Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Психология человека в современном мире. Том 5: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна

Голосов: 0

Данный сборник научных трудов - материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения выдающегося отечественного психолога Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960). Представленные материалы являются тематическими и посвящены обсуждению психологических проблем личности и группы в условиях изменений современного российского общества.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ность проблемы взаимодействия человека и среды применительно
к образовательному процессу в школе требует отнести ее к одной
из актуальных проблем современной психологии вообще и педаго-
гической психологии в частности.

                               Литература
Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. СПб., 2002.
Вагурин В. А. Синергетика эволюции современного общества. М., 2006.
Выготский Л. С. Педагогическая психология. М., 2005.
Идея системности в современной психологии / Под ред. В. А. Барабанщикова.
    М., 2005.
Коммуникативно-ориентированные образовательные среды. Психология
    проектирования / Под ред. В. В. Рубцова. М., 1996.
Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии.
    М., 1984.
Панов В. И. К проблеме психолого-педагогического проектирования и экс-
    пертизы образовательного учреждения // Психологическая наука и об-
    разование. 2001. № 2. С. 14–20.
Панов В. И. Экологическая психология: Опыт построения методологии.
    М., 2004.
Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание // О месте психического во всеобщей
    взаимосвязи явлений материального мира. М., 1957.
Слободчиков В. И. О соотношении категорий «субъект» и «личность» в кон-
    тексте психологической антропологии // Развитие личности. 2005. № 2.
    С. 49–58.
Слободчиков В. И., Громыко Ю. В. Российское образование: перспективы
    развития // Директор школы. 2000. № 2. С. 3–12.
Ярошевский М. Г. История психологии. 3-е изд., дораб. М., 1985.
Ясвин В. А. Векторная модель школьной среды // Директор школы. 1998.
    № 6. С. 13–22.




     Формирование модели мира человека в условиях
            информационной реальности
                    С. А. Дружилов (Новокузнецк)


В   психологии стало уже традиционным представление о том, что че-
    ловек формирует некоторую систему образов, которая лежит
в основе регуляции поведения и в конечном счете его жизни в целом.
У каждого человека есть свой определенный образ мира и окружа-
ющих людей, и человек действует и чувствует себя, как отмечал

22


Э. Берн, не в соответствии с действительными фактами, а в соот-
ветствии со своими представлениями об этих фактах. Специфика
картины мира человека определяет глубину и границы познания,
эмоциональное отношение и готовность активного действия в нем.
    В условиях новой технической и информационной реальнос-
ти многие виды деятельности (профессиональной и непрофессио-
нальной) связаны с процессами приема и переработки информации.
Профессиональная деятельность (в том числе операторов) является
частным случаем трудовой жизнедеятельности, человеческого бытия
вообще. Опираясь на идеи С. Л. Рубинштейна о сущностной специ-
фике способа бытия человека в мире (Рубинштейн, 1973, с. 276),
современные исследователи (Суходольский, 2000; Завалишина, 2003)
рассматривают профессиональную деятельность как систему отно-
шений человека с миром, реальным и воображаемым.
    В связи с этим многие категории и методы, первоначально создан-
ные и используемые в инженерной психологии, приобрели общепси-
хологический характер и могут быть распространены на другие виды
профессиональные деятельности, а в ряде случаев – и на сферу чело-
веческого бытия. К таким категориям могут быть отнесены понятия
«информационная модель», «оперативный образ», «концептуальная
модель деятельности».
    Понятие «информационная модель» применительно к оператор-
ской деятельности было предложено и Д. Ю. Пановым, и В. П. Зинченко
в 1964 г.. Информационная модель (ИМ) – это организованная в соот-
ветствии с определенной системой правил совокупность информации,
поступающей по каналам связи от управляемого объекта и характе-
ризующая состояние объекта, самой системы управления и внешней
среды. Технической основой для формирования ИМ являются системы
и средства отображения информации (СОИ).
    Любой человек и без технических СОИ получает значимую для его
деятельности информацию. В. Н. Пушкин писал, что нет ни одного
вида труда, в основе которого не было бы соответствующей формы
информационного моделирования мира. В качестве предмета изуче-
ния психологической науки он предлагал рассматривать выяснение
закономерностей построения и работы «мозговых информационных
моделей внешнего мира», обслуживающих поведение человека (Пуш-
кин, 1965). Поэтому, в общем случае, под информационной моделью
может пониматься совокупность организованной информации, по-
лучаемой разными способами человеком для осуществления своей
деятельности с желаемыми результатами.
    Разработка принципов построения ИМ предполагает решение
двух групп взаимосвязанных вопросов. Первая из них касается отно-

                                                                23


шения ИМ к объекту (событию): ИМ должна обеспечить необходимую
полноту описания событий. Вторая группа вопросов касается отноше-
ния ИМ к особенностям воспринимающего ее человека: ИМ должна
обеспечивать оптимальный информационный баланс и не приводить
к дефициту или избытку информации, согласовываться с законо-
мерностями гностических процессов, посредством которых человек
принимает и перерабатывает информацию (Ломов, 1965, с. 134).
Отметим, что сформулированные 40 лет назад проблемы построения
ИМ в наши дни приобретают новую актуальность, связанную с орга-
низацией информационного обеспечения человека в условиях новой
технической, информационно насыщенной реальности.
    На основании восприятия информационной модели у челове-
ка формируется оперативный образ, разновидностью которого,
по Д. А. Ошанину, является и так называемая концептуальная модель
деятельности (КМД). Это понятие (conceptual model) было предложено
английским психологом А. Т. Велфордом в 1961 г. на XIV Международ-
ном конгрессе по прикладной психологии и изначально раскрывалось
как глобальный образ, формирующийся в голове оператора. В даль-
нейшем в работах отечественных психологов оно получило развитие
и наполнение новым содержанием. Логико-временной анализ системы
понятий, раскрывающих суть КМД (Дружилов, 2002), позволяет нам
сформулировать современное видение этого феномена и расширить
применительно к модели мира человека.
    КМД – это своеобразный внутренний мир человека-деятеля, кото-
рый базируется на большом количестве информации о профессиональ-
ной среде, предмете труда, целях, средствах и способах деятельности.
Она включает в себя представление специалиста о профессиональных
задачах, знание последствий правильных и ошибочных решений,
готовность к нестандартным, маловероятным событиям. Недоста-
точность признаков для построения КМД, их содержательная «обед-
ненность», может сделать это внутреннее средство деятельности ис-
точником неадекватных действий. КМД включает три составляющие:
образную, понятийную и действенную.
    Важнейшими свойствами КМД являются активность, целост-
ность и динамичность, характеризующие ее готовность к измене-
ниям. При отсутствии такой готовности человек либо игнорирует
информацию об изменениях в окружающей реальности и действует
в соответствии со сложившимися неадекватными представлениями,
что приводит к деформации трудового поведения и личности (Дружи-
лов, 2004). Или же человек проявляет сверхнормативную активность,
направленную на изменение мира в соответствии со своей системой
представлений.

24


     Картина (образ) мира человека как целостное образование явля-
ется единством трех компонентов – познавательного, эмоционального
и волевого (Бузунова, 2005). Картина мира (обобщенный его образ) на-
ходится в состоянии непрерывного самоформирования (Худяков, 2001).
Процесс формирования «модели мира» есть непрерывное изменение
ее структуры в результате восприятия человеком всего сигнально-
информационного комплекса.
    С позиций информационного подхода можно сделать предпо-
ложение о строении «картины мира» человека (по аналогии с КМД)
как образно-понятийной психической модели – «модели мира человека»
(сокращенно обозначаемой далее в тексте как ММЧ). «Модель мира»
представляет собой форму субъективной организации имеющейся
у человека значимой информации, которая реализует процесс его
целенаправленного поведения и деятельности.
     Понятие «информация» может быть истолковано как некоторая
совокупность сведений, определяющих меру наших знаний о тех
или иных процессах, событиях, явлениях, фактах и их взаимосвязи
(Мамиконов, 1983). Рассматривая информацию в аспекте регуляции
активности человека, следует учитывать специфические проявления
ее свойств. Прежде всего, информация есть способность материи быть
воспринимаемой. Одно и то же явление может содержать или не со-
держать информацию для различных видов восприятия человека.
Классический пример – газета, выпущенная на языке, понятном
не для всех людей, которым она попадает в руки.
     Образная составляющая ММЧ синтезируется из отдельных об-
разов как множество картин из оперативных (быстро меняющих-
ся) и неоперативных (относительно стабильных) образов ситуаций,
фрагментами которых являются образы-цели, образы-объекты и об-
разы-условия жизни и деятельности. Напомним, что предложенное
С. Л. Рубинштейном понимание онтологического субъекта включает
в себя и генетический аспект, в том числе представления о внутренних
условиях как эффекте происходивших в прошлом взаимодействий
человека с миром (Рубинштейн, 1973). Исходя из этого, можно пред-
полагать, что опыт таких взаимодействий сохраняется в виде отно-
сительно постоянных образов, формирующихся у человека с раннего
детства и проявляющихся в его морально-ценностной сфере.
     Эмоционально насыщенные образы предстают для человека
как субъективная реальность, управляющая его активностью. Что-
бы понять зависимость проявления той или иной формы активности
человека, как отмечают, «необходимо сам образ рассматривать по ти-
пу информационного процесса» (Петровский, 1998, с. 168). Однако
следует учитывать, что информация, передаваемая сигналом-обра-

                                                                 25


зом, качественно иная, чем информация, которую несет сигнал-код
(Веккер, 1964).
      Понятийная составляющая ММЧ состоит из названий объектов,
субъектов, причинно-следственных и других отношений, из всего
того, что можно выразить с помощью понятий, определений и т. д.
С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что основное значение для мышления
в понятиях имеет речь, слово. «Процесс мышления протекает в более
или менее сложном сочетании наглядно-образного содержания пред-
ставлений, с выходом за пределы непосредственной наглядности вер-
бальным обозначением содержания мышления» (Рубинштейн, 1989,
с. 373). Исследователь подчеркивал, что «слово – наиболее пригодное
средство обозначения мысли» (там же).
      Мыслительный процесс, согласно С. Л. Рубинштейну, включает
в себя оперирование и образами, и понятиями. Отметим, что у челове-
ка большинство образов внешних объектов может быть вербализовано,
т. е. выражено в понятийно-словесной форме. Справедливо и обратное:
большинство понятий имеет или может получить конкретно- или аб-
стракно-образные дериваты. К полиморфизму образно-понятийных
отношений в ММЧ необходимо стремиться при различных формах
и уровнях обучения человека. Конечно, далеко не все воспринима-
емое человеком может быть вербализовано. Но вербализация, т. е.
понятийно-словесное выражение для описания умений, необходима
и для самоконтроля, и для передачи опыта при обучении.
      «Качество» формируемой индивидуальной ММЧ зависит от осо-
бенностей организации информации, поступающей человеку, от той
объективной «информационной модели» (ИМ), посредством которой
презентуется мир. Доминирование в ИМ образной формы подачи
информации приводит к актуализации соответствующей (образной)
составляющей ММЧ. Преобладание у человека образной составля-
ющей в ММЧ приводит к тому, что мышление субъекта становится
преимущественно «конкретным» – в отличие от вербально-понятий-
ного (абстрактного) мышления, что, по сути, является проявлением
невербального интеллекта. Следствиями такого вида мышления
является «привязанность» мысли к данному объекту или ситуации –
и снижение способности к обобщениям, прогнозу, синтезу.
      Во многом картина мира человека формируется глобальными
СМИ с использованием информационных технологий. Их вектор
направлен, прежде всего, на образную составляющую ММЧ (следуя
ставшему крылатым выражению А. Кончаловского: «Картинка сильнее
слова!») – тогда поступающая информация минует фильтр сознания
и воздействует непосредственно на чувства. Такой «перекос» в подаче
информации ослабляет значимость второй сигнальной системы чело-

26


века. В результате понятийная и образная составляющие в картине
мира слабо коррелируют друг с другом.
     Начавшиеся глобальные по своим последствиям изменения в об-
разовании, как отмечает М. Г. Делягин, ведут к изменению восприятия
мира не только отдельной личностью, но и обществом (Делягин, 2008).
Отказ от комплексного подхода в обучении в пользу «натаскивания»
на отдельных примерах приводит к утрате человеком навыков само-
стоятельного мышления. Тенденция, когда «пример» из иллюстра-
тивного, вспомогательного элемента обучения становится основным,
характерна и для профессионального, и общего образования. Она
проявляется, в частности, в переходе к сдаче экзамена на основе
обособленных тестов (например, ЕГЭ), а не в виде собеседования.
Замена понимания изучаемого процесса суммой разрозненных пред-
ставлений об отдельных его аспектах – серьезная угроза снижения
интеллектуального уровня для всего общества.
    Содержание индивидуальной «модели мира» человека может быть
представлено как совокупность имеющейся у него «агрегированной»
информации (т. е. обобщенной путем ее уплотнения и исключения
второстепенной) о мире (Мамиконов, 1983, с. 108), являющейся
результатом предыдущих восприятий этого мира. Облегчение ком-
муникаций в результате применение информационных технологий
позволяет человеку, не углубляя своего восприятия мира, создать но-
вую информацию, просто обменявшись мнениями с другими людьми,
либо получая из глобальных СМИ.
    Складывающаяся новая искусственная реальность, с точки зрения
получения новой информации, важной для каждого индивидуума,
«делает познание мира относительно менее необходимым и ценным»
(Делягин, 2008, с. 54). В этих условиях индивидуальная ММЧ стано-
вится отражением не объективного мира, а некоторого «виртуально-
го», созданного на основе специфически организованной (с помощью
информационных технологий) информационной модели. Погружение
человека в такой «виртуальный мир» все сильнее отгораживает его
от реальности. С другой стороны, те, кто искал возможность воспол-
нить недостаток внутреннего содержания впечатлениями внешнего
мира, могут реализовать это: современные средства представления
информации позволяют человеку социально желательным образом
уходить от решения своих проблем (Дружилов, 2008).

                             Литература
Бузунова Л. Г. Духовность и картина мира человека // Вестник Томского
    государственного педагогического университета. Серия: Психология.
    2005. Выпуск 1 (45). С. 5–7.

                                                                  27


Веккер Л. М. Восприятие и основы его моделирования Л.: Изд-во Ленинград-
    ского ун-та, 1964.
Делягин М. Г. Драйв человечества. Глобализация и мировой кризис. М.: Вече,
    2008.
Дружилов С. А. Концептуальная модель профессиональной деятельности
    как психологическая детерминанта профессионализма человека // Вест-
    ник Балтийской педагогической академии. Вып. 48. СПб.: Изд-во БПА,
    2002. С. 46–50.
Дружилов С. А. Профессиональные деформации и деструкции как следствие
    искажения психологических моделей профессии и деятельности //
    Журнал прикладной психологии. 2004. № 2. С. 56–62.
Дружилов С. А. Уход от реальности как деструктивный способ выживания
    личности // Ананьевские чтения – 2008: Материалы научно-практ. конф.
    СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. С. 380–382.
Завалишина Д. Н. Субъектно-динамический аспект профессиональной дея-
    тельности // Психологический журнал, 2003. Т. 24. № 6.
Ломов Б. Ф. О некоторых критериях оценки сигналов, передающих инфор-
    мацию человеку-оператору // Проблемы инженерной психологии: Ма-
    териалы конференции. Вып. 2. Л., 1965.
Мамиконов А. Г. Принятие решений и информация. М.: Наука, 1983.
Петровский А. В. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998.
Пушкин В. Н. Оперативное мышление в больших системах. М.-Л.: Энергия,
    1965.
Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2 т. М.: Педагогика, 1989. Т. 1.
Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973.
Суходольский Г. В. Метапсихология как новый подход к пониманию научной
    психологии // Вiсник Харкiвъского Унiверситету. 2000. № 498. С. 140–143.
Худяков А. И. Психофизика обобщенного образа: Автореф. дис.…докт. психол.
    наук. СПб., 2001.




     Подход к изучению социально-психологического
     пространства как одной из форм бытия личности
                  А. Л. Журавлев, И. А. Соина (Москва)


Ч   еловек живет в сложном изменяющемся многомерном мире.
    По мнению С. Л. Рубинштейна, «мир» предполагает в качестве
своего ядра ««мир» соотносительный с человеком» (Рубинштейн, 2003,
с. 301), который понимается также широко.
     В связи с этим С. Л. Рубинштейн предлагает «новый подход к кате-
гориям». Развивая мысль о том, что «разным уровням бытия (особенно

28


человеческого бытия) соответствуют категории разных уровней», он
подводит к пониманию того, что «время существует как время при-
роды, физики, движения материи, жизни и как время человеческой
истории (А. Бергсон, В. Гейзенберг)» и «пространство выступает
как пространство физико-химических процессов, пространство ор-
ганизмов (В. И. Вернадский) и «пространство» человеческой жизни»
(Рубинштейн, 2003, с. 301).
    Человек в своей жизнедеятельности включен во множество одно-
временно существующих форм и видов пространственно-временных
систем, под влиянием которых происходит его развитие как индивида
и становление как личности. Разными философскими школами про-
странство понимается как форма бытия, и, являясь общенаучной
категорией, оно стало объектом изучения многих дисциплин. Целая
совокупность проблем в современной науке, в том числе психологичес-
кой, решается с использованием этой категории. Методологический
подход, при котором пространство трактуется как один из важней-
ших способов обоснования бытия человека, представляется весьма
перспективным.
    Согласно современным представлениям следует говорить о мно-
жественности видов пространственно-временного континуума,
каждому из которых соответствуют свои специфические формы
организации материи и хода временных процессов, свои особен-
ности в развитии взаимодействия объектов. Поэтому современные
исследователи, анализируя эти особенности, говорят о разных «про-
странствах» и разном «времени» в физических, биологических, соци-
альных и других процессах. Таким образом, понятием «пространство»,
помимо физиков, биологов и философов, оперируют, как минимум,
еще педагоги, социологи и психологи.
    Наряду с традиционно находящимися в сфере научного инте-
реса социальным, политическим, экономическим, образователь-
ным видами пространства (П. Сорокин, П. Бурдье, С. К. Бондырева,
Ю. М. Забродин, Н. А. Шматко), изучаются также информационное,
коммуникативное, ценностное, духовное, бытийное, жизненное, ин-
теллектуальное, ментальное, психологическое, личностное и другие
виды пространства жизнедеятельности человека (А. В. Бурмистрова-
Савенкова, А. Л. Журавлев, В. Е. Клочко, А. Б. Купрейченко, О. Ю. Мар-
кова, О. И. Муравьева, С. К. Нартова-Бочавер, И. А. Соина, И. А. Сурина,
О. Ф. Филимонова). При этом функционирование разных пространст-
венных систем подчинено определенным закономерностям, и каждая,
в свою очередь, обладает рядом отличительных особенностей.
    Обстоятельное изучение любой категории и особенно такой,
как «пространство», вызывает необходимость ее раскрытия во всей

                                                                     29


полноте и сложности. Новые, более глубокие слои уже известных
видов пространства или его новые виды требуют своего специального
изучения и осмысления.
    Особенности формирования разных видов пространства могут
быть принципиально различными, так как они связаны и с функцио-
нальными характеристиками их элементов, и с системными связями
видов пространства в целом и т. д. Одни его виды в жизнедеятельности
человека структурируются на объективных основаниях, в том числе су-
ществующих социальных отношений, другие – субъективных, т. е. пред-
ставлениях людей об окружающем мире, третьи, находясь на стыке,
включают в себя сочетание того и другого. Изучение разных видов про-
странства сопряжено с огромными сложностями из-за множественнос-
ти взаимных связей и зависимостей, разнообразия их функций, форм
и структур. Поиски и изучение новых форм пространственной органи-
зации социальной и психической жизни человека, несмотря на высо-
кую трудоемкость, всегда будут одной из важнейших научных задач.
    Разработка одного из видов пространства – социально-психоло-
гического, в связи с его малой изученностью представляется нам
особенно актуальной и может стать весьма перспективным научным
направлением, так как его изучение продвигает нас в понимании мно-
гих проблем, остающихся до настоящего времени не вполне решенны-
ми. Это проблемы психологических отношений и влияний, трудности
объяснения поступков и механизмов человеческого поведения и т. д.
С позиции социально-психологического пространства можно рассмот-
реть проблемы взросления, становления идентичности (этнической,
профессиональной и т. д.), социального созревания личности и др.
    Именно в этом виде пространства «отношение человека к миру,
к бытию и отношение человека к человеку существует в их взаимо-
зависимости и взаимообусловленности» (Рубинштейн, 2003, с. 286).
Эта взаимозависимость определяется особенностями формирования
изучаемого пространства. Так, следуя траектории профессионального
и карьерного движения, каждый человек вступает во множество
социальных связей и отношений, влияний и воздействий, оценок
и суждений. Но, проявляя высокую степень избирательности и руко-
водствуясь своей ценностной системой, личность из многочисленных
случайных контактов всегда выбирает людей, значимость которых
для нее особенно высока и с которыми возникают жизненно важные
отношения. Специфика построения личностью своего социально-
психологического пространства заключается в «мере соотношения
самоопределения и определения другим (условиями, обстоятельства-
ми)» (Рубинштейн, 2003, с. 286). Более того, в том, как конструирует,
а впоследствии изменяет свое пространство личность, преобразовы-

30


вая действительность, осознавая при этом необходимость и исполь-
зуя возможности – три модуса, лежащие в основании формируемого
социально-психологического пространства, проявляются жизне-
творческие способности выстраивающей его личности. При этом
высокая социальная значимость выбираемых людей не обязательно
предполагает столь же высокий показатель их психологической зна-
чимости. Именно субъективная, личностная значимость других
является основанием для включения их личностью в свое социально-
психологическое пространство, которое есть выделяемое сознанием
пространство субъективно значимых психологических отношений,
связывающих личность с ее референтными (значимыми) и психологи-
чески близкими Другими (представленными совокупностью элементов
ее пространства), расположение которых в пространственной системе
координат определяется оценками и представлениями, ожиданиями
и предпочтениями личности.
    Решая широкий круг проблем, возникающих при изучении ка-
кого-либо конкретного вида пространства человека, мы неизбежно
ставим вопрос о его системообразующем факторе. Таким фактором,
или ведущим, доминирующим свойством, определяющим объедине-
ние элементов в систему в социально-психологическом пространстве
личности, выступает значимость.
    Уровень значимости Других как элементов формируемого лич-
ностью социально-психологического пространства определяется тем,
какое специальное для личности значение (реальное или мыслимое,
желаемое или ожидаемое) имеет конкретный выбор, каким лич-
ностным смыслом наполнены связи, и что в них имеет для субъекта
формирования пространства особую ценность. Предполагается «зна-
чимость» рассматривать как интегральный феномен, существующий
в единстве его составляющих: значения, смысла и ценности.
    Изучение совокупности элементов и связей между ними, основ-
ных компонентов и параметров, свойств и функций, особенностей
строения и закономерностей динамики, а также процесса форми-
рования и многие другие вопросы предстоит решать при изучении
социально-психологического пространства личности.
    По нашему мнению, С. Л. Рубинштейн предлагает конкретный
путь изучения личности (и ее социально-психологического про-
странства), заключающийся в том, чтобы «раскрыть человека во всех
для него существенных связях и отношениях, в каждом из которых
он выступает в новом качестве» (Рубинштейн, 2003, с. 286).

                               Литература
Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.

                                                                       31



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика