Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Употребление прописной буквы в топонимии (проблема совершенствования орфографической нормы)

Голосов: 3

Монографическое исследование, выполненное в рамках научной темы Язык и письмо: моделирование современной орфографической структуры , рассматривает явления письма в двух взаимосвязанных аспектах: отношения язык-письмо и реализация этих отношений носителями языка. Автором выявлены и проанализированы с точки зрения системы языка, системы письма и языкового опыта пишущего основные тенденции в употреблении прописной буквы в топонимии. Предложения по совершенствованию орфографической нормы представлены на основе ее моделирования. Рекомендуется специалистам в области письма, преподавателям, аспирантам и студентам филологических специальностей.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
         1) прописная/строчная буква в однокомпонентных оно-
мастических маркерах;
     2) прописная/строчная буква в неоднокомпонентных оно-
мастических маркерах.
     В целях реализации орфографической нормы каждый ва-
риант орфограммы требует наличия сопряженного с ним через
дифференциальный признак орфографического правила. Ника-
ким иным способом носитель языка, пишущий или овладеваю-
щий письмом, не может воспользоваться правилом при приме-
нении норматива правописания. Содержание же правила уста-
навливает адекватные отношения между дифференциальным
признаком варианта орфограммы и прописным/строчным ва-
риантами буквы в соответствии с функцией прописной буквы в
современном русском языке — функцией выделения онима.
     Разработанная нами типология ономастических маркеров
в орфографическом аспекте есть результат анализа вариантов
орфограммы с позиции лингвистической детерминированнос-
ти единственно правильного графического знака в каждой из
позиций орфограммы.

     Вариант 1. Прописная/строчная буква в однокомпонентных
                ономастических маркерах
     Орфографическое оформление однокомпонентных (про-
стых и сложных) ономастических маркеров в отношении мар-
кирования прописной буквой не вызывало затруднений у носи-
теля языка ни в прошлом, ни в настоящем. Это находит свое
подтверждение в языковой практике. Так, из газеты «Санктпе-
тербургские ведомости» за 1859 г. взят следующий языковой
материал:
     при Сольферино (06.08),
     при Сольферино (06.08),
     на полях Сольферино (02.02),
     от Генуи до Токио (16.12).
     Àналогично в орфографическом оформлении представлен
языковой материал и в справочниках и учебных пособиях по
русскому языку XIX в.: «Москва, Волга» (Буслаев, 1875, § 214),
«Нева, Тверь» (Греч, 1830, с. 109), «Киев, Àрарат, Ильмень» (Греч,


                               111


1852, с. 12), «Петербургъ, Торжокъ» (Богородицкий, 1913,
с. 160—161), «Россия, Бессарабия, Мураевня, Приютино» (Грот,
1916, с. 89).
      Не обнаружено разногласий в части употребления пропис-
ной буквы в однокомпонентных (простых и сложных) ономас-
тических маркерах в практике периодической печати как 40-х,
так и 90-х гг. ХХ в., что свидетельствует об устойчивости орфог-
рафического норматива на протяжении полувека:
      из Ефремовска (Пр., 01.01.39),
      в Ногаево (Пр., 02.01.39),
      в Бейтоново (Пр., 02.01.39),
      в 50 км от Москвы, возле Подольска (Пр., 03.01.39),
      от берегов Шексны (Пр., 04.01.39),
      на Волге (Пр., 04.01.39);
      следы в Москве и Покровке (Изв., 04.08.90),
      делегация России (Изв., 12.08.90),
      передовой опыт Àмерики, Европы (Изв., 12.08.90),
      в Суздале (Изв., 14.08.90),
      на Новгородчине (Изв., 30.08.90).
      Небезынтересен и языковой материал, предлагаемый сло-
варями и справочниками. Для анализа отобраны как филологи-
ческие словари (Àгеенко, Зарва, 1993; Розенталь, 1987), так и
издания энциклопедического характера (Àтлас СССР, 1986;
Города России, 1994; Словарь географических названий СССР,
1983).
      В словаре-справочнике Д. Э. Розенталя «Прописная или
строчная?» дан перечень однокомпонентных топонимов: «Àрк-
тика, Европа, Финляндия, Кавказ, Крым, Байкал, Урал, Волга» (Ро-
зенталь, 1987, с. 327). Все они маркированы прописной буквой.
      В «Словаре ударений русского языка» Ф. Л. Àгеенко,
М. В. Зарва даются названия той же структуры и с тем же напи-
санием:
      а) простые: Волчанск, Городец, Дедилово, Инта, Сердобск, Со-
ловьевск, Туманово, Углич, Фурманово, Халтурино, Цна, Целинное, Этна,
Ящиково;
      б) сложные (как с соединительными гласными, так и без
них): Верхневилюйск, Верхнеднепровск, Верхнеяркеево, Малоархан-
гельск, Малоярославец, Нижнеангарск, Нижневартовск, Нижнеилимск,


                                 112


Нижнеудинск, Серноводск, Североморск, Северодвинск, Средне-
уральск, Старобельск, Североуральск, Старомарьевка, Староут-
кинск, Староюрьево, Тополовград, Умбозеро, Юшкозеро, Ясногорск.
      Обратимся к энциклопедическим изданиям. И в них мы не
найдем разногласия в части употребления прописной буквы в
однокомпонентных (простых и сложных) ономастических мар-
керах. Так, в «Àтласе СССР»:
      а) простые: Àбакан, Àркадьевка, Барышевка, Вадимовка, Ва-
сильевское, Вахрушево, Войково, Лопуховка, Приволжье, Пружаны,
Репьевка, Севастополь, Табунщиково, Троицкое, Шадринск, Ямал;
      б) сложные: Бабозеро, Белгород, Беловодск, Белогорск, Бело-
зерск, Белокаменск, Белоостров, Большеникольское, Большетроиц-
кое, Большереченск, Великоархангельское, Великокнязевка, Лявозеро,
Малоярославец, Святодуховка, Северодонецк, Шуйостров.
      Àналогично написание рассматриваемых структур в «Сло-
варе географических названий СССР»:
      а) простые: Àбинск, Манкент, Малиновка, Кошурниково, Зея,
Знаменка, Изварино, Ильичевск;
      б) сложные: Малониколаевка, Зеленоборск, Зеленоград, Зимо-
горье, Гусиноозерск, Дальнегорск, Верхнеуральск, Краснокаменск, Гор-
нозаводск.
      Не претерпевают изменений в орфографическом оформ-
лении простые и сложные однокомпонентные ономастические
маркеры и в энциклопедии «Города России»:
      а) простые: Жуковский, Кизляр, Кировск, Козловка, Кстово,
Люберцы, Мирный, Обнинск, Псков, Реутов, Саратов, Сокольники,
Тобольск;
      б) сложные: Железнодорожный, Железноводск, Новосибирск,
Петрозаводск, Пятигорск, Светлоград, Стародуб, Углегорск, Юж-
ноуральск.
      Орфографический норматив по маркированности пропис-
ной буквой однокомпонентных ономастических маркеров сфор-
мулирован À. Б. Шапиро сначала в справочнике для работни-
ков печати «Орфография, пунктуация и техника корректуры»
(М., 1933), а затем в книге «Русское правописание» (М., 1951).
«Правила русской орфографии и пунктуации» 1956 г. закрепили
это положение (см. § 100). Свою формулировку орфографичес-
кого правила предлагает и À. В. Барандеев: «С прописной буквы
пишутся все простые однословные русские и освоенные рус-

                                113


ским языком топонимы и микротопонимы» (Барандеев, 1989,
с. 82). Совершенно очевидно, что иной подход к проблеме был
бы лишен лингвистического содержания и противоречил опы-
ту носителя языка: с прописной буквы пишется всегда началь-
ный элемент имени собственного. («Общий принцип написа-
ния имен собственных состоит в обязательности выделения их
в тексте при помощи прописной буквы» — Шапиро, 1961, с. 147).
Данная рекомендация не была опровергнута никем из исследо-
вателей.
      Однако необходимо отметить и составные однокомпонен-
тные ономастические маркеры, пишущиеся через дефис. В дан-
ном случае в имени собственном определенным образом соеди-
няются два других онима. Каждая из основ составного ономас-
тического маркера, согласно действующим правилам орфогра-
фии, маркируется прописной буквой, и только этим возможно
объяснить постановку дефиса как единственного графического
средства соединения основ в ономастическом маркере этой сло-
вообразовательной модели. Тем не менее нельзя не заметить,
что в современном русском языке аналогичные по структуре
ономастические маркеры получают противоречивое оформле-
ние на письме. Так, в «Àтласе СССР» можно обнаружить напи-
сания Северобайкальск, Северодвинск, Северодонецк, но: Северо-
Задонск, Северо-Камчатск, Северо-Курильск (с. 245—246); Усть-
няфта, но: Усть-Пустынка, Усть-Сосново (с. 253); Южноуральск,
но: Южно-Сахалинск, Южно-Сухокумск (с. 258). В «Словаре уда-
рений русского языка» также находим те же несовпадения на-
писаний: Новоорск, Новомосковск, Новоржев, но: Ново-Огарево
(с. 771).
      Учебная и справочная литература не дает ответ на вопрос,
почему одни имена собственные пишутся слитно (и маркиру-
ются прописной буквой), а другие, построенные по аналогич-
ной словообразовательной модели, — через дефис (и с какой
буквы — прописной или строчной — необходимо писать второе
слово). Однако некоторые авторы именно употреблением дефи-
са мотивируют маркированность частей географических или
административных названий прописной буквой (см.: Валгина,
Светлышева, 1993, с. 140).
      Использование дефиса в сложных однокомпонентных оно-
мастических маркерах в настоящее время является не отвечаю-

                             114


щим как лингвистической функции самого графического знака
письма, так и языковому опыту пишущего. Постановка дефиса
в рассматриваемой структуре обусловлена лишь этимологией,
традицией, в какой-то мере — инертностью интерпретаторов
нормы. Очевидно, что в сложных однокомпонентных ономас-
тических маркерах дефис не требуется, а значит, и подлежит
иному решению вопрос о написании второй прописной буквы.
     Орфографическое правило к варианту 1 анализируемой ор-
фограммы может быть сформулировано следующим образом: в
однокомпонентных ономастических маркерах прописная буква
употребляется в зависимости от их словообразовательной струк-
туры: с прописной буквы пишутся лексемы простые и сложные
(Àнгарск, Верхнеангарск); с прописной буквы пишется каждая из
лексем в составных ономастических маркерах (Гусь-Хрусталь-
ный), кроме служебных частей речи (Ростов-на-Дону).
     В целях практического применения нормы целесообразно
сформулировать орфографическое правило в терминах, приня-
тых в практическом курсе русского языка: однословные геогра-
фические собственные имена пишутся с прописной буквы; если
географическое собственное имя состоит из двух частей, соеди-
ненных дефисом, то с прописной буквы пишется каждая часть,
кроме служебных частей речи.

     Вариант 2. Прописная/строчная буква
                в неоднокомпонентных ономастических маркерах
     Правописание неоднокомпонентных ономастических мар-
керов в различные периоды трактовалось по-разному. Так, по
мнению Н. И. Греча, компоненты собственного имени (а зна-
чит, и топонимы) необходимо маркировать прописной буквой:
все типы наименований опознаются исследователем как еди-
ная структура, включающая в свой состав в том числе и геогра-
фический термин. Н. И. Греч рассматривал имя в целом, в со-
вокупности, что, по мнению автора «Начальной русской грам-
матики», и должно найти свое отражение в одинаковом орфо-
графическом оформлении компонентов. Подтверждение реко-
мендаций Н. И. Греча находим текстах газеты «Санктпетербур-
гские ведомости» за 1859 г.:
     въ Средиземномъ Морh (26.04),
     Деганского Монастыря (28.04),

                            115


      изъ Àргунскаго Ущелья (09.08),
      Венецiанской Областью (03.08),
      Гардскимъ Озеромъ (13.08),
      по Безбородкинскому Проспекту (15.08),
      по Ладожскому Озеру (15.08),
      Ладожскаго Канала (18.08).
      Иную, по сравнению с Н. И. Гречем, точку зрения обна-
руживаем у Я. К. Грота. Ученый разграничивает неоднокомпо-
нентные географические собственные имена на топонимы, упот-
ребляющиеся одновременно с географическим термином, и то-
понимы, употребляющиеся изолированно от географического
термина. Согласно нормативу, предложенному автором «Фило-
логических разысканий», все компоненты географического соб-
ственного имени, за исключением географического термина,
пишутся с прописной буквы. Следовательно, перед пишущим
возникает проблема опознания географического термина.
      Наконец, существует еще одна точка зрения на написание
неоднокомпонентных географических собственных имен, в со-
ответствии с которой прописной буквой необходимо маркиро-
вать только первый компонент, а все остальные писать, ис-
пользуя строчной вариант. Восходит это мнение к трудам
В. Я. Стоюнина и В. И. Новаковского.
      В ХХ в. идею о выделении прописной буквой лишь первого
компонента географического собственного имени поддержива-
ли и развивали À. Б. Шапиро и М. И. Уаров в книге «Орфогра-
фия, пунктуация и техника корректуры» (М., 1933). Таким об-
разом, мы можем говорить о формальном подходе к употребле-
нию прописной буквы.
      Нельзя не отметить и иное мнение, согласно которому в
неоднокомпонентных ономастических маркерах необходимо
писать с прописной буквы не только начальный компонент, но
и те из них, которые выступают самостоятельно, вне данной
структуры, в качестве имени собственного.
      На наш взгляд, в рекомендациях имплицитно присутству-
ют противоречия. Написание с прописной буквы только перво-
го компонента при игнорировании, во-первых, подразделения
на отдельнооформленные и неотдельнооформленные ономас-
тические маркеры, а во-вторых, определения функции других
компонентов, составляющих наименование, возможно, легко

                            116


для усвоения пишущими. Однако оно противоречит логике язы-
ка, когда одно и то же слово (в одной и той же функции, с
одним и тем же значением) пишется то со строчной, то с про-
писной буквы в зависимости от позиции в составе ономасти-
ческого маркера. Поэтому представляется обоснованным в нео-
днокомпонентных отдельнооформленных ономастических мар-
керах (Т-2.1) писать с прописной буквы первый компонент
независимо от классификации К1/К2/К3. В неоднокомпонент-
ных неотдельнооформленных ономастических маркерах (Т-2.2)
прописной буквой должны соответственно маркироваться лек-
семы с функцией единичного имени (компоненты К1 и К2).
Это, в частности, представлено в словаре-справочнике Д. Э. Ро-
зенталя «Прописная или строчная?»:
     хребет Большой Кавказ, река Большой Енисей, река Малая
Обь, Юго-Восточная Àзия, Южная Àтлантика.
     Мы не находим лингвистических оснований для выделе-
ния прописной буквой компонентов ономастического марке-
ра, генетически не принадлежащих к классу онимов, то есть
слов, представляющих собою лексемы с функцией общего имени.
Согласно высказанному выше положению, их следует писать со
строчной буквы. Тем не менее в словарях и справочных издани-
ях, проанализированных нами, обнаруживаем постановку про-
писной буквы в таких неоднокомпонентных ономастических
маркерах, причем как в отдельнооформленных, так и неотдель-
нооформленных:
     а) «Прописная или строчная?» Д. Э. Розенталя: бухта Лож-
ных Вестей, гора Западный Кинжал, хребет Бийская Грива, хребет
Высокий Àтлас, населенный пункт Малая Пурга;
     б) «Словарь ударений русского языка» Ф. Л. Àгеенко,
М. В. Зарва: Старое Синдрово, Старая Русса,Тункинские Гольцы,-
Турсунтский Туман, Поперечный Àлган;
     в) «Àтлас СССР»: хребет Àгульские Белки, острова Àркти-
ческого Института, Бедеева Поляна, Новый Белый Яр, город Белая
Церковь, возвышенность Белогорский Материк, населенный пункт
Березовский Рядок, коса Бирючий Остров.
     Полагаем, что в свете сказанного выше орфографическое
правило к варианту 2 анализируемой орфограммы может быть
сформулировано следующим образом: в неоднокомпонентных
отдельнооформленных и неотдельнооформленных ономастичес-

                             117


ких маркерах с прописной буквы пишется первый компонент, не-
зависимо от его места в классификации К1/К2/К3, и компонен-
ты К1 и К2.
      Согласно правилу в предложенном содержании, должны
быть признаны нормативными следующие написания: хребет
Бийская грива, гора Западный кинжал.
      Однако необходимо отметить, что существуют частные
случаи написания ономастических маркеров, которые мы не
вправе не рассмотреть.
      Вопрос написания топонимов, в состав которых входят
компоненты К3, является одним из самых проблематичных.
Некоторые исследователи, вслед за «Правилами русской ор-
фографии и пунктуации» 1956 г. (см. § 100), рекомендуют писать
так называемые «ложные» географические термины только с
прописной буквы. À. В. Барандеев полагает, что ее употребле-
ние в топонимах такого рода «связано с закономерным прояв-
лением символического (разграничительного) принципа рус-
ской орфографии» (Барандеев, 1989, с. 15). Следование реко-
мендациям «Правил¾» обнаруживаем в словарях и справочных
изданиях:
      а) «Словарь ударений русского языка» Ф. Л. Àгеенко,
М. В. Зарва: Косьвинский Камень, Конжаковский Камень, Камское
Устье, Дмитровский Погост, Рахмановские Ключи;
      б) «Словарь географических названий СССР»: вулкан Àва-
чинская Сопка, поселок Малиновое Озеро, поселок Зеленая Роща,
поселок Косая Гора, полуостров Гусиная Земля, поселок Белые Бе-
рега, поселок Белый Городок;
      в) «Прописная или строчная?» Д. Э. Розенталя: бухта Зе-
леный Рог, город Кривой Рог, населенный пункт Красный Берег, на-
селенный пункт Ладожское Озеро, горы Чешский Лес.
      Особую точку зрения высказывает, в частности, Д. Э. Ро-
зенталь, предлагающий для некоторых наименований геогра-
фических объектов сделать исключение из правила и писать гео-
графические термины, обозначающие некогда существовавшую
в Москве реалию, не с прописной, а со строчной буквы:
      Кировские ворота, Никитские ворота (в названиях улиц,
Москва), улица Кузнецкий мост, улица Пресненский вал, улица
Чистые пруды.


                              118


     Причина разнобоя, как было сказано выше, заключается
в недостаточной лингвистической корректности орфографи-
ческого норматива в «Правилах...» 1956 г., в малом иллюстра-
тивном материале, там представленном, а также объясняется
тем, что анализ конструкции, подвергаемой здесь рассмотре-
нию, комментируется лишь в единичных пособиях (см.: Ор-
фография и пунктуация русского языка, 1962, с. 24; Валгина,
Розенталь, Фомина, 1970, с. 25). Важно учесть, что данная то-
понимическая словообразовательная модель достаточно про-
дуктивна в современном русском языке, причем возникнове-
ние названий указанного типа характеризуется неустойчивым
орфографическим оформлением, что наглядно подтверждает-
ся языковым материалом, помещенным в словарях. Так, в «Сло-
варе географических названий СССР» обнаруживаем конст-
рукции, где так называемый «ложный» географический тер-
мин пишется со строчной буквы: горный переход Джунгарские
ворота, низменность Малоземельская тундра. Не является упо-
рядоченным написание топонимов в данной части и в «Слова-
ре ударений русского языка» Ф. Л. Àгеенко и М. В. Зарва, где
встречаем иллюстрации: Àвачинская сопка, город Бабья гора,
архипелаг Соломоновы острова.
     По нашему мнению, нельзя исключать и предложение
Д. Э. Розенталя. Полагаем лишь, что исследователь аргументи-
рует свою позицию без должного акцента на лингвистический
критерий: носитель языка не способен знать все географичес-
кие реалии и соотносить их по времени, определяя, существу-
ют ли они сегодня.
     В свете концепции, принятой нами, полагаем, что задача
носителя языка при написании неоднокомпонентных ономас-
тических маркеров с компонентом К3 должна заключаться в
определении функции лексем, составляющих топоним: лексе-
ма с функцией единичного имени или лексема с функцией
общего имени. Так называемый «ложный» географический тер-
мин, относясь к классу апеллятивной лексики, представляет
собой, что совершенно очевидно, лексему с функцией общего
имени; это неономастическая единица, то есть имя существи-
тельное нарицательное. Этот вывод, таким образом, должен
найти свое отражение в строчном написании так называемого
«ложного» географического термина в составе ономастического

                            119


маркера как компонента К3 — слова, не являющегося вне дан-
ной номинативной единицы именем собственным. И тогда дол-
жны быть признаны нормативными следующие написания: улица
Кузнецкий мост, горы Чешский лес.
      Особый интерес вызывают и ономастические маркеры
мемориального характера. Они могут быть оформлены на пись-
ме двояко: во-первых, посредством компонента имени (улица
имени лейтенанта Шмидта), а во-вторых, без помощи компо-
нента имени (улица Лейтенанта Шмидта). Ономастические мар-
керы с той и другой структурой являются неотдельнооформ-
ленными. Вместе с тем, если компонент имени отсутствует, воз-
никает необходимость маркировать начальный компонент про-
писной буквой. Структурный элемент имени, будучи «сигна-
лом» ономастического маркера, позволяет без дополнительных
графических средств разграничить ономастический маркер и
совпадающий с ним по форме родительный падеж имени со
значением принадлежности. Поэтому предлагается при изложе-
нии орфографического норматива к варианту 2 рассматривае-
мой орфограммы сделать исключение для аналогичных струк-
тур: в мемориальных названиях с элементом имени (им.) с про-
писной буквы пишутся только компоненты К1 и К2 (улица име-
ни лейтенанта Шмидта — но: улица Лейтенанта Шмидта).
      Вызывает особый интерес вопрос об орфографическом
оформлении ономастических маркеров с цифровым обозначе-
нием.
      Неоднокомпонентные ономастические маркеры с цифро-
вым обозначением носят, как правило, мемориальный харак-
тер, выражая социально-идеологический и культурно-истори-
ческий аспекты общественной жизни. В данную структуру также
входят широко распространенные, особенно в городской топо-
нимии, обозначения объектов с порядковым номером.
      Сложность орфографического оформления рассматривае-
мой конструкции обусловлена тем, что написание неодноком-
понентных ономастических маркеров с цифровым обозначени-
ем (отдельнооформленных и неотдельнооформленных) может
быть двояким: с одной стороны, возможно обозначение циф-
ровым символом, с другой — посредством количественного и
порядкового числительного. Подтверждение этому находим в
словарях:

                             120



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика