Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Употребление прописной буквы в топонимии (проблема совершенствования орфографической нормы)

Голосов: 3

Монографическое исследование, выполненное в рамках научной темы Язык и письмо: моделирование современной орфографической структуры , рассматривает явления письма в двух взаимосвязанных аспектах: отношения язык-письмо и реализация этих отношений носителями языка. Автором выявлены и проанализированы с точки зрения системы языка, системы письма и языкового опыта пишущего основные тенденции в употреблении прописной буквы в топонимии. Предложения по совершенствованию орфографической нормы представлены на основе ее моделирования. Рекомендуется специалистам в области письма, преподавателям, аспирантам и студентам филологических специальностей.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    мин, обусловлено самой природой народных географических
терминов, отражающих специфические признаки физико-гео-
графических объектов и формирующих значительный пласт лек-
сики общенародного языка» (Барандеев, 1989, с. 15). Тем не
менее возникновение названий указанного типа сопровождает-
ся неустойчивой орфографией. И, разумеется, проблема упоря-
дочения написания индивидуальных географических названий
данного типа неоднократно обсуждалась в лингвистической ли-
тературе.
     К. И. Былинский и Н. Н. Никольский в «Справочнике по
орфографии и пунктуации для работников печати» рекоменду-
ют в подобных структурах маркировать второй компонент строч-
ной буквой в силу того, что «слова ворота, мост, вал, брод и др. ...
очевидно, все еще воспринимаются как общие родовые поня-
тия» (Былинский, Никольский, 1970, с. 39).
     Д. Э. Розенталь, в целом высказываясь за написание «лож-
ных» географических терминов с прописной буквы в составе
названий типа бухта Золотой Рог, доказывает необходимость
употребления строчной буквы во втором компоненте много-
численных наименований того же типа (улица Кузнецкий мост)
на том лишь основании, что они отражают историческое про-
шлое Москвы (см.: Розенталь, 1982, с. 20; Розенталь, 1989, с. 17;
Розенталь, 1987, с. 330). Но в учебном пособии для студентов
гуманитарных вузов Д. Э. Розенталь не приводит ни одного при-
мера многочисленных исключений (см.: Валгина, Розенталь,
Фомина, 1970, с. 25).
     С Д. Э. Розенталем не согласны многие исследователи. При-
ведем их аргументы. Г. П. Бондарук считает, что существитель-
ное мост, входящее в состав сложного собственного наимено-
вания Кузнецкий мост, условно называет предмет: моста нет,
само слово мост не передает родовое понятие, а входит как
составная часть в собственное имя Кузнецкий Мост, и потому,
следуя правилу, его надо писать, как и составные имена горо-
дов и мест (типа Белая Церковь, Золотой Рог), с прописной бук-
вы (см.: Бондарук, 1986, с. 149—151).
     По мнению À. В. Барандеева, «в названиях улиц типа Куз-
нецкий Мост, Каретный Ряд, Чистые Пруды, Бутырский Вал и др.
нарицательные слова мост, ряд, пруды, вал употреблены условно-
символически. Они действительно отражают лишь исторически

                                91


первичную номинацию, никак не соотносясь с современной
реалией — улица, что и должно закономерно отразиться в их
написаниях с прописной буквы, тем более что такая орфогра-
фия нисколько не препятствует восприятию древнего проис-
хождения подобных микротопонимов» (Барандеев, 1989, с. 17).
Исходя из этого, ученый предлагает следующую формулировку
орфографического правила: «С прописной буквы в составных
двух- и трехкомпонентных топонимах и микротопонимах пи-
шется второй компонент — «ложный» географический термин,
не отражающий современной специфики географического объек-
та и употребляющийся условно-символически. «Ложные» гео-
графические термины отражают географическую специфику
объектов на момент первичной номинации этих объектов. На-
пример, мыс Край Леса; село Сухой Отрог, город Горячий Ключ,
курорт Ижевские Минеральные Воды, ж.-д. ст. Белое Море; улица
Лихоборские Бугры, улица Можайский Вал и т. п.» (там же, с. 34).
      Практически ту же самую по своей сути рекомендацию,
однако несколько эклектичного характера, находим у И. Ф. Про-
тченко и À. В. Суперанской: «С прописной буквы пишутся оп-
ределение и определяемое, если оба они рассматриваются как
собственные имена, а не как нарицательные родовые понятия:
...Огненная Земля (архипелаг), Золотой Рог (бухта), Чешский Лес
(горы), Красное Село (город), Кузнецкий Мост (улица), Елисейские
Поля (улица), Большой Бассейн (плоскогорье), Великие Равнины (пла-
то)» (Протченко, Суперанская, 1964, с. 138—139). Вызывает
вопрос факт привлечения в одном правиле разнопорядковых
категорий: синтаксической (определение и определяемое), мор-
фологической (имя собственное) и логической (родовое поня-
тие). И отсюда же: каким образом определение и определяемое
могут оцениваться как имена собственные? Что значит выраже-
ние «нарицательное родовое понятие»? Означает ли это, что по
аналогии возможно выражение «собственное родовое понятие»?
Предлагаемая формулировка не содержит ответа на поставлен-
ные вопросы, а значит, не может быть рекомендована обучаю-
щемуся практике письма.
      Добавим, что с написанием второго компонента в струк-
туре типа улица Кузнецкий Мост с прописной буквы соглашает-
ся и À. Б. Шапиро (см.: Шапиро, 1951, с. 155).
      В настоящее время продолжаются попытки представить
предложения по совершенствованию данного орфографического


                                92


норматива. À. В. Барандеев предлагает в случаях, когда пишу-
щему неизвестно, с какой буквы писать второй компонент в
неоднолексемном географическом названии, применять следу-
ющий прием: «...подставить к названию термин, отражающий
современный характер географического объекта. Если подста-
новка невозможна, значит термин употреблен в своем прямом
значении и его следует писать со строчной буквы» (Барандеев,
1989, с. 17). Исследователь иллюстрирует эту рекомендацию сле-
дующим образом: допустим, носителю языка неизвестно, про-
писной или строчной буквой маркировать второй компонент в
географическом названии Голодная степь. В этом случае пишу-
щий должен узнать, является ли степью современный геогра-
фический объект, имеющий это название, а затем произвести
подстановку: степь Голодная степь. Носитель языка убеждается,
что подстановка в данном случае невозможна, поскольку воз-
никает тавтология, свидетельствующая об употреблении тер-
мина в составе географического названия в своем прямом зна-
чении. À значит, подытоживает À. В. Барандеев, слово степь в
названии Голодная степь необходимо писать со строчной буквы.
      Подобную рекомендацию еще в 1964 г. в проекте правил для
нового орфографического свода предлагали И. Ф. Протченко и
À. В. Суперанская: «Если определяемое рассматривается как на-
рицательное и не допускает вторичной подстановки нарицатель-
ного определяемого, обозначающего родовое понятие, оно пи-
шется со строчной буквы: Большой каньон, Береговые горы, Голодная
степь, Каменный мост, долина Смерти, озеро Крокодилов, остров Са-
харного Тростника» (Протченко, Суперанская, 1964, с. 139).
      Не регламентирован должным образом и вопрос употреб-
ления прописной буквы в обозначениях титулов, званий, дол-
жностей, входящих в состав географических названий.
      В 1938 г. в статье «Упорядочение русского правописания»
À. À. Реформатский отметил особую сложность орфографичес-
кого оформления составных географических названий, в кото-
рых «кроме слов «называющих» есть и слова «называемые», то
есть являющиеся определяемыми как родовое название данно-
го объекта» (Реформатский, 1938, с. 99). По убеждению иссле-
дователя, подобные «номенклатурные или родовые определяе-
мые не имеют признаков собственного имени (хотя бы и в со-
ставе сложного имени собственного) и должны писаться со

                               93


строчной буквы, независимо от своего положения, в начале, в
середине или в конце: звезда эрцгерцога Карла, острова королевы
Шарлотты...» (там же). Ученый никак не поясняет, почему ука-
занные слова, находясь в составе имени собственного, тем не
менее не имеют признаков онима. Однако рекомендация, пред-
ложенная À. À. Реформатским, была зафиксирована в итогах
орфографической дискуссии 1964 г. и повторена в работах пос-
ледователей ученого. Так, по мнению И. Ф. Протченко и À. В.-
 Суперанской, «титулы и звания в составе географических на-
званий пишутся со строчной буквы: Земля королевы Мод, остров
принца Уэльского, улица маршала Шапошникова, улица генерала
Ермолова» (Протченко, Суперанская, 1964, с. 139).
      Годом позже в статье «Прописная и строчная буква в соб-
ственных именах разных категорий» À. В. Суперанская отмеча-
ет, что титулы в составе названий могут писаться со строчной
буквы, хотя «в этом есть некоторая непоследовательность, так
как титулы в ряде случаев выступают в качестве первого слова
собственно названия, а в таких случаях их следовало бы писать
с прописной буквы» (Суперанская, 1965, с. 39). Спустя еще не-
которое время исследователь приходит к противоположному для
своего высказывания в 1964 г. мнению: «...в составе географи-
ческих и астрономических названий... первое слово названия
должно писаться с прописной буквы: мост Лейтенанта Шмид-
та, звезда Эрцгерцога Карла, остров Святой Елены, острова Коро-
левы Шарлотты» (Суперанская, 1978, с. 233—234). Причина же
такого орфографического оформления заключается в том, что
«происходит десемантизация подобных обозначений, превра-
щение их из титулов в простые «наполнители» данной модели,
ср. перифразы: на Святой Елене, возле Лейтенанта Шмидта,
подтверждающие прочность вхождения указанных компонен-
тов в состав названия» (там же, с. 234).
      В. Ф. Иванова также считает, что «в астрономических на-
званиях все индивидуальные названия пишутся с прописной
буквы: созвездия Большая Медведица, Райская Птица, звезды Бли-
жайшая Центавра, Полярная Звезда (нарицательные родовые
наименования, в том числе и слово звезда, если оно употребле-
но как родовое, пишутся со строчной буквы)» (Иванова, 1982,
с. 108), а норматив о написании титулов, званий, должностей в
составе географических названий исследователь относит к не-

                              94


последовательным правилам, отмечая при этом, что «титулы и
звания (генерал, лейтенант, маршал, король и т. п.), обычно
пишущиеся со строчной буквы, в составных наименованиях
иногда пишутся с прописной буквы: острова Королевы Шар-
лотты, мост Лейтенанта Шмидта» (там же, с. 110). Вызывает
вопрос употребление в формулировке правила слова «иногда».
Означает ли это, что титулы, должности и звания в составе
географических названий могут писаться в том числе и со строч-
ной буквы, и, если это так, при каких условиях?
      Свои рекомендации предлагает и À. В. Барандеев: «С про-
писной буквы пишутся титулы, должности, звания, а также
все прочие слова, употребленные в составе русских и освоен-
ных русским языком иноязычных топонимов и микротопони-
мов условно-символически. Как правило, подобные географи-
ческие названия имеют мемориальный характер. Все географи-
ческие термины в составе названий данного типа пишутся со
строчной буквы, кроме термина Земля, условно употребляемо-
го в значении ‘территория’. Например, остров Октябрьской Ре-
волюции, пик Коммунизма, поселок Заветы Ильича, мост Лейте-
нанта Шмидта, улица Àкадемика Янгеля, улица Проспект Мира;
Земля Принцессы Елизаветы, река Святого Лаврентия, острова
Королевы Шарлотты, мыс Доброй Надежды, государство Объеди-
ненные Àрабские Эмираты и т. п.» (Барандеев, 1989, с. 39). Осо-
бенностью этой трактовки является характеристика подобных
названий как мемориальных (однако это никак не влияет на их
правописание). В то же время в состав формулировки включено
выражение «все прочие слова, употребленные... условно-симво-
лически». Объем «прочих» слов совершенно неясен.
      Отметим, что только в книге «Трудные случаи правописа-
ния географических названий» À. В. Барандеевым предложено
уточнение орфографического правила, распространяющееся на
написание географических названий, в составе которых имеют-
ся цифровые обозначения: «С прописной буквы в составе мемо-
риальных топонимов и микротопонимов, содержащих цифры,
пишутся все знаменательные слова, кроме географических тер-
минов, поясняющих вид объекта, и сокращенной формы слова
имени — им. Например, поселок Памяти 13 Борцов, улица 8 Мар-
та, поселок им. Панфилова, улица 9 Января и т. п.» (Барандеев,
1989, с. 39—40).

                              95


     Не стабилизировалось до сегодняшнего дня и написание
образно-метафорических названий государств, хотя их написа-
ние и регламентировано «Правилами русской орфографии и
пунктуации» 1956 г., где отдельный пункт правила свидетель-
ствует о том, что «неофициальные названия государств и их
частей, образные названия географических объектов... пишутся
с прописной буквы» (Правила¾, § 100). В качестве иллюстра-
тивного материала приводятся лишь русские географические на-
звания, как-то: Советский Союз, Страна Советов, Советская Баш-
кирия, Полтавщина, Зауралье, Белокаменная (Москва).
     Таким образом, многочисленные рекомендации и предло-
жения по совершенствованию орфографической нормы упот-
ребления прописной буквы в географических названиях доста-
точно противоречивы и не характеризуются целостностью их
лингвистических оснований. Причину этого мы видим в том,
что при формулировании правил исследователями не был выд-
винут единый лингвистический критерий, на основании кото-
рого возможно было бы провести многоаспектную системати-
зацию емкого и многообразного языкового материала.

                     Основные выводы
     1. Àнализ интерпретаций, реализации и предложений по
совершенствованию иcследуемой орфографической нормы под-
твердил ее глубинное противоречие, связанное с функцией
прописной буквы в номинативных единицах: нерешенность соб-
ственно лингвистической проблемы разграничения онимов и
апеллятивной лексики. В орфографии это противоречие вырази-
лось как проблема неразличения имени собственного и имени
нарицательного, во-первых, авторами нормативных изданий,
во-вторых, интепретаторами нормы и, в-третьих, носителями
языка, призванными реализовать ее в письменной речи.
     Попытки улучшить нормативы за счет внесения дополни-
тельных положений или сокращения заявленных в «Правилах¾»
1956 г., попытки «доработать» их оказались безуспешными,
поскольку они не сняли означенное противоречие. И причина в
том, что «новизна» интерпретаций не затронула проблему един-
ства лингвистического содержания нормы и каждый частный
вопрос рассматривался преимущественно как частный, безот-
носительно ко всем остальным.

                              96


     2. Проблемы, которые возникли в связи с прописной буквой
в топонимии и остаются таковыми для орфографистов, интепре-
таторов и носителей языка, сводятся в целом к следующим:
     а) Что маркируется прописной буквой — имя собственное
или каждый из его компонентов?
     б) Какова структура имени собственного и входит ли в
нее географический термин?
     в) Что представляют собой компоненты имени собствен-
ного в семантическом и функциональном аспектах и какие из
них требуют применения прописной буквы?
     В сущности, обозначилось основное деление языкового
материала, требующее разработки в современной орфографии:
однолексемные имена собственные — неоднолексемные; одно-
лексемные простые — однолексемные сложные, однолексем-
ные составные; неоднолексемные с исходным ономастическим
компонентом — неоднолексемные без исходного ономастичес-
кого компонента [неоднолексемные мемориальные с компо-
нентом имени (им.) — неоднолексемные мемориальные без ком-
понента имени (им.)]; неоднолексемные с «ложным» термином
— неоднолексемные без «ложного» термина.
     3. Предложения по совершенствованию нормативов, рег-
ламентирующих употребление прописной буквы в индивиду-
альных географических названиях, остаются разрозненными,
затрагивают отдельные стороны общей проблемы и не дают
возможности адекватно оценить каждое из них ввиду отсутствия
целостной концепции автора.
     Мы исходим из того, что норма может быть изменена,
усовершенствована или улучшена в интерпретации при одном
обязательном условии — при последовательной разработаннос-
ти ее лингвистического содержания. Лингвистическая и орфо-
графическая типология языкового материала должна строиться
на строго определенной теории имени собственного и тех при-
знаках орфографически релевантных номинативных структур,
которые позволили бы носителю языка: 1) опознать их и 2)
применить содержащие их правила орфографии. Структуры,
являющиеся объектом дискуссий ученых по применению про-
писной буквы в топонимии, в этом направлении не нашли адек-
ватного научного описания.


                             97


                   ГЛÀВÀ 4
      ПРОПИСНÀЯ БУКВÀ В ТОПОНИМИИ
       В ÀСПЕКТÀХ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО
     СОДЕРЖÀНИЯ И СТРУКТУРЫ НОРМЫ
        В КОНЦЕПЦИИ ИССЛЕДОВÀНИЯ

       § 1. Функции прописной буквы в топонимии
                    русского языка
     Лингвистическая природа деления букв на строчные и про-
писные в графической системе русского языка исследована не-
достаточно. Подразделение букв на строчные и прописные скла-
дывалось в буквенном письме (к которому относятся гречес-
кое, латинское, славянское) постепенно. Первоначально бук-
вы имели лишь одно написание, близкое к современному про-
писному, и лишь позднее появляются строчные буквы. В древ-
нейших кирилловских рукописях исследователи обнаружили
отсутствие деления букв на строчные и прописные, но вместе с
тем каждая буква имела начертание, напоминающее или совре-
менное строчное, или, напротив, современное прописное. Во
всей европейской письменности, как отмечает Б. И. Осипов,
«до конца XII в. прописные начертания... употреблялись только
в начале абзацев», «с XIII в. в западно-европейском, а с ХVI—
XVII вв. и в русском письме утверждается их употребление в
начале предложений и определенных разрядов слов (прежде всего
в именах собственных)» (Осипов, 1990, с. 38).
     Оформление прописных букв в отдельный алфавит (наря-
ду со строчным) впервые появляется в России в букварях XVII в.
Попытки упорядочить постановку прописных букв стали пред-
приниматься с XVIII в., то есть после введения гражданской
азбуки.
     Àнализ специальной литературы позволяет сделать вывод
о существовании, как минимум, двух полярных точек зрения
на маркированность слов прописной буквой. Некоторые ученые
выступали за уменьшение числа прописных букв в тексте, а
порой и вообще против их употребления в графической систе-
ме письма. Так, О. Сенковский писал, что «ничто так не пест-


                              98


рит, не обезображивает, не марает печати, как множество про-
писных букв. В нашем веке, который обожает изящность и рос-
кошь в изданиях и платит щедро за то, чтобы они были краси-
вы, нельзя же искажать миловидности печати кучею пропис-
ных букв, образующих на странице тьму широких черных пя-
тен, превращающих книгу вроде чернокнижия, единственно из
угождения произволу грамматиков, которые от нечего делать
спорят о форме буквы и приписывают объему букв какие-то
мистические значения» (Сенковский, 1835, с. 34—35). При этом
автор никоим образом не аргументирует с лингвистической
точки зрения тезис о нецелесообразности применения пропис-
ных букв.
     Попытку обосновать употребление прописной буквы с
позиции функций языка находим у Н. À. Добролюбова, отме-
чавшего существование тенденции употреблять прописные буквы
в «особенно важных словах»: «Все это очень естественно и име-
ет свою разумную сторону; легче отыскать слово, отмеченное
большою буквой. Но вот беда: если таковых слов слишком мно-
го, то между ними так же легко потеряться, как если бы они и
все сплошь были написаны буквами маленькими. ...Идея отли-
чия, единственное разумное основание для употребления про-
писных букв, нисколько не достигается именно оттого, что
слишком много отличаем» (цит. по: Обзор¾, 1965, с. 381). Пере-
кликается с мнением Н. À. Добролюбова и точка зрения
Р. Ф. Брандта, который предлагает совсем отказаться от про-
писных букв, но, в угоду существующей традиции, замечает,
что «должно писать их как можно реже и в случае колебания
всегда выбирать строчные. Следует по возможности уменьшить
число прописных букв» (цит. по: Обзор¾, 1965, с. 381). Созвучна
с вышеозначенной и позиция À. И. Соболевского, предлагав-
шего решать все сомнения при выборе графического знака «в
пользу употребления малой буквы» (цит. по: Обзор¾, 1965, с. 381).
     Впервые в истории русского письма правила употребле-
ния прописной буквы как факт языка определяет М. Смотриц-
кий, рекомендующий маркировать этим знаком «начало вир-
шей, стихов, собственные имена, названия наук» (цит. по: Чи-
жэвска, 1982, с. 211). Однако сам автор «Грамматики», считая,
что «собственное имя собственные и известные вещи знамену-
ет» (Обнорский, Бархударов, 1952, с. 329), в иллюстративном

                               99


материале не употребляет прописную букву: «петр, анна... пале-
стина, москва» (Обнорский, Бархударов, 1952, с. 329). По мне-
нию исследователей, рекомендация М. Смотрицкого не закре-
пилась на практике и не получила широкого распространения.
     В. К. Тредиаковский в «Разговоре между чужестранным че-
ловеком и Российским об орфографии старинной и новой и о
всем, что принадлежит к сей материи» ведет речь об употребле-
нии прописной буквы в отдельном «Основании», подчеркивая
тем самым значимость этого графического знака: «Какую фигу-
ру имеет знак букв прописных, то есть больших, ту же самую
долженствует иметь и знак тех же букв строчных, или мень-
ших, и напротив того равным же образом: ибо наружный знак
какой-нибудь вещи всегда долженствует быть одинаков во внут-
реннем существе, а по крайней мере, в наружней своей форме,
хотя и может быть не одинаков в великости своей, для того что
другое существо, также и форма, переменяет вещь в иной вид,
и потому она не тою видится, какою надобно видимой быть; а
следовательно, или не будет применяться за тот знак, которым
она определена, или хотящего принять в долговременное при-
ведет сомнение. Но хотя вещь будет меньше, или больше, а
всегда того ж существа, или уже наружные формы; то она по-
казывается всегда тою же вещью, которою должно ее видеть
или иным органом чувствовать» (Тредиаковский, 1748, с. 113—
114). В. К. Тредиаковский обосновывает маркированность слов
прописной буквой как с логической, так и с лингвистической
точек зрения.
     Отметим и попытку ввести рекомендацию об употребле-
нии прописной буквы в заимствованных словах, о чем пишет
Я. К. Грот: «Было время, когда у нас всякое иностранное суще-
ствительное имя отличали в письме большою буквой. Карамзин
писал: Àвтор, Литература. Так же писались еще долее имена
званий, должностей, учреждений, наук, титулы, независимо
от происхождения слов, например: Генерал, Профессор, Предсе-
датель, Департамент, Землеописание» (Грот, 1876, с. 358). Отме-
чая, что «слишком пестрить письмо большими буквами... не
годится», автор «Спорных вопросов русского правописания от
Петра Великого доныне» тем не менее обосновывает употреб-
ление прописных букв тем, что они «во многих случаях достав-
ляют ту практическую пользу, что при беглом чтении или при

                              100



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика