Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Психология человека в современном мире. Том 5: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна

Голосов: 0

Данный сборник научных трудов - материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения выдающегося отечественного психолога Сергея Леонидовича Рубинштейна (1889-1960). Представленные материалы являются тематическими и посвящены обсуждению психологических проблем личности и группы в условиях изменений современного российского общества.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    группы испытуемых: согласившиеся и отказавшиеся принять участие
в работе коллегии присяжных. Предметом исследования в работе
выступили правовые представления личности, ее смысложизнен-
ные ориентации в связи с установкой к участию в суде присяжных.
В исследовании приняли участие 182 жителя Краснодарского края
в возрасте от 25 до 65 лет.
     Первоначально была изучена установка личности к конкретной пра-
вовой ситуации (Верстова, Улько, 2007), где основным методом иссле-
дования явилась разработанная анкета, с помощью которой выделили
и сформировали группы испытуемых: согласившихся и отказавшихся.
Далее рассмотрели характер широких социально-правовых представ-
лений испытуемых и отношение испытуемых к отдельным элементам
правовой реальности. С целью получения информации о правовых
представлениях и моделях смысловых пространств испытуемым были
заданы для оценивания по шкалам СД центральные для проблемы
«право-нравственность» понятия. Понятия «закон», «власть» отражали
систему правового регулирования; понятия «справедливость», «правда»
представили систему нравственного регулирования (Верстова, Уль-
ко, 2007). Полученные данные были обобщены и представлены в виде
описания групп с различной установкой к участию в суде присяжных,
включающей характер широких социально-правовых представлений
(трехфакторный семантический дифференциал Ч. Осгуда) и специ-
фику смысложизненных ориентаций (тест СЖО Д. А. Леонтьева).
     Результаты исследования показали, что люди с различной по-
веденческой установкой к участию в суде присяжных заседателей
отличаются разноуровневыми смысловыми образованиями личности:
правовыми представлениями и смысложизненными ориентациями.
     Яркой особенностью согласившихся являются более высокие
оценки понятия «закон» по всем трем факторам (оценке, силе, ак-
тивности), что свидетельствует об его эмоциональном приятии, силе
и динамичности данной правовой категории в сознании респондентов
и, соответственно, более высокой смысловой значимости. Согласив-
шиеся готовы принимать правовые нормы и идентифицировать себя
с ними, наделяют «закон» и «власть» более высокой активностью.
Эмоциональное отношение в группе отказавшихся к правовым и мо-
ральным объектам не дифференцированно, оценка этих объектов
испытуемыми проходит через негативный полюс конструкта «оцен-
ка». Оценочные шкалы, используемые согласившимися, в основном
нейтральные и положительные, при оценке понятия «власть» шкалы
в основном отрицательные и, соответственно, негативные.
     Полученные результаты показали, что люди, не готовые принять
участие в коллегии присяжных устойчиво демонстрируют существен-

122


ное расхождение в семантическом пространстве нравственных и пра-
вовых категорий, группа характеризуется значительным семантичес-
ким расстоянием между такими объектами, как закон–справедливость,
закон–правда в отличие от согласившихся (см. таблицу 1). Дальше всего
в семантическом пространстве отказавшихся располагаются понятия
«закон» и «правда», ближе всего «справедливость» и «правда». Согласно
представлениям отказавшихся, с помощью закона вряд ли добьешься
правды и справедливости. Люди, согласившиеся принять участие
в коллегии присяжных, готовы принимать правовые нормы, склонны
идентифицировать себя с ними, правовые категории наделяют более
высокой активностью. Правовая сфера согласившихся воспринимается
как динамичная, изменчивая, а сами субъекты готовы к активным
действиям в этой области (что выражается в готовности участвовать
в работе коллегии присяжных).
                              Таблица 1
             Семантическое расстояние между объектами
              в группах отказавшихся и согласившихся
     Пары объектов               Согласившиеся    Отказавшиеся
     Закон–Справедливость             0,82             1,24
     Закон–Правда                     0,95             1,88
     Закон–Власть                     0,79             1,01
     Справедливость–Правда            0,63             0,68
     Справедливость–Власть            1,61             1,28
     Правда–Власть                    1,65             1,73

Далее рассмотрим результаты исследования связи вариантов право-
вых представлений личности со смысложизненными ориентациями.
Так как достоверных различий в группах по тесту СЖО обнаружено
не было, то мы из-за неоднородности групп рассматривали их по груп-
пам согласившихся и отказавшихся (см. таблицу 2).
    У согласившихся по шкалам «Цели» и «Результат» выявлены
различия между «познавателями» и «борцами за справедливость»
(p < 0,001); по шкалам «Процесс», «ЛК-Я», «ЛК-жизнь» (использовался
t-критерий Стьюдента, p < 0,05). Выявлены различия между «бор-
цами» и «активистами» по шкалам «Цели», «Процесс», «Результат»,
«ЛК-жизнь» (p < 0,001), по шкале «ЛК-Я» (p < 0,05). Наблюдаются раз-
личия и между «познавателями» и «активистами» по шкале «Процесс»
(p < 0,05), по «ЛК-жизнь» (p < 0,001). У отказавшихся по шкалам «Цели»
и «Результат», «ЛК-жизнь» выявлены различия между «деловыми»,
«нигилистами», «эмоционально-тревожными» (p < 0,05).
    На основе эмпирических данных можно сформулировать не-
сколько типов обобщенных характеристик субъективно-смысловых

                                                                  123


                                Таблица 2
             Средние значения теста СЖО по группам установок
                                                Группы
                       Согласившиеся                         Отказавшиеся
 Шкала
                           соц.      познава-                              эмоцион.-
              борцы                              нигилисты    деловые
                        активисты    тельные                              тревож ные
 Цели         ↑ 42,4      ↓ 35,8       ↓ 37,2      ↑ 39,1      ↑ 39,1        ↓ 35,6
 Процесс      ↑ 35,6      ↓ 27,3       ↓ 31,3      ↓ 29,5      ↑ 33,2        ↓ 29,7
 Результат    ↑ 34,8      ↓ 29,7       ↓ 28,8      ↑ 31,8      ↑ 31,5        ↓ 29,9
 ЛК-Я         ↑ 24,1      ↓ 19,7       ↑ 21,5      ↓ 20,9      ↓ 20,8        ↓ 20,4
 ЛК-Ж         ↑ 34,3      ↓ 27        ↔ 30,9      ↔ 30,8       ↑ 31,6        ↓ 27,9
 ОЖ          ↑ 117,4      ↓ 95        ↓ 105,1     ↓ 105,8      ↑ 107,8       ↓ 98,8

Примечание. Знаки ↑, ↓ и ↔ – высокие, низкие, средние значения по методике СЖО.

оснований, определяющих готовность личности к участию в суде
присяжных. В результате выделено 6 типов представления субъектов
о ситуации выбора.
1     Лица, согласившиеся принять участие в суде присяжных:
    «Борцы за справедливость» положительно воспринимают «спра-
ведливость» и отрицательно «власть», но, несмотря на негативное
отношение, понятие «власть» оценивается как «сильный» и «актив-
ный» объект. Характеризуются высоким уровнем осмысленности
жизни, умением ставить цели и ориентированностью на будущее,
им свойственно планирование в соответствии с поставленными це-
лями, проявление активности на основе опыта прошлого, настоящего
и принятием ответственности за выбор.
    «Социальные активисты», в отличие от других понятий, «власть»
воспринимают негативно, но оценивают высоко факторами «Сила»
и «Активность» в СД; закон ассоциируется с правосудием и спра-
ведливостью, но не с властью. Несмотря на наличие желания быть
социально активным, группа отличается наличием низких показа-
телей осмысленности прошлого, настоящего и будущего, они редко
ощущают себя хозяевами жизни.
    У «Познавателей» основной характеристикой по сравнению с дру-
гими группами является самая маленькая дистанция между изуча-
емыми понятиями (законом, справедливостью, властью, правдой),
что свидетельствует о близости в сознании испытуемых правовых
и моральных категорий. Испытуемым свойственна осмысленность
настоящего, низкие показатели осмысленности прошлого и будущего,
прошлым не удовлетворены, но настоящее воспринимается как бога-
тое событиями, а планы на будущее плохо представляемы.

124


2   Лица, отказавшиеся принять участие в суде присяжных:
    «Нигилистам» свойственна тенденция к противопоставлению
моральных категорий правовым (значительное расстояние «закон» –
«справедливость», и маленькая дистанция между «справедливостью»
и «правдой», характерной чертой является низкая оценка объекта
«закон» по фактору «Активность»). Отличаются смешанностью типов
осмысленности жизни (низкие и высокие показатели шкал «Цели»,
«Процесс», «Результат»), но неудовлетворенностью жизнью в настоящем.
    В группе «деловых» характерной особенностью является самая
большая семантическая дистанция между понятиями «закон» и «прав-
да», «правда» и «власть». Правовые объекты вызывают желание из-
бегания, удаления. Характерен высокий уровень осмысленности
жизни, умеют ставить цели и ориентироваться на будущее, умеют
придавать значение осмысленности жизни, имеют свободу выбора
и возможность свободно распоряжаться своей жизнью.
    «Эмоционально-тревожные» категорию «закон» воспринимают
нейтрально, «власть» в целом оценивают высоко и положительно
по всем семантическим факторам. В отличие от других групп в со-
знании испытуемых правовые категории («закон» и «власть») между
собой сильно различаются. Им присущи низкий уровень осмыс-
ленности жизни, низкая направленность на будущее и отсутствие
представления о себе как о хозяине жизни, они отличаются низким
уровнем самореализации.
    Таким образом, полученные данные подтверждают мысль о ха-
рактере установки личности по отношению к конкретной ситуации,
которая определяется в соответствии с правовыми представлениями
личности о правовой ситуации в целом.
                               Литература
Абульханова К. А. Личностные особенности детерминанты социальных пред-
    ставлений // Идея системности в современной психологии / Под ред.
    В. А. Барабанщикова. М.: Изд-во ИП РАН, 2005. Белобородов А. Г. Образ
    права как смысловой уровень правосознания и возможности его исполь-
    зования // Мир психологии. 2003. № 4. С. 92–105.
Верстова М. В., Улько Е. В. Правовые представления личности с различной
    установкой к участию в суде присяжных // Человек. Сообщество. Управ-
    ление. Краснодар, 2007. С. 64–81.
Воловикова М. И. Нравственно-правовые представления в российском мен-
    талитете // Психологический журнал. 2004. Т. 25. № 5. С. 16–31.
Гулевич О. А., Голынчик Е. О. Взаимосвязь представлений о справедливости
    с поведением в правовой сфере // Правовед. Великий Новгород: Изд-
    во Новгородского ун-та, 2004. № 5.

                                                                     125


Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М.: Юрист,
   1996.
Леонтьев Д. А., Пилипко Н. В. Выбор как деятельность: личностные
   детерминанты и возможности формирования // Вопросы психо-
   логии. 1995. № 1.
Ратинов А. Р. Правовая психология и преступное поведение: Теория
   и методология исследования / А. Р. Ратинов, Г. Х. Ефремова. Крас-
   ноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1988.
Славская А. Н. Личность как субъект интерпретации. Дубна: Феникс+,
   2002.
Янова Н. Г. Суд присяжных и государственный обвинитель // Социс.
   1998. № 5. С. 83–87.



  Роль эмоционального интеллекта в нравственном
           самоопределении молодежи
                      А. Е. Воробьева (Москва)


В   трудах С. Л. Рубинштейна отмечалась и обосновывалась необхо-
    димость психологического изучения нравственных и духовных
свойств личности, отдельных групп и всего человечества (Рубин-
штейн, 1973). В основу данного исследования положено представление
о нравственном самоопределении как процессе ориентации личности
в системе нравственных идеалов и ценностей, среди людей и соци-
альных групп, являющихся их носителями, а также как осознанном
процессе поиска, выбора и создания собственных нравственных
эталонов и идеалов, а затем на их основе – принципов, ценностей,
норм, правил и т. п. (Купрейченко, 2008).
    Юношеский возраст выделяется как сенситивный этап нравст-
венного развития личности. Поэтому одной из основных проблем,
которые стоят перед исследователями в настоящее время, является
анализ факторов, регуляторов и детерминант поиска молодыми людь-
ми своего способа жизнедеятельности на основе воспринимаемых,
принимаемых или формируемых ими во временной перспективе
базовых отношений к миру, человеческому сообществу и самому себе
(Журавлев, Купрейченко, 2006).
    Многие авторы включают эмпатию в число факторов нравст-
венности личности (Илюшин, 1980; Колесов, 2003; Корниенко, 1997;
Попов, Кашин, Старшинова, 2000). Альтруистические проявления
невозможны и без способности идентифицировать эмоции других
людей (Гоулман, 2008). Таким образом, в связи с нравственным

126


самоопределением личности недостаточно рассматривать только
способность к сопереживанию, необходим учет всех компонентов
эмоционального интеллекта: понимания чужих эмоций, способности
контролировать свои эмоции и т. д.
     В процессе проведенного исследования было выдвинуто предпо-
ложение, о том, что чем выше межличностный и внутриличностный
эмоциональный интеллект, тем более нормативно нравственное
самоопределение личности и более негативно демонстрируемое ею
отношение к неэтичным объектам, явлениям окружающего мира
(например, к газетным заголовкам).
     Объект: молодежь в возрасте 18–35 лет: мужчины – 47 %, женщи-
ны – 53 %, с различным семейным статусом и характером занятости.
Общий объем выборки 170 чел.
     Для сбора эмпирических данных применялись следующие мето-
дики: «Нравственное самоопределение личности» А. Е. Воробьевой
и А. Б. Купрейченко (Журавлев, Купрейченко, 2007); авторская ме-
тодика оценки психологических показателей эффективности газет-
ных заголовков; методика измерения эмоционального интеллекта
Д. В. Люсина (Люсин, 2006). В качестве неэтичных объектов, явлений
окружающего мира были использованы «вызывающе-сексуальные»,
«агрессивные», «циничные» заголовки статей из «желтой» прессы.
     Результаты: Респондентов с более высоким межличностным эмо-
циональным интеллектом (МЭИ) отличает большая приверженность
представлению о значимости морали для общества, об относитель-
ности нравственности, о существовании воздаяния за добро и зло,
о нравственности личности, как показателе ее силы, о том, что каж-
дый несет ответственность за свой моральный облик и этичность
поведения. Также при сравнении респондентов с разным уровнем
МЭИ при более высоких его значениях наблюдается переход от не-
обязательности к обязательности соблюдения нравственных норм
на когнитивном уровне, наблюдается большая активность в нравст-
венном поведении на эмоциональном уровне, также увеличивает-
ся взаимность на конативном уровне. У респондентов со средним
МЭИ наблюдается меньшая приверженность стратегии взаимности
на эмоциональном уровне, чем у респондентов с высоким МЭИ. «Аг-
рессивные» газетные заголовки в наибольшей мере раздражают
респондентов с высоким МЭИ и не понравятся их референтной группе.
Однако только респонденты с высоким МЭИ оценивают «циничные»
заголовки как не противоречащие нравственным нормам. Возможно,
это вызвано тем, что, с точки зрения респондентов с таким уровнем
МЭИ, современные нормы очень расплывчаты и допускают многие
ранее недопустимые формы поведения.

                                                              127


     При сравнении респондентов с разным уровнем внутриличност-
ного эмоционального интеллекта (ВЭИ) при более высоких его значе-
ниях наблюдается большая убежденность в том, что нравственность
личности – проявление ее силы, что каждый несет ответственность
за свой моральный облик и этичность поведения, наблюдается переход
от необязательности к обязательности соблюдения нравственных норм
на когнитивном уровне, от пассивности к активности нравственного
поведения на конативном уровне, от невзаимности к взаимности
на когнитивном и конативном уровне. Также при большем ВЭИ на-
блюдается приверженность на эмоциональном уровне стратегии обя-
зательности соблюдения нравственных норм и стратегии активности
нравственного поведения, наблюдается переход к отрицанию эгоцен-
трической ориентации, все меньшая приверженность группоцентри-
ческой ориентации, все большая приверженность миросозидательной
ориентации. У респондентов с высоким ВЭИ склонность к гуманисти-
ческой ориентации меньше, чем у респондентов с более низким ВЭИ.
«Вызывающе-сексуальные» заголовки в большей мере раздражают
и отталкивают респондентов с более высоким ВЭИ, не побуждают
познакомиться со статьей. «Агрессивные» заголовки в большей мере
раздражают, не побуждают познакомиться со статьей, не понравятся
референтной группе респондентов с более высоким ВЭИ.
    Таким образом, респонденты с высоким межличностным и внут-
риличностным эмоциональным интеллектом в своих нравственных
представлениях, ориентациях, стратегиях более нормативны, чем рес-
понденты с более низким эмоциональным интеллектом. Отношение
к неэтичным объектам также более негативно у респондентов с более
высоким межличностным и внутриличностным эмоциональным
интеллектом.
                                Литература
Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. М.: АСТ, 2008.
Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б. Самоопределение молодежи в экономической
    среде // Психологическая помощь учащейся молодежи в современном
    изменяющемся мире: материалы Всероссийской научно-практической
    конференции / Под общ. ред. А. С. Чернышева. Курск, 2006. С. 126–127.
Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б. Экономическое самоопределение: Теория
    и эмпирические исследования. М.: Изд-во ИП РАН, 2007.
Илюшин В. И. Совесть – самоконтроль выбора // Моральный выбор / Под ред.
    А. И. Титаренко. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. С. 194–209.
Колесов Д. В. Общество (психология связей и отношений) // Учеб. пособие. М.:
    Изд-во Моск. психолого-социального ин-та; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2003.
Корниенко Н. А. Психологические основы эмоционально-нравственного раз-
    вития личности: Автореф. дис. … докт. психол. наук. М., 1997.

128


Купрейченко А. Б. Концептуальные основы изучения нравственного самоопре-
    деления личности // Профессиональное и личностное самоопределение
    молодежи в период социально-экономической стабилизации России:
    Материалы второй Всерос. науч.-практ. конф. / Отв. ред. А. В. Капцов.
    Самара: Самар. гуманит. акад., 2008. С. 10–15.
Люсин Д. В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта:
    опросник ЭмИн // Психологическая диагностика. 2006. № 4. С. 3–22.
Попов Л. М., Кашин А. П., Старшинова Т. А. Добро и зло в психологии человека.
    Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2000.
Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973.




  Субъективное благополучие как интегральный
показатель социально-психологической адаптации
            детей трудовых мигрантов
               В. В. Гриценко, Т. Н. Молчанова (Смоленск)


В   ажным условием социально-психологической адаптации к посто-
    янно меняющимся условиям социальной среды и одновременно по-
казателем (критерием) ее успешности/неуспешности является субъек-
тивное благополучие личности. В условиях кардинальных изменений
в социально-экономической и духовно-нравственной жизни россий-
ского общества проблема субъективного благополучия как отдельного
индивида, так и целых групп приобретает особую актуальность.
    Субъективное благополучие личности, являясь интегральным
показателем адаптации человека, имеет сложную природу форми-
рования и представляет собой многомерную, многоуровневую и ди-
намичную систему субъективных отношений человека к условиям
жизни (Шамионов, 2004). Эмпирическим референтом субъективного
благополучия может выступать удовлетворенность различными
сторонами жизнедеятельности.
    В данной статье мы ограничимся анализом уровня удовлетво-
ренности жизнью подростков в условиях нарушения структуры при-
вычных детско-родительских отношений, обусловленных отъездом
одного или обоих родителей на заработки. В исследовании приняли
участие 45 подростков (19 мальчиков и 26 девочек) в возрасте от 11
до 15 лет, проживающих в поселках Кардымово и Красный Смолен-
ской области. У 36 детей на заработки уезжает отец, у троих – мать,
и у шестерых – оба родителя на срок от 2–3 недель до одного года.
    Согласно эмпирическим данным, полученным с помощью моди-
фицированного варианта методики «Уровень социальной фрустри-

                                                                        129


рованности» (Вассерман, 1995), степень удовлетворенности многими
сферами жизнедеятельности респонденты оценили в пределах 4 бал-
лов (максимум 5 баллов), что свидетельствует о достаточно высоком
уровне удовлетворенности ими жизнью. Так, подростки скорее доволь-
ны, чем недовольны материальным положением семьи (4,0), вещами,
которые у них есть (4,3), жилищно-бытовыми условиями (4,0), местом
жительства (4,0), проведением досуга (4,1), своим образом жизни (4,1).
     Интересно отметить, что уровень удовлетворенности практически
по всем шкалам (исключение составляет только шкала «положе-
ние в классе») выше у мальчиков, чем у девочек. На наш взгляд, это
объясняется гендерными особенностями: более высоким уровнем
сензитивности и эмоциональной восприимчивости представителей
женского пола ко всему, что их окружает, более высоким уровнем
требовательности и критичности их к условиям существования.
     Самые низкие показатели удовлетворенности на всей выборке
получены по шкалам «отношения с учителями» (3,5) и «положе-
ние в классе» (3,8), что лишний раз подтверждает положение о том,
что данная сфера жизни вызывает у подростков больше всего проблем.
Если подросток не может занять удовлетворяющего его места в систе-
ме общения в классе, он психологически «уходит» из школы. Данное
положение объясняется особенностями подросткового возраста,
проявляющимися в настойчивом стремлении ребенка к признанию
своей личности взрослыми при отсутствии реальной возможности
утвердить себя среди них. Отсюда и характерное для данного возраста
дистанцирование и отчуждение от взрослых. В то же время современ-
ный подросток одновременно и настаивает на признании равенства
прав со взрослым, хотя по-прежнему нуждается в его помощи, защите
и поддержке, в его оценке (Шаповаленко, 2002).
     Согласно данным опроса, степень удовлетворенности подростков
отношениями с родителями несколько выше (3,9), чем степень удовле-
творенности отношениями с учителями (3,5). Чаще всего подростки
предъявляли к своим родителям те же требования, что и к учителям:
перейти к отношениям, основанным на взаимном доверии, уважении
и относительном, но неуклонно растущем равенстве. Заметим, что пос-
ле отъезда отца ребенок остается с матерью, которая, принимая на себя
весь груз заботы и ответственности за его воспитание, нередко прибега-
ет к распространенным в практике традиционной системы воспитания
«детским формам» контроля над поведением ребенка, требованиям
от него послушания и подчинения, что и вызывает у исследуемых нами
подростков протест и неудовлетворенность отношениями с матерью.
     В то же время самые высокие баллы удовлетворенности подростков
получены по шкале «отношения с друзьями» (4,5). Учитывая ведущую

130


роль в данном возрасте интимно-личного общения со сверстниками,
определяющего многие стороны личностного развития подростка,
полученные результаты позволяют утверждать, что главная потреб-
ность данного возрастного периода – найти свое место в обществе,
быть «значимым» – реализуется в сообществе сверстников-друзей.
Именно в общении с друзьями происходит проигрывание самых
разных сторон человеческих отношений, построение отношений,
основанных на «кодексе товарищества», реализуется стремление
к глубокому взаимопониманию.
    Подытоживая краткий анализ результатов исследования, мы
можем сказать, что удовлетворенность жизнью и различными ее ас-
пектами – когнитивная сторона благополучия – это оценка личностью
своей жизни, отражающая то, насколько реальная жизнь человека
близка к его представлению об идеале. Подчеркнем также, что субъ-
ективное благополучие зависит от взаимодействия и взаимовлияния
целого комплекса различных внутренних и внешних составляющих:
личностных, социальных, этнокультурных и т. п. Именно субъектив-
ное благополучие определяет качество жизнедеятельности человека
и является тем необходимым компонентом (регулятором), без которо-
го невозможно полноценное существование субъекта, эффективность
его социальных взаимоотношений, а следовательно, и успешность
его адаптации в условиях общественных перемен.

                              Литература
Вассерман Л. И. Психодиагностическая шкала для оценки уровня социальной
    фрустрированности // Обозрение Института психиатрии и медицинской
    психологии им. В. М. Бехтерева. 1995. № 2. С. 73–79.
Шамионов Р. М. Психология субъективного благополучия личности. Саратов:
    Изд-во Сарат. ун-та, 2004.
Шаповаленко И. В. Взаимоотношения поколений в семье // Психология се-
    мейных отношений с основами семейного консультирования / Под ред.
    Е. Г. Силяевой. М., 2002. С. 65–120.




        К вопросу детерминации экономической
               социализации личности
                      Т. В. Дробышева (Москва)


П  роблема изучения детерминации психики и поведения рассмат-
   ривается в отечественной психологии достаточно широко: от са-
моопределения психологической науки в целом (Рубинштейн, 1957)

                                                                   131



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика