Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Психология человека в современном мире. Том 5: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна

Голосов: 0

Данный сборник научных трудов - материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения выдающегося отечественного психолога Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960). Представленные материалы являются тематическими и посвящены обсуждению психологических проблем личности и группы в условиях изменений современного российского общества.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    можностей в повышении дохода, уровня экономической активности,
его тенденций, собственных перспектив выделены психологические
типы экономической активности руководителей и сопоставлены
показатели их отношения к деньгам и к соблюдению нравственных
норм делового поведения, представления о мире бизнеса и другие
показатели экономического самоопределения, а также использова-
ние ими психологических защит. Так низкий уровень экономичес-
кой активности характерен для руководителей удовлетворенных
имеющимся уровнем благосостояния, а также неудовлетворенных
им, но не видящих возможностей его повышения. Для обоих типов
характерно отсутствие внутриличностного нравственного конфлик-
та – они оценивают собственный уровень соблюдения нравственных
норм близко к идеалу. Выявлено три типа руководителей с высокими
оценками уровня экономической активности. В их числе молодые,
с небольшим стажем деятельности, неудовлетворенные своим матери-
альным благосостоянием – для них внутриличностный нравственный
конфликт не характерен. Однако этот конфликт (различие уровня
собственного отношения к соблюдению нравственных норм делового
поведения, а также уровней отношения идеального и типичного
современного руководителя) существует в сознании другого типа
высокоактивных руководителей – имеющих значительный стаж
и поддерживающих экономическую активность на высоком уровне
скорее по инерции, а также во избежание снижения доходов. Анализ
показывает, что внутриличностный нравственный конфликт является
как следствием разинтеграции личности, так и закономерным этапом
ее экономического самоопределения.
     Полученные результаты демонстрируют, что нравственно-психо-
логические факторы экономического самоопределения регулируют
экономическое поведение как непосредственно – ограничивая выбор
допустимых форм экономической активности, так и опосредствованно –
оказывая влияние на уровень притязаний, цели и условия экономичес-
кой деятельности, в частности на отношения с деловыми партнерами.



        Множественные защиты социализации
              в условиях медиасреды
                 О. В. Петрунько (Киев, Украина)


П   остановка проблемы и ее актуальность. В современных инфор-
    мационных (постиндустриальных, поствиртуальных) обществах
традиционная психосоциальная система «социум – личность» приоб-

162


ретает принципиально новое содержание, новые акценты и смыслы.
В нее активно, настойчиво и даже агрессивно включается влиятель-
ный посредник – масс-медиа, и, таким образом, диада «личность–со-
циум» превращается в триаду «личность–масс-медиа–социум», и про-
цесс социализации, соответственно, осуществляется и происходит
как медиасоциализация. Это особенно ярко проявляется во времена
нестабильности, когда сила и влияние традиционных институтов
социализации (семьи, образовательно-воспитательной системы, ре-
ферентных социальных групп, государства, церкви) оказываются
существенно ослабленными и главным агентом социализации ста-
новятся масс-медиа.
    Ныне достаточно распространенным является мнение, что на-
ибольшая проблема и потенциальная опасность для социализации
детей и молодежи состоит в том, что медиаобщества неосмотрительно
делегировали масс-медиа образовательно-воспитательную функ-
цию и функцию социализации подрастающего поколения, которые
всегда выполняли традиционные социализационные институты.
Это достаточно серьезная проблема современности, и сегодня мало
кто решается прогнозировать, как она может сказаться на новых
поколениях и отразиться на судьбах обществ и социумов. Данная
проблема существенно обостряется в связи с ослаблением социаль-
ных функций и роли семьи как главного института социализации,
кризисом современной семьи в постсоветских обществах, а во-вто-
рых, в связи с чрезмерным доверием родителей и лиц, ответствен-
ных за социализацию детей, к масс-медиа (особенно к Интернету)
и допущением их в жизнь детей в излишне больших количествах.
В результате этого большинство детей оказываются «незащищенны-
ми социализацией» и отягощенными отрицательным социальным
опытом.
    Хорошо известно, что появление в социуме любого нового медиу-
ма всегда вызывает страх, напряжение, беспокойство, протест. В этом
есть часть здравого смысла, но также есть и немало безоснователь-
ных предубеждений. В связи с этим целью нашей статьи является
попытка оценить размеры потенциальных рисков для социализации
детей и молодежи, которые содержит медиасреда, а также защитного
потенциала (защитных ресурсов) социализации.
    Исследование проблемы. Определение социализации, на наш
взгляд, следует начать с дифференциации понятий «социализация»
и «социальная адаптация», поскольку от этого зависит: 1) выбор
критериев «правильной» социализации; 2) выбор пути исследования
процесса ее осуществления и вызванных нею эффектов в условиях
медиасреды (в сфере медиавлияния).

                                                               163


    Под социализацией мы понимаем 1) мета-программу (универ-
сальный мета-проект); 2) универсальный мета-механизм (систему
механизмов, алгоритм) и 3) онтологический процесс включения
индивидов в социум, осуществляемый на всех уровнях функциони-
рования социальной системы. Мета-проект социализации выработан
многовековым опытом развития человеческого общества и закреплен
в архетипах коллективного бессознательного (К. Г. Юнг), социаль-
ном (или социетальном) психофрактале (Е. А. Донченко). Процесс
социализации, как множество разворачивающихся индивидуальных
историй вхождения индивидов в социум, не имеет окончательной
формы и длится в течение всей жизни человека, однако он тоже
достаточно предначертан. Сначала социализация осуществляется
как процесс принудительный, детерминированный и жестко конт-
ролируемый социумом, а потом, после того как состоялось приру-
чение ребенка к социуму, включение его в социальные сети, этот
процесс детерминируется самим индивидом, т. е. осуществляется
как самосоциализация. Главные задания социализации – передача
новым поколениям культурных универсалий, социального опыта,
материальных и духовных ценностей конкретного общества и чело-
вечества в целом – это, прежде всего, задания общества (Розум, 2006).
Их реализация является функцией, потребностью и необходимостью
общества, поскольку гарантирует его самосохранение, воссоздание
его как немного другого, несколько обновленного, но непременно
узнаваемого, тождественного самому себе. И каждое общество долж-
ным образом об этом позаботилось, создав собственные проекты
социализации, системы социализационных институтов, систему
надежного социального контроля и т. п.
    В отличие от социализации социальная адаптация является
феноменом мезо- и, прежде всего, микроуровня. Она заключается
в формировании конкретных («здесь и теперь») индивидуальных про-
грамм взаимодействия индивида с действительностью для успешного
и по возможности комфортного взаимодействия с ней, а чтобы это
стало возможным – усвоения культурных универсалий, социального
опыта, материальных и духовных ценностей «своего» общества (Ро-
зум, 2006). Главные задания социальной адаптации – индивидуальное
самосохранение, приспособление к конкретным условиям существова-
ния, относительно беспроблемные (оптимальные) жизнедеятельность
и развитие в этих условиях – это, прежде всего, индивидуальные,
«эгоистические» задания каждого отдельного индивида.
    Анализ множества представленных в психологической и фило-
софской литературе концепций и моделей социализации дает осно-
вания утверждать, что разница между ними заключается не только

164


во взглядах их авторов, как представителей той или иной сферы знания
или определенной научной школы, и не только в большем или мень-
шем объяснительном их потенциале. Вопрос не в том, что одни моде-
ли – «хорошие», «удачные», потому что они, например, гуманистически
ориентированы (субъект-центрированы), а другие модели – «плохие»,
«неудачные», потому что они социоцентрованы, игнорируют значение
личности и базируются на представлениях о целесообразности социа-
лизационного диктата. Вопрос в том, что каждая из известных моделей,
во-первых, эффективна и целесообразна только на определенном этапе
социализации, а во-вторых, каждая из них явно или имплицитно со-
держит коннотацию формирующего, просоциального влияния на тех,
кто подлежит социализации, и вместе с тем коннотацию защиты
их от случайных, незапланированных, несанкционированных социу-
мом влияний и/или воздействий, к которым мы относим и медиавоз-
действия. Таким образом, большинство известных концепций и моде-
лей не противоречат одна другой и даже не являются альтернативными,
как это может показаться на первый взгляд, а скорее дополняют
одна другую и все вместе создают единую картину социализации.
    На наш взгляд, социализацию, как универсальный процесс и ме-
ханизм специальной подготовки нужного количества индивидов
для сохранения и возобновления социумов, можно представить
как взаимное согласование и реализацию трех базовых ее моделей.
    Первой такой моделью является фрактальная модель социализа-
ции, представляющая собой «идеальную» матрицу, или мета-проект
социализации, в соответствии с которым социумы очерчивают, ре-
презентируют себя, а также самовоссоздаются, самовозобновляются
и эволюционируют, оставаясь при этом тождественными самим себе.
Концептуальные основы данной модели сформулированы украинской
исследовательницей Е. А. Донченко в созданной ею фрактальной
психологии (Донченко, 2005). Согласно Е. А. Донченко, программа
(изначальный и вечный проект) социализации заложена и на уровне
социального (социетального) психофрактала, и благодаря этому эта
программа действует безупречно и всегда. Даже если социум пере-
бывает в состоянии нестабильности и кризиса, соответствующий
психофрактал постоянно сохраняет его память о себе и всегда готов
развернуть нужную в данный момент «антикризисную программу»
(Донченко, 1994, 2005). Таким образом, можно утверждать наличие
особенной универсальной формы защиты – защиты мета-уровня – ин-
дивидуальных и коллективных субъектов социализации от асоциаль-
ных и потенциально деструктивных влияний факторов среды (в том
числе и манипулятивного воздействия СМИ) – «защиты социетальным
психофракталом».

                                                                165


    Вторая модель – кратологическая (или властно-подвластная)
идеально репрезентирует процесс социализации на ранних ее этапах –
этапе предсоциализации и этапе первичной социализации, которые
согласовываются с ранним и дошкольным детством и с младшим
школьным возрастом ребенка. Концептуальная база данной модели
создана украинским исследователем В. А. Васютинським и представ-
лена в его интерактивной психологии власти (Васютинський, 2005).
Данная модель основывается исключительно на внешней детерми-
нации процесса социализации и жестком внешнем (социальном) кон-
троле социальной жизни ребенка, который достаточно длительный
период своей жизни рассматривается исключительно как объект
социализации. Такая модель направлена на удержание ребенка в сфе-
ре социализационного воздействия. Результатом реализации этой
модели является «первичное приручение ребенка», его «порабощение
социализацией», заранее спланированное «включение его в социа-
лизационную паутину» (в «паутину социальных связей») и вместе
(параллельно) с этим – создание, активизация и укрепление базовой
системы социализационной защиты, выстроенной для него социумом,
в котором он родился, живет и развивается. Таким образом, можно
утверждать существование еще одной формы защиты от внешних
асоциальных, потенциально деструктивных влияний (в том числе
и со стороны масс-медиа) – «защиты системой социального контроля».
    Третья – «ориентированная на поступок» модель – является оп-
тимальной, «идеальной» моделью этапа вторичной социализации,
который условно начинается в подростковом возрасте и длится всю
сознательную жизнь человека. Основу этой модели преимущественно
составляет внутренняя детерминация (самодетерминация) соци-
альной жизни индивида как сознательного субъекта социализации.
Результатами реализации этой модели является самопотенциирова-
ние индивида, инициация и управление им процессом собственной
социализации, его готовность и активное взаимодействие с социумом
в данном направлении. Таким образом, социализация имеет признаки
самосоциализации и проявляется как цепь поступков – просоци-
альных рефлексивных действий, основанных на ответственности
и направленных на реализацию взрослеющим человеком своей че-
ловеческой сущности. Концептуальные основы этой, онтологической
по своей сути, модели вхождения в социум заложены К. А. Абульхано-
вой-Славской, А. В. Брушлинским, С. Л. Рубинштейном, В. А. Татенко
и другими выдающимися исследователями. Рассматривая психосо-
циальную систему «личность–социум», данная модель постулирует
«присутствие человека» в мире (т. е. приоритет человека в его отно-
шениях с социумом). Реализация этой модели возможна при доста-

166


точно высоком уровне развития индивида, когда должным образом
развита его субъектность (С. Л. Рубинштейн), когда «развернуты»,
актуализированы все субстанциональные интуиции субъектного
ядра его личности (Абульханова-Славская, Брушлинский, 1989; Та-
тенко, 1996). При таком уровне развития личности можно утверждать
наличие еще одной формы защиты от потенциально деструктивных
воздействий внешней среды (в том числе и медиасреды), идущих
вразрез с задачами социализации – «защиты поступком».
    Центральной категорией психологии поступка является категория
субъектности как системного качества личности, которое форми-
руется в процессе ее социализации и проявляется на определенном
этапе ее развития. Анализ природы человека, осуществленный в на-
учной школе С. Л. Рубинштейна, привел к пониманию субъектности
как способности человека осуществлять взаимообусловленные из-
менения в мире и в себе самом, принимать на себя ответственность
за последствия этих изменений и в соответствии с этим строить свою
жизнь (Абульханова-Славская, Брушлинский, 1989; Татенко, 1996).
    Таким образом, на наш взгляд, есть достаточно причин считать,
что медиавоздействие на процесс социализации существенно огра-
ничивается, по крайней мере, тремя системами социально-психоло-
гических защит.
    Первая – исторически-культурно-социальная система защиты –
предоставляется социализацией, как универсальным механиз-
мом самосохранения, самовоссоздания и позитивного развития
обществ и социумов. Мощный защитный ее потенциал (психофрак-
тал как метапроект социализации, система социального контроля,
способность субъектов социализации к поступку как ответственному
и основанному на моральных ценностях социальному действию)
позволяет сохранить отдельных индивидов для социума, не позволяет
им сбиться с предначертанного социализацией курса, спрятаться
в виртуальном мире, который придумали и создали масс-медиа взамен
мира реального.
    Вторая, также универсальная система защиты, – субъектно-инди-
видная – предоставляется личностью, являющей собой уникальную
и самодостаточную психосоциальную систему, наделенную необхо-
димыми «субъектными интуициями», позволяющими ей разумно
выбирать и присваивать «надлежащий» социальный опыт (что делает
возможным эффективное включение индивида в социум, его само-
реализацию в нем) и отклонять «ненадлежащее» (то, что делает ее
отношения с социумом затруднительными и некомфортными).
    Третья система защиты заложена в медиасреде: в самих масс-
медиа и в особенностях когнитивного и психологического взаимо-

                                                              167


действия индивида с ними. Масс-медиа (телевидение, Интернет)
не так автономны и самостоятельны, как это провозглашает «миф
о четвертой власти». С одной стороны, масс-медиа являются активным
актором медиаобщества, формирующим индивидуальное, групповое,
общественное сознание (общественное мнение), а с другой стороны –
всего лишь одним из его элементов, его инструментом, который
без участия человека остается бездейственным и никому не нуж-
ным. Созданные обществом и людьми для себя самих, масс-медиа
более или менее успешно выполняют предписанные им функции
и, в сущности, поддерживают существующий социальный порядок
и заказанные обществом социальные нормы и ценности.

                               Литература
Абульханова-Славская К. А., Брушлинский А. В. Философско-психологическая
    концепция С. Л. Рубинштейна: К 100-летию со дня рождения. М.: Наука,
    1989.
Васютинський В. О. Інтеракційна психологія влади. К.: КСУ, 2005.
Донченко Е. А. Социетальная психика. К.: Наукова думка, 1994.
Донченко Е. А. Фрактальная психология (доглубинные основы индивидуаль-
    ной и социетальной жизни). К.: Знание, 2005.
Розум С. И. Психология социализации и социальной адаптации человека.
    СПб.: Речь, 2006.
Татенко В. А. Психология в субъектном измерении. К.: Просвіта, 1996.




                Адаптация первокурсников
            к системе вузовского образования
                 А. И. Протасова (Нижний Новгород)


Р  езультаты демографических, социологических и психологичес-
   ких исследований последних лет убедительно свидетельствуют
о существенном нарастании негативных тенденций в социальных
и индивидуально-психологических характеристиках, а также ухуд-
шении состояния здоровья молодого поколения нашей страны. Так,
на первых курсах обучения до 30 % студентов вузов испытывают
серьезные затруднения в процессе адаптации к учебной деятельности
в высшей школе, приводящие к снижению успеваемости, различным
функциональным расстройствам и заболеваниям и в конечном итоге
к отчислению. Значительный вклад в изменение функционального
состояния обучаемых вносят постоянно увеличивающиеся инфор-
мационные нагрузки и необходимость работы в свободное от учебы

168


время (и не только) для обеспечения своего более приемлемого ма-
териального положения.
    При работе со студентами особое внимание должно уделяться
лицам со сниженной успеваемостью, плохой учебной дисциплиной
и высокой заболеваемостью, т. е. имеющим признаки затрудненной
профессиональной адаптации к учебной деятельности. Представ-
ляется, что в данных случаях наиболее заинтересованными будут
представители администрации вуза и родители студентов. Кроме
того, затруднения адаптации могут проявляться эмоциональными
срывами, межличностными конфликтами, неадекватным поведени-
ем. Низкая переносимость значительных (особенно на первом курсе
обучения) умственных, эмоциональных и физических нагрузок может
быть обусловлена:
    • недостаточной мотивацией к обучению, в том числе и в кон-
      кретном вузе;
    • слабо сформированными интеллектуальными, личностными
      и физическими ПВК, обеспечивающими обучение;
    • наличием хронического утомления из-за неоптимального
      режима труда, отдыха и питания;
    • межличностными конфликтами в группе;
    • недостаточной гибкостью эмоционально-волевой сферы;
    • незнанием способов сохранения и восстановления работо-
      способности.
Адаптация к вузовским условиям образа жизни, учебы, досуга связа-
на с резким изменением социального положения личности. Исходя
из важных сфер становления личности, основное содержание процесса
адаптации студентов в вузе можно определить как приспособление
к новому типу учебного коллектива, его обычаям и традициям.
    Среди факторов, определяющих эффективность процесса адапта-
ции, важнейшим является удовлетворение и развитие коммуникатив-
ных потребностей личности студента. Именно характер отношений,
складывающихся между обучающимися в процессе совместной дея-
тельности, определяет условия, которые или стимулируют процесс
вхождения в студенческую жизнь, или, наоборот, сковывают актив-
ность, препятствуют адаптации в вузе. Иначе говоря, важным усло-
вием успешности адаптации является психологическая комфортность
каждого члена учебной группы, удовлетворенность от пребывания
в данном коллективе, чувство «защищенности». В психолого-педа-
гогической литературе широко обсуждается проблема адаптации
первокурсников к системе высшего образования, и не случайно:
от успешности этого процесса во многом зависят дальнейшие профес-

                                                             169


сиональная карьера и личностное развитие будущего специалиста.
Дезадаптация студентов может приводить не только к хроническо-
му отставанию в усвоении знаний, но и к вторичным нарушениям
психосоциального развития, к различным формам отклоняющегося
поведения. Не менее остро эта проблема сказывается и на качестве
учебно-воспитательного процесса, дестабилизируя учебную дея-
тельность других студентов, отвлекая на себя значительную часть
усилий педагогов.
    Проблему вузовской адаптации следует отнести к одной из соци-
альных проблем современного образования, требующей уже не столько
углубленного изучения, сколько поисков продуктивного решения
на практическом уровне: с серьезными научно-методическими разра-
ботками, направленными на создание профилактических программ,
включающих приемы психологической коррекции нарушений лич-
ностного развития студентов, на поиски эффективных средств пси-
холого-педагогической поддержки педагогов и родителей студентов.
    Решение данной проблемы современного образования лежит на
пути как углубленного исследования причин, так и разработки и оцен-
ки продуктивности программ адаптации первокурсников на прак-
тическом уровне с передачей ее заинтересованным пользователям.
    В заключение необходимо подчеркнуть, что успешная реализа-
ция Программы возможна лишь при достаточной готовности членов
педагогического коллектива к восприятию всех вероятных аспектов
и факторов адаптации студентов к условиям вуза (включая их собст-
венные педагогические ошибки) и к сотрудничеству с психологом,
который, в свою очередь, должен иметь высокий уровень как про-
фессиональной, так и социальной компетенции.



       Теоретическое обоснование исследования
    изменения состояния психики детей, родившихся
       и проживающих в регионе экологического
        неблагополучия (в Забайкальском крае)
                            Н. М. Сараева (Чита)


Р  егионы экологического неблагополучия нашей и других стран
   специфичны во многих отношениях: географическом, социально-
экономическом, демографическом и т. д., но все они имеют деформи-

*     Работа выполняется при финансовой поддержке РГНФ, проект № 09-06-00 064а
      «Психологическая адаптация человека в осложненных условиях жизненной
      среды (на примере детского юношеского населения Забайкальского края)».

170


рованную «загрязнениями» физическую среду, составляющую часть
жизненной среды человека. Понятие «жизненная среда» обозначает
совокупность природных и социальных условий и факторов, во вза-
имодействии с которыми происходит развитие организма и психики
людей (Ковалев, 1993; Панов, 2004; Ясвин, 1997). Она становится
неадекватной генофенотипическим свойствам человека (Казна-
чеев, 1980), негативно влияет на его физическое здоровье и через
иммунную, эндокринную, нервную и другие системы организма
обусловливает изменения психической активности человека. Направ-
ленность этих изменений и их причины нуждаются в специальном
рассмотрении.
    В течение нескольких лет анализ упомянутых изменений про-
водится сотрудниками лаборатории региональных исследований
психики ЗабГГПУ. Изучается состояние психики детского населения,
проживающего на экологически неблагополучных территориях За-
байкальского края.
    Забайкальский край по своим природно-климатическим особен-
ностям и преобладающему профилю хозяйственной деятельности мо-
жет быть отнесен к регионам, в которых проживание и деятельность
человека требует серьезных энергозатрат, напряжения адаптивных
систем человека. По уровню индекса потенциальной жизнеспособнос-
ти Забайкалье относят к регионам с наиболее низким показателем.
Специалисты в области медицины и те, кто занимается вопросами
адаптации человека, указывают на ее неустойчивость у населения
Забайкальского края (Агаджанян, Гомбоева, 2005). Большая часть
территорий этого среднегорного региона, экономика которого связана
с добычей и переработкой полезных ископаемых, может быть названа
экологически неблагополучной. Деформация физической среды здесь
заключается не просто в присутствии каких-то отдельных «загрязни-
телей», а в комплексных негативных геофизических и геохимических
параметрах естественного и производственного генеза, которыми
среда характеризуется в целом. Диапазон их достаточно широк: от не-
достаточности кислородной и микроэлементов до наличия тяжелых
металлов и повышенной радиации. Биологическая и психологическая
адаптация человека к такой среде имеет свою специфику.
    По мнению многих исследователей, при всем многообразии ответ-
ных реакций в организме, имеется универсальный принцип возникно-
вения адаптивных сдвигов для различных по качеству раздражителей.
Эти универсальные соматические и вегетативные приспособительные
реакции основаны на константных уровнях метаболизма тканей,
обеспечивающих общую энергетику целостного организма (Агад-
жанян и др., 1998; Селье, 1960). У населения Забайкалья в первую

                                                               171



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика