Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Теория и история российского медиаобразования

Голосов: 2

В учебном пособии рассматриваются вопросы теории и истории российского медиаобразования. Автором исследуются этапы исторического развития медиаобразования в России; эволюция основных теоретических концепций и направлений, выявляются наиболее существенные медиаобразовательные модели. Теоретический историко-педагогический анализ представлен с точки зрения исследования содержания, методов, организационных форм отечественной медиапедагогики. В представленном издании определены основные факторы социокультурной и образовательной ситуации в эпоху зарождения и развития отечественного медиаобразования, проанализировано современное состояние педагогической науки в медиаобразовательном контексте. В приложение вынесены программы учебные курсы для студентов педагогических вузов "История развития медиаобразования в России", "Насилие в социуме и масс-медиа", "История медиаобразования", внедренные в учебный процесс факультета социальной педагогики Таганрогского государственного педагогического института (специализация 03.13.30 "Медиаобразование"); тезаурус основных понятий и ключевые даты развития российского медиаобразования.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                                                    41
     Ярким и значительным событием для данного периода стала работа Общества
друзей советского кино (ОДСК). Основными предпосылками для появления данной
организации были: стремление       сделать    кинематограф    орудием    пропаганды
существующего политического режима; повышение роли художественного воспитания в
образовании; признание образовательного значения кино; постоянно растущий интерес
школьников к кинематографу; борьба против вредного влияния            коммерческого
кинематографа и др. Данная организация объединяла две основные группы любителей
кинематографа: во-первых, зрителей, влюбленных в самое молодое для того времени
искусство, и, во-вторых, людей, интересовавшихся техникой, проявляющих интерес к
недавно появившейся киноаппаратуре.
     Н.А.Лебедев (критик, организатор киноведческого отделения Государственного
института кинематографии) на страницах «Киножурнала АРК» (1925) наметил программу
приобщения трудящихся к киноискусству, которая легла в основу деятельности ОДСК.
Одной из главных задач программы являлось выявление наиболее эффективных путей для
эстетического и идеологического воздействия на юных зрителей.
     Первые ячейки ОДСК появились в школах и внешкольных детских учреждениях.
Основными формами работы детских ячеек ОДСК стали диспуты и доклады о
кинематографе на собраниях, обсуждения кинофильмов в             клубах, беседы о
кинематографе с юнкорами и т.д.
      ОДСК возглавлял Ф.Дзержинский - нарком внутренних дел, выбранный еще в 1921
году председателем Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК, а после его смерти
- Я.Рудзутак. В Центральный совет входили С.Эйзенштейн, Д.Вертов, Э.Тиссэ и др.
Общество имело собственный устав, совет (который являлся центральным органом),
выпускало свою газету «Кино». В уставе говорилось о необходимости изучения
«массового зрителя», развития политико-воспитательной работы «вокруг кинофильмов»,
организации докладов, диспутов, выставок на тему просмотренных фильмов и т.д. Итоги
мероприятий, проводимых ОДСК, публиковались на страницах газет и журналов,
проводилось анкетирование кинозрителей. Важной задачей ОДСК считало борьбу против
коммерческого уклона, показа «идеологически невыдержанных» фильмов.
     «Киноработа» разворачивалась во многих городах страны и приобретала массовый
характер, как, впрочем, и любое движение в те годы (например, только в Москве таких
ячеек было около пятидесяти). В городах появились призывные плакаты «Все в ОДСК!».
Успешно развивалась любительская съемка. Несмотря на трудности того времени, каждая
ячейка ОДСК стремилась приобрести киноаппаратуру и делать собственные
хроникальные фильмы, пусть даже небольшие.
     В 1927 г. кинофотосекция ЦК ОДСК приняла решение заключить соглашение с
Совкино об использовании в киножурналах любительской кинохроники. Совкино, в свою
очередь, обязалось выделять для кружков ОДСК пленку и киноаппаратуру. Многие
кинолюбители отправлялись в экспедиции для съемок отдаленных уголков страны с
профессиональными операторами Совкино, приобретая ценный опыт для будущей работы
и организации новых ячеек ОДСК. Материальную поддержку кинолюбительству предос-
тавляли профсоюзные и партийные организации. Кроме работы над фильмами-хрониками
в объединениях была организована и кинопросветительская работа: лекции, кинорейды,
выставки и т.д. Для овладения основами любительской киносъемки и работой над
фильмом в целом, ОДСК принял решение открыть сценарные курсы, где занятия вели
П.Бляхин, Н.Зархи, В. Пудовкин и др.
    В январе 1927 года состоялось Всероссийское совещание по вопросам
детского и школьного кино. В нем принимали участие представители ОДСК.
На совещании рассматривался вопрос о содержании кинофильмов «как с
учебной, так и с воспитательной точки зрения», причем в учебной и
воспитательной работе учитывались различные «типы восприятия детей».


                                                                                  42
Важными звеньями киноработы были названы: выработка приемов «учета
влияния тех или иных фильмов на ребят»; тщательность отбора кинолент из
взрослого репертуара для показа детям; координация работы организаций,
работающих в «области детского кино» [Революция – искусство - дети, 1967,
с.343-344].
     В итогах совещания отмечалась важная роль детского кино в деле воспитания и
расширения знаний детей, но в то же время признавалось:
а) «в смысле использования кино как воспитательного и образовательного
средства не сделано почти ничего;
б) вопрос деткино не разработан еще ни с методической стороны, ни с точки зрения
содержания детфильма;
в) киносеансы для детей и подростков еще мало распространены, а те, которые проходят,
педагогически не организованы;
г) ребята удовлетворяют свой интерес к кино путем посещения кино
взрослых, что отражается губительным образом на их психике и на их
нервной системе» [Революция – искусство - дети, 1967, с.343].
     В ноябре 1927 года вышло Постановление коллегии Народного комитета
просвещения «О разработке мероприятий по детскому кино», где впервые было решено
издать книги и пособия по вопросам киноработы, а также ввести в программу
педагогических техникумов соответствующего курса, в рамках которого предполагалась
подготовка будущих педагогов к теоретическому и практическому освоению техники и
методики работы с фильмом.
     В 1928 году активисты ОДСК собрались в Москве на свою первую Всероссийскую
конференцию, где присутствовали представители шестидесяти ячеек. Кроме обсуждения
вопросов о роли кино в коллективизации и индустриализации страны, в рамках
конференции проводилась выставка, освещавшая успехи и достижения ОДСК, была
представлена различная киноаппаратура.
     Впоследствии состоялось несколько пленумов ОДСК, на которых обсуждались
наиболее важные вопросы данной организации. На одном из них Я.Рудзутак подверг
справедливой критике киноматериалы, которые готовились документалистами-
профессионалами и показывали в основном «парадную сторону» жизни, не всегда
отражая повседневные проблемы.
     К концу 20-х годов заметно усилился цензурный контроль практически над всеми
средствами массовой коммуникации, включая прессу и радио. Поэтому только
любительская киносъемка была в состоянии более или менее реально отразить жизнь
советских людей той эпохи, хотя позже и она ощутила над собой сильное цензурное
давление, которое, как известно, привело к ликвидации ОДСКФ в 1934 году. Пока же
кинолюбители продолжали свою работу в разных городах, открывали все новые ячейки и
отделения. В 1928 году в газете «Кино» появилась специальная рубрика -страница
кино/фотолюбителя, которая регулярно освещала развитие юнкоровского движения.


                                                                                 43
     В 1929 году ОДСК был переименован в ОДСКФ, так как деятельность
кино/фотолюбителей на этом этапе была очень близка. И те, и другие освещали жизнь и
труд людей, делали репортажи с места событий, имели дело со средствами массовой
коммуникации и т.д. На наш взгляд, с политической точки зрения данный альянс
позволял значительно упростить контроль над кино/фотолюбителями, кроме того,
объединение вполне соответствовало распространенной в те годы            тенденции к
коллективизации и массовости любых объединений (в том числе и творческих).
Действительно, к концу 20-х годов ОДСКФ стало самым массовым объединением в
области культуры в стране, а к 1930 году количество его членов составляло около 110
тысяч человек. С.М.Эйзенштейн писал: «На каждом крупном заводе, в деревнях созданы
филиалы этой организации. Общество производит опрос зрителей, ... интересуется их
мнением о каждой картине, собирает их высказывания о форме, о том, понятна ли
картина, какие в ней недостатки и насколько она отвечает запросам зрителей»
[Эйзенштейн, 1964, с.548].
     В связи с увеличением количества кинокружков, ОДСК организовало 25 съемочных
кинобаз в разных городах (Ростове-на-Дону, Волгограде, Воронеже и др.). Кинолюбители
освещали текущие события на производстве, в сельском хозяйстве, репортажи местной
хроники выпускались регулярно и использовались во всесоюзных и местных
киножурналах, а также демонстрировались на появившихся в то время коммерческих
сеансах. Популярность кино, в том числе и любительского, с одной стороны, и слабая
техническая осведомленность самодеятельных кино- и фотокорреспондентов, - с другой,
привели к тому, что возникла необходимость в консультировании кинолюбителей по
техническим вопросам (особенно из отдаленных районов). Для консультационной работы
привлекались инструкторы-операторы, которые числились в штатном расписании
ОДСКФ.
     Кинолюбители активно использовали        новые методы работы над хроникой.
Например, ими применялся так принцип «Сегодня снимаем - завтра показываем», что
позволяло кинолюбителям оперативно освещать события из жизни страны.
     В данный период развивался и учебный кинематограф. В 1928 году совещание по
вопросам детского кино приняло резолюцию под названием «Учебно-образовательная
лента для детей», где был намечен ряд мер по улучшению работы над учебными и
популярными кинолентами. В частности, данная резолюция признала важное значение
учебных фильмов и призвала применять их в школах всех типов. Кроме того,
предполагалось приступить к «методической проработке учебного фильма», так как опыт
по использованию учебных кинолент в других странах «не может быть целиком
использован ввиду своеобразной системы нашей школы». К важным вопросам
методологического характера были отнесены также метраж фильмов, способы его
демонстрации, установление «твердой тематики» фильмов и т.д. Методологические и
практические подходы должны были прорабатываться в специально организованном
«опытном кинокабинете» в Москве. В клубах и на коммерческих сеансах предполагался
просмотр популярных лент, а также ставился вопрос о производстве научно-популярных
лент для детей.
     Резолюция признавала недостаточную осведомленность учителей в вопросах кино и
его применения в учебном процессе. В связи с этим «кинопреподавание» решено было
ввести в программы педтехникумов и педвузов, курсов повышения квалификации учи-
телей, кинокурсы - в работу просветительных учреждениях. При кинотехникумах
предполагалось открыть курсы с целью подготовки киноинструкторов – педагогов. В
помощь педагогическим кадрам было решено наладить выпуск методической и
популярной литературы по работе с учебными фильмами. Вопросы учебного кино
освещались в педагогической периодике, опираясь на наработанный к этому времени
отечественный опыт.


                                                                               44
     Для учащихся школ проводились так называемые киноуроки и
киноутренники. Б.Н.Кандырин писал в 1929 году: «эта работа охватила почти
все школы Краснопресненского, Хамовнического и Сокольнического
районов. За два месяца было обслужено киноуроками и художественными
киноутренниками около 35 000 детей» [Кандырин, 1929, с.57-58]. Посещение
данных мероприятий было обязательным, так как они завершали изучение
темы и использовались для закрепления пройденного учебного материала.
Учащиеся приходили в кино (или в театр, который являлся базой для
просмотра фильма, при этом к данной базе прикреплялось несколько школ)
«в организованном порядке». Киноуроки состояли из нескольких этапов:
- вступительное слово лектора. На этом этапе «бегло» упоминалась учебная тема;
- демонстрация фильма, во время которого лектор продолжал свою речь, иллюстрируя
свою речь кадрами;
- закрепление пройденного материала в школе «по мере надобности» [Кандырин, 1929,
с.58].
       Разработкой киноуроков занималось ОДСК совместно с методистами, учителями,
лекторами. Следующим этапом было обязательное утверждение мероприятия
кинокомиссией органов народного образования. Разрабатываемые программы подразделя-
лись по учебным предметам, темам, разделам и т.п.
       Киноутренники обслуживались «специалистами – кинопедагогами», которые
проводили беседы с детьми о просмотренных фильмах, актерах и т.д. Вступительным
беседам придавалось большое значение: «От удачного построения вступительного слова
во многом зависит успешность проведения сеанса. Иногда вступительное слово
принимает форму литературного рассказа, вкрапливаются стихотворные отрывки...»
[Кандырин, 1929, с.58].
       С лентами, просмотр которых предлагался детям, была связана и специально
подобранная литература в организуемых читальнях. Среди детей, регулярно посещающих
киноутренники, формировался актив, члены которого организовывали дежурство в
читальнях, издавали свою стенгазету с рецензиями и зарисовками, помогали педагогам
проводить беседы, работали в кружках. Бороться с «вредным и разлагающим влиянием»
взрослых фильмов на детей предполагалось с помощью создания специальных детских
кинотеатров. Появился лозунг в духе того времени «Даешь специальный детский
кинотеатр!»
    В работе «Школьное кино», изданной в Саратове в 1929 году,
Н.Ф.Познанский предложил методические рекомендации по интеграции
литературы и кино. Словесное описание кинофильмов являлось, по его
мнению, одним из главных приемов работы педагога. Детям предлагались
различные задания, развивающие память и воображение: провести устные
аналогии сцен из фильма, воссоздать какие-либо моменты картины и др.
Большое внимание уделялось лекциям, предварительной подготовке
аудитории к восприятию кинофильмов.
    Острой проблемой оставался вопрос подготовки профессионалов. Хотя
первые      учебные     заведения,    готовящие      профессиональных
кинематографистов появились еще в 1919 году, вплоть до начала 30-х гг. в
стране чувствовалась их нехватка. Профессиональных операторов,
режиссеров готовили несколько учебных заведений: киношкола в Москве,
Высший институт фотографии и фототехники в Ленинграде и др.
Профессиональных кинопедагогов не готовили практически нигде.


                                                                                   45
     Несмотря на довольно активную, казалось бы, работу по кинообразованию и кино-
воспитанию, в 20-х годах практически осталось неразрешенным и «изучение в школе
кино как искусства. ... Кинопедагогика 20-х годов, выделяя отдельные формальные
особенности кино, не учитывала целостной структуры художественного воздействия
фильма, уникальные возможности пространственно - временной формы повествования,
способной гармонично развивать личность школьника, перцептивные способности
учащихся не только при встрече с фильмом, но и с другими произведениями искусства»
[Усов, 1988, с.80-82].
     На первый план вышла ориентация на прикладной характер медиаобразования,
основанного на принципах коллективизма, доминанты партийно-классовых отношений в
обществе, соответствия классовым идеалам существующего режима, недопустимость
чуждой идеологии и т.п., что в свою очередь предполагало стремление к массовости и
коллективистскому характеру деятельности.
     С 1932 года, то есть с принятия постановления ЦК ВКП (б) «О перестройке
литературно-художественных организаций» и прозвучавшего на нем вывода о
«количественном и качественном росте» литературы и искусства, работа ОДСКФ (тогда
уже «Общества за пролетарское кино и фотографию») была практически сведена на нет.
Партийные и советские деятели посчитали, что данная организация поставленные перед
ней задачи в целом выполнила, пришла пора общественные организации, работающие в
сфере культуры объединить в так называемые «творческие союзы». Но основной
причиной роспуска, а, точнее, ликвидации Общества друзей кино, является тот факт, что
движение ОДСКФ в той или иной степени способствовало развитию «самодеятельного»
(и в некоторых случаях - критического) мышления аудитории, что, безусловно, было
неприемлемым в условиях тоталитарного государственного строя.
     Медиаобразование на материале грамзаписи и радиовещания
     Медиаобразование 20-х годов активно использовало грамзапись. Еще во время
гражданской войны было налажено производство пластинок. В 1919-1920 годах было
выпущено более 500 тысяч дисков. Количество литературно-музыкального репертуара в
общем потоке выпускаемой звукозаписи было незначительным: героические и рево-
люционные песни, стихи советских авторов и т.п. Что же касается политического и
агитационного репертуара, то здесь наблюдалось гораздо большее разнообразие: речи
известных политических деятелей, присяга воинов Красной Армии, «агитки» против
болезней и эпидемий и т.д. Недаром период 20-х годов называли вершиной развития
агитационной звукозаписи, а грампластинку – «младшей сестрой» газет, книг и
агитационного материала. После появления радиовещания, пластинка, первоначально
представлявшая собой основной вид аудиопублицистики, несколько утратила былую
популярность.
      Только в 1933 году интерес к грамзаписи стал возрастать, и репертуар выпускаемой
продукции несколько расширился: воспоминания участников революции, постановления
и торжественные заседания партии и правительства, праздники, митинги, парады на
Красной Площади и т.п. Наряду с военными песнями и маршами, на пластинках стали
звучать народные мелодии и классические произведения. В публицистической грамзаписи
начала 30-х гг. проявилась тенденция к расширению спектра изобразительно-
выразительных средств. Например, широко использовалось музыкальное сопровождение,
дикторский комментарий, шумовые эффекты и т.п.


                                                                                  46
      Гораздо большей популярностью аудитории (в первую очередь – школьной и
молодежной), нежели звукозапись, пользовалось набиравшее силы радиовещание. С 1924
года был налажен регулярный выход радиопрограмм. Первоначально отечественное ра-
дио активно использовало опыт детской журналистики в определении содержания, форм
и жанров передач. Широко применялись материалы прессы: зачастую перед выходом в
эфир для радиопрограмм вырезались целые статьи из газет и журналов. Шел постоянный
поиск новых форм и методов работы для радио. Практически с первого дня регулярного
выхода в эфир радиопрограмм появились радиогазеты, ставшие вскоре основной формой
радиовещания. Пресса, в свою очередь, оказывала всяческую поддержку радиовещанию.
      В 1925 году появились специальные детские радиожурналы «Радиооктябренок» и
«Радиопионер», выходившие поочередно 6 раз в неделю. Эти радиожурналы практически
не отличались друг от друга по форме. Разница между ними заключалась лишь в учете
возрастных особенностей адресатов. Основной акцент делался на охват и одновременное
воздействие на большое количество людей, возможность быстро реагировать на интересы
и настроения аудитории и т.д. Рассказы, стихи, сказки, очерки для школьников носили
преимущественно развлекательный характер. В 1925 году по радио началась трансляция
радиоконцертов, в которых в основном звучали революционные и пионерские песни,
марши, танцевальная музыка и т.п.
      С 1926 года за радиовещанием прочно закрепилась воспитательная функция,
усилилась его идеологическая направленность: на радио появились циклы программ о
революционных событиях, персонажах гражданской войны и т.п. Журнал «Радиопионер»
приобрел статус общественно-политической передачи, которая поднимала вопросы
«коммунистического строительства», государственной политики, общественных
организаций. Кроме этого, радиожурнал знакомил слушателей с новостями науки и
техники.
      С 1927 года (время прихода в школы пионерской организации) радио развернуло
активную агитацию пионерского движения. С этой целью готовились специальные
циклы передач и радиоспектаклей.
      Организационная    функция    детского    радио    виделась   в   превращении
«неорганизованной детворы» в «организованное, стройное целое: в братскую, дружную,
пионерскую семью» [Поляновский, 1927, с.5]. С этой целью программы и радиожурналы
для школьников активно использовали материалы деткоров, присылаемые из разных
регионов страны.
      В 1928 году эстетическую функцию радиовещания, кроме ставших уже
традиционными радиоконцертов, взяли на себя музыкальные передачи. Например, «Час
музыкальной культуры для детей» транслировал классические музыкальные произведения
и произведения современных авторов, рассказы о жизни композиторов и т.п. Структура
данных программ была достаточно устойчивой: первый раздел подготовлен для младших,
а второй - для старших школьников. Однако позже был сделан вывод, что такая структура
значительно затрудняла восприятие детей (нарушалась целостность программы), что
повлекло за собой значительные изменения, приведшие к отделению разделов друг от
друга и перерастание их в самостоятельные циклы. Активно велась работа с коррес-
понденцией, приходившей от радиослушателей. К примеру, в 1929 году в адрес детской
радиостанции ежемесячно доставлялось более двух тысяч писем от школьников, которые
высказывали свои пожелания и предложения в адрес программ, рассказывали о своей
жизни.


                                                                                  47
     В 1929 году «по пожеланиям юных радиослушателей» вышли в эфир новые
передачи «Час октябренка» и «Час пионера и школьника», содержавшие разделы,
посвященные науке, технике, литературе, религии, природе и т.д. Программа «Час
пионера и школьника» была впоследствии (в силу своей разобщенности) признана
сложной для восприятия детей, и ее характер существенно изменился в сторону
дифференциации по интересам. На смену ей пришли радиопередачи «Дружные ребята»
(1927), «Искорка» (1928) и др. Выходили в эфир программы, подготовленные для детей
из города и сельской местности, например, «Мурзилка» - для городских, «Дружные
ребята» - для сельских школьников.
     С 1929 года началось привлечение детей к работе на радио. Юные корреспонденты
зачастую выступали в роли ведущих, для этой цели был даже создан раздел «Голоса
деткоров». Юнкоровское движение не осталось в стороне от агитационной работы: в
радиопрограммах регулярно освещались все крупные события в общественной жизни
молодежи (съезды комсомольцев, пионеров и т.п.). Школьники принимали участие в
подготовке и проведении таких программ как «Час детской самодеятельности»,
радиоэкскурсиях в парки, музеи и т.д.
       В это время начала все больше проявляться тенденция к «практическому»
медиаобразованию: стали появляться радиолюбительские кружки в школах и внеш-
кольных учреждениях, делавшие основной упор на техническую сторону (сборка
самодельных радиоприемников и др.).
     В 1928-1932 гг. происходило дальнейшее развитие массового радиовещания.
Передачи подразделялись по тематике, формам, при их подготовке учитывались
возрастные особенности аудитории и т.д. Кстати, в 30-е годы радиопередачи готовились
для дошкольного, младшего и среднего школьного возраста, а программы для
старшеклассников появились позже - в конце 50-х. Временные рамки радиовещания для
детей значительно расширились: вместо 30 минут ежедневного эфира, к началу 30-х
детские радиопередачи стали занимать 1,5 часа эфирного времени.
     С 1932 года на детском радио применялись элементы игры. К примеру, в
радиожурнале «Малыш», впервые применившем игровой принцип, ведущим
радиопрограммы был популярный народный герой Петрушка. Его именем были названы
разделы программы: «Петрушкина радиогазета», «Петрушкины пьесы» и т.п. В разделах
традиционно звучали народные и авторские литературные и музыкальные произведения.
Впоследствии радиожурналы в силу редкой периодичности, а также в связи с появлением
ежедневных радиопрограмм стали постепенно терять популярность детской аудитории.
     Постановление Всесоюзного радиокомитета «О детском вещании» (1932) отметило
большую роль радиовещания в воспитании, которое должно было «ставить своей задачей
воспитание в детях элементарных навыков культуры и знаний науки средствами
эмоционального воздействия на чувства ребят в пределах и направлениях, предъявляемых
партией к школе и пионерорганизации» [Янков, 1932, с.4]. Постепенно менялась тематика
программ: преобладающими стали работа пионерской организации, политвоспитание,
трансляция результатов рейдов по проверке выполнения решений партии в школе и т.д. В
1933 году радио передало в эфире первую Всесоюзную перекличку пионеров и
школьников при поддержке ведущих центральных газет. Сухая информация, которую по-
лучали школьники от такого рода программ, привела к снижению популярности детского
радиовещания, и выходившая ежедневно с 1934 года «Пионерская зорька» старалась
применять более разнообразные формы работы: очерки, заметки, фельетоны, рассказы и
т.п.
    Значительным событием в радиоискусстве стало появление радиоклуба
«КЛЮР» (Клуба Любопытных Ребят), выходившего в эфир с 1933 года.
Программы радиоклуба проводились в виде заседаний школьников под руко-
водством «профессора Головоломки»: ребята обсуждали новости,


                                                                                  48
знакомились с открытиями и неизвестными фактами науки и техники,
проводили конкурсы, викторины и т.п. Радиоклуб пользовался
популярностью у учащихся: например, на конкурс юных изобретателей
пришло более 400 чертежей и проектов, созданных детьми из разных уголков
страны.
                  Медиаобразование на материале прессы
     В 20-е годы вышли в свет первые детские журналы советского периода: «Юные
товарищи» (1922), «Барабанщики» (1923), «Пионер» (1924), появились детские газеты
(например, «Пионерская правда» - в 1925, «Юный ленинец» – в 1923, «Дети Октября» – в
1923 и др.).
     В Москве с 1921 по 1930 год существовал Институт детского чтения, занимавшийся
изучением специфики детской периодики, психологии читателей и т.д. Вопросы детской
журналистики рассматривались студией детской литературы при институте дошкольного
воспитания, учреждениями культуры и учебными заведениями. Они проводили
анкетирования, опросы читателей, выявляли самые популярные детские издания,
рубрики и публикации.
     В 1924 году появились первые местные пионерские издания. Кроме того, в школах,
клубах, в кружках и пионерских отрядах выходили свои газеты – типографские,
рукописные стеклографические. Юные корреспонденты создавали юнкоровские посты на
местах, активно участвовали в ликвидации безграмотности, уборке урожая, экспедициях и
т.д.
     Большую популярность приобрели так называемые световые и «живые»
газеты. Световая газета представляла собой серию «кадров», включающих
рисунки и текст, выполняемые на бумаге или стекле. Текст был мало
пригоден для чтения на большом расстоянии, поэтому основное внимание
детей привлекали рисунки, связанные по смыслу и снабженные короткими
комментариями. «Чтение» световой газеты осуществлялось с помощью
эпидиаскопа или проекционного фонаря. «Живая» газета состояла из серии
сцен, поставленных самими детьми или под руководством взрослых,
посвященных единой тематике (например, о жизни класса). В отличие от
школьных спектаклей «живая» газета рассказывала о различных новостях,
интересных событиях. Разнообразные виды газет вносили в жизнь ее
создателей и зрителей игровые элементы, способствующие развитию во-
ображения, самодеятельному творчеству. Широкое распространение получи-
ли сатирические и юмористические газеты: «Крокодил», «Колючка», «Еж» и
т.п. В середине 20-х годов в стране ежедневно выходило 90-100 тысяч
рукописных газет, в создании которых участвовало до полумиллиона дет-
коров.
     Расцвету самодеятельной детской прессы в 20-е годы способствовали следующие
факторы:
- развитие детского общественного движения, самодеятельного творчества детей;
- борьба с безграмотностью;
- новизна самодеятельной прессы для широкого круга учащихся (до 1917 года
самодеятельные издания существовали преимущественно в частных учебных заведениях);
- тенденция к разного рода «агитации» во всех сферах жизни (начиная от борьбы с
эпидемиями, заканчивая призывами к вступлению в пионерскую организацию, которая в
то время существовала как самостоятельно существующее, независимое от школы
объединение) и т.д.


                                                                                 49

        2.3 Этап «практического» медиаобразования (1935-1955)
               Медиаобразование на материале кинематографа
    Как мы уже отмечали, в 1934 году ОДСК (в это время оно носило
название «Общество за пролетарское кино и фотографию») прекратило свое
существование. Перед фильмами, которые активно использовались как
агитационный материал, ставилась задача формирования социалистического
мировоззрения учащихся. При этом совершенно забывалось о богатых
перцептивных     возможностях    кинематографа,   его  художественной
специфике. Несколько сотен кино/фотокружков, оставшихся во второй
половине 30-х, были разрознены и лишены мощной поддержки, оказываемой
прежде ОДСК. Многие          кинолюбители были вынуждены находить
применение своим способностям в профессиональной кино/фотосфере
(Ю.Пригожин, И.Петров и др.).
     Воспитательные возможности киноискусства продолжали обсуждаться в педагогике.
В 1937 году А.С.Макаренко, выступая с лекциями по воспитанию, отмечал, что «кино
является самым могучим фактором не только по отношению к детям, но и по отношению
к взрослым... В подавляющем числе наши кинофильмы являются прекрасным и
высокохудожественным воспитательным средством» [Макаренко, 1967, с.423]. В то же
время он обращал внимание на опасность, которую таит в себе пассивное
«проглатывание» школьниками легко доступного кинематографического зрелища, и в
связи с этим предлагал ограничить количество посещений кинотеатров детьми двумя
походами в месяц. Причем просмотренный фильм, по мнению Макаренко, обязательно
должен был обсуждаться в семье.
     Были разработаны специальные требования к фильмам, например: «связь материала
фильма с задачами социалистического строительства», где «к каждому учебному фильму
должна быть приложена методическая разработка для киноурока, составляемая педагогом,
консультирующим проведение съемки и монтажа фильма и т.д. Невозможен был даже
единичный случай, когда Наркомпрос взял бы или заказал для своего фонда фильм без
соответствующего разрешения … методистов и экспертов» [Черепинский, 1989, с.28].
Осмысление медиатекстов происходило вне эстетического контекста, на первый план
выступала «задача воспитания средствами кино» вне художественных задач. Тенденция
использования кино на утилитарно-прикладном уровне закрепилась на долгие годы.
Киноленты использовались в воспитании лишь как иллюстрации к беседам и
мероприятиям, как средства информации о различных явлениях и событиях.
     Методика кинообразования на данном историческом этапе заключалась в
следующем:
1) учителя просматривали, обсуждали и отбирали фильмы, которые рекомендовались для
просмотра детьми. Более того, обсуждению и утверждению подвергались даже тексты
вступительного слова, с которым обращался перед сеансом учитель к детскому
коллективу. Была разработана примерная тематика вступительных бесед: например, в
качестве вступления к фильму «Чапаев», была рекомендована тема «Победа Советской
Армии в годы гражданской войны», а перед фильмом «Сельская учительница»
проводилась беседа «Что дала советская власть женщине» и т.п.;


                                                                                  50
2) после определения кинорепертуара и текста вступительной речи следовал этап
формирования у ребят конкретной установки на углубленное восприятие основной идеи,
давались четкие рекомендации, какую литературу, связанную с темой кинофильма
следует прочитать. Готовились выставки работ детей на тему просмотренного фильма:
фотографии, плакаты, лозунги, монтажи и т.д., разучивались песни по данной тематике.
Школьники проводили викторины по обществоведению или родному языку, органи-
зовывали тематические выставки по теме киноленты;
3) перед просмотром фильма с детьми проводились эстафеты, игры, пляски, чтение книг,
настольные игры и т.д. для так называемой «эмоциональной подготовки».
Непосредственно перед сеансом учитель обращался к аудитории с вступительным словом
(текст которого, как мы уже знаем, был заранее подготовлен и согласован с другими
учителями). По ходу фильма педагог комментировал происходящее на экране;
4) после просмотра проводилась так называемая «закрепительная» работа, то есть
обсуждение, диспут или суд над фильмом, где опять-таки на первый план выходили
идеологические вопросы и, как правило, не затрагивались художественные.
      М.М.Полонский в учебном пособии для средних и высших учебных заведений
«Методика и техника киноработы в школе» выдвинул требования к киноуроку, при
построении которого педагог обязан был «исходить из единого принципа – не тема урока
для кинофильма, а кинофильм для тематики предмета урока, т.е. материал фильма
привлекается только для лучшего разрешения и углубленного содержания
прорабатываемых вопросов» [Полонский, 1932, с.33].
      Вышли в свет первые результаты исследований, затрагивающие вопросы влияния
учебного кино на успеваемость учащихся. Например, В.И.Крапчатов в 1936 году привел
следующие данные: «киноуроки в процессе проработки тем по различным предметам
дают повышение успеваемости от 14,5%-17% до 33,2%-50% и повышают прочность
запоминания изучаемого материала на 72,7%-84,5%'' [Крапчатов. 1936, с.3-10].
      В годы Великой отечественной войны кино/фотолюбительство продолжало жить:
снимались любительские кино/фоторепортажи, кинохроника, ставшая классикой кино
того времени. В конце 1945 года состоялась 2-я Ленинградская конференция по научно-
педагогической кинематографии, принявшая решение восстановить кино/фотосекции и
кружки в школах, клубах и домах культуры. Но до конца 50-х гг. в силу разного рода
идеологических и материальных причин особых изменений в области киноработы не
происходило. Исследования по проблемам кинообразования, начатые Государственным
институтом кинематографии в 30-х годах были прерваны, не использовались работы
исследователей 20-х-начала 30-х годов. В учительской среде киноискусство считалось
самым доступным и легким из искусств, «восприятие которого не требует особой
подготовки», что, несомненно, оказало большое влияние на всю систему кинообразования
в 30-50-е годы и выдвинуло на первый план практические компоненты использования
кино.
      В послевоенные годы стало вновь развиваться кинолюбительское движение, в том
числе и детское. Был проведен ряд детских кинолюбительских конкурсов, на которых
были представлены документальные, мультипликационные, игровые, научно-популярные
киноленты, а также «кинопортреты», киноочерки и т.д. Отличие                 детского
кинолюбительского движения от работы взрослых коллективов состояло в том, что
ленты взрослых любителей являлись в основном средством воспитательной работы,
пропаганды и агитации, а детское творчество было видом внешкольного образования.
Работа над кинолентами требовала от детей разнообразных знаний, причем не только
кинематографических, но и технических, а также знаний литературы, искусств и т.п.
            Медиаобразование на материале радиовещания и прессы
    Уже к концу 30-х годов радио и пресса стали полноправными партне-
рами в решении коммуникативных задач. Более того, 30 - 40-е годы принято
считать   «золотым веком» радиовещания тоталитарного образца. Те-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика