенные нашими историками и
литературоведами?» Действительно, что могло такого ужасного случиться?
Может быть новое татарское нашествие? Первый секретарь на поставленный
вопрос отвечает так: «Они (т.е. допущенные ошибки — И.Т.) могли бы
привести к обострению отношений между русскими и татарами. А это был
бы удар по нашей дружбе».
    Получалось так, что на один народ клеветать было нельзя, а на другой —
можно. Оказывается, в годы войны ученые пропагандировали и отстаивали
антинаучный тезис о прогрессивности Золотой Орды и превозносили
Идегея как народного представителя. В связи с этим Муратов поставил такой
вопрос: «Почему же именно в эти годы войны они поднимают на щит этого
нашего злейшего врага, в свое время изобличенного и разгромленного
русским народом?» Видимо, ставя этот вопрос, он не хотел считаться с
неоспоримым фактом гибели Идегея не от русских людей, а от своих
соплеменников, став жертвой междоусобицы и борьбы за власть. Неужели
можно было обвинить историков и литературоведов в том, что они писали,
опираясь на исторические факты и на сам эпос? «Нет, — утверждал
партийный секретарь, — они виноваты и их долг состоит в том, чтобы смыть
с себя эту вину». Виновниками в данном случае были обозначены, прежде
всего, историк Хайри Гимади и писатель Наки Исан-бет. Им и другим ученым
и писателям было в буквальном смысле приказано писать только об
интернациональной дружбе и изучать вклад, который внесли татары в
революционное движение. С тех пор было наложено табу на эпос «Идегей».
О нем нельзя было даже упоминать. О Золотой Орде лучше не писать, а если
и писать — только как о государстве варваров и дикарей.

                                                                       212


     В период так называемой «хрущевской оттепели» произошло публичное
избиение поэта Салиха Баттала, человека твердого духом, всегда имевшего
свое собственное суждение по многим вопросам и не боявшегося их высказы-
вать. Он прочитал свое стихотворение «Письмо Батый хану» перед
слушателями клуба писателей имени Габдуллы Тукая. Стихотворение было
опубликовано в газете «Социалистик Татарстан» 1 июня 1961 года. Как
известно, именно в это время в стране развернулась кампания по
обсуждению новой Конституции СССР. Автор ратовал за то, чтобы Татария
превратилась в союзную республику. Он говорил: «Мы должны жить
самостоятельно, дышать своими легкими, а не жить в утробе матери России».
Его оскорбляло прославление антитатарских творений Андрея Рублева.
Редактор журнала «Казан утлары» А.Гумеров, получив текст стихотворения,
запер его в своем сейфе и рекомендовал автору нигде не читать его, а
концовку стихотворения принести для обсуждения в узком кругу. Суть
стихотворения заключалась в осуждении культа личности вообще, начиная от
хана Батыя, кончая Сталиным, Хрущевым. Баттал предупреждал, что
поклонники культа начинают «Да здравствует генералиссимус Сталин, и
заканчивают ...Хрущев». Не обошел поэт вниманием и Пушкина. Нисколько
не задевая творчество гения Пушкина, он сравнил узника Пушкина, жившего
в Михайловском, с узником Моабита Мусой Джалилем. Примерно к тому же
периоду относится и повесть Салиха Баттала «Кто восьмой?». Она была
выражением протеста против нацизма. 5 января 1963 года на партийном
бюро Союза писателей состоялось обсуждение персонального дела Салиха
Баттала. присутствовали А.Гумеров, М.Амир, Г.Абсалямов, З.Нури,
Р.Ишмуратов, Г.Паушкин, Т.Журавлев, И.Гази, Г.Батталов, А.Хасанова,
представитель Бауманского РК КПСС Ахметов, Ш.Галеев, Ш.Идиатуллин,
Р.Ишмуратова. Заседание несколько раз откладывалось, ибо однозначно
обвинить человека в клеветничестве на русскую культуру и русский народ, на
чем настаивал Т.Журавлев, было не так просто.
     Оскорбленный нападками на него своих же коллег-писателей, Салих
Баттал написал заявление в Центральную избирательную комиссию по
выборам в Верховный Совет ТАССР, в котором говорилось: «С клеймом
распространителя вредных вещей на лбу к избирательным урнам не пойду».
И потребовал от газеты «Социалистик Татарстан» опровержения «гнусной
клеветы».
     23 января 1963 года прошло собрание творческих работников
республики. На нем необходимо остановиться подробнее, поскольку оно ярко
показывает настроения, царившие среди писателей, композиторов, артистов и
художников. После вступительного слова Ф.А.Табеева с докладом

                                                                       213


выступил секретарь ОК КПСС по идеологии М.З.Тутаев. В центре внимания
докладчика была встреча Н.С.Хрущева с группой творческих работников,
состоявшаяся 17 декабря 1962 года. По определению Тутаева разговор главы
правительства с творческой интеллигенцией получился «задушевным и
определившим задачи перед творческими работниками по дальнейшему
подъему     искусства   социалистического    реализма    и   утверждению
коммунистической идеологии в борьбе против чуждых влияний
упаднического буржуазного искусства». Выступая в прениях, председатель
Союза композиторов республики и ректор консерватории Н.Жиганов сказал,
что ему на этом совещании «казалось, что Ленин с нами, так как все, что
говорил Н.С.Хрущев, открывая совещание, и доклад секретаря ЦК КПСС
т.Ильичева Л.Ф. исходили от основного положения — «искусство
принадлежит народу». Композитор добавил: «Вызывает удивление, когда
некоторые критики и представители художественной интеллигенции
договариваются до того, что якобы принцип социалистического реализма
устарел, что он сковывает индивидуальность. Это ложь и неправда. Принцип
социалистического реализма может сковать только тех, у которых
отсутствует талант и тех, кто хочет навязать чуждые нам идейно-
эстетические вкусы». Ректор консерватории высказался против того, чтобы в
Казань приезжали джазовые коллективы, ибо «джазовая музыка, идущая к
нам с Запада, не имеет ничего общего с реалистической содержательной
музыкой». Он похвалил композиторов Татарии, которые «вдохновленные
историческими решениями XXII съезда КПСС, прилагают большие усилия для
того, чтобы помогать партии и народу строить коммунизм». Он пожурил
композитора Джавдата Фаузи, поэта Махмута Хусаина за некоторые
совместные творения. «Такие стихи, - сказал он, - раньше писали сентимен-
тальным барышням в их альбомах». Несколько снисходительно отнесся
Н.Жиганов к творчеству Ф.Ахметова, которого определил как молодого и
перспективного композитора. Он выразил недоумение тем, что последний
«для своей неплохой мелодии» использовал текст поэта М.Лотфуллина
«Люция»: «О своевременности текста говорит только имя девушки «Люция»,
а само содержание могло бы быть написано посредственным поэтом XVII
или XVIII веков».
    Не захотел отстать от Жиганова и писатель Мирсай Амир. Все свое
выступление он посвятил критике поэта Салиха Баттала, чье поведение «по
его мнению» «оказывает нежелательное влияние на молодых поэтов». «Мы
считаем его членом коллектива, страдающим некоторым чудачеством. Он
способен на необдуманные поступки, вызывающие у отдельных обывателей
смех, недоумение, возмущение», - сказал Мирсай Амир, по мнению которого

                                                                      214


Салих Баттал не делает из этого никаких выводов и «продолжает делать
вольности». «Он чувствует себя героем, говорит, что он ничего не боится —
ни Табеева, ни Хрущева». Оратор придал этому «чудачеству» политическую
окраску, сказав, что в нем «лежит червь национализма», «это не помогает
укреплению дружбы между русским и татарским народами» и что «это
способствует разжиганию национальной вражды».
    Примерно в таких же осудительных тонах были выступления ряда
художников и театральных деятелей.
    Салиха Баттала исключили из партии, лишили возможности
печататься. Так он и прожил свою жизнь: не сломленным изгоем.
    Однако времена менялись. И история сама стала предъявлять свои
обвинения политике. Роли менялись.

                                 Документы
         Постановление Бюро Татарского Областного комитета ВКП(б) № 39 , 6
                                    октября 1944 года.   Строго секретно.
    Об ошибках и недостатках в работе Татарского научно-
исследовательского института языка, литературы и истории
    На основании проверки работы Татарского научно-исследовательского
института языка, литературы и истории, произведенной согласно решению
ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идео-
логической работы в Татарской партийной организации», и отчета директо-
ра института т.Ярмухаметова, бюро Обкома ВКП(б) устанавливает, что Та-
тарский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории
не справился с возложенными на него задачами по составлению истории
Татарии, истории татарской литературы и научной грамматики татарского
языка. Институт не перестроил свою работу в соответствии с требованиями,
выдвинутыми Великой Отечественной войной Советского Союза. За время
своего существования институт не сумел выпустить ни одной серьезной ра-
боты на актуальные темы по истории Татарии и татарской литературы.
    Вместо научной разработки истории Татарии, исследования и
широкого освещения истории совместной борьбы русского, татарского и
других народов нашей родины против чужеземных захватчиков, против
русского царизма и помещичье-капиталистического гнета, а также истории
социалистического преобразования Татарии за годы советской власти,
популяризации выдающихся деятелей, революционеров татарского народа и
героев Отечественной войны, - институт занимался, главным образом,
разработкой истории Золотой Орды и изучением литературных памятников
периода XII и XVI веков.

                                                                       215


    В своих трудах («Проспект периодизации истории», «История литера-
туры» Яфарова и «Проспект периодизации истории литературы»
Хисматуллина и Агишева) институт допустил серьезные ошибки. Сводятся
они к тому, что Золотая Орда, при явном расхождении с исторической
правдой, изображается прогрессивным государством, страной с
высокоразвитой экономикой и культурой. Институт при разработке этих
трудов совершенно игнорировал основные черты Золотой Орды, как
государства агрессивного, проводившего захватнические войны и
разбойничьи походы на земли русского народа и его соседей, как
государства тягчайшего гнета и разорения народов. Приукрашивая Золотую
Орду, институт игнорировал прогрессивный характер разрушения этого
государства.
    Грубейшей ошибкой института является полное отождествление исто-
рии Золотой Орды с историей современного татарского народа. Строя свои
труды на упрощенных ложных и ненаучных позициях, институт рассмат-
ривал период Золотой Орды, как величайший и яркий период истории та-
тарского народа.
    Серьезную ошибку допустил институт в разработке, оценке и популя-
ризации ханско-феодального эпоса об Идегее. В течение нескольких лет
этот антинародный эпос совершенно неправильно трактовался институтом,
как героический эпос татарского народа и в таком виде популяризировался
в Татарии. Институт обошел тот факт, что в эпосе «Идегей» выражены
чуждые     татарскому    народу,    как   и    всем    народам   СССР,
националистические идеи (ненависть к русскому народу и идеи
соединения татарских племен всех степных районов Дешт-Кипчака).
    В своих работах по истории Казанского ханства институт не сумел
дать правильного, научного анализа этого периода истории татарского на-
рода.
    В работах некоторых историков (Башкиров, Черепнин) присоединение
Казани к Москве характеризуется лишь как завоевание и захват, и иг-
норируется исторически прогрессивное значение этого события.
    Бюро Обкома считает, что ошибки института, выразившиеся в
приукрашивании Золотой Орды, в полном игнорировании ее агрессивной
сущности, в антинаучной характеристике Золотой Орды, как родины
татарского народа, в неправильной оценке ханско-феодального эпоса об
Идегее, а также в односторонней оценке присоединения Казани к Москве,
как захвата, являются националистическими ошибками и направлены
против укрепления дружбы между русским и татарским народами.


                                                                    216


    Бюро Обкома отмечает также серьезные ошибки, содержащиеся в ма-
териалах института по истории татарской литературы. В принятом в 1940
г. проспекте о периодизации истории татарской литературы игнорируется
огромное прогрессивное влияние русской культуры на творчество татарских
писателей, не отражено отрицательное влияние ислама на развитие татар-
ской культуры, не показана борьба передовых представителей татарского
народа (К.Насыри, Г.Тукай и др.) против религиозного фанатизма мусуль-
манского духовенства.
    Институтом допущены недостатки и ошибки в разработке истории та-
тарской литературы советского периода. В работе «Советская татарская ли-
тература за 25 лет» по существу отрицается идейный и художественный
рост татарской литературы за время советской власти.
    Институт, таким образом, совершенно неправильно ориентирует та-
тарскую общественность и подводит их к мысли, что будто бы татарская
литература в период советской власти не достигла подъема, что явно не со-
ответствует действительности.
    Институт не организовал собирание и разработку материалов и доку-
ментов, относящихся к периоду гражданской войны, а также материалов об
участии татарского народа в Великой Отечественной войне Советского Сою-
за против немецких захватчиков. Бюро Обкома ВКП(б) считает, что
основными причинами серьезных ошибок и недостатков в работе института
являются: отсутствие должного руководства институтом со стороны Обкома
ВКП(б), слабая научная квалификация части научных работников,
отсутствие серьезной постановки их теоретической учебы, низкий уровень
научно-исследовательских работ в институте, замкнутость и оторванность
института от общественности, от научных сил вузов и учреждений г.Казани,
отсутствие квалифицированного обсуждения научных работ на Ученом
Совете института.
    Некоторые сотрудники института, слабо владея методами марксизма-
ленинизма, оказались не в состоянии правильно оценить труды татарских
буржуазных ученых и подчас слепо следовали за буржуазными учеными (в
оценке истории Золотой Орды).
    Директор института т. Ярмухаметов оказался неспособным направить
работу института, не сумел вскрыть серьезные ошибки националистическо-
го характера в трудах отдельных сотрудников и внештатных авторов ин-
ститута, не организовал критический разбор этих трудов, игнорировал кри-
тику и указания на ошибки и недостатки в работе института, создал в ин-
ституте атмосферу беспечности и благодушия.


                                                                      217


    Тов.Ярмухаметов, таким образом, не обеспечил руководство институ-
том. Даже после постановления ЦК ВКП(б), указавшего на серьезные
ошибки националистического характера, допущенные в работах института,
т. Ярмухаметов не принял мер для быстрейшего их исправления.
    Бюро Обкома ВКП(б) п о с т а н о в л я е т :
    1.Снять с работы директора Татарского научно-исследовательского
института языка, литературы и истории т. Ярмухаметова X., как
несправившегося с работой и допустившего серьезные ошибки
националистического характера в научных работах института и объявить
ему выговор.
    Поручить тов.Шафикову совместно с отделом кадров ОК ВКП(б) по-
добрать и внести на утверждение бюро ОК ВКП(б) кандидатуру на долж-
ность директора Татарского научно-исследовательского института языка,
литературы и истории.
    2.     Предложить дирекции Татарского научно-исследовательского
института в полном соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) «О
состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической
работы в Татарской партийной организации» устранить допущенные
ошибки и коренным образом перестроить научно-исследовательскую
работу института. Организовать научную разработку истории Татарии и
татарской литературы, обратив особое внимание на исследование и
освещение истории совместной борьбы русского, татарского и других
народов СССР против чужеземных захватчиков, против царизма и
помещичье-капиталистического гнета, а также истории социалистического
преобразования Татарии в период советской власти, на популяризацию
выдающихся деятелей, ученых и революционеров татарского народа и его
сынов-героев Отечественной войны. Привлечь к этой работе как
татарских, так и русских ученых и литераторов г.Казани и, прежде всего,
ученых Казанского государственного университета им. Ульянова-Ленина и
Педагогического института, а также привлекать к сотрудничеству в
работах института ученых других городов СССР.
    Поручить дирекции института разработать и представить к 15/XI-
1944 г. в Обком ВКП(б) план научно-исследовательской работы по истории
Татарии и участию татарского народа в Великой Отечественной войне про-
тив немецко-фашистских захватчиков.
    3.     Просить ЦК ВКП(б) организовать постоянную комиссию по
истории Татарии при институте истории Академии Наук СССР, на которую
возложить как разработку наиболее сложных и неизученных вопросов
истории Татарии, так и редактирование важнейших научных и научно-

                                                                    218


популярных трудов Татарского научно-исследовательского института
языка, литературы и истории, а также поручить этой комиссии приступить
к составлению развернутого проекта по истории Татарии с тем, чтобы к
концу 1945 г. сдать в производство «Очерки по основным этапам истории
татарского народа». Обязать дирекцию и парторганизацию института
организовать серьезную работу по повышению теоретического уровня и
научной квалификации работников института и глубокому изучению ими
трудов классиков марксизма-ленинизма, организовать подготовку и
защиту диссертаций на ученые степени и звания. Предложить институту к
1 ноября представить Обкому ВКП(б) план разработки и издания научной
биографии революционеров татарского народа - Хусаина Ямашева, Камиль
Якуба и Мулланура Вахитова, а также издания материалов о творчестве
ученого-просветителя Каюма Насыри. Обязать институт подготовить
сборник очерков по истории татарской литературы, обратив главное
внимание: на научный анализ общественной и творческой деятельности
выдающихся татарских писателей (Г.Тукая, Г.Камала, Кулахметова,
Ф.Амирхана, М.Гафури, Такташа и др.); на показ лучших литературных
традиций,    идейного и художественного роста советской татарской
литературы, на правильную оценку положительных сторон и недостатков в
творчестве современных татарских писателей. Считая совершенно
неудовлетворительной работу по сбору и изучению фольклора, предложить
институту организовать научные экспедиции в районы Татарии и
обеспечить сбор, научную разработку и издание фольклора. В первую
очередь организовать сбор фольклорного материала об Отечественной
войне Советского Союза против немецких захватчиков, привлечь к этой
работе музей республики и общественность Татарии - учителей, избачей и
др. Поставить перед Наркомпросом РСФСР вопрос о создании при
институте    сектора   этнографии    и   восстановлении     неправильно
ликвидированного в 1941 г. сектора русского языка для татарских школ со
штатами по 2 научных работника в каждом секторе. Предложить
директору института создать широкий актив вокруг института (научные
корреспонденты, внештатные авторы и т.д.), систематически созывать
Ученый Совет института и обсуждать на его заседаниях, с участием
представителей общественных организаций и научных учреждений,
отдельные научные вопросы. Указать т.Контюкову (Наркомпрос ТАССР)
на неудовлетворительное руководство работой института и потребовать
усилить контроль за его работой и заботу об удовлетворении нужд
института и научных сотрудников. Отметить          неудовлетворительное
руководство парторганизацией института со стороны Молотовского

                                                                    219


райкома ВКП(б) и обязать Молотовский РК ВКП(б) усилить руководство
партийной организацией института и помочь ей организовать
теоретическую и политическую учебу работников института. Поручить
СНК     ТАССР     (т.Шарафееву)    в   течение   октября   1944    г.
разрешить вопрос об улучшении материально-бытовых условий для науч-
ных работников института. Поручить секретарю ОК ВКП(б) по пропаганде
т.Шафикову выступить в областной печати со статьей об ошибках в
освещении истории Татарии и задачах татарской историографии в связи с
решением ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-
политической и идеологической работы в Татарской партийной
организации».

      ЦГА ИПД РТ. Ф.15. Оп.5. Д.1143. Л.51-55.

      По этому разделу предлагаются следующие темы лекций:
                •     Политика под судом истории.
                •     История и культура перед судом политики.

      Литература:
 1.   Авербах Л.Л. Спорные вопросы культурной революции / Л.Л. Авербах. -
      М., 1929. - 217 с.
 2.   Власть и художественная интеллигенция: документы и материалы ЦК
      РКП (б) – ВКП (б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953.
      / сост.: А.Артизов, О.Наумов. - М.: Междунар. фонд "Демократия", 1999.
      – 869 с.
 3.   Громов Е.С. Сталин: власть и искусство / Е.С. Громов. - М.: Республика,
      1998. - 495 с.
 4.   История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий
      курс. Под редакцией комиссии ЦК ВКП(б). - М.: Госполитиздат, 1946. -
      387 с.
 5.   История русского и советского искусства. - М.: Высшая школа, 1989. -
      447 с.
 6.   Изморик В.С. Политический контроль в Советской России. 1918-1928
      годы / В.С. Изморик // Вопросы истории. - 1997. - №7.
 7.   Искусство советского времени. В поисках нового понимания. - М.:
      Знание, 1993. – 229 с.
 8.   Культурная политика России. История и современность: два взгляда на
      одну проблему. - М.: Республика, 1998. - 495 с.


                                                                          220



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика