Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Медиаобразование в США, Канаде и Великобритании

Голосов: 4

В монографии рассматриваются вопросы истории, теории и методики медиаобразования (то есть образования на материале средств массовой коммуникации телевидения, прессы, радио, кинематографа, видео, интернета и т.д.), медиаграмотности, медиапедагогики в США, Канаде и Великобритании. В приложении содержатся: списки книг, брошюр и статей, учебных программ, диссертаций, интернетных сайтов по проблемам медиаобразования, медиапедагогики, медиаграмотности в США, Канаде и Великобритании. Для преподавателей вузов, аспирантов, студентов, учителей, для широкой аудитории, интересующейся проблемами медиаобразования. Особую ценность данное издание имеет для студентов педагогических и гуманитарных вузов, обучающихся в рамках специализации 03.13.30. ("Медиаобразование"), утвержденной и зарегистрированной в 2002 году учебно-методическим управлением по специальностям педагогического образования Министерства образования и науки Российской Федерации.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                                           11

учёным были определены и сформулированы понятия «культуры» и
«диалога». Позже работы М.М.Бахтина были творчески переосмыслены и
интерпретированы другим отечественным философом В.С.Библером. В 70-е
годы XX века В.С.Библер разработал оригинальную концепцию мышления
как диалога разных логик. В 80-х годах исследователь активно изучал
проблемы познания в рамках философской теории культуры. Несмотря на то,
что проблематика теории культуры достаточно успешно исследовалась
М.К.Мамардашвили, В.М.Межуевым, М.С.Коганом и другими учёными,
именно идеи В.С.Библера получили наиболее активное и успешное
применение в области философии, психологии, педагогики (известная
«школа диалога культур») [Библер, 1993].
       Схематично концепцию М.М.Бахтина можно представить в следующей
последовательности: диалог – культура – диалог. «Все размышления
Михаила Михайловича Бахтина о культуре имеют единый смысл (идею).
Этот смысл – диалог. Но и обратно. Все размышления Бахтина о диалоге
имеют один смысл (идею). Этот смысл культура. Это диалогизм в контексте
культуры» [Библер, 1991, с.95].
       Разделяя точку зрения большинства российских исследователей, что
ключевым в философском учении М.М.Бахтина является феномен
«полифония», обратимся к истокам его мысли. Известно, что М.М.Бахтин
пришёл к пониманию культуры как диалога на основании исследования
произведений известного русского писателя Ф.М.Достоевского, которого
считал «творцом полифонического, многоголосого романа, автора романов-
диалогов». Почему философ обратился к подобного рода терминологии?
«Полифония» - музыкальный термин, обозначающий в музыке вид
многоголосья, основанного на равноправии всех голосов. Полифония, по
М.М.Бахтину, «множественность самостоятельных и неслиянных голосов и
сознаний», в которой происходит раздвоение на «я» и всех «других». Именно
в работе «Проблемы поэтики Достоевского» философ писал о равноправных
отношениях между героем и автором, выводя, таким образом, их на диалог.
Только диалог, по утверждению Ф.М.Достоевского, способствует поиску
истины. Прекращение диалога, считал писатель, приведёт к гибели
человечества. Все эти утверждения привели Бахтина к заключению о том, что
проза Достоевского «диалогична» и подтверждают факт всеобщности
диалога в трёх основных тезисах:
       1.Всеобщность диалога как основы человеческого взаимопонимания.
«Диалогические отношения … – это почти универсальное явление,
пронизывающее всю человеческую речь и все отношения и проявления
человеческой жизни, вообще всё, что имеет смысл и значение» [Бахтин, 1972,
с.71].
       2.Всеобщность диалога как основы всех речевых жанров. М.М.Бахтин
выступал против «узкого понимания диалогизма как спора, полемики,
пародии». Он определяет их следующим образом: «Это внешние, наиболее
очевидные, но грубые формы диалогизма. Доверие к чужому слову,
благоговейное приятие (авторитетное слово), ученичество, поиски и


                                                                        12

вынуждение глубинного смысла, согласие, его бесконечные градации и
оттенки (но не логические ограничения и не чисто предметные оговорки),
наслаивания смысла на смысл, голоса на голос, усиление путём слияния (но
не отождествления), сочетание многих голосов (коридор голосов),
дополняющее понимание, выход за пределы понимаемого и т.п.» [Бахтин,
1972, с.75].
      3.Нетождественность бахтинского понимания «всеобщности диалога» с
прямым обобщением. Историческая и духовная особенность, уникальность
диалогизма Бахтина «Всякому продвижению науки о слове предшествует её
«гениальная стадия» - обострённо диалогическое отношение к слову [Бахтин,
1975, с.164].
      Представив свою интерпретацию диалога, М.М.Бахтин предвидел
возможные вариации, в которые могла выйти теория дискурса, и предложил
для него строго структурированную систему жанров. Вся теория была
основана на феномене «межчеловеческой» коммуникации. Модель
высказывания, по М.М.Бахтину, представляет собой своеобразный
треугольник, содержащий три компонента коммуникативного события:
субъект, объект и адресат. При этом с субъектом дискурса происходит
своеобразная метаморфоза. Один и тот же человек в качестве носителя и
участника культуры постоянно как бы выполняет две функции: слушающий
становится говорящим, а говорящий в определённой мере становится
отвечающим.
      В целом, М.М.Бахтин определил диалог, как своеобразную модель
человеческого творчества и общения, как «познание личности», с
возможностью свободного конструирования собственных интеллектуальных
композиций собеседниками. По мнению М.М.Бахтина, диалог выступает в
качестве модели человеческого творчества и общения. Несомненной
заслугой учёного является и то, что он смог убедительно доказать роль слова
и диалога в культуре, определяя их в качестве основополагающих факторов
человеческой коммуникации.
       Продолжая развивать идеи М.М.Бахтина, В.С.Библер, уже на
современном этапе развития общества, отмечал возрастающую «творческую
роль слушателя, зрителя», совместно с автором формировавшего,
доводящего произведение до целостного «на-вечного завершения» [Библер,
1991, с.271].
      В контексте же медиаобразования наиболее актуальным является
вопрос о роли адресата медиа, о его включении в процесс диалога, о том,
какую позицию он займёт, будет ли активным или пассивным участником
самого хода познания медиакультуры.
      Медиатекст - результат общения и соответствующего творческого
переосмысления, как его непосредственными создателями, так и адресатами
данного медийного сообщения. Поэтому нам представляется логичным
перейти к проблеме понимания текста. Работа М.М.Бахтина «Проблема
текста» посвящена интерпретации и концепции диалогического понимания.
Двумя ключевыми фигурами эстетики выступают автор и герой. С одной


                                                                      13

стороны, Бахтин сравнивает автора с Богом (трактат «Автор и герой в
эстетической деятельности»), где автор «спасает» героя, переводит его в
высший план бытия. С другой стороны, герой имеет равные права с автором,
ведёт с ним диалог. Более того, герои, находясь в пределах авторского
кругозора, не теряют своей самостоятельности, сохраняя способность к
независимым волевым и дискурсивным действиям. По твёрдому убеждению
М.М.Бахтина, автору, во имя большей эстетической убедительности, следует
поставить себя на место «другого», при этом авторское «Я» находится в
пределах собственного творчества. По Бахтину, первичной реальностью
художественного творчества является общение героя и автора.
      Анализируя проблему «другого», Бахтин полагал, что автор
произведения «должен стать другим по отношению к себе самому, взглянуть
на себя глазами другого» [Бахтин, 1994, с.99].
      Далее он развивает эту мысль следующим образом: «Все ценностно
завершающие определения и характеристики мира в искусстве и
эстетизированной философии ценностно ориентированы в другом – герое
его. Этот мир, эта природа, эта определённая история, эта определённая
культура, это исторически определённое мировоззрение как положительно
ценностно утверждаемые помимо смысла, собираемые и завершаемые
памятью вечной суть мир, природа, история, культура человека-другого… Из
сказанного следует, что душа и все формы эстетического воплощения
внутренней жизни (ритм) и формы данного мира не могут быть формами
чистого самовыражения себя и своего, но являются формами отношения к
другому и его самовыражению» [Бахтин, 1994, с.195].
      В.С.Библер и М.М.Бахтин рассматривали тексты (произведения) в
качестве продуктов творчества. По М.М.Бахтину, текст имеет триединое
определение: 1) текст как записанная на бумаге, на «плоскости» речь; 2)
текст как любая знаковая система, понятная как речь; 3) текст как живая
речь, доведённая, понятная по аналогии с текстом. Отметим, что у
М.М.Бахтина смысл текста слит с личностью автора. Смысл глубочайшим
образом персонален, текст очеловечен.
      Известно, что понятие «текст», проблема его анализа        является
базовым и для медиаобразования. Рассмотрим более подробно данный
феномен в контексте современном медиаобразовании.
      Бесспорно, каждый текст опирается на предыдущие и последующие
ему тексты. Создание любого текста обязательным условием предполагает
«своего» читателя. Следовательно, любой медиатекст можно считать
диалогичным, когда он направлен на человека.
      Текст несёт смысловую нагрузку тогда, когда он понятен другим.
Известно, что сила влияния медиа на сознание потребителя этой медийной
информации напрямую зависит от способности критически осмысливать
воздействие различных медиатекстов, и, в конечном счёте, от собственного
уровня развития медиаобразованности человека. Понимание медиатекста
непосредственно связано с медиавосприятием.


                                                                      14

      Понимание текста может быть представлено в трёх уровнях
медиавосприятия: 1) уровень «первичной идентификации»: эмоциональная
связь с фабулой повествования; 2) уровень «вторичной идентификации»:
отождествление с героем произведения; 3) уровень «комплексной
идентификации»: отождествление с автором произведения при сохранении
«первичной и вторичной» идентификации [Фёдоров, 2001, с.14]. После
прохождения цикла учебных занятий значительная часть аудитории от
«первичного» и «вторичного» уровней восприятия медиатекстов сможет
перейти к более высокому уровню «комплексной идентификации».
      Несомненно, в современных условиях информационного общества
лавинообразный поток разнообразных медиасообщений требует от
аудитории не только практических умений работы с различной
медиатехникой, но и способности критически осмысливать многочисленные
информационные сообщения. Следовательно, адресату медиа приходится в
той или иной степени анализировать различные медиатексты. Анализ
медиатекста представляет собой метод исследования определённого
информационного сообщения и требует выполнения следующих этапов:
определение категории сообщения, вида медиа; нахождения вероятных
ошибок; определение адресата медиатекста; характеристику медиаязыка,
конечной цели медиасообщения и др.
       Следует подчеркнуть, что рассматривать данный феномен следует в
непосредственном      взаимодействии     с    такими    понятиями    как:
медиавосприятие, интерпретация, медиаграмотность и другие.
      Анализ современных медиатекстов предполагает диалог между
учащимися и учителем, вовлекая тем самым в совместный творческий
процесс. Что в очередной раз подтверждает непосредственную связь
медиаобразования с диалогической концепцией М.М.Бахтина-В.С.Библера.
      Как известно, второй важнейшей составляющей бахтинской концепции
является понятие «культуры». Для М.М.Бахтина культура представлена в
следующих определениях:
      1.Как форма диалога. Для него «культура есть там, где есть две (как
минимум) культуры».
      2. Культура представляется в качестве «самодетерминизации индивида
в горизонте личности».
      3. По Бахтину, культура – изобретение «мира впервые».
      При этом М.М.Бахтин был свидетелем кризиса культуры, философ
констатировал процесс гибели духовности и разложения нравственной
культуры.
      Следует признать, что подобного рода рассуждения всё чаще можно
встретить и среди современных исследователей XX века. Очевидно, что на
фоне     интенсивного    развития    современных     информационных     и
компьютерных технологий всё          более прослеживается тенденция к
увеличению не только позитивных, но и крайне отрицательных моментов
воздействия медиа на жизнь современного человека. Следуя идеям
М.М.Бахтина, В.С.Библер (с учётом новой социокультурной ситуации)


                                                                     15

отметил, что «на рубеже XX-XXI веков обозначилось отчётливое смещение
всего человеческого бытия          - к полюсу культуры … Культура
нововременного мышления – это культура «втягивания» всех прошлых и
будущих культур в единую цивилизационную лестницу» [Библер, 1991, с.3,
8].
       Не входя в противоречие с мыслями М.М.Бахтина о культуре,
В.С.Библер справедливо полагал, что сама культура понимается как форма
общения, взаимопонимания (и диалога) между различными культурами –
общение в веках и между веками. Исходная схема, распространённая на
общение культур, означает предположение некоей одновременности разных
логических культур, разных типов разумения – разума античного, разума
средневекового, разума нововременного, разума современного. Она означает
предположение их диалогического взаиморазвития – бесконечного развития
античного разума как раз в сопряжении с бесконечным развитием разума
нововременного и т.д., и т.п., при постоянной провоцирующей роли разума
современного, ориентированного на диалог [Библер, 1991].
      Действительно, современное подрастающее поколение имеет самое
непосредственное отношение к произведениям медиакультуры, причём,
процесс этот осуществляется с поражающей сознание скоростью. Если ещё
недавно приоритет отдавался просмотру ТВ, чтению книг и журналов,
походам в кинотеатры, то теперь на смену приходят всё новые и новые
медиа: видео, компьютер, мобильная связь, Интернет и другие. Более того,
наблюдается тенденция к стиранию коммуникационных национальных и
государственных границ.
      В целом, характеризуя современную социокультурную ситуацию,
можно отметить дальнейший процесс смешения и взаимодополнения разных
культур.    Соответственно,       современная    медиакультура    может
рассматриваться как объединяющая сила, способствующая диалогу культур в
глобальном масштабе. Таким образом, мы подошли к явлению
«глобализации». «Глобализация» и «информационное общество» - два
взаимодополняющих феномена, определяющих характер современной эпохи.
Медиа всё чаще называют основными посредниками процесса глобализации.
Отечественные и зарубежные исследователи отмечают, что культурная
глобализация ощущается наиболее остро. Причём, не следует говорить о
новой культурной глобализации (это не новейший феномен). Это просто
более высокая степень данного явления.
      Отношение к этому феномену неоднозначно: гиперглобалисты
приветствуют развитие процесса глобализации, полагая, что глобализация
культуры является сверхположительным явлением (такого рода взгляды
были присущи, к примеру, М.Маклюэну с его идеей о «глобальной деревне»
медийного мира); трансформисты же видят в данном явлении всего лишь
смешение культур; скептики верят в сопротивление культурному
глобализму. Однако, процесс глобализации – вполне закономерный
компонент всего мирового сообщества, который остановить не
представляется реальным. Основной целью, которая должна быть


                                                                      16

реализована в условиях глобализации, - стремление к миру и безопасности в
межнациональном сотрудничестве с опорой на образование, науку и
культуру при всеобщем уважении справедливости, роли закона, прав
человека и фундаментальных свобод. И здесь «именно медиакультура
способствует объединению и создаёт невиданные возможности для диалога
культур в глобальном (диалог культур наций, стран), в межличностном, и в
интровертном (внутриличностном) уровнях. Медиаобразование опирается на
возможности «диалога культур», который позволяет избежать национальной
замкнутости, выйти на уровень сопоставления, сравнительного анализа
различных дидактических подходов в разных странах планеты, а,
следовательно, постоянно совершенствовать педагогическую теорию и
практику.
      С учётом вышеизложенного, мы можем утверждать, что диалогическая
концепция М.М.Бахтина-В.С.Библера, являясь методологической основой
медиаобразования, гармонично соотносится с самим ходом современного
образовательного процесса. Системы медиаобразования в ведущих
англоязычных странах в последние годы находится в постоянном диалоге с
образовательными системами других государств, оказывая на них сильное
влияние.    Данное     влияние    ощутимо      и   по    отношению      к
медиаобразовательному процессу в России.
      Если на русскоязычных медиапедагогов ощутимо влияние теории
«диалога культур» М.М.Бахтина-В.С.Библера, то анализ зарубежных
научных источников свидетельствует, что на процесс медиаобразования в
англоязычном мире (особенно - в Канаде) в значительной степени повлияла
теоретической концепции известного канадского социолога, культуролога и
теоретика медиа Герберта Маршалла Маклюэна (1911 – 1980).
      Англоязычный научный мир считается одним их первых, где
исследованию теории медиа придавалось приоритетное значение. Особое
внимание уделяется коммуникационным технологиям. Имя М.Маклюэна
часто упоминается в ряду таких выдающихся исследователей, как И.Ньютон,
Ч.Дарвин, И.Павлов. В 1997 году Оксфордский словарь содержал 346 ссылок
на его труды.
      С 1950 по 1970 годы педагогическая деятельность М.Маклюэна была
наиболее активной. Так, в 1953-1955 годах он руководил семинарами по
проблемам культуры и коммуникации в Торонто. В 1959 году учёным была
разработана первая в мире программа по медиаобразованию для учащихся XI
класса торонтских школ. В те времена еще не сложилась цельная концепция
и понятие системы медиаобразования, обучение на материале медиа
осуществлялось в виде автономных курсов.
      В целом, круг научных интересов М.Маклюэна был весьма широк
(теория медиа и коммуникации, культурология, философия, психология
медийного     восприятия    и   творчества,    проблемы    журналистики,
медиакритики, медиаобразования), что позволяет сделать вывод о
междисциплинарном характере его исследовательской деятельности.


                                                                      17

      Однако, отметим, что именно в академических кругах многие его идеи
не получили должного признания. Основной причиной, вероятно, было
отсутствие глубокой систематичной обоснованности выдвинутых ученым
теорий. М.Маклюэн, в свою очередь, довольно резко критиковал
деятельность специалистов, изучающих медиа, заявляя, что их подходы не
способствуют самому изучению предмета.
      Для понимания основных положений теории М.Маклюэна, необходимо
отметить, что на мировоззрение и стиль мышления учёного серьёзное
влияние оказали взгляды католического философа Пьера де Шардена,
который полагал, что использование электричества расширяет нервную
систему. Также в научных работах теоретика массовых коммуникаций
прослеживается     религиозная     направленность.    Будучи   католиком,
М.Маклюэн полагал, что масс-медиа являются Посланием, ниспосланным
человеку свыше и поддающимся разгадке лишь по мере их развития.
      Считается, что именно он одним из первых исследователей ввёл в
обращение термин «медиа». По М.Маклюэну, средствами коммуникаций
являются не только традиционные СМИ, но и такой широкий спектр
предметов и явлений, как устная речь, дороги, колеса, числа, одежда,
комиксы, электрический свет, игры, жилища, деньги, часы и ряд других.
Среди традиционных медиа автор выделил телевидение, печать,
фотографию, прессу, телефон, кино, радио. Развивая свою мысль, учёный
отметил, что различия между средствами массовой коммуникации имеют
гораздо большее значение, чем различия между жанрами транслируемых
ими передач.
      Таким образом, учёный выдвинул свой самый известный тезис
«Medium is the Message», который часто переводят дословно «Медиа – это
сообщение». Однако возможен более корректный вариант перевода этого
тезиса: «Материя – это сообщение», что, на наш взгляд, более точно
отражает точку зрения М.Маклюэна на то, что средства сообщения во
многом предопределяют само содержание сообщения. Таким образом, с
точки зрения учёного, средство передачи (например, телевидение) считается
более важным, чем содержание передаваемой ним информации (например,
определённая телепередача). Неоспорим, на наш взгляд тот факт, что учёный
впервые акцентировал внимание на значении медиа в современном обществе.
      М.Маклюэн, одним из первых обратился к рассмотрению процессов
массовой коммуникаций в неразрывной связи с общекультурными задачами,
отдавая культуре первостепенное значение. Особый акцент расставлялся на
культурных клише новых типов медиа. Нельзя не признать, что подобного
рода утверждения были достаточно революционными для культурологии и
теории медиа XX века.
      Так, согласно логике учёного, в развитии цивилизации можно выделить
три основных этапа. Первый этап предполагает доминирование первобытной
«дописьменной» культуры. Для которой были характерны устные средства
коммуникации. С появлением печатного станка наступил второй этап
«письменно-печатной» культуры. На современном этапе развития


                                                                      18

цивилизации, по твёрдому убеждению М.Маклюэна, первостепенная роль
отводится электричеству (под современным этапом понимался период 50-х -
70-х годов XX века).
       Следовательно, по его мнению, современная культура по своей
природе являлась визуальной. Ей исследователь и отдавал приоритетное
значение. М.Маклюэн полагал, что глобализация коммуникаций, связывая
людей во всём мире, приведёт к созданию единого коммуникационного
пространства и превратит весь мир в одну «глобальную деревню». Таким
образом, введением в 1962 году в обращение второго по значимости тезиса
«глобальная деревня», учёный подчёркивал, что данный феномен
символизирует всё более тесные связи между людьми в масштабе планеты
благодаря активному внедрению электронных технологий. Позже, в 1968
году была представлена книга «War and Peace in Global Village» («Война и
мир в глобальной деревне»), отразившей основные идеи его понимания
глобализации, в определенной степени перекликающиеся с концепцией
«диалога культур» М.М.Бахтина-В.С.Библера.
      Таким образом, учёный доказывал, что смена медийных технологий
влечёт за собой смену и развитие культуры. Более того, М.Маклюэн
предсказывал, что с помощью медиа под контролем можно будет держать
«эмоциональный климат» целых культур.
      Технологии коммуникации, утверждал он, являются внешним
расширением человека, продолжением его тела, органов чувств, нервной
системы. Эти медиа преобразуют все стороны его психической и
общественной жизни.
      Автор использует метафорический приём, описывая данный феномен,
как «ампутацию». Теория медиа как «ампутация указывает на то, что при
постоянном раздражении определённого человеческого органа, организм
«отключает» этот орган, в том случае, когда не может устранить сам
источник раздражения. Таким образом, нервная система защищает себя при
помощи изоляции, «ампутации» данного органа или чувства. М.Маклюэн
полагал, что «с появлением электрической технологии человек расширил,
или вынес за пределы себя, живую модель самой центральной нервной
системы» [Маклюэн, 2003, с.52].
      И далее, он продолжал настаивать, что «как только мы отдали свои
чувства и нервные системы в плен частному манипулированию тех, кто
должен пытаться извлечь выгоду из аренды наших глаз, ушей и нервов, у нас
реально не останется больше никаких прав. Отдать в аренду коммерческим
интересам свои глаза, уши и нервы - это почти то же самое, что передать в
собственность какой-нибудь частной корпорации нашу общую речь или
отдать в монопольное пользование какой-нибудь компании атмосферу
земли».
      И следующим достаточно смелым сравнением, он подводит итог -
«Архимед как-то сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю».
Сегодня он ткнул бы пальцем в наши электрические средства коммуникации
и сказал «Я обопрусь на ваши глаза, уши, нервы и мозг, и мир будет


                                                                       19

вертеться в любом ритме и на любой манер, как только я пожелаю». Эти
«точки опоры» мы и сдали в аренду частным корпорациям» [Маклюэн, 2003,
с.81].
       Такую оценку даёт исследователь последствиям чрезмерной
увлечённости человека визуальной культурой, и самое главное, абсолютной
пассивности в восприятии феномена медиа.
       Любопытны и основные положения теории «холодных» и «горячих»
медиа. Разделяя все средства коммуникации на «холодные» и «горячие»,
М.Маклюэн позаимствовал музыкальную терминологию джаза. В джазе
термин “cool” (прохладный) определяет спокойный и бесстрастный ритм,
контрастируя с “hot” (горячий) – чувственный и быстрый. «Холодные»
средства передачи информации (медиа), обладая низкой степенью
определённости, предоставляют адресату медиа только форму и
незначительно заполнены информацией. Следовательно, по утверждению
М.Маклюэна, требуют для своего функционирования активного участия
адресата информации, в процессе её потребления. К «холодным» медиа
учёный относит телефон, устную речь, телевидение и другие, якобы не
выражающие авторскую точку зрения. Постулаты данной теории, особенно
по отношению к телевидению, представляются нам ошибочными – автор/ы
там очевидны.
       «Горячие» средства передачи информации, по М.Маклюэну, это такие,
которые расширяют чувства до предела, то есть содержание полностью
заполнено информацией. Таким образом, участие потребителя медиа в
процессе восприятия находится на достаточно низком уровне. «Горячие»
медиа минимализируют личный вклад перципиента. «Горячими» средствами
передачи информации, по М.Маклюэну, являются печатные СМИ,
фотография, радио, кино и другие. Учёный полагал, что происходит смена
холодных и горячих медиа, чередование которых лежит в основе развития.
       Исследователь обращал внимание на то, что развитие современных
технологий может утратить содержательные моменты. Неоднократно учёным
поднимался вопрос о манипулятивном характере медиа.
       Предметом основных научных интересов М.Маклюэна также являлось
исследование феномена телевидения. Отметим, что телевидение и на
современном этапе является объектом многочисленных исследований.
Актуальным остаётся вопрос о влиянии телевидения на различные сферы
жизнедеятельности человека.
       М.Маклюэн рассматривал телевидение в качестве такого средства
коммуникации, где всё построено на реакции телезрителя. К такому выводу
его привели данные экспериментов, проводимых с детьми во время
просмотра ими вестернов, либо других эпизодов, где присутствовали сцены
насилия. Во время этих испытаний на детей надевали шлем Макуорта,
который чётко фиксировал, что их глаза следят не за действием на экране, а
за реакцией лиц актёров. Эксперимент показал, что дети не особенно
концентрируют      внимание на самих разрушительных действиях. По


                                                                      20

убеждению М.Маклюэна, дети с раннего возраста проявляют неудержимую
страсть к глубокому увлечению.
      Называя телевизионный образ «образом низкой определённости»,
М.Маклюэн отмечал, что этот образ предлагает получателю мало деталей, и
имеет низкую степень информирования. Учитывая, что телевизионный образ
даёт телезрителю около трёх миллионов точек в секунду, необходимо чтобы
телезритель каждую секунду заполнял пустоты, для того чтобы
сформировать своё впечатление. Из них получатель принимает только
несколько десятков, из которых и складывается образ.
       Рассматривая телевидение как мозаичное средство общения, учёный
отмечал, что даже из любого события телевидение может создать сообщение
мирового значения. Адресату медиа, по мнению учёного, отводится активная
роль в освоении этой телевизионной мозаики. Таким образом, из увиденного
на телеэкране у каждого зрителя складывается «своя картинка». Всё зависит
от образования, жизненного опыта и степени внимания в момент просмотра.
М.Маклюэн полагал, что всеобщее вовлечение во всепоглощающую
«сейчасность» наблюдается в жизни подростков по причине мозаичного
образа самого телевидения.
      М.Маклюэн положительно оценивал совместные телепросмотры детей
и родителей. Рассуждая о телевидении и образовательном процессе, учёный
отмечал, что «своим акцентом на участии, диалоге и глубине телевизионный
образ принёс Америке новый спрос на срочное создание образовательных
программ. Будет ли когда-нибудь телевизор стоять в каждом доме – это не
важно. … Простое применение в школьном классе не смогло бы расширить
его влияние. Разумеется, в школе его роль заставляет перегруппировывать
предметы и подходы к предметам. Телевидение, как ничто другое, способно
проиллюстрировать процесс и развитие всякого рода форм» [Маклюэн, 2003,
с.381-382].
      В качестве подтверждения своего постулата о значительной роли
воздействия телевидения на человека М.Маклюэн в своей книге «Понимание
медиа» приводит пример исследования, проведённого в Торонто. Четырём
группам студентов университетов была предложена одинаковая информация,
различие заключалось лишь в каналах получения этой информации. Так,
первая группа получала эту информацию по радио, вторая – по телевидению,
третьей – предлагалось чтение лекции, четвёртая группа самостоятельно
читала предложенный текст. Все группы, за исключением читательской,
получали эту информацию в прямом вербальном потоке одним лектором.
Данный материал не обсуждался, исключались вопросы и использование
доски. Эксперимент получения информации продолжался в течение 30
минут. По истечении времени каждой группе было предложено ответить на
серию контрольных вопросов. Результат оказался следующим: наилучших
успехов достигла группа, получившая информацию по телевидению, т.к. у
среднестатистического человека в памяти откладывается 10% прочитанной
информации, 20% - услышанной, 30% увиденного. Однако 50% составляет
синтез визуального и аудиального.       Итоги эксперимента, описанные



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика