Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Библия и национальная культура: Межвузовский сборник научных статей

Голосов: 1

Межвузовский сборник посвящен проблемам интерпретации Библии в филологии и искусствознании. В поле зрения ученых - язык Библии и его функционирование в разных национальных культурах, значение библейских мотивов, сюжетов и образов для формирования проблематики и поэтики русской и зарубежных литератур, роль Библии в истории искусства. Представлен широкий спектр подходов современных исследователей из 15 городов Российской Федерации, а также из Германии, Словении и Македонии. Сборник подготовлен по решению Международной конференции "Библия и национальная культура" (октябрь 2004 г.) и является продолжением межвузовского сборника научных статей и сообщений, выпущенного к началу конференции. Рассчитан как на специалистов, так и на широкий круг читателей.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                      ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

   Поэтому нельзя не согласиться с высказыванием             нию о себе, стремлению вновь искать это знание, по-
немецкого философа Г.Г.Гадамера о том, что область           стоянно изменяясь. И эта способность неустанно
искусства не есть объект науки. Масштаб искусства            предъявлять к себе все новые требования есть воз-
остается масштабом философии, у которой нет крите-           можность великой души, которая в сфере духа посто-
риев достоверности, как в науке, зато есть космиче-          янно находится в непрерывном диалоге с самой со-
ский размах, соединяющий реальное с идеальным,               бой8.
осуществляющий «приращение бытия»2, когда во-                   Произведение искусства как материальный фено-
прошание переводится из методологического в онто-            мен, созданный для передачи духовного света как
логический план.                                             главного его содержания, позволяет преодолеть ру-
   Художественный текст – это мощный, глубоко                беж между небесной и земной ступенями иерархии.
диалектический механизм поиска истины, истолкова-               Истинное художественное произведение принад-
ния окружающего мира, ориентировки в нем. Искус-             лежит «не той стихии», которую составляет наша
ство слова передает человеку новые знания не путем           жизнь – оно словно принесено к нам с высот и, как
логического рассуждения и доказательства, а посред-          всякое деяние, доброе и совершенное, нисходит свы-
ством чувственно воспринимаемых образов. Поэтому             ше, освещается отблесками Невечернего Света и Бо-
оно во всей полноте воздействует на различные «эта-          жественного Духа9. Эту же мысль выражает и
жи» психики – эмоции, интеллект, на глубины под-             С.Н.Булгаков, который считает, что «всякое подлин-
сознания и вершины сознания.                                 ное искусство, являющее красоту, имеет в себе нечто
   Художественное произведение долговечно и пред-            вещее, открывает высшую действительность, пытает-
ставляет собой жизнеспособный организм с необхо-             ся рассказать на языке небожественном о вещах Бо-
димым «запасом прочности», чтобы выдержать испы-             жественных. Искусство остается залетным гостем в
тание временем. Оно способно давать новую инфор-             этом мире, который оно только тревожит вестью о
мацию в различные эпохи следующим поколениям                 мире ином»10.
людей – носителям других, измененных систем соз-                И «рукотворное дело искусства», по словам
нания, раскрываться для них новыми своими гранями,           Н.В.Гоголя, заключается в том, чтобы просвещать
неожиданными сторонами, поскольку язык художест-             душу, вести ее к совершенству, к осознанию высшего
венного текста не только передает читателю мысли             назначения11, «расчищать» записи духовной реально-
автора, но и пробуждает в нем его собственные.               сти, те напластования, которыми материальная жизнь
   Художественные творения живут столетиями не               закрыла истинные «лики» вещей12.
ради своего буквального смысла, а ради того смысла,             Настоящее произведение искусства, возникающее
который в них может быть вложен4. Истинные произ-            таинственным, загадочным, мистическим образом,
ведения искусства не принадлежат времени и не те-            становится затем духовно дышащим субъектом, обла-
ряют своей сакральной, священной мудрости.                   дающим активной, созидательной силой и вызываю-
   Задача художественного текста заключается в том,          щим чисто звучащие «душевные вибрации»13.
чтобы направить читателя на запрограммированный                 Таким образом, феномен художественного творче-
путь осмысления недосказанного, на путь декодиро-            ства предстает как синергический процесс, как про-
вания формально не выраженных связей через комби-            цесс Божественный, когда в ответ на горние взлеты
нации языковых сигналов, позволяющих ориентиро-              человеческого духа Небеса снижаются к земле, когда
ваться в атмосфере тайнописи, скрытого иносказания,          посредством целостного сочетания мысли, чувства и
подтекста. Подлинное осмысление прочитанного на-             веры можно достигнуть «высшего духовного зре-
чинается там, где сюжет кончается, выполнив свою             ния»14.
служебную функцию и обретается простор для чита-                В связи с изложенным выше значимым представ-
тельской рефлексии5.                                         ляется высказывание П.Рикёра о необходимости ре-
   Искусство слова – это духовная сфера, это движе-          шительного выхода из заколдованного круга субъект-
ние вперед и ввысь, это стремление к познанию. Оно           но-объектной проблематики и обращения к вопросам
находится на грани двух миров, зрит нездешнюю кра-           бытия15. Великие произведения с их тайным, глубин-
соту и являет ее этому миру, представляя собой в пре-        ным означаемым, многосложные и неоднозначные,
деле, по П.А.Флоренскому, одну из форм выражения             подлежат в конечном счете герменевтическому про-
в нашей эмпирической действительности высшей и               чтению16.
абсолютной Истины – Бога6.                                      Художественный текст – многомерное, неисчис-
   Искусство относится к тому числу ограниченных             лимое пространство, подлежащее расшифровке. Он
явлений, которые не имеют «конечной размеренно-              парадоксален, запределен, безмерно открыт в беско-
сти», они выходят за пределы конечных целей, на              нечность. Литературное произведение – это, в первую
надчеловеческое, безмерное, ориентируются на выс-            очередь, философия, включающая в себя целый
ший порядок, стремятся знать о нем. И познание в             спектр проблем17.
данном случае – не просто сумма знаний, а постоян-              Возрождаемая ныне философская традиция при-
ное расширение способа восприятия человеком мира             водит к определению основополагающих принципов
и себя в нем, то, что производит другое знание и по-         мышления эпохи.
стоянно находится в принципиально переходном со-                Уровень современного осмысления языковых фак-
стоянии7.                                                    тов дает возможность осознать то, что одни лишь за-
   Человеческое сознание преобразуется, таким обра-          коны науки не в силах постичь всей глубинной тайны
зом, посредством самого себя, через рефлексию, про-          художественного текста. Познание последнего осу-
ходя в своем существовании движение благодаря зна-           ществляется не только через анализ его структуры как

                                                        31


                  ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ

отправного пункта исследования, но и посредством            зываемого, что может быть лишь показано. Высшее,
интуиции и Божественного откровения; не только с            по его мнению, не может быть воплощено прямо, вер-
помощью разума, умопостижения, но и вследствие              бально: «То, что выражает себя в языке, мы не можем
чувственного созерцания излучаемого смысла, Абсо-           выразить с помощью языка». «То, что может быть
люта в результате воздействия текста как орудия не-         показано, не может быть сказано». Сконцентрирован-
кой мистической (таинственной, неземной) инициа-            ное Л.Витгенштейном внимание на границе между
ции 18.                                                     тем, что может быть выражено ясно, в логически от-
    Художественное произведение создает контекст            четливой форме, и тем, что в принципе не поддается
невыразимой, уходящей по ту сторону бытия тайны,            непосредственному языковому воплощению, открыло
углубляющейся в бездну бесконечности. Его целост-           тонкому аналитическому уму исследователя такие
ный смысл остается за пределами, ускользающими от           внутренние механизмы функционирования языка,
научной трактовки, сопротивляющимися чисто поня-            которые далеко не всегда улавливаются с помощью
тийной интерпретации, призывающими учиться слу-             логического анализа, нередко ускользают от обычно-
шать обращенное к читателю послание19.                      го взора интерпретатора. Однако именно это сущно-
    Искусство, как верно заметила Н.Б.Маньковская, –        стное, не лежащее на поверхности, что до поры оста-
это своеобразный исход из мира, в глубину, в чистое         ется незамеченным, о чем следует «молчать», будучи
отсутствие, когда ощущается некий сдвиг, дрейф,             однажды открытым, оказывается, по мнению
«эмансипация от классических интерпретаций»20. В            Л.Витгенштейна, «самым захватывающим и силь-
таком случае перед читателем предстает сама ирре-           ным»26.
альность, область сверхзначений, вторичных смы-                Будучи серьезным исследователем, ученый тем не
слов, сфера самых серьезных и важных философских            менее более высокой ценностью справедливо считал
проблем, находящихся вне границ знания, в особой            именно вненаучный опыт, который выводит интер-
сфере человеческого духа21. Пребывая на поверхно-           претатора художественного произведения на духов-
сти, эти проблемы можно в лучшем случае просле-             ный подтекст.
дить по вторичным признакам: по напряженной                    Итак, подтекст художественного произведения
структуре текста, отклонениям, деформациям, обры-           предстает перед интерпретатором как область двой-
вам и т.д.                                                  ного измерения, двойного смысла – как сфера рацио-
    Литературное произведение, доступное рацио-             нальная, научная и духовная, трансцендентная, кото-
нальному толкованию, в то же время и говорит и без-         рая выходит за пределы научного познания. Художе-
молвствует. Оно не столько указывает на что-то,             ственный текст с его тайным глубинным означаемым
сколько содержит в себе то, на что указывается, при-        подлежит расшифровке через анализ его структуры
зывая к «раскрытию сокрытого», к углублению в               как отправного пункта исследования; а также посред-
бездну бесконечности, уходящую по ту сторону бы-            ством интуиции, чувственного созерцания тайны, за-
тия. Таким образом, тайна заявлена, показана, но не         предельного бытия, Абсолюта в результате воздейст-
раскрыта. Именно это и подлежит интерпретации –             вия текста как орудия некой мистической инициации,
«показанное сокрытое»22.                                    призывающей услышать обращенное к читателю по-
    Эта мистическая, таинственная, неземная логика          слание.
безмолвия, «крика немоты», «слова без образа», мол-            Литературное произведение «говорит» и в то же
чания о сокрытой тайне непроявленного Бытия, «ме-           время безмолвствует, тайна его заявлена, но не рас-
тафизического остатка», к которому открывается дос-         крыта, доступ к ней открывается через язык, выпол-
туп через язык и который Л.Витгенштейн иллюстри-            няющий в данном случае онтологическую (П.Рикёр),
рует образом контура белого пятна на белой бумаге,          не-коммуникативную (В.В.Винокуров) функцию.
была верно обозначена как онтологическая (П.Рикёр),            Вдумчивое прочтение художественного текста
не-коммуникативная (В.В.Винокуров) функция язы-             обогащает наши преставления о реальности, которая
ка23.                                                       далеко не исчерпывается известными нам сторонами.
    Как следует из изложенного выше, вдумчивое про-         Поэтому онтологический подход к интерпретации
чтение художественного текста обогащает наши                художественного произведения открывает новые го-
представления о реальности, которая далеко не ис-           ризонты в области исследования литературного тек-
черпывается известными нам фактами. Поэтому вслед           ста, расширяя научное знание до сферы духовного.
за У.Эко можно утверждать, что константы ошибочно           Это позволяет декодировать в произведении не толь-
полагаются последней, а не отправной целью иссле-           ко скрытый смысл, соотносимый с нашей реально-
дования24.                                                  стью, но и духовный подтекст.
    Именно онтологический подход к анализу произ-           ————
                                                            1
ведения привносит в непрерывную протяженность                См.: Бычков В.В. На путях «незнаемого знания» //
текста «пустоту», излучает идею Абсолюта, дает по-          Историко-философский ежегодник’30. М., 1991.
чувствовать «пред-данность», погруженную в при-             С.211; Бычков В.В. Философия искусства Павла Фло-
родную стихию вселенской игры архаичных пластов             ренского // Священник Павел Флоренский. Избранные
сознания25.                                                 труды по искусству. М., 1996. С.313;
                                                            2
    Важный вклад в осмысление данной проблемы                Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. М., 1991.
внес такой тонкий аналитик и чуткий мыслитель, как          С.7, 305.
                                                            3
Л.Витгенштейн. В своих исследованиях философ чет-             С. об этом: Лотман Ю.М. Анализ поэтического тек-
ко проводил мысль о том, что самые важные пробле-           ста. Структура стиха. Л., 1972. С.92, 270.
                                                            4
мы лежат за пределами знания, по ту сторону выска-           См.: Потебня А.А. Мысль и язык. Киев, 1993. С.130.

                                                       32


                   ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ И БИЛЕЙСКИЙ ТЕКСТ
5                                                               26
 См.: Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества.                    Витгенштейн Л. Указ.соч. С.3.
М., 1979. С.182; Паклина Л.Я. Искусство иносказа-
тельной речи. Саратов, 1971. С.10.
6
 Бычков В.В. Философия искусства Павла Флорен-
ского. С.296.
7
 См.: Мамардашвили М.К. Наука и ценности – беско-
нечное и конечное // Вопр. философии. 1973. № 8.
С.99–100.
8
 См.: Ясперс К. Духовная ситуация времени //Науч.
докл. высш. шк. Филос. науки. 1988. № 11; 1988. №
12.
9
 См.: Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства
святости. Н.Новгород, 1997. Т.3. С.73–74.
10
   Булгаков С.Н. Свет невечерний. Созерцания и умо-
зрения. М., 1994. С.119.
11
   См.: Гоголь Н.В. Выбранные места из переписки с
друзьями. М., 1990. С.25, 163–164.
12
   Бычков В.В. Философия искусства Павла Флорен-
ского. С.304.
13
   См. об этом: Кандинский В.В. О духовном в искус-
стве. М., 1992. С.99; Эко У. Отсутствующая структу-
ра. Введение в семиологию. СПб., 1998. С.283.
14
   Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства свято-
сти. Т.1. С.249.
15
   Рикёр П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герме-
невтике. М., 1995. С.9.
16
   См. об этом: Барт Р. Избранные работы. Семиотика.
Поэтика. М., 1994; Витгенштейн Л. Философские ис-
следования // Новое в зарубежной лингвистике. Лин-
гвистическая прагматика. М., 1985; Гадамер Г.Г .
Указ.соч.; Деррида Ж. Эссе об имени. М., 1998; Лосев
А.Ф. Философия имени // Лосев А.Ф. Бытие. Имя.
Космос. М., 1993; Рикер П. Указ.соч.;. Фуко М. Гер-
меневтика субъекта // Социо-Логос: Социология. Ан-
тропология. Метафизика. Вып.1. Общество и сфера
смысла / под общ. ред. В.В.Винокурова и
Ф.Ф.Филиппова. М., 1991; Эко У. Указ.соч. и др.
17
   См.: Барт Р. Указ.соч. С.388, 414, 416, 425; Деррида
Ж. Указ.соч. С.70.
18
   См.: Барт Р. Указ.соч. С.260, 351, 360; Гартман Н.
Эстетика. М., 1958. С.264, 373; Деррида Ж. Указ.соч.
С.154; Эко у. Указ.соч. С.13.
19
   См.: Гадамер Г.Г. Указ.соч. С.262, 304, 305; Деррида
Ж. Указ.соч. С.10, 21, 45, 47, 48; Рикер П. Указ.соч.
С.102.
20
   Маньковская Н.Б. Лидер «Парижской школы» //
Философские науки. № 2. М., 1998.
21
   См.: Барт Р. Указ.соч. С.234; Бразговская Е.Е. Текст
в пространстве культуры. Пермь, 2001. С.23, 74; Коз-
лова М.С. Философские искания Л.Витгенштейна //
Людвиг Витгенштейн. Философские работы. Ч.I. М.,
19941
22
   См.: Барт Р. Указ.соч. С.260; Гадамер Г.Г . Указ.соч.
С.263, 302; Деррида Ж. Указ.соч. С.10, 55; Рикер П.
Указ.соч. С.16.
23
   Брянчанинов И. Собр. сочинений. М., 2001. Т.7.
С.227; Винокуров В.В. Феномен сакрального, или
восстание богов // Социо-Логос: Социология и сферы
смысла / под общ. ред В.В.Винокурова и
Ф.Ф.Филиппова. М., 1991. С. 431, 445; Рикер П.
Указ.соч. С.103; Эко У. Указ.соч. С.16, 285.
24
   См.: Эко У. Указ.соч. С.384.
25
   См.: Винокуров В.В. Указ.соч. С.431, 443.

                                                           33


                    БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

                                                           принято призывать при любом содержании. Однако
 БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ                              христианскому поэту надо решительно остерегаться
      РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ                                   подобных призываний богов. Чего он может желать
                                                           такими мольбами? Неужели он взаправду и серьезно
                                                           просит о помощи и выказывает себя нечестивым?
                      Т.Е.Абрамзон (Магнитогорск)          <...> если же кто-нибудь скажет, что под именем язы-
          БИБЛЕЙСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ                            ческих богов разумеет или нашего Бога, или кого-
  КАК ОДИН ИЗ УСЛОВНЫХ ПОЭТИЧЕСКИХ                         нибудь из святых, то он еще хуже ошибется ... ». По
       ЯЗЫКОВ В ТОРЖЕСТВЕНЫХ ОДАХ                          мнению теоретика литературы со священным саном,
                М.В.ЛОМОНОСОВА                             христианский поэт должен «взывать о помощи к
   В ситуации «культурного многоязычия», сложив-           Тресвятому величайшему Богу, к Пресвятой Деве,
шейся в России со времен Петра Великого и сохра-           прибегать к заступничеству святых». Свою мысль Ф.
нявшейся на протяжении всего XVIII в., эстетическая        Прокопович подтверждает примером из «божествен-
мысль и литературная практика попытались вырабо-           ной поэмы» Торквато Тассо, открыто отвергшего
тать унифицированный, понятный широкому кругу              «ложную богиню» (музу. – Т.А.) и «прекрасно обра-
читателей художественный язык. Складывался он из           тившегося к Пресвятой Деве заступнице»3. Не допус-
нескольких пластов, постепенно осваиваемых новой           кая условного риторического обращения к музам с
светской литературой. Так, нормативная барочная, а         просьбой о вдохновении (уже на следующем этапе
затем и классицистическая поэтики закрепили доста-         развития классицизма оно станет одическим топо-
точно строгие, не предполагающие многозначного             сом), Прокопович настаивает «взаправду и всерьез»
истолкования значения за образами античной мифо-           «взывать к божеству» – к христианскому Богу или
логии. Отступления от «правил», зафиксированных в          святым. В главах же «De art poetica», посвященных
ряде трактатов и словарей и предписывающих то или          оде и лирической поэзии («Об элегии, оде и пента-
иное употребление образов античной мифологии и их          метрическом стихе»; «О лирической поэзии»), поэти-
условного (например, аллегорического) значения, –          ческие «правила» использования библейских образов
явление в поэтической практике достаточно редкое.          вообще отсутствуют.
Что же касается использования библейских образов в             Через тридцать лет попытку нормировать, в ба-
светской поэзии, то соответствующие «законы» ока-          рочном духе, употребление библейской образности в
зались прописаны слабо1. Тому мы видим две причи-          высоком жанре предпримет В.К.Тредиаковский. В
ны: 1) древнерусская литература накопила уже бога-         «Рассуждении об оде вообще» (1734)4 он указывает,
тый опыт в использовании библейской образности; и          что ода своим образцом должна иметь язык и стиль
хотя русские просветители XVIII в. ориентировались         псалмов, ибо «Псалмы нечто есть иное, как токмо
более на западную литературную традицию, чем на            Оды, хотя на Российский наш и не Стихами они пере-
традицию Древней Руси, их культурная память сохра-         ведены, но на Еврейском все сочинены Стихами». И
няла исторически закрепленные значения за образами         далее, довольно абстрактно описывая содержание и
библейской истории и мифологии; 2) персонажи по-           специфику поэтической формы псалмов, Тредиаков-
следних не были еще осознаны в качестве условных           ский, в сущности, предписывает будущим авторам од
образов словесного искусства. Сохраняя пиетет по           руководствоваться некоторыми «правилами». Среди
отношению к сакральному тексту, классицисты до-            них: избыток поэтической образности и риторических
вольно осторожно обращаются в своих теоретических          приемов («богатство украшения и «великолепие изо-
построениях к примерам из Библии. Из всех теорети-         бражений», «неисчетное множество живых красот и
ков первой половины XVIII в. наибольшее место они          одушевленных»); обязательное обращение к чудесно-
занимают, пожалуй, у Ф. Прокоповича.                       му в таких его формах, как олицетворения и гипербо-
   В своем «De arte poetica» (1705) Ф. Прокопович,         лы («В них реки возвращаются вспять к своим источ-
размышляя о происхождении поэзии, связывает его не         никам; моря расступаются и убегают; холмы скачут;
с египетской, греческой или римской культурами, но         горы тают как воск и исчезают; небо и земля слушают
с историей иудеев, «откуда проистекали все науки»:         и внушают с почтением и в молчании … »). Появля-
«Евсевий в III книге «О приготовлении евангельском»        ется здесь и ветхозаветный Бог – Творец, управляю-
говорит, что впервые поэзия процвела у древних ев-         щий природой («… все естество приходит в движение
реев, которые жили гораздо раньше греческих поэтов,        и колеблется от лица своего Зиждителя … »). Обозна-
и что Моисей, перейдя через Чермное море, воспел           чив все описанные особенности выражением «Божий
благодарственную песнь Богу, составленную в стихах         язык», Тредиаковский если и не учитывал переносное
гекзаметром <...>. Давид сочинял песнопения и гимны        его значение, то, во всяком случае, заложил основу
Богу разными размерами ... »2. Иными словами, Биб-         такого понимания языка поэзии.
лия для ученого монаха – это первый образец поэти-             А.П.Сумароков, с его более выраженными рацио-
ческого творчества. Закономерно, что в главе II «О         налистическими установками, дал в «Эпистоле о сти-
трех частях эпопеи и прежде всего об определении           хотворстве» (1747) образцы нескольких стилей – ал-
темы и призывании божества» Ф. Прокопович требует          легорико-метафорического, свойственного высоким
от современных авторов замены языческих «сакраль-          жанрам; «простого», т.е. лишенного поэтической на-
ных адресатов» в поэтических обращениях христиан-          рочитости, должного использоваться в любовной ли-
скими: «Впрочем, муз, как покровительниц поэзии,           рике (элегиях, песнях); «низкого», основанного на
                                                           разговорном языке и просторечиях (сатирические
© Т.Е.Абрамзон, 2005                                       жанры).     Библейскую     образность     Сумароков-

                                                      34


                    БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

классицист проигнорировал5, хотя характеристика,            на престол каждого нового монарха наступает «золо-
данная им стилю оды, явно имеет барочное происхо-           той век».
ждение и живо напоминает приведенные выше пас-                  Условно-мифологическое пространство торжест-
сажи из Тредиаковского.                                     венной оды М. В. Ломоносова населено героями, от-
    У М.В.Ломоносова-теоретика обращения к образам          носящимися к разным культурным традициям и эпо-
библейской истории редки, но зато все они имеют             хам: библейской (ветхозаветной) истории, античной
совершенно условный характер риторических прие-             мифологии, политической истории Европы и России
мов. В «Кратком руководстве к риторике на пользу            Средних веков и Нового времени. Библейские персо-
любителей сладкоречия» (1743) в главе 1 «О словах           нажи являют собой – в строгом соответствии с такими
риторических» Ломоносов пишет о «переменении                основополагающими принципами поэтики класси-
имен собственных и нарицательных», т. е. об антоно-         цизма, как нормативность и дидактизм, – либо поло-
масии: предки вместо потомков, н. п., Иуда или Иа-          жительные образцы для подражания, либо отрица-
ков вместо жидов. Библия, считает Ломоносов, дает и         тельные, требующие осуждения, примеры. Обращаясь
образцы риторического совершенства; в главе 3 «О            к наиболее известным действующим лицам библей-
изображении сложенных идей» читаем: «Представле-            ской истории, поэт чаще всего эксплуатирует лишь
ние есть подобное, но весьма краткое деяния изобра-         основную, определяющую сущность образа черту.
жение важными словами. Так представлено божие                   Так, положительные ветхозаветные цари олице-
сотворение света словом в книгах Бытия: и рече бог:         творяют собой те достоинства, которые автор од
да будет свет, и бысть свет, что несравненно вели-          «присваивает» российским правителям («своим»):
колепнее, нежели простая речь: бог сотворил словом»         Соломон – мудрость, Самсон и Давид – силу и сме-
(курсив Ломоносова. – Т.А.)6. Говоря о такой ритори-        лость, Давид – талант. Однако включенные в худо-
ческой фигуре, как приложение, Ломоносов в «Крат-           жественную модель мира, созданную в оде, и в дви-
ком руководстве к красноречию» (1747) приводит              жение ее сюжета библейские образы все же не
соответствующие примеры: «прекрасный Авессалом,             сводятся к аллегориям вышеперечисленных качеств.
кроткий Давид». Там же М.Ломоносов предлагает               Например, имя Соломона в оде 1763 г., казалось бы,
отрывок из Василия Селевкийского (описание едино-           является частью развернутого сравнения, смысл кото-
борства Давидова с Голиафом) как образец риториче-          рого состоит в том, что русская императрица середи-
ского распространения.                                      ны XVIII в. превосходит по своей мудрости израиль-
    В грандиозном художественном пространстве и             ского царя X в. до н. э. Перед нами, собственно
эклектичном «персонажном» мире торжественной                говоря, уже не риторический прием, а историческая
оды М.В.Ломоносова доля библейских имен невели-             параллель. Соломон выступает не только в качестве
ка: поэт апеллирует к пятнадцати образам Священно-          аллегории мудрости, но и как реально-исторический
го писания – двенадцати антропонимам и трем топо-           деятель, предтеча Екатерины II: «Он предварил Тебя
нимам.     Традиционно    библейские     образы    в        веками, / Превзойдешь Ты его делами, / В чем власть
ломоносовских одах рассматриваются исследовате-             господствует ума»9. Условным остается сам прием, но
лями как риторическая условность со следующими              не его содержание.
функциями: 1) «сравнение воспеваемых событий и                  В других случаях художественной актуальностью
героев с лицами и событиями Библии»; 2) «украшение          для поэта оказываются не характеристические черты
слога»7; 3) «придание большей авторитетности тек-           библейского персонажа, но обобщенная «идея» об-
сту»8. Однако эти справедливые замечания не объяс-          раза. Например, Иисус Навин и Самсон – герои, отда-
няют, во-первых, причины, «правила» отбора поэтом-          ленные друг от друга во времени, а подвиги, которые
классицистом тех или иных библейских образов; во-           они совершают, различны по значимости для Израи-
вторых, способы и «уровни» трансформации этих               ля. Тем не менее оба персонажа объединены в созна-
образов в художественном пространстве торжествен-           нии Ломоносова идеей о славных воинах-
ной оды. Остановимся на указанных проблемах под-            освободителях, чьи деяния являются самоотвержен-
робнее.                                                     ной службой израильскому народу и государству.
    Топонимы, восходящие к Библии, имеют в одах             Совмещая два временных плана – «грядущи лета» и
строгую соотнесенность со «своим» и «чужим» ми-             «грозный древних вид времен», поэт метонимически
ром. Образ с отрицательной коннотацией – Содом –            представляет Петра Федоровича в образе великих
употребляется единожды в обращении Бога к врагам            израильских царей, причем не делая между послед-
России – к шведам как «дерсским мира нарушите-              ними принципиального различия: «Там Наввин иль
лям». Здесь принцип аналогии действует не в соотне-         Сампсон стремится!» Ломоносов не учитывает и ре-
сении греховности Содома с «греховностью» Шве-              лигиозного смысла их подвигов – подвижничества за
ции, но в отношении той участи, которая должна              веру. Таким образом, поэтическая избирательность и
постигнуть врагов России. Топонимами с положи-              актуализация той или иной черты библейских персо-
тельной коннотацией поэт наделяет «свое» простран-          нажей обусловлена идеологическими воззрениями
ство: именем Сион (в ломоносовском «русифициро-             поэта-просветителя, и прежде всего развиваемой им
ванном» варианте – «Российский Сион») он как бы             концепцией просвещенного монарха, должного слу-
переносит святость израильской земли на российскую          жить государству и нации.
столицу (ода Петру Федоровичу 1761 г.). Третий то-              Закономерно, что отрицательные библейские
поним – Эдем (рай) – является одним из одических            персонажи (т. е. враги Израиля) – Голиаф, Агарь,
топосов. Под Эдемом в одах подразумевается вся              Нимврод – соотносятся в одическом мире Ломоносова
Россия, в которой со времен Петра I и с восшествием         с образами врагов России («чужими»). Единственный

                                                       35


                    БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

женский персонаж, взятый поэтом из ветхозаветных           испытание временем; 3) все «внешние» враги России
преданий, – египтянка Агарь. В русской поэзии XVIII        понесут кару, подобную той, что была суждена вра-
в. слово «агаряне» было синонимично «туркам», ко-          гам иудейского – первого избранного Богом – народа.
торые произошли, по легендам, от Агари («То род            —————
                                                           1
отверженной рабы»). Библейское имя, эксплуатируе-           Споры писателей-классицистов о художественном
мое Ломоносовым, всегда аллюзионно в одах по от-           совершенстве переложений псалмов и их соответст-
ношению к современности. Если в средневековой              вии духу и букве Библии оставляем за рамками на-
традиции аллегорического истолкования Библии Го-           стоящей статьи.
лиаф выступает в качестве «метафоры дьявола»10, то         2
                                                            Прокопович Ф. Сочинения/ под ред. И. П. Еремина.
употребленное во множественном числе имя великана          М.-Л., 1961. С.340.
                                                           3
филистимлян – «Голиафы» – превращается в нарица-            Там же. С.390–391.
                                                           4
тельное наименование всех реально-исторических              См.: Сочинения Тредьяковского. СПб., 1849. Т. 1.
сил, нарушающих покой России (ода Петру Федоро-            С.280–281.
                                                           5
вичу, 1761 г.). Библейские образы и сюжеты, ото-            Можно подумать, что Сумароков следует здесь за
бранные поэтом по принципу аналогии с события-             Буало, однако последний, хотя и неоднократно выра-
ми/личностями эпохи Просвещения, оказываются               жает в «Поэтическом искусстве» свой скепсис по от-
частью особого художественного процесса – осовре-          ношению к ханжеству и невежеству «святош», не от-
менивания библейских образов.                              рицает «христианских сюжетов» в искусстве.
                                                           6
    Важнейшим и самым частотным библейским пер-             Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. М.;Л., 1952. Т. VII.
сонажем, стоящим во главе образной иерархии од,            С.53,59.
                                                           7
является Бог (ветхозаветный). Христианской Троицы           Дороватовская В. О заимствованиях Ломоносова из
одический мир Ломоносова не знает. Имя Сына                Библии // М.В.Ломоносов. Сб. ст. под ред.
Божьего упоминается поэтом один раз в связи с исто-        В.В.Сиповского. СПб., 1911. С. 56.
                                                           8
рическим событием – крещением Руси князем Влади-            Панов С.И., Ранчин А.М. Торжественная ода и по-
миром: «Владимир, превосходной верой, / Войной и           хвальное слово Ломоносова: общее и особенное в по-
миром исполин, / Отмстив за брата равной мерой, / С        этике // Ломоносов и русская литература. М., 1987.
Дунайских и до Камских вод / Вливает свет Христов в        С.183.
народ … »11. С Христом связывается только понятие          9
                                                            Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. М.-Л., 1959. Т. VIII.
«истинной веры»; его образ лишен самостоятельного          С.795.
                                                           10
значения: он лишь подчеркивает историческую заслу-            Лотман Ю.М. Об «Оде, выбранной из Иова» Ломо-
гу древнерусского князя. Обращение поэта к ветхоза-        носова // Из истории русской культуры. Т. IV (XVIII –
ветному образу Бога-Творца во многом обусловлено           начало XIX века). М., 1996. С.645.
                                                           11
деистическими воззрениями Ломоносова. Размышляя               Ломоносов М.В. Указ. соч. С.747.
                                                           12
об «Оде, выбранной из Иова», Ю.М.Лотман писал:                Лотман Ю.М. Указ. соч. С.650.
«Бог оды – воплощенное светлое начало разума и за-
кономерной творческой воли. Он учредитель законов                                   А.В.Петров (Магнитогорск)
природы. <…> Бог проявляет себя через законы при-                     ПРОТЕСТАНТСКИЕ ГИМНЫ
роды и сам им подчиняется…»12. Эти слова в полной                     КАК ОДИН ИЗ ИСТОЧНИКОВ
мере можно отнести и к образу Бога, созданному Ло-                 ЖАНРА ТОРЖЕСТВЕННОЙ ОДЫ
моносовым в торжественных одах. Одический Бог                 Трудами отечественных ученых (В.Дороватовской,
предстает в нескольких ипостасях. 1) Творец Вселен-        Л.Сазоновой, В.Живова, Л.Луцевич) убедительно дока-
ной. 2) Неусыпный наблюдатель земных дел и спра-           зана связь поэтики торжественной оды с образностью
ведливый вершитель судеб государств и народов. 3)          и стилистикой «Псалтири». В основу анализа при
Податель благ, защитник России. 4) Гневный, ка-            этом кладется, естественно, русская (православная)
рающий Бог (по отношению к врагам России).                 версия библейской традиции. Известно, однако, что
    Что же объединяет все эти лики ветхозаветного          отечественная культура первой половины XVIII в.
Бога как персонажа ломоносовских од? Чему вообще           подверглась сильному влиянию идеологии протестан-
служит библейская образность в одическом жанре?            тизма, на которую во многом опирался Петр I в своих
Мы полагаем, что она входит составной частью (на-          церковных реформах. Одним из каналов проникнове-
ряду с другими условными поэтическими языками –            ния протестантизма в Россию была лютеранская гим-
греко-римской мифологией, современной политиче-            нография, а затем и немецкая «академическая» ода.
ской фразеологией, общеевропейской одической то-              Мы бы хотели остановиться на одном малоизу-
пикой и др.) в творимый поэтом-государственником           ченном аспекте истории одического жанра, а именно
миф о новой России и подчиняется главной идее –            на «новогодних» текстах двух «немцев на русской
идее Государства. Она и становится тем «правилом»,         службе» – пастора Эрнста Глюка и магистра Иоганна
которое определяет идеологическое, а опосредованно         Вернера Пауса (Паузе). Поздравительные оды «на
и художественное, наполнение библейских образов в          Новый год» впервые появятся в русской литературе в
одах. Сам же миф, в библейской его составляющей,           1730-е гг., и что интересно, в творчестве выходцев из
складывается из следующих компонентов: 1) Россия –         Германии – Г.Ф.В.Юнкера и Я.Я.Штелина. В это же
богоизбранная страна, счастливая судьба которой оп-        десятилетие       «новогодние»      стихи    создают
ределена самим Создателем; 2) российские правители         В.К.Тредиаковский и А.П.Сумароков. Однако на-
обладают всеми достоинствами и талантами признан-
ных героев Священной истории, чья слава прошла             © А.В.Петров, 2005

                                                      36


                    БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

стоящая история оды на «новолетие», которую мы             времени – наступление нового года: «Начните похва-
считаем особым видом торжественной оды, начинает-          лити / вся чада Божия, / Гласом благодарити / сердцем
ся только с 1760-х гг. и продлится еще как минимум         же Господа, / всих благих временах, / Как старой год
полстолетия. Пока же, т. е. в 1700-е гг., основной         скончался / и новой починался / в солнечных благо-
формой поэтического творчества остается книжная            стях». Буквальный смысл строфы таков: начинайте
песня, представленная двумя жанровыми рядами: 1)           (верующие) хвалить и устами и сердцем Бога в это
псалмами, или духовными песнями, «не включавши-            время (сейчас), когда кончился старый год и начался
мися в богослужение, а исполнявшимися вне церкви –         новый, несущий животворящий солнечный свет. За-
с восхвалением Бога, святых и праздников или выра-         метим, что здесь «встречаются» время сакральное и
жением сознания своей греховности и раскаяния»; 2)         время космическое, точнее циклическое время при-
песнями светскими, или «кантами», среди которых            родных ритмов. Милость Божья к человеческому роду
выделяются любовные, застольные, юмористические,           («сонму своему») предстает в форме абстрактного
сатирические, гражданские. В петровскую эпоху осо-         перечисления атрибутов Божества, как то имело ме-
бенно распространены были «хвалебные песни в               сто и в античных гимнах: путем статического описа-
честь Петра и событий его времени, которые являют-         ния (Бог всеблаг, мудр, грозен, но всегда прощает
ся предшественниками классицистической оды»1               грешных людей) и эпического описания (редукция
(Здесь и далее курсив в цитатах, в том числе стихо-        сюжетов о принесении Иисуса Христа в жертву и бу-
творных, принадлежит нам. – А.П.). Интересующие            дущем спасении; см. строфы 3–5)5. В финале (строфа
нас тексты примечательны тем, что позволяют непо-          6), как и полагается в гимническом тексте, содержит-
средственно проследить за тем, как духовно-                ся молитва – пожелание, тоже абстрактное, чтобы Бог
религиозная проблематика сменяется в них светской и        и в новом году продлил свои милости: «о том тебя
как в ранней русской поэзии формируется будущая            славляем, / владыке вышний / и милость вопрошаем: /
одическая топика.                                          Христом нас ущедри, / в сей Год нас береги, / в начале
   Итак, поэтические произведения, трактующие те-          дай святыню, / благослови средину, / конец же воз-
му «начала» и «исхода» года, появляются в русской          блажи». В этой строфе выражены и довольно услов-
культуре в первые годы XVIII столетия. Пастор              ные темпоральные представления: год членится на
Эрнст Глюк (ок. 1652 – ок. 1705), назначенный в            три части – три абстрактных временных промежутка,
1703 г. директором первой школы в Москве, перевел          характеризующих любое явление, протекающее во
на русский язык 52 наиболее употребительных при            времени: начало, середину, конец. Всем им придан
богослужении лютеранских гимна; из них два (№ 9–           аксиологический характер: будущий год будет «хо-
10) связаны с «новогодней» тематикой. Некоторые из         рошим», и зависит это от Бога.
переведенных Э.Глюком гимнов были созданы еще в                Никаких представлений об историческом времени
1-й половине XVI в., причем несколько –                    в гимне, конечно, нет и быть не может. Поющийся на
М.Лютером2. Помимо пропагандистских, миссионер-            один и тот же случай, в одно и то же установленное
ских задач (популяризации лютеранства) Глюк пре-           время, он призван выразить не взгляды человека оп-
следовал, по всей видимости, и цели филологические.        ределенной эпохи на эту эпоху, но комплекс неизмен-
В плане литературном переводы интересны тем, что           ных представлений «верующего вообще» (лютерани-
представляют собой первые опыты ямбических сти-            на)    о    всесилии     всеблагого   Бога    и    его
хов на русском языке, а также вводят в культурный          взаимоотношениях с «чадами».
обиход петровской эпохи – в какой бы то ни было, но            Не меняет положения и «ретроспективная» уста-
поэтической форме – «новогоднюю» тему.                     новка, которую находим в другом гимне (№ 10), по
   Перевод № 9 «В Новый год» («Helft mir Gott´s            первой строке – «Скончася Год, мы похвалим…»
Gute preisen…»)3 состоит из шести 8-стиший. Немец-         («Das alte Jahr vergangen ist…»)6. Возникший было
кий оригинал (той же строфности) написан 3-стопным         мотив «подведения итогов» благополучно исчезает, и
ямбом с чередованием мужских и женских оконча-             в структурно-тематическом плане гимн строится на
ний. Стихотворный размер перевода, явно имити-             развертывании молитвенной его составляющей. Гимн
рующего ритм источника, близок к 3-стопному ямбу;          обращен к Христу, который определяется как заступ-
акцентуация достаточно вольная, часто несвойствен-         ник и хранитель. Общий смысл пожеланий состоит в
ная литературному произношению той эпохи; схема            том, чтобы Христос и в этом, новом, году не оставил
рифмовки – АбАбсДДс4 с вариантами. Интересно, что          свой «сонм христианский» и снова помог ему. Время
И.Паус, к которому перешли некоторые рукописи              в каких-либо его измерениях мало интересно для соз-
Э.Глюка, внес поправку в название гимна, данное            нания верующего, в котором (сознании) доминирует
предшественником и отсутствующее в оригинале:              вневременная ориентация – на вечного Бога, дарую-
вместо «В Новый год» – «На Новый год». Мы бук-             щего (при соответствующем поведении человека)
вально видим, как в русском языке происходит поиск         вечные же блага. И здесь, на земле, и там, на небесах
поздравительно-похвальной формулы, которая войдет          (после смерти и воскресения), истинный христианин
впоследствии в этос «новогодней» лирики. Компози-          равно славит Бога.
ция гимна кольцевая: первая и последняя его строфы             Итак, в гимнах доминируют две установки – про-
посвящены теме времени. Центральную часть гимна            славляющая и молитвенная. Им подчинены частные
занимает размышление о всеблагости Бога: всё, что          темы, в основном религиозного и нравственного ха-
происходит в мире, является проявлением Его благой         рактера (истинной веры, покаяния, воздаяния и пр.).
воли, «милости». В этот божественный порядок, пре-         Мотив праздника остается невыделенным. Для нашей
дустановленную гармонию вписывается и движение             темы интересен и тот факт, что в рассматриваемых

                                                      37


                     БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

гимнах (переводах) представлены разные временные             вполне «светских» названия и намерений автора и по
точки зрения на Новый год: проспективная – «на на-           преимуществу духовно-религиозного содержания.
ступление года» и ретроспективная – «на ушедший              Параллельно в рамках традиционного гимнического
год».                                                        жанра происходит и поиск новой жанровой формы –
    Первые в XVIII в. попытки создания собственно            светского праздничного поздравления: текст разбива-
«новогодней лирики» связаны с именем младшего                ется на строфы, соотнесенные с разными субъектам
коллеги Э.Глюка, и также выходца из Германии, –              «говорения».
магистра Иоганна Вернера Пауса (Паузе) (1670–                   В период между 1708 и 1713 гг. Паус пишет «сти-
1735). Первые его дошедшие до нас стихотворные               хотворения светского содержания на разные случаи
опыты приходятся на 1706 г. и тоже представляют              частной и общественной жизни»9: на военные победы
собой переводы лютеранских гимнов, один из кото-             Петра I, эпиталамические и любовные стихи. В это
рых предназначался к пению на новый 1706 год: «Nun           время им было создано и второе «новогоднее» произ-
laszt uns gehn und treten». Паус продолжил «миссио-          ведение – «Поздравление на новой год, иже Держав-
нерско-филологические» начинания Глюка, однако               нейшему и Августейшему великому Государю Царю
общая его эволюция как стихотворца состоит в освое-          и великому князю Петру Алексеевичу всеа великия и
нии и утверждении светской тематики. Уже следую-             малыя и белыя Росии Самодержцу и победителю нис-
щие – рубежа 1700–1710-х гг. – новогодние стихи-             кою покорностию малыми стихословными словесами,
поздравления И.В.Пауса имеют переходный – от ду-             но великим сердечным желанием подносит Его цар-
ховной поэзии к светской – характер.                         скаго величества нижайши раб»10. Обратим внимание
    Название «Поздравление на Новый 1708 год князю           на противопоставление «малых стихословных словес»
и княгине Долгоруким» дано В.Н.Перетцем. В руко-             и «великого сердечного желания», характерного для
писи стихотворение имеет заглавие «Высоко рожден-            позднейших авторов од творческого самоумаления и
ным, прелюбезным и велми почтенным родителем                 подчеркивания искренности похвалы/поздравления.
своим Государю князу Патушке и Государине княги-             По своему содержанию, предвещающему похвальные
ня матушке в начало новаго лета ≠ аψи от воплощения          оды, и по форме, близкой к стансам, это уже всецело
слова Бога Сыновным послушанием приносили три                светское стихотворение. Весьма лаконичное (пять 4-
сыны»7. По предположению В.Перетца, стихотворе-              стиший, написанных александрийским стихом), оно
ние декламировал сам Паус, указывая, когда было              обладает и довольно продуманной структурой.
нужно, на одного из своих учеников – сыновей Дол-               Как бы перефразируя петровский указ, И.В.Паус,
горуких8. Как следует из текста, стихотворение напи-         обращаясь к «Великому Монарху», говорит, что в
сано ко дню «именин Иисуса Христа», т. е. к празд-           «сей день» все радуются приходу нового года и, сле-
нику Крещения (6 января), и в то же время в заглавии         дуя древнему обычаю, «сердечно» приносят «дары
звучит формула «в начало новаго лета». Таким обра-           предобрыя» и поздравляют друг друга (строфа 1). На-
зом, произведение соотнесено с новогодне-                    помним, что в указе от 20 декабря 1699 г. ничего не
крещенским периодом, что может свидетельствовать             говорилось о новогодних подарках, и, следовательно,
о том, что представление о первоянварском начале             этот идущий из традиционной культуры обычай мог
года в быту московских дворян 1700-х гг. еще не ус-          быть прямо усвоен Паусом из культуры немецкой.
тоялось. Возможно также, что поздравление приуро-            Вторая строфа манифестирует общенациональное
чено к именинам кого-либо из старших Долгоруких.             единение – радостную новогоднюю молитву «уст и
Этим, видимо, и обусловлено отсутствие в стихотво-           сердец» подданных о монаршем благополучии. В
рении специфически новогодних мотивов, вполне                третьей строфе появляется один из «верных поддан-
узнаваемых в тех же гимнах. В сущности, перед нами           ных» – автор новогоднего поздравления, который же-
переложение гимна, приспособленное, однако, к бы-            лает     продемонстрировать     свое     единомыс-
товой ситуации. Большая его часть представляет со-           лие/единочувствие с коллективом и в то же время
бой славословие Иисуса Христа, описание-                     хочет получить ответный дар – частичку властного
перечисление признаков его величия, заимствованных           благорасположения, исходящие от монарха свет и
из нескольких книг Нового Завета (Деяний Апосто-             тепло («И в ясности твоей хочу огретися»). Из по-
лов, Евангелий от Иоанна и Луки, Посланий Корин-             следних двух строф выясняется, что его, Пауса, «да-
фянам, Апокалипсиса). На основе старого духовно-             ром» самодержцу оказываются предлежащие стихи –
религиозного содержания Паус пытается решить но-             «новогодныи моления». Они включают в себя поже-
вую – секулярную – задачу: поздравить покровителей.          лания, ставшие «общими местами» в «словах» и пане-
Вот робкие приметы светского бытования поздравле-            гириках петровской эпохи (а позднее и в одах): топо-
ния, с трудом еще вычленяемые в гимническом тек-             сы вечной жизни Монарха; славы; праведности
сте: «Тако и словеса моя вся основаю / Во имени его          власти; божественной защиты (покрова) государства;
<Христа. – А.П.> благая и желаю: / примилостивой             процветания «Царского дома» (царской фамилии).
Бог, великой властелин, / да освятит вам ум, достойн-           В историко-литературной перспективе стихотво-
ство, сан и чин». Никакой исторической локализации           рение И.В.Пауса представляет собой один из первых
событий (в пространстве и времени) в стихотворении           текстов, в котором складывается панегирически-
нет.                                                         одическая топика, пришедшая, вероятнее всего, из
    В целом же попытку ввести в жанр гимна секуляр-          немецкой придворной оды конца XVII в. С точки зре-
ные поздравительные мотивы (пожелания благ част-             ния культурологической, «Поздравление» вписывает-
ным лицам) можно расценить как механическое еще              ся в общий процесс формирования в петровскую эпо-
сложение эстетически разнородных элементов –                 ху императорского культа, постепенной «подмены» в

                                                        38


                     БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
                                                              10
сознании «верноподданных» Бога – «Великим Мо-                      Там же. С.132-133 второй пагинации.
нархом», «Помазанником» (т. е. Христом). Характер-
на небольшая деталь: в первом варианте начала чет-                                 М.Д.Баязова (НижнийНовгород)
вертой строфы «Дай Боже нашему Монарху в(о) век                         НА ПУТИ К ХРИСТИАНСКОМУ
пребыти» было: «Дай Боже твоему рабу во век пребы-                           ВОСПРИЯТИЮ МИРА
ти». Смысл «литературно-идеологической» правки                    (НА МАТЕРИАЛЕ ДРАМЫ А.С.ПУШКИНА
прозрачен: гимническая формула в праздничном свет-                         «ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ»)
ском поздравлении неожиданно обрела если и не уни-                Цель данной работы – проследить эволюцию
чижительное, то не совсем подходящее к случаю зву-            психологического состояния пушкинских героев, их
чание, и «старый» топос потребовалось заменить на             путь к осознанию истинного бытия как незыблемой
«новый».                                                      духовной опоры в мире. В центре стоит проблема
    При хронологическом рассмотрении-соположении              построения диалога, изучение которой позволяет
«новогодних» текстов Э.Глюка и И.В.Пауса становит-            ответить на вопрос, каким образом герои приходят к
ся очевидным, что, во-первых, светская тематика вы-           примирению с миром.
растала в них непосредственно из духовной; а, во-                 Драма Пушкина «Пир во время чумы»
вторых, новое содержание требовало для своего во-             воспринимается как длящееся молчание под
площения новой жанровой структуры, каковой уже в              неверный свет факелов, временами разбиваемого
аннинскую эпоху станет торжественная (похвальная)             отдельными выкриками нереализующегося диалога.
ода. Обособиться – найти себе специальную жанро-              Пушкину удалось снять напряжение – не приходом
вую форму – тема «Нового года» пока еще не может,             чумы, что погубило бы героев, а неожиданным
поскольку для ее выражения были предназначены                 явлением образа Матильды. Эта неожиданность
иные, не литературные формы и виды искусства                  становится на структурном уровне выходом из
(фейерверки, маскарады); отсутствовали и основания            заданной ситуации пира.
для жанрово-тематической дифференциации, ибо не                   Драма представляет собой две попытки сотворе-
существовало еще самой русской светской поэзии.               ния мира, осуществляющиеся через диалог. Процесс
—————                                                         пути к диалогу составляет внутреннее действие дра-
1
 Позднеев А.В. Проблемы изучения поэзии Петров-               мы. «Пир…» начинается с обращения молодого чело-
ского времени // XVIII век: сб. 3. М.;Л., 1958. С. 30–        века: «Почтенный председатель! я напомню…»
31.                                                           (с.248)1. Это первая попытка создания диалога. Одна-
2
 Почти через полтора столетия псалмопевческая тра-            ко председатель отрицает свою преемственность с
диция, причем как лютеранская, так и православная,            Джаксоном – первая попытка диалога неудачна, и мир
отзовется в творчестве В.К.Кюхельбекера. Им было              вот-вот развалится. Появление телеги с мертвецами
создано несколько «новогодних» стихотворений, в               напоминает пирующим о недолговечности их мира по
частности «Новый год» (1 янв. 1832) и «Полночь с 31           сравнению с чумой. Попытки сотворить мир вылива-
декабря на 1-е января» (1 сент. 1833), при этом по-           ются в гимн – кульминацию творения первого мира и
следнее непосредственно перелагает лютеранский                одновременно его самоубийство: «И девы-розы пьем
гимн. В то же время их образность явно отсылает к             дыханье, – быть может … полное Чумы!» (с.250).
духовным одам XVIII в. Третий текст – «На Новый                   В развитии действия наступает перелом с прихо-
год» (30 дек. 1831) – прямо построен на вариациях и           дом священника, начинается второй диалог. Священ-
реминисценциях батальных и духовных од с вкрапле-             ник наряду с телегой – символом чумы – обладает
ниями элегических романтических клише. Переос-                правом свободного передвижения в мире. Это урав-
мыслению как классицистические, так и романтиче-              нивает их позиции, в этом – гармония пушкинского
ские стилистические штампы и стереотипы                       мира. Мир еще не родился, он бьется в судорогах
мышления подвергаются в стихотворении «При исхо-              страха, гордыни и бессилия. Но должен родиться –
де 1841 года» (13 дек. 1841).                                 это знает священник и несет в мир знание веры и
3
 См.: Перетц В.Н. Историко-литературные исследова-            любви.
ния и материалы. Т.3: Из истории развития русской                 В основе конфликта лежит поиск истинного бы-
поэзии XVIII в. СПб., 1902. С.23-25 второй пагина-            тия как духовной опоры. Путь героя – от состояния к
ции.                                                          бытию, от временного к стабильному. На этом пути
4
 Правило альтернанса нарушено и в немецких стихах,            герой проживает три состояния, которые можно ус-
что свидетельствует о стремлении Э.Глюка к бук-               ловно привязать к культурно-мировоззренческим
вальному переносу ритмических особенностей под-               установкам: 1-состояние веселия – к языческому ми-
линника в перевод.                                            роощущению; 2-состояние тишины – к христианско-
5
 О композиции и топике античного гимна см.: Гаспа-            му миросозерцанию; 3-состояние небытия (оно дано
ров М.Л. Об античной поэзии: Поэты. Поэтика. Рито-            в разной степени: от суеты, «жизни мышьей бегот-
рика. СПб., 2000. С.323-373.                                  ни», как в «Стихах, сочиненных ночью во время бес-
6
 Перетц В.Н. Указ. соч. С.125-127 второй пагинации.           соницы», и в песне Мери: «боязливо Бога просят
Гимн состоит из шести 4-стиший с рифмовкой аабб,              упокоить души их» (с.248), – до явления бесов).
написанных/переведенных 4-стопным ямбом.                      Кладбище, о котором поет Мери, одного порядка с
7
 В произведении 30 строк, написано оно александрий-           кладбищем священника: в реплике последнего возни-
ским стихом.                                                  кает пространство, статическое и равноценное про-
8
 Перетц В.Н. Указ. соч. С.208.
9
 Там же. С.209.                                                © М.Д.Баязова, 2005

                                                         39


                     БИБЛИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

странству пира: спасения нет на кладбище, как и на           десный для этого мира, помещенного в конкретную
пиру. Считаем необходимым оговориться, что мир               историческую атмосферу. Мы стали свидетелями
рассматривается нами прежде всего как состояние              чуда, которое имело реальный резонанс: оно измени-
личности. Диалог возможен только в «состоянии                ло отношения между героями. Священник нисходит
тишины». Человеку необходимо чувство онтологич-              от приказа «ступай за мной», не предполагающего
ности мира, не дающее распасться на осколки «мы-             действия, совместного с автором речи – адресат вы-
шиной беготни» или забыться в веселии пира.                  полняет его один, – до просьбы «пойдем». В значе-
   Особую роль в идейно-структурной организации              нии слова «идти» заложена возможность совместно-
текста играет категория имени. Имя имеет свойство            го     действия.    Первая    реплика   сказана   в
утверждать в данном мире бытие, сущность сво-                монологическом мире, вторая родилась в результате
его носителя. Председатель имеет два имени: первое,          диалога.
Вальсингам, связано с его прошлым, второе, Предсе-               Важную роль в монологе Вальсингама играет ка-
датель – с настоящим, с пиром. В герое сосуществу-           тегория вертикали, отображающая процесс восхож-
ют два разнонаправленных вектора, один направлен в           дения и падения героя, начиная с ремарки «Предсе-
прошлое, другой – в настоящее, но природная сущ-             датель встает» и слов «c поднятой к небесам…
ность последнего принадлежит прежнему миру. Не-              рукой» (с.250), кончая строкой «мой падший дух не
обходимо подчеркнуть, что мир зовет его Председа-            досягнет уже…» (с.250) Здесь активизируется лекси-
телем, он до конца остается председателем этого              ка с визуальной семантикой: «очей бессмертных», «я
мира, не покидает его. Священник взывает к Валь-             вижу». Перед нами совершается визуальный диалог
сингаму с помощью имени Матильды, не связанного              между Матильдой и Вальсингамом. Слово «зрелище»
с пиром и способного спасти Вальсингама. Сам свя-            вкрапливается между ними, разделяет и в то же время
щенник не имеет имени, его бытие в мире чумного              объединяет их. Разделяет, так как «это зрелище»
города не утверждается, дана лишь функция. Бытие             ввергает его в состояние «падшего духа». Соединяет,
Мери и Луизы органично вписано в мир чумного го-             так как их диалог происходит через пир. Такова сила
рода, вторых имен они не имеют. Это делает спасе-            божественной любви, олицетворенной в «чистом ду-
ние для них почти невозможным. Образ молодого                хе Матильды», приходящей как утешение в момент
человека приближается к обезличенному хору, а спа-           наивысшей скорби. Герой был подготовлен к её при-
сение возможно только для личности. Наличие имени            ходу покаянием, на которое вызвал его священник
у героя, таким образом, обладает реальной силой в            (покаяние есть изменение своего внутреннего со-
драме.                                                       стояния, готовность начать новую жизнь); председа-
   Частые повторы слова «веселие» проистекают из             тель не упивался «пиром разврата», а находился в
желания утвердить это состояние в мире. В гимне              «сознанье беззаконья» (т.е. греха). Интонационно-
чума вводится в контекст веселия: «Утопим весело             смысловой акцент монолога падает на предпослед-
умы… Восславим царствие Чумы» (с.249). Неизвест-             нюю строку: «Святое чадо света! Вижу». Форма гла-
ное теряет пугающую силу, обозначенное знакомым              гола подчеркивает, что встреча происходит реально,
именем. В гимне чума приобретает ложное вечное               «здесь и сейчас». Перед нами переживание света,
бытие. Возникает проблема неискаженного воспри-              любви, как если бы чумы не было. Мир спасается
ятия мира.                                                   через председателя, роль которого – вступить в диа-
   Кульминация втрого диалога начинается сразу               лог и вывести пирующих из состояния чумы. Их ре-
после призыва священника именем Матильды. Ре-                акция на монолог («Он сумасшедший…») подчерки-
марка «Председатель встает» (с.250) свидетельствует,         вает разрыв с председателем и в то же время
что тот более неравнодушен к диалогу, восприни-              доказывает, что они по-новому увидели председате-
маемому теперь как поединок. Вставанием Вальсин-             ля, осознали через него свое безумие. Мы не можем
гам «уподобился» противнику. Лучше всего эволю-              согласиться с О.Фельдманом, утверждающим, что
ция     героя     прослеживается      на     примере         «как и все герои “маленьких трагедий”, Вальсингам
функционирования слова-лейтмотива «оставить». В              дан Пушкиным вне развития»2. В «Пире…» происхо-
слове «остается» есть оттенок от глагола «стоять» – в        дит эволюция главного героя – наряду с изменением
финале Председатель занял прежнее место, но внут-            нашего восприятия его. В отличие от предыдущих
ренне он пребывает в состоянии диалога, в которое            трагедий конфликт разрешается не через смерть ге-
ввел его священник. Первый раз «оставить» звучит             роя, а через смену его взгляда на мир.
по отношению к «чистому духу»: «оставь умолкнув-             —————
                                                             1
шее имя», второй раз оно связано с Вальсингамом:              Здесь и далее цитаты даны с указанием страницы по
«оставь меня». Вальсингам, сознательно или бессоз-           изданию: А.Пушкин. Сочинения. Л.: Худ. Лит., 1936.
                                                             2
нательно, просит оставить его там же, где осталось            Фельдман О. Судьба драматургии Пушкина. М.: Ис-
имя: он пребывает в одном поле с именем. В третий            кусство, 1975. С.181.
раз глагол употребляется в ремарке: «Председатель
остается». Автор подтверждает факт нового состоя-
ния героя, «оставшегося» в мире тишины.
   Финал содержит как минимум три тайны: 1– как
произошла встреча с Матильдой; 2 – что случилось с
председателем после разговора с ней; 3 – как про-
изойдет выход пирующих из состояния чумы. Явле-
ние Матильды имеет сверхприродный характер, чу-

                                                        40



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика