Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Психология человека в современном мире. Том 5: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна

Голосов: 0

Данный сборник научных трудов - материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения выдающегося отечественного психолога Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960). Представленные материалы являются тематическими и посвящены обсуждению психологических проблем личности и группы в условиях изменений современного российского общества.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ного и других типов отношения к природе; оценка психологической
готовности к изменению собственного экологического поведения;
оценка психологической готовности к активному изменению эколо-
гической среды жизнедеятельности; 5) система основных ценностных
ориентаций человека (терминальных и инструментальных) и место
природы в их иерархии; оценка ранга Природы как ценности в сис-
теме жизненных ценностей человека; 6) отношение личности к себе
как субъекту экологического поведения: оценка уровня собственной
активности по разрешению экологических проблем; предпочитаемые
действия под влиянием информации об экологической обстановке;
степень принятия личной ответственности и оценка ответственности
других субъектов (государственных и общественных) за состояние
экологической ситуации в районе проживания.
    В исследовании проводится опрос молодых людей в возрасте
17–30 лет, проживающих в городах с различными экологическими
условиями. В анализе будут приниматься во внимание следующие
характеристики респондентов: пол, возраст, образование, сфера
деятельности и род занятий, семейный статус, регион проживания,
экономический статус и др. Сбор эмпирических данных осуществля-
ется методом персонального формализованного интервью в технике
«лицом к лицу».
    Обобщение результатов исследования позволит определить струк-
туру актуального экологического сознания личности и выделить те
его элементы, которые наиболее характерны для молодежи в совре-
менных условиях, а также могут влиять на ее социальную активность
в целом.

                                Литература
Абульханова-Славская К. А. Жизненные перспективы личности // Психоло-
    гия личности и образ жизни / Отв. ред. Е. В. Шорохова. М.: Наука, 1987.
    С. 137–145.
Абульханова-Славская К. А. Развитие личности в процессе жизнедеятель-
    ности // Психология формирования и развития личности. М.: Наука,
    1981. С. 19–44.
Кряжева И. К. Социально-психологические факторы адаптированности
    личности: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 1980.
Ломов Б. Ф. Личность в системе общественных отношений // Психологический
    журнал. 1981. Т. 2. № 1. С. 3–17.
Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: На-
    ука, 1984.
Психология личности и образ жизни / Отв. ред. Е. В. Шорохова. М.: Наука,
    1987.

192


Психология совместной жизнедеятельности малых групп и организаций /
    Отв. ред. А. Л. Журавлев, Е. В. Шорохова. М.: Социум, Изд-во ИП РАН, 2001.
Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во «Академия наук СССР», 1957.
Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1998.
Чернобыльский след: Социальная и правовая защита детей и подростков,
    пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы (Психолого-
    правовые исследования). М.: Изд-во ИП РАН, 1992.




     Фактор социального подкрепления и личность
                   Н. Н. Чавчавадзе (Тбилиси, Грузия)


Ч  еловек – социальное существо, и потому становление его личности
   и, следовательно, формирование его основных характеристик про-
исходит в обществе, в окружении людей. Из этого следует, что изучать
человека следует именно с учетом его связи с социальной средой.
    Изучая воздействие социальной среды на человека, исследова-
тели размежевали между собой формы одностороннего социального
влияния и двустороннего социального взаимодействия. Они харак-
теризуются различной психологической природой и содержанием.
К одностороннему социальному влиянию причисляют виды воздейст-
вия, при которых психическая активность человека претерпевает
изменения под влиянием другого. При двустороннем же воздействии
имеем формы взаимовлияния, являющиеся результатом межлич-
ностного отношения.
    Одной из форм одностороннего социального влияния является
социальное подкрепление – определенное воздействие на поведение
положительного или отрицательного отношения к нему, выраженного
другим человеком. Положительное или отрицательное отношение
к поведению индивида дает ему определенное направление: усили-
вает или ослабляет его.
    Гринспун (Greenspoon, 1955), Адамс и Хофман (Adams, Hoff-
man, 1960), Стивенсон, Кин, Найт и другие (Stevenson, Keen,
Knights, 1963) показали, что выраженное другим человеком отноше-
ние к определенному поведению может изменить, повлиять на такие
личностные характеристики и состояния, как формально-грамма-
тическая сторона речи, позиция говорящего субъекта, формирова-
ние и выработка аттитюда. Экспериментально было подтверждено,
что изменение активности человека, его социальное формирование
и обучение часто достигаются путем таких едва заметных социальных
воздействий, как реакции, выражающие согласие – кивок головы,

                                                                         193


улыбка, жесты согласия и т. д. Было установлено, что реакции, выра-
жающие согласие, на самом деле усиливают тенденцию репродукции
действий, выполненных индивидом, тогда как реакции, выражающие
несогласие, наоборот, ослабляют ее.
    Как и следовало ожидать, после обнаружения и признания факта
социального подкрепления встал вопрос: является ли социальное
подкрепление условным сигналом для того поведения, с которым
оно связывается, или имеет какое-либо другое значение? Тефель
и Нутмен независимо друг от друга провели эксперименты и пришли
к выводу, что для хода поведения высказанные другим человеком
слова имеют психологическую ценность лишь постольку, поскольку
выражают отношение к данному поведению, что еще раз подтверж-
дает зависимость человека от общества, психологическое значение
и ценность его социальности (Taffel, 1955; Nuthmann, 1957). С одной
стороны, полученные результаты, разумеется, чрезвычайно интерес-
ны и важны, но, с другой стороны, несомненно, возникает вопрос:
разве человек осуществляет лишь такое поведение, которое нравится
присутствующим, и всегда останавливается, когда другие выражают
недовольство? Не говоря уже о взрослых, дети часто демонстрируют
противоречивое поведение, за которое их даже наказывают.
    Если подробно рассмотреть все эксперименты, проведенные с це-
лью изучения феномена социального подкрепления, то можно убедить-
ся в том, что были изучены лишь эффекты воздействия социального
подкрепления на социальное поведение. Проведенный Гринспуном
(Greenspoon, 1955) эксперимент, ставивший целью выявление эф-
фекта социального влияния на формально-грамматическую сторону
речи, в сущности, подтверждает факт воздействия социального под-
крепления на социальное поведение: задача испытуемого состояла
в произнесении на протяжении 50 мин. определенных слов по типу
так называемой «цепной реакции». Вследствие возникновения опре-
деленной потребности испытуемые последовательно произносили
слова, стоящие то в единственном, то во множественном числе. Сама
по себе форма множественного или единственного числа не имела ка-
кого-либо особого значения для испытуемого. Значимым для личности
фактом могло быть лишь присутствие экспериментатора, и поскольку
испытуемые, хотя и по разным мотивам, принимали участие в опыте,
у них могла возникнуть единственная потребность высшего порядка –
потребность сотрудничества с экспериментатором. Поведение же,
ориентированное на такую потребность, как известно, является соци-
альным. Именно в силу существования потребности в сотрудничестве
испытуемые в соответствии с реакцией экспериментатора так изме-
няли свой ответ, чтобы руководитель опыта остался доволен.

194


    В исследованиях, проведенных Адамсом и Хофманом (Adams,
Hoffman, 1960), была установлена роль социального подкрепления
при выявлении позиции говорящего субъекта. Выражение собствен-
ного отношения, несомненно, также представляет собой социальную
активность, поскольку служит показателем отношения субъекта
к тем или иным объектам. Эксперименты Хильдума и Брауна (Hildum,
Brown, 1956) показали, что посредством социального подкрепления
возможна выработка определенного взгляда или позиции. Здесь,
как видим, также идет речь о взаимосвязи социальной активности
и социального подкрепления.
    При рассмотрении указанных вопросов стало очевидным, что не-
смотря на многочисленные исследования точная характеристика
феномена социального подкрепления все еще нуждается в решении
целого ряда проблем. В частности, необходимо уточнить: 1) влияет ли
социальное подкрепление на поведение любого типа или же оно
оказывает воздействие лишь на определенное поведение; 2) везде ли
одинаковы эффекты влияния; 3) почему социальное подкрепление
дает поведению четкое направление; 4) каков механизм влияния
на поведение человека реакций согласия или несогласия, выраженных
другими людьми.
    Решение указанных вопросов, несомненно, поможет лучшему пони-
манию механизма человеческого поведения, выявит те условия, кото-
рые необходимы для нормального протекания разных типов поведения,
в случае же необходимости позволит регулировать действия личности.
    На современном этапе развития социальной психологии широко
используется понятие «установка», поскольку для многих исследо-
вателей становится ясно, что без его помощи невозможно решение
многих проблем социальной психологии. Понятие установки наи-
более плодотворно для описания связи между человеком и общест-
вом, личностью и социальной средой, поскольку оно лучше других
терминов показывает, как отражается в каждом конкретном случае
среда в психике личности и как реагирует человек на это отражение.
Согласно теории установки Д. Узнадзе, целесообразное протекание
человеческой деятельности, ее направленность определяются той
установкой, на основе которой осуществляется активность. Исходя
из этого нами была выдвинута гипотеза о том, что в процессе соци-
ального подкрепления в первую очередь измененяются и реоргани-
зуются установки личности под влиянием других людей. В частности,
социальное подкрепление является одним из факторов формирования
установки, и оно, изменяя установку, вызывает изменение поведения.
    Цель исследования состояла в экспериментальной проверке вы-
двинутой гипотезы, для чего были изучены роль и значение соци-

                                                               195


ального подкрепления в формировании установки поведения всех
типов. Согласно теории установки, любому поведению соответствует
установка определенного вида, реализации которой и служит данное
поведение. Поскольку между установкой и поведением существует
такая прямая связь, классификация поведения возможна и на основе
установки. Известно, что для формирования установки необходимо
существование двух различных факторов – внутреннего и внешнего.
Внутренним фактором установки служит потребность человека.
Поэтому при классификации поведения по внутреннему фактору
установки можно выделить два вида поведения: экстерогенное и ин-
трогенное (Узнадзе, 1940).
    Учет предметного, внешнего, фактора установки позволяет выде-
лить три формы установки экстерогенного поведения: 1) установка
практического поведения – ориентированного на конкретные предме-
ты; 2) установка теоретического, познавательного поведения – ориен-
тированного на абстрактно общие объекты; 3) установка социального
поведения – ориентированного на социальные объекты.
    Установки интрогенного поведения бывают двух видов: 1) уста-
новка реализации психофизических сил, вызванная импульсом
самоактивности органов чувств и познания и лежащая в основе фи-
зических или умственных игр, спортивной активности; 2) установ-
ка к творчеству, служащая для выражения личностных ценностей
и определяющая творческую активность.
    Изучая взаимодействие социального подкрепления и поведения
различного типа, мы опирались на предложенную Ш. Надирашвили
классификацию форм поведения в зависимости от внутреннего
и внешнего фактора определяющей их установки (Надирашви-
ли, 1975). По отдельности была изучена роль социального подкреп-
ления при реализации установки: 1) практического поведения;
2) теоретического, познавательного поведения; 3) социального
поведения; 4) реализации психофизических сил; 5) творческого
поведения.
    Первые три вида поведения относятся к числу экстерогенных,
а это означает, что подобного рода поведение определяется субстан-
циональной потребностью, для удовлетворения которой необходим
объективно данный, существующий во внешней действительности
предмет. Реализация психофизических сил и творчество суть интро-
генного поведения. Потребность, определяющую их, следует искать
в самом индивиде. Для ее удовлетворения необходимо не наличие
предмета, существующего вне субъекта, а приведение в действие
тех сил индивида, которые в данный момент не участвуют в процессе
удовлетворения практических потребностей.

196


    Каждое поведение имеет свою цель, которая состоит в удовлетво-
рении соответствующей конкретной потребности. Цель поведения,
несомненно, имеет для личности определенную ценность. Под лич-
ностной ценностью цели поведения мы подразумеваем то большее
или меньшее значение, которое придается личностью достижению
или недостижению цели. Достижение цели в ряде случаев имеет
для человека большое личностное значение, а порой оно не столь
уж значимо. Целью поведения голодного человека является утоле-
ние голода, но достижение этой цели не всегда имеет одинаковое
значение для субъекта. В силу потребностей более высокого ранга
недостигнутая цель может не считаться большой неудачей, и человек
даже изменит поведение. Например, если очень голодный человек пре-
кратит принимать пищу ради неожиданно пришедшего к нему друга,
которому по болезни эта пища противопоказана, то он фактически
останется неудовлетворенным, цель поведения – недостигнутой, но,
тем не менее, человек не расстроится, поскольку для него встреча
с другом более важна, чем утоление голода. Фактически личностная
ценность цели поведения определяется личностной ценностью по-
требности, вызывающей поведение. Обычно чем выше потребность,
удовлетворению которой служит поведение, тем большее личностное
значение имеет это поведение для человека. При объяснении поведе-
ния для установления личностного значения его цели весьма важно
учитывать те общие ценностные ориентации, аттитюды и личностные
свойства, которыми характеризуется тот или иной человек. Чрезвы-
чайно важно учитывать также мотив поведения, поскольку разные
мотивы придают одному и тому же поведению разный смысл.
    Поскольку согласно теории установки целесообразное проте-
кание человеческого поведения, его направление существенным
образом определяется установкой, вызывающей это поведение,
следует предположить, что в процессе социального подкрепления,
в первую очередь, имеет место реорганизация установки личности
под влиянием других людей. Вследствие чего выявленные во всех
наших экспериментах эффекты воздействия социального подкреп-
ления были рассмотрены и проанализированы с позиции теории
установки.
    В результате нашего экспериментального исследования (Чав-
чавадзе, 1987) было выявлено, что одна из форм социального вли-
яния – социальное подкрепление – играет важную роль в форми-
ровании установки поведения всех типов. Оно выступает внешним,
социальным фактором формирования установки и в какой-то мере
определяет результаты ее реализации. Для большинства экстеро-
генных типов поведения большое значение имеет положительное

                                                              197


подкрепление. В частности, оказалось, что на установочную сенсо-
моторную активность человека, в которой ничто не зависит от воли
личности и в течение которой она почти не может оказать воздействие,
что выражается в усилении эффекта установки, отрицательное соци-
альное подкрепление приводит к гораздо более сильному эффекту,
о чем свидетельствует величина возникающих иллюзий. Реализация
установки теоретического поведения, познания также в определен-
ной степени оказалась зависимой от положительного подкрепления,
поскольку для «среднего» ученика она играет в процессе познания
роль стимула, отрицательное же подкрепление вообще не оказывает
влияния на поведения подобного типа. Лишь для установки экстеро-
генного поведения третьего вида – социального поведения – имеют
значение оба типа социального подкрепления, как положительное, так
и отрицательное. Социальное подкрепление может создать условия
для выявления фиксированной социальной установки. В зависимости
от типа подкрепления формируется различная актуально-моменталь-
ная установка, которая либо способствует фиксированной социальной
установке, либо препятствует ей, а то и изменяет ее. Следует отметить,
что результаты нашего эксперимента, проведенного в сфере социаль-
ного поведения, совпадают с данными Гринспуна, Адамса и Хофмана,
и потому фактически нами были сделаны аналогичные выводы.
Выяснилось также, что под воздействием фактора социального под-
крепления человек может изменить свое отрицательное отношение
к какому-либо объекту, тогда как положительное отношение подвер-
гается изменению с большим трудом. Социально-психологическое
объяснение данного факта, по нашему мнению, может быть таким:
если дело касается отрицательного отношения не к негативному
явлению (как это было в проведенном нами эксперименте), человек
может изменить свое отрицательное мнение из стремления устра-
нить дисгармонию, возникающую в обществе из-за разногласия
во мнениях, а также под влиянием авторитета подкрепляющего
или в случае, если он считает себя некомпетентным и т. д. Разумеется,
иначе будет обстоять дело, если вопрос касается негативных явлений
в общественной жизни. Исходя из тех же принципов испытуемые
в этом случае, видимо, выработают отрицательное отношение. Однако
данное суждение – предмет отдельного исследования, и можно лишь
предположить конкретные результаты.
    Весьма интересные результаты, по нашему мнению, были полу-
чены при изучении воздействия социального подкрепления на виды
интрогенного поведения. Оказалось, что на установку поведения
указанного типа действует лишь отрицательное подкрепление. Поло-
жительное социальное подкрепление не играет никакой роли при осу-

198


ществлении подобного поведения – положительное подкрепление
не может внести изменения в интрогенное поведение.
    Чем вызвано влияние отрицательного социального подкрепления
на установку интрогенного поведения? Дело в том, что интрогенное
поведение в наибольшей мере переживается личностью в качестве
«собственного» поведения. Это на самом деле так, и человек зна-
ет, что, осуществляя поведение подобного типа, он выносит свое
собственное «я» вовне – на обозрение общества, социальной среды.
Именно через такое поведение человек выявляет себя. Хотя субъектом
любого поведения является сам человек, однако при экстерогенном
поведении причину неудачи всегда можно усмотреть в каком-нибудь
объективном обстоятельстве, тогда как причину и автора успеха
или неудачи интрогенного поведения следует искать в человеке, его
реализующем. Все это осознается человеком, и потому он с особой
«ответственностью» берется за интрогенное поведение. В случае
отрицательного социального подкрепления нарушается гармония
между личностью и обществом, а человек в силу своей социальной
природы, под влиянием общества или среды приводит в исполнение
компенсационное поведение для восстановления равновесия между
«я» и обществом.
    Таким образом, посредством понятия установки объяснен пси-
хологический механизм социального подкрепления. Эксперимен-
тально показано, что социальное подкрепление является внешним,
социальным, фактором установки и вызывает изменение активности
личности путем реорганизации установки, лежащей в основе данного
поведения. Полагаем, что, опираясь на полученные эксперименталь-
ные данные, можно дать определенные рекомендации и указания
в различных сферах взаимоотношений между людьми.
    Полученные результаты позволяют заключить, что характер
каждого осуществленного человеком конкретного поведения зависит
и от позиции окружающих людей. Этот факт необходимо принимать
во внимание в связи с правильной оценкой правонарушений. Помимо
того, мы нравственно ответственны за поступки друг друга.

                              Литература
Надирашвили Ш. А. Социальная психология личности. Тбилиси, 1975. С. 62–
    110 (на груз. яз.).
Узнадзе Д. Н. Формы поведения человека // Труды Тбилисского гос. ун-та.
    Тбилиси, 1940. Т. 17. С. 1–39 (на груз. яз.).
Чавчавадзе Н. Н. Социальное подкрепление как один из факторов форми-
    рования установки: Автореф. дис.…канд. психол. наук. Тбилиси, 1987
    (на груз. яз.).

                                                                   199


Adams Y. S., Hoffman D. The frequency of self reference statements as a function
     of generalized reinforcement // Journal of Abnormal and Social Psychology.
     1960. № 60. Р. 384–389.
Greenspoon T. The reinforcing effect of two spoken sounds on the frequency of two
     responses // American Journal of Psychol. 1955. № 68. Р. 400–416.
Hildum D. C., Brown R. W. Verbal reinforcement and interviewer bias // Journal of
     Abnormal and Social Psychology. 1956. № 58. Р. 108–111.
Nuthmann A. M. Conditioning of a response class on a personality test // Journal
     of Abnormal and Social Psychology. 1957. № 54. Р. 10–23.
Stevenson H. W., Keen R., Knights R. M. Parents and strangers as reinforcing agents
     for children’ s performance // Journal of Abnormal and Social Psychology.
     1963. № 67. Р. 183–186.
Taffel C. Anxiety and conditioning of verbal behavior // Journal of Abnormal and
     Social Psychology. 1955. № 51. Р. 496–501.




      Мир Взрослых и Мир Детства: трансформация
       отношений как фундаментальный вызов
                 современной эпохи
                        С. Л. Шалаева (Йошкар-Ола)


В    современном обществе резко возрастает актуальность исследо-
    вания различных проблем детства, что непосредственно связано
с четким осознанием его роли в существовании и воспроизводстве
на содержательном и функциональном уровнях социума и природы
человека. Продолжает увеличиваться поток исследований в этой сфе-
ре – от культурно- исторической психологии развития, этнографии
детства и истории детства – к социологии детства, экологической
психологии развития ребенка, социально-генетической психологии,
социальной психологии детства, экологии детства и, в соответствии
с духом времени, – виртуальной психологии детства. Большой эврис-
тичностью в рассмотрении этих проблем обладает предложенная
в культурно-историческом подходе идея связи ребенка со взрослым.
    Детство – это период становления ребенка полноценным членом
человеческого общества, это время самого бурного развития человека,
которое невозможно без посреднической роли взрослого. Именно
взрослый выступает посредником между ребенком и совокупностью
социокультурных ценностей, установок, норм, которые определяют
условия жизни данного общества и возможность нормально жить
в нем. С этой точки зрения отношения взрослых и детей уместнее на-
зывать диадой, психологическим симбиозом, так как это – целостная

200


система, форма организации совместной жизни и деятельности, кото-
рая и обеспечивает обеим сторонам процесс взаимной социализации.
     Существование такого рода психологического симбиоза неод-
нократно подмечалось отечественными психологами. Так, Л. С. Вы-
готский подчеркивал, что развивается не сам по себе изолированно
взятый ребенок, а целостная система взаимодействия «ребенок–
взрослый». Д. Б. Эльконин отмечал, что ребенок познает окружающий
мир, строя его образ не своими руками, а руками и ногами взрослого
человека. Он говорил также о том, что нет системы «дети и общество» –
в этом словосочетании союз «и» выполняет не только соединительную,
но и разделительную функцию, а потому теоретически правильным
будет выражение «дети в обществе».
     Можно сказать, что окружающий мир – это большое общество,
состоящее из двух диалектически взаимосвязанных, влияющих друг
на друга структур – Мира взрослых и Мира детства. Они взаимодопол-
няют друг друга, не могут существовать друг без друга, помогая друг
другу в социализации, обеспечивая своим присутствием и функцио-
нированием процесс наследования, передачи социально-исторической
памяти, опираясь на которое общество и развивается как целостная
структура. Но они и отрицают друг друга, и это отрицание заложено
с самого начала противопоставления этих двух структур общества
и объясняется их содержательным разнообразием. Отсюда всегда
присущий межпоколенному общению «конфликт отцов и детей».
     Взаимоотношения Мира взрослых и Мира детства – проблема
столь же вечная, как и общество, эти отношения имманентно присущи
любому «живому» социуму и они небеспроблемны – сложны и проти-
воречивы, доходя порой до явной парадоксальности (Шалаева, 2006,
с. 175–177).
     Современное измерение диалектики этих отношений многие
исследователи склонны во все большей степени видеть как нарастание
конфликтности и кризисности, все более непредсказуемых по своим
последствиям. Тяжесть проблемы «отцов и детей» сегодня нарастает
и начинает принимать превращенные формы. Сложность и противо-
речивость этих взаимоотношений в современном обществе начинает
осознаваться и обозначается как «уникальная социальная ситуация
развития современного детства» (В. В. Абраменкова), «технологизация
мира детства» (С. Л. Шалаева) и т. д.
     По нашему мнению, существует целый комплекс причин, вы-
зывающих эти последствия, к основным из которых, стоит отнести
следующие:
     1. В прошлом новое поколение было по численности всегда больше
предыдущего. Сегодня наблюдается обратная тенденция – меняется

                                                                 201



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика