Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Употребление прописной буквы в топонимии (проблема совершенствования орфографической нормы)

Голосов: 3

Монографическое исследование, выполненное в рамках научной темы Язык и письмо: моделирование современной орфографической структуры , рассматривает явления письма в двух взаимосвязанных аспектах: отношения язык-письмо и реализация этих отношений носителями языка. Автором выявлены и проанализированы с точки зрения системы языка, системы письма и языкового опыта пишущего основные тенденции в употреблении прописной буквы в топонимии. Предложения по совершенствованию орфографической нормы представлены на основе ее моделирования. Рекомендуется специалистам в области письма, преподавателям, аспирантам и студентам филологических специальностей.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    пересмотре прочитанного дают глазу точки опоры, отмечают
ему отыскание нужного... помогают узнавать такие собственные
слова, которые по своей малоизвестности могут возбудить не-
доумение» (Грот, 1876, с. 358). Очевидно, что Я. К. Грот к лин-
гвистическим мотивам употребления прописной буквы добав-
ляет и внеязыковые («точки опоры», «отыскание нужного»),
препятствующие строгости и корректности изложения правила.
Неупорядоченность норматива написания прописной буквы
ученый объясняет тем, что «относительно употребления боль-
ших букв установить совершенно точные правила невозможно;
за правилами все-таки еще многое останется решать такту и
здравому смыслу» (там же). И далее: «Правилам об употребле-
нии больших букв не следует придавать слишком много значе-
ния, тем более что невозможно дать точных указаний на все
встречающиеся случаи» (Грот, 1886, с. 88). Такой вывод пред-
ставляется неперспективным: возможность решать вопрос о
маркированности слов прописной буквой существует, если лин-
гвистическое содержание данного правила орфографии будет
разработано должным образом. Сложность вопроса заключается
прежде всего в самом понимании того, что есть и что не есть
имя собственное, выделяемое этим графическим знаком.
     Вопрос о статусе имени собственного и его маркирован-
ности прописной буквой ставил еще И. И. Давыдов, рекомен-
довавший употреблять прописную букву «для означения начала
предложения, периода и стиха, собственных имен лиц и наро-
дов, наук и искусств, наименований олицетворенных предме-
тов и слов, занимающих место имен собственных (выделено нами.
— Д. И.)» (Давыдов, 1852, с. 412). Исследователь затронул и наи-
более острый аспект проблемы — маркировать прописной бук-
вой имя собственное или его компоненты? В «Опыте общесрав-
нительной грамматики русского языка» говорится, что функ-
ция прописной буквы заключается в том, чтобы «привести об-
щее понятие в единичное: на этом основываются все частные
случаи, в которых они (прописные буквы. — Д. И.) употребля-
ются» (там же).
     В. À. Истрин относит прописные буквы к особым видам
письменных знаков, понимая под этим «знаки, которые при-
меняются в системах письма различных народов, наряду с обыч-
ными логографическими, слоговыми и буквенными знаками,

                              101


но отличаются от последних иным, более узким назначением»
(Истрин, 1961, с. 319). По мнению ученого, этот знак имеет
семантический характер и служит, как и знаки препинания,
«для синтаксического членения, смыслового и эмоционально-
го уточнения написанного» (там же, с. 320). Иное мнение у
À. À. Реформатского: это «прежде всего вопрос именно пись-
ма, особый графический прием, который не связан с осталь-
ными орфографическими нормами и может... решаться незави-
симо от других правил орфографии» (Реформатский, 1938, с. 93).
Ученый подчеркивает, что употребление прописных букв отве-
чает двум совершенно различным целям: «Первая цель — это
отличение на письме собственных имен, вторая — это отметка
начала новых отрезков речи» (там же, с. 95). Àналогична и точка
зрения À. Б. Шапиро, согласно которой «употребление пропис-
ной буквы не во всех случаях относится к орфографии. Те пра-
вила, в которых говорится об употреблении прописной буквы в
начале письменного текста или... в начале предложения... с боль-
шим основанием могли бы быть отнесены к пунктуации: ведь
прописная буква употребляется в таких случаях совершенно не-
зависимо от вещественного и грамматического значения слова.
Иное дело — употребление прописной буквы в слове, когда
такая буква пишется независимо от места, занимаемого после-
дним в тексте, и когда ею обозначается особый характер значе-
ния слова» (Шапиро, 1961, с. 143—144).
      Четко формулирует основные функции прописных букв
À. Н. Гвоздев: «1) Они указывают на начало нового предложе-
ния после точки, вопросительного и восклицательного знаков
и многоточия; 2) они отличают внутри предложения собствен-
ные имена от нарицательных и тем дифференцируют на письме
такие омонимы... 3) в стихах они обозначают начало стихотвор-
ной строки, независимо от того, начинает ли строка новое пред-
ложение или заканчивает начатое в предыдущей строке» (Гвоз-
дев, 1963, с. 80). По мнению исследователя, употребление про-
писных букв «основано на синтаксических и семантических кри-
териях» (там же). Вывод представляется достаточно аргументи-
рованным с лингвистической точки зрения и позволяет коди-
фикаторам нормы, насколько это возможно, вносить предло-
жения по изменению орфографического правила, учитывая фак-
ты языка. О том, что для выяснения вопроса о маркированнос-

                              102


ти слов прописной буквой необходимо определить их морфоло-
гический статус, пишет В. Ф. Иванова: «...прописной буквой
или, в противоположность ей, строчной отмечаются различ-
ные типы лексических единиц» (Иванова, 1991б, с. 165).
     В учебнике «Современный русский язык» под редакцией
Д. Э. Розенталя автор параграфа «Функции прописных букв»
À. И. Кайдалова формулирует следующие из них: «1. Выделяют
имена собственные... В подобных случаях прописная буква по-
могает «увидеть» точный смысл слова. 2. Используются для ука-
зания на начало текста или нового предложения (как правило,
после точки, вопросительного и восклицательного знаков, мно-
готочия)... Эта функция прописных букв чисто синтаксического
порядка, прописные буквы помогают «видеть» отдельные части
текста. 3. Употребляются при написании аббревиатур...» (Совре-
менный русский язык, 1979, с. 140—141). Представляется неце-
лесообразным употребление в орфографическом нормативе лек-
сики, снижающей восприятие правила («помогает “увидеть”»),
что приводит к лингвистической неточности, некорректности,
а это недопустимо для учебного пособия.
     Таким образом, в связи с употреблением прописной бук-
вы в топонимии есть основания для единственного бесспорно-
го вывода: функция прописной буквы, ее лингвистическое со-
держание в сфере графического оформления топонимов — это
функция выделения имени собственного. Графическая подсис-
тема «строчной вариант буквы/прописной вариант буквы» пред-
назначена для отождествления и дифференциации ономасти-
ческих и неономастических номинативных единиц. Содержание
графической нормы в этой ее части заключается, по нашему
мнению, в том, что лексемы с функцией общего имени следует
писать со строчной буквы, а лексемы с функцией единичного
имени — с прописной: город свободный — город Свободный (лек-
сема с функцией единичного имени). Никакой иной функции
прописной буквы в отношении имени собственного не обнару-
живают ни общетеоретическая литература, ни специальные тру-
ды, посвященные функциональному анализу графических
средств русского языка. Нет ни обоснования, ни научного опи-
сания такой функции прописной буквы, как маркирование не-
начальных и не собственно ономастических компонентов име-
ни собственного.

                             103


     Очевидно противоречие между теорией письма и нормо-
творческой деятельностью лингвистов в области употребления
прописной буквы в топонимии: прописная буква, призванная
выделить, отграничить имя собственное, именно вследствие этой
ее функции, не должна употребляться для недифференциро-
ванного маркирования ею неначальных компонентов, как это
имеет место, например, в названиях улиц в написании Красных
Зорь и Кузнецкий Мост.
     Состояние проблемы может получить и иную оценку: про-
писная буква целесообразна и лингвистически релевантна при
маркировании неначальных и не собственно ономастических
компонентов, но пока это не нашло адекватного объяснения в
теоретической лингвистике. Такой вывод мог бы предполагать,
что кодификаторы нормы опередили научное осмысление фун-
кций прописной буквы. Но в этом случае решающую роль игра-
ет точка зрения на структуру имени собственного и функции
его компонентов.
     Согласно принятой нами концепции Л. Б. Селезневой,
«имя собственное» (применительно к теме исследования — ин-
дивидуальное географическое имя) — это «двукомпонентная
структура, в которой первый из компонентов — имя нарица-
тельное, выражающее «всеобщее», а второй — ономастический
маркер (ОМ), обозначающий явление «всеобщего»... Индиви-
дуальные географические названия представляют собой струк-
туру, в которой ИН [имя нарицательное] как бы «достраивает-
ся» до ИС [имя собственное] посредством ОМ и выступает в
качестве опорного компонента — интегрального элемента струк-
туры ИС; ОМ, напротив, выполняет функцию дифференци-
ального элемента» (Селезнева, 1997). Ономастический маркер
— «сигнальный» элемент имени собственного в топонимии, и
его формируют три типа неоднородных компонентов:
     1) антропонимы (К1);
     2) собственно топонимические компоненты, функциони-
рующие (или функционировавшие) в качестве самостоятель-
ных ономастических маркеров и являющиеся элементом дан-
ных (К2);
     3) неономастические компоненты, в том числе и так на-
зываемые «ложные» географические термины (К3).


                             104


     В структуре ономастического маркера любой степени слож-
ности, в силу природы его элементов, — ономастические (К1,
К2) и неономастические (К3) — должно реализоваться основ-
ное положение правила об употреблении прописной буквы в
топонимии: лексема с функцией единичного имени — с про-
писной буквы (К1, К2), лексема с функцией общего имени —
со строчной (К3). Из этого следует: с прописной буквы требует-
ся писать начальный компонент ономастического маркера не-
зависимо от того, относится он к типу К1, К2 или К3, а также
компоненты типа К1 и К2. Следовательно, только со строчной
буквы требуется писать компоненты типа К3, включая «лож-
ные» географические термины. Например, ономастические мар-
керы в индивидуальных названиях улиц должно писать: Крас-
ных зорь, Кузнецкий мост,Сущевский вал, а не Красных Зорь, Куз-
нецкий Мост и не Сущевский Вал.
     Нарушение требования дифференциации компонентов
ономастического маркера противоречит не только исходному
правилу, но и языковому сознанию и опыту носителя языка,
который усваивает в связи с исследуемой проблемой три поло-
жения:
     1) с прописной буквы пишется начальный компонент
имени собственного;
     2) с прописной буквы пишутся все известные ему имена
собственные независимо от того, выступают они в качестве от-
дельных и самостоятельных или употребляются в качестве ком-
понента другого собственного имени: маршал Жуков — улица
им. маршала Жукова, улица «Маршала Жукова»;
     3) со строчной буквы пишется любое слово, не являюще-
еся вне данной номинативной единицы именем собственным,
если оно не занимает позицию начального компонента.
     Носитель языка опознает лексемы Красных, Кузнецкий, Су-
щевский в качестве ономастического компонента — начального
компонента ономастического маркера! — и одновременно осоз-
нает лексемы зорь, мост, вал в качестве неономастических еди-
ниц, в качестве нарицательных существительных. В этом причи-
на выявленной анализом реализации нормы в периодической
печати устойчивости противоположной тенденции, несмотря
на рекомендации писать «ложные» географические термины с
прописной буквы:

                             105


     в издательстве на Чистых прудах (Изв., 14.12.94),
     в ЦДХ на Крымском валу (КП, 02.02.93),
     в Центральном доме художника на Крымском валу (КП,
06.04.93),
     Центральный Дом художника на Крымском валу (КП,
17.04.93),
     через горный перевал «Турецкие ворота» (КП, 26.08.92).
     Ономастический маркер сложной (неоднокомпонентной)
структуры представляет собой первичный языковой контекст,
в котором должно реализоваться правило маркирования имени
собственного прописной буквой в отличие от несобственных. В
неоднокомпонентных маркерах только первый компонент об-
ретает качество графического сигнала имени собственного, все
остальные сохраняют статус, который имели до вхождения в
данную структуру, выполняя в этом статусе функцию ее эле-
ментов. Возможны и структуры, в которых ономастический мар-
кер не имеет отдельной целостной оформленности и выполня-
ет свою функцию без сигнального начального компонента, по-
средством компонентов К1 или К2: улица им. маршала Жукова.
     Проблема лингвистической типологии топонимов, акту-
альной в отношении употребления прописной буквы, есть про-
блема классификации ономастических маркеров по их компо-
нентному составу — по компонентному составу их «внутренней
формы» как номинативных единиц. Функционально-семанти-
ческий аспект особенностей имени собственного требует при
этом исходить из того, что, во-первых, функцию имени соб-
ственного выполняет в целом структура «географический тер-
мин — топоним», а функцию топонима (ономастического мар-
кера) — не отдельные его компоненты, а целостная одноком-
понентная (Пушкино) или неоднокомпонентная (Капустин Яр)
структура и, во-вторых, важнейшее свойство любой номина-
тивной единицы — идиоматичность. Поясним, что под идиома-
тичностью мы, вслед за В. Н. Телия, понимаем «свойство еди-
ниц языка (слов, сочетаний слов, предложений), состоящее в
неразложимости их значения на значения единиц, вычленяе-
мых в их формальном строении, и, соответственно, невыводи-
мости значения целого из значения частей в данной их струк-
турно-семантической связи» (Русский язык, 1979, с. 90—91). Ни
один компонент структуры ономастического маркера сам по

                             106


себе не выполняет функцию имени собственного в границах
соответствующей номинативной единицы, но вместе с тем, как
исходный элемент, является или антропонимом, или топони-
мом, выполняющим (или выполнявшим ранее) функцию име-
ни собственного вне данного маркера, или неономастическим
компонентом.
     Внутренняя форма географического собственного имени
выражает прагматический аспект его значения (дотопоними-
ческое значение, по В. À. Никонову), ее элементы восприни-
маются в том значении, которое имели и имеют вне ономасти-
ческого маркера, никакого переосмысления этих значений в
ономастическом маркере не происходит. Сигнификативный ас-
пект значения ономастического маркера совпадает со значени-
ем соответствующего географического термина независимо от
его внутренней формы: Петербург — город, Ерофей Павлович —
город, Гусь-Хрустальный — город и т. д. (О компонентах струк-
туры значения имени собственного см.: Селезнева, 1997.) Гра-
фическое маркирование начального компонента ономастичес-
кого маркера прописной буквой является графическим сигна-
лом его ономастического сигнификата. Любой неначальный
компонент географического собственного имени, будучи эле-
ментом его внутренней формы, должен сохранить присущую
ему строчную или прописную букву в начале лексемы, чтобы
выполнить предназначенную ему семантическую функцию в
выражении прагматического аспекта значения топонима. И если
в слове как лексической единице языка внутренняя форма (мо-
тивировочный, «бросающийся в глаза» семантический признак)
теряет актуальность с момента формирования лексического зна-
чения, то в топонимии действует категория социального соот-
ветствия имени и оно удерживается в номинативной системе
или заменяется другим в непосредственной зависимости от зна-
чения его внутренней формы (подробнее см.: Селезнева, 1997).

    § 2. Типология географических собственных имен
              в орфографическом аспекте
     Проблема классификации ономастической лексики вызы-
вала интерес исследователей как в теоретическом, так и в прак-
тическом плане. Известны работы русских языковедов À. И. Со-

                             107


болевского, В. Н. Топорова, С. À. Копорского, À. М. Селище-
ва, À. В. Никитина, В. À. Жучкевича, К. К. Целуйко, À. С. Стри-
жака, М. Ф. Сумцовой, À. И. Лебедевой, À. К. Матвеева,
Н. В. Подольской, зарубежных лингвистов Ф. Палацкого,
Ф. Миклошича, Ф. Шварца, П. Скокка, В. Ташицкого, С. Рос-
понда, П. Лебедя и др. Изучив историю ономастических клас-
сификаций, Е. М. Черняховская пришла к выводу, что «в про-
цессе развития топонимики наиболее ярко выделяются три ос-
новных принципа классификации топонимического материала:
1) лексико-семантический, 2) морфолого-словообразователь-
ный, 3) бинарно-двуплановый (лексико-семантический и сло-
вообразовательный)» (Черняховская, 1970, с. 65). Методику раз-
работки топонимических классификаций в современной линг-
вистике исследуют Э. Бегматов и С. Наимов (см.: Бегматов,
Наимов, 1985), И. À. Чернова (см.: Чернова, 1967) и др.
      Совершенно очевидно, что при классификации топони-
мического материала можно исходить из различных аспектов и
принципов в зависимости от характера языкового материала,
целей и задач конкретного исследования.
      Предлагаемая в настоящей работе лингвистическая типо-
логия географических собственных имен, определяющая упот-
ребление прописной буквы, являет собой не что иное, как клас-
сификацию ономастических маркеров по составу и характеру
их компонентов.
      Необходимо отметить, что в данной работе мы разграни-
чиваем два несовпадающих понятия: «лексема» и «компонент».
В науке под лексемой понимается «слово как структурный эле-
мент языка» (Àхманова, 1969, с. 214). В рамках данного исследо-
вания лексема имеет статус общеязыкового понятия, то есть
того, что в доономастической системе является планом выра-
жения в слове. Компонент как «элемент (единица) в составе
сложного лингвистического целого, выделяющийся на основе
определенных языковых закономерностей или правил» (там же,
с. 202) в терминологической системе принятой концепции выч-
леняется посредством функционального подхода. Это прежде
всего деление «географический термин/ономастический мар-
кер»; и далее компонентная структура ономастического марке-
ра — антропоним, собственно топонимический компонент, нео-


                              108


номастический компонент. Компонент ономастического мар-
кера может быть неоднолексемным.
     Начальная ступень градации обусловлена количеством ком-
понентов ономастического маркера. В соответствии с этим все
они подразделяются на однокомпонентные и неоднокомпонен-
тные.
     Однокомпонентные ономастические маркеры (Тип-1, или
Т-1), в свою очередь, возможно подразделить на простые, слож-
ные и составные. Простые однокомпонентные ономастические
маркеры (Т-1.1) состоят из одного компонента с одной корне-
вой морфемой (Европа, Греция, Москва, Волга) (иллюстративный
материал, приводимый ниже при характеристике ономастичес-
ких маркеров, соответствует орфографическим нормативам
«Правил русской орфографии и пунктуации» 1956 г.). Сложный
однокомпонентный ономастический маркер (композита) (Т-
1.2) имеет в своем составе не менее двух корневых морфем с
соединительной гласной или без нее (Новгород, Волгоград, Бело-
озеро). Наконец, составной ономастический маркер (Т-1.3) по-
является посредством соединения двух самостоятельных они-
мов, между которыми (по действующим орфографическим нор-
мативам) пишется дефис (Àнжеро-Судженск, Тверская-Ямская).
     По сравнению с однокомпонентными наименованиями,
структура неоднокомпонентных (Тип-2, или Т-2) иная. Они
подразделены на ономастические маркеры отдельнооформлен-
ные и ономастические маркеры неотдельнооформленные. Оно-
мастические маркеры отдельнооформленные (Т-2.1) представ-
ляют собой номинативную структуру, где обнаруживается на-
чальная форма имени (Пушкинская улица, город Волгоград). Они
подвержены эллипсису, под которым в лингвистике понимает-
ся «пропуск (выкидка) элемента (члена) высказывания, легко
восстанавливаемого в данном контексте или ситуации (в дан-
ном речевом или бытовом контексте)» (Àхманова, 1969, с. 525).
По мнению Б. À. Серебренникова, эллиптичность является ха-
рактерной чертой русской топонимии: «Названия населенных
пунктов обычно представляют эллипсисы: Сафоново (то есть село
Сафоново), Лобановская (деревня Лобановская)» (Серебренников,
1959, с. 39). Ономастические маркеры неотдельнооформленные
(Т-2.1) лишены номинативности (улица Àкадемика Королева,
поселок Памяти 13 Борцов).

                             109


     В качестве лингвистических критериев, основополагающих
для предлагаемой классификации географических собственных
имен, исходя из компонентного состава ономастических мар-
керов в системе современного русского языка, разработаны сле-
дующие:
     1) количество компонентов, составляющих ономастичес-
кий маркер;
     2) функция начального компонента ономастического мар-
кера;
     3) структурные особенности однокомпонентных ономас-
тических маркеров;
     4) структурные особенности неоднокомпонентных онома-
стических маркеров;
     5) характер оформленности неоднокомпонентных онома-
стических маркеров в отношении географических терминов.
     Предлагаемая типология ономастических маркеров пред-
ставляет собой двухступенчатую иерархическую структуру:
                                Т-1.1 Простые
   Т-1 (однокомпонентные) — Т-1.2 Сложные
                                Т-1.3 Составные
                                Т-2.1 Отдельнооформленные
  Т-2 (неоднокомпонентные)
                                 Т-2.2 Неотдельнооформленные
     На основе данной типологии ономастических маркеров
можно установить дифференциальные признаки вариантов ор-
фограммы «Прописная/строчная буква в ономастических мар-
керах»:
     - ДП-1 — однокомпонентные ономастические маркеры
(простые,сложные, составные);
     - ДП-2 — неоднокомпонентные ономастические маркеры
(отдельнооформленные, неотдельнооформленные).
     Вслед за Л. Б. Селезневой, мы считаем, что требование обо-
значения дифференциальных признаков необходимо в целях обес-
печения адекватного структурирования правил орфографии и
шагов алгоритма в определении орфограммы в практике письма.
     Орфограмма «Прописная/строчная буква в ономастичес-
ких маркерах», в соответствии с названными выше дифферен-
циальными признаками, имеет два варианта:

                              110



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика