Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Антропологические концепции современной науки. Ч.2. Антропосоциогенез: Учебное пособие

Голосов: 0

Пособие написано на основе лекций, читаемых автором для студентов социологического факультета более десяти лет. Приведены учебная литература, методические разъяснения, программированные тесты по основным темам курсов "Антропология" и "Концепции современного естествознания", затрагивающим современный круг проблем палеоантропологии, теории эволюции, антропосоциогенеза, происхождения языка и сознания, биологии современного человека. Пособие предназначено для студентов первого курса дневного отделения, обучающихся по специальности "Cоциология", но может быть использовано также по курсу "Антропология" студентами специальности "Социальная работа". Тестовые задания ориентированы для проверки знаний в ходе аудиторной работы, а также для самостоятельной работы студентов: например, при подготовке к семинарам, коллоквиумам и экзамену. Вторая часть включает в себя шесть тем, касающихся, в основном, различных сторон антропосоциогенеза, знаковой деятельности современного человека, теорий эволюционного происхождения естественного языка человека, сознания и бессознательного.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                   Э.Д. Владимирова



АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ
     СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

       Часть 2: антропосоциогенез




               САМАРА
                 2008



                                    3


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


      ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
        ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
       «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»



     КАФЕДРА ЗООЛОГИИ, ГЕНЕТИКИ И ОБЩЕЙ ЭКОЛОГИИ




                     Э.Д.Владимирова

               АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ
             КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОЙ
                     НАУКИ

                 Учебное пособие по курсам
 «Концепции современного естествознания» и «Антропология»
        для студентов специальностей «Социология»
                  и «Социальная работа»

                 Часть 2: антропосоциогенез




                           Самара

                 Издательство «Универс-групп»

                            2008


                                                            4


     Антропологические концепции современной науки. Учебное пособие по курсам
«Концепции    современного      естествознания»       и    «Антропология»          для    студентов
специальностей «Социология» и «Социальная работа»: в 2 ч. Ч. 2: антропосоциогенез /
Э.Д.Владимирова; – Самара: Изд-во «Универс-групп», 2008. – 72 с.



    Рецензенты: док. фил. наук С.А. Голубков (Самаркий госуниверситет),
                канд. филос. Наук А.Н. Огнев (университет Наяновой)




    Пособие     написано   на    основе     лекций,       читаемых      автором    для    студентов
социологического факультета более десяти лет.                 Приведены учебная литература,
методические разъяснения, программированные тесты по основным темам курсов
«Антропология»     и   «Концепции       современного         естествознания»,      затрагивающим
современный круг проблем палеоантропологии, теории эволюции, антропосоциогенеза,
происхождения языка и сознания, биологии современного человека.
      Пособие    предназначено    для     студентов       первого   курса   дневного     отделения,
обучающихся по специальности «Cоциология», но может быть использовано также по курсу
«Антропология» студентами специальности «Социальная работа». Тестовые задания
ориентированы    для проверки     знаний     в ходе        аудиторной    работы,    а    также   для
самостоятельной работы студентов: например, при подготовке к семинарам, коллоквиумам и
экзамену.
      Вторая часть включает в себя шесть тем, касающихся, в основном, различных сторон
антропосоциогенеза, знаковой деятельности современного человека, теорий эволюционного
происхождения естественного языка человека, сознания и бессознательного.




                                                                     УДК 572, 612.014
                                                                     ББК 28.7, 15.5


                                                                © Владимирова, 2008




                                                                                                   5


                                Антропологические концепции
                                     современной науки

                                                 Введение

       Во второй части пособия рассматриваются традиционно антропологические
проблемы глоттогенеза1, а также связанные с ним вопросы возникновения трудовой и
рассудочной деятельности, сознания и первобытной культуры.
       В настоящее время ни у кого не вызывает сомнений идея о том, что эволюционный
процесс появления человеческого общества – антропосоциогенез – тесным образом
предопределен возникновением и развитием у первобытных людей речевой способности.
Зоопсихологическое изучение коммуникативной деятельности млекопитающих, наблюдение
за речевым развитием детей, анализ антропологических и археологических находок
позволили приоткрыть завесу тайны эволюционного происхождения естественного языка
человека. Ученые, разрабатывающие научную картину глоттогенеза, также принимают во
внимание современные исследования физиологов, изучающих высшую нервную
деятельность, работы лингвистов, психоаналитиков и этнологов.
       Для понимания закономерностей речевого поведения древних и современных людей
необходимы исследования функций понимания и производства речи, психоаналитические
изыскания, а также изучение социальной жизни и, в частности, мыслительных механизмов
племен и народов, находящихся в первобытном состоянии. Научное моделирование
закономерностей символической деятельности первобытных людей, включая их речевое
поведение, стало возможным, начиная со второй половины ХХ века, в связи с развитием
объективных методов структурной лингвистики и структурной антропологии, а также
современной философии языка.
       Языковая деятельность первобытных гоминид возникла в результате дальнейшего
развития коммуникативных навыков ископаемых обезьян. По-видимому, большую роль в
развитии знаковой деятельности первобытных также сыграла их приспособительная
активность в среде обитания, особым образом структурированной в результате совместной
социальной практики. Следы адаптивного поведения, которые первобытные люди
непреднамеренно или специально оставляли в совместной среде обитания, распознавались
теми, кто приходил сюда позже, как знаки, управляющие их поведением (Л.С.Выготский,
Ж.Деррида, У.Эко). Постепенное накопление новообразований знаковой деятельности
первобытных постепенно привело к качественному скачку, в ходе которого наглядно-
действенные практические знаки переросли в абстрактные языковые понятия:
действительно, в языке человека есть средства для означивания логических операций
отождествления и обобщения, чего нет в знаковых системах животных (Р.Якобсон).
       Современные антропологи полагают, что для ископаемых людей «решающим
толчком, объединившим мышление и речь в одно целое», была «общественная потребность в

1
 Глоттогенез (греч. глотта – язык + генезис – происхождение) – происхождение языка и речевой деятельности в
ходе эволюционного развития вида Homo sapiens.


                                                                                                              6


кооперации» 1. Подобная точка зрения была выдвинута ещё в ХIХ веке в трудах Ф.Энгельса.
В своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» Энгельс писал:
«Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми
главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в
человеческий мозг». Более или менее сложная трудовая деятельность требует от человека
навыков общения и обучения, а также направленного произвольного внимания и
рассудочной деятельности: умения делать хотя бы простейшие умозаключения и обобщения.
Из психолингвистики известно, что все эти навыки и возможности не формируются без
практики речевой деятельности.
        Социализированный субъект – это, прежде всего, говорящий субъект (Ж.Лакан).
Межличностные отношения, какими бы они ни были – семейными, трудовыми,
дидактическими, дружескими – это, в первую очередь, символические отношения,
формируемые в ходе общения людей на основе языковой способности, а в более широком
смысле – способности к совместной знаковой деятельности. Таким образом, изучение
универсалий знакового поведения современного человека – важнейшая проблема
современной антропологии, которая может пролить свет на тайну возникновения речевой
способности у ископаемых гоминид.
        Также важнейшую роль по ходу сапиентации сыграли такие формы практической
деятельности древних гоминид, как заготовка орудий труда для их использования в
будущем, освоение огня: сначала – сохранение огня, возникшего естественным путём, затем
– его длительное поддержание и, позже, – искусственное добывание. Усложнение интеллекта
сопровождалось употреблением древними людьми сложных и составных орудий труда.
Большое значение имели следующие формы социальной деятельности: освоение облавной и
загонной охоты, развитие охотничьих ритуалов, сложные формы ориентации в пространстве,
разделение труда, согласование совместных действий в ходе достижения цели.
        Антропологи и палеопсихологи полагают, что основой для появления продуктивного
мышления было осознание неопределенности событий будущего времени и страх, связанный
с подобной неопределенностью. Из психоаналитической практики известно, что именно
переживание психотравмирующих ситуаций лежит в основе познавательной деятельности
людей (З.Фрейд, М.Бертран). Во времена первобытности символическое «овладение»
неопределенной ситуацией достигалось с помощью сакральных ритуальных действий.
Известно, что логические операции мышления, языковое описание действительности служат
снижению неопределенности. Функции научного знания выполняли ритуальные мифические
тексты.
        Подражательное и, в частности, речевое поведение позволяли отдельной особи
первобытных гоминид освоить групповой опыт наименее затратным способом. С
появлением речи возник новый психологический защитный механизм, служащий
выживанию в стрессогенной среде обитания, действующий, как минимум, в двух
направлениях. Во-первых, с помощью речи «создавалась» альтернативная реальность –
упрощенная, структурированная языковыми означающими, доступная преобразованию в
соответствии с практическими потребностями людей. Во-вторых, использование языка
конвенциального типа способствовало социальной идентификации, формированию
устойчивых идеалов и укреплению групповой сплоченности.

          Дополнительная литература ко всему курсу:

      1. Алексеев В.П. Першиц А.И. История первобытного общества М.: Высшая школа,
         1990.

1
    По: Кликс Ф. Пробуждающееся мышление. М.: Прогресс, 1983. С. 104.


                                                                                     7


      2. Горный Е. Что такое семиотика? http://kinosemiotika.narod.ru/EGorniy.htm
      3. Кликс Ф. Пробуждающееся мышление. У истоков человеческого интеллекта. М.:
         Прогресс, 1983.
      4. Лайонз Дж. Язык и лингвистика. Вводный курс. М.: УРСС, 2004.
      5. Лингвистические теории конца ХХ века. Подборка статей // Знание-сила, № 11-12,
         1998.
      6. Пинкер С. Язык как инстинкт. М.: УРСС, 2004.
      7. Райгородская И.А., Райгородская Ж.И. Антропология. Курс лекций. М.: Изд-во
         МСХА, 2003




                                              Тема 1
                                  Знаковая деятельность человека

       1.1. Предпосылки возникновения речи и сознания в обществе первобытных
       По мнению французского антрополога К. Леви-Строса, сообщества людей отличаются
от сообществ млекопитающих по трем основным признакам.
       Во-первых, в обществе людей действует запрет кровосмесительных сексуальных
отношений, т.е. запрет инцеста. Кроме того, что такое правило имеет биологическое
основание, поскольку способствует снижению числа врожденных генетических патологий у
детей, запрет инцеста в человеческом обществе имеет и переносное социальное значение –
символическое. Так, это же правило запрета инцеста использовалось правителями Древнего
Египта для маркирования своего особого положения. На фараонов данный запрет не
распространялся, поскольку они считались не просто людьми, а сошедшими на землю
богами. Нарушение запрета инцеста правителем Древнего Египта подчеркивало его особое
положение, символическую оппозицию, выраженную по отношению к прочему народу. С
другой стороны, христианская церковь усматривает символический инцест в возможных
брачных отношениях «крестных» детей и родителей, строго запрещая подобные связи. Эти
факты свидетельствуют о дополнительном символическом значении данного социального
правила.
       Современные антропологи-структуралисты и психоаналитики полагают, что запрет
инцеста, так же, как табу на произнесение имени вождя, а также общий запрет на
внутригрупповую агрессию способствовали развитию метафорического мышления и
культуры в целом у первобытных гоминид (З.Фрейд, К.Г.Юнг, Ц.Тодоров). Этой же цели
служили социальное упорядочивание и сакрализация обычных биологических потребностей
существования человека: социальная регламентация времени отдыха, принятия пищи,
образования брачных пар, устройства жилища и культовых сооружений и т.д. Подобные
социальные правила могут быть рассмотрены как «тексты» своеобразного символического
языка, характеризующегося стуктурно упорядоченными означающими и скрытой системной
логикой. Неявные смыслы «языка» социальных установлений могут быть выявлены на
основе знания семиотических законов,1 по аналогии с естественным языком (Н.Трубецкой,
К.Леви-Строс, Р.Барт, Ж.Бодрийяр, Ж.Лакан, Ю.Кристева, Ж.Делёз, П.Бурдье и др.).
       В первобытном стаде и на ранних этапах первобытного общества основной формой
брачных отношений была эндогамия. Практика экзогамии повлекла за собой понятие об
эквивалентном обмене. В дальнейшем, при развитии экзогамии, брачный обмен послужил
примером и образцом для обмена экономического характера.

1
    Семиотика – наука о знаках.


                                                                                     8


       Вторым отличием сообществ людей и млекопитающих, отмеченных К.Леви-Стросом,
выступает специфика естественного языка человека. Знаковые системы животных, как
правило, работают по принципу иконического подобия, то есть частичной тождественности
означающего и означаемого компонентов знака. Так, рычание хищника (здесь – означающее)
может быть знаком его дальнейших намерений, так как рычание является начальным этапом
агрессивного поведения (означаемое). Люди же используют для общения язык условного
(конвенциального) типа. Так, З.Фрейд афористично уверял, что обезьяна превратилась в
человека в тот момент, когда вместо того, чтобы ударить обидчика, выругалась.
       В естественном языке людей, как правило, означающее (или форма знака) не имеет
никаких общих физических свойств с означаемым, то есть с содержанием, наведенным
данным знаковым означающим. Например, слова «стол» и «стул» отличаются только одной
фонемой, в то время как реальные стол и стул могут иметь массу физических и
функциональных отличий. Понятия «стол» и «стул» выражают различные (прямое и
дополнительное) лексические содержания, закрепленные практикой употребления этих
понятий в речи (Витгенштейн). Речевая деятельность субъекта, то есть использование им
традиционных языковых означающих, служащих для выражения не только социально
признанных значений, но также и индивидуально значимых смыслов, представляет собой,
таким образом, постоянное неосознаваемое «упражнение» данного субъекта в деле
укрепления социального согласия. Использование людьми языка какой-либо социальной
группы, таким образом, имплицитно служит групповому сплочению.                Аналогично,
тысячелетия назад, групповой ритуальный танец вокруг костра способствовал единению
первобытного племени.
       Третьим фундаментальным отличием сообществ людей и млекопитающих, по К.Леви-
Стросу, является трудовая деятельность человека. Для преобразования окружающей среды
люди применяют орудия труда, технологические наработки и межличностные трудовые
отношения, наследуя и развивая трудовые навыки в ряду поколений. Таким образом,
возникает преемственность материальной культуры, отсутствующая у животных.

       1.2. Идеалы и символическая способность людей
       Люди, в сравнении с животными, обладают представлениями об идеале. Они создают
в своей душе воображаемую модель мира, отвечающую их духовным и практическим
потребностям. При этом люди не только фантазируют о том, каким мир и человек должны
быть, в отличие от того, какие они есть в данный момент времени, но также активно строят
этот идеальный мир, изменяя в процессе общественного производства условия своего
существования. Животные всего лишь приспосабливаются к окружающей среде обитания.
       Идеалы служат также социальной идентификации людей: либо через отождествление
с идеальной личностью, либо через отождествление друг с другом. Во втором случае,
идентификация разнородных личностей, слово «мы», возникает на основе разделения ими
одинаковых идеалов. Механизмы этого процесса, в частности, подробно рассмотрены
З.Фрейдом в его работах «Массовая психология и анализ человеческого «Я», «По ту сторону
принципа наслаждения» и в других трудах.
       Кроме идеалов, которые обеспечивают специфически человеческое проявление
социального инстинкта, второй важной предпосылкой появления речи у ископаемых людей
явилось интенсивное функционирование обширной по объему коры головного мозга,
которое обеспечивает богатый ассоциативный процесс и хорошую память. Благодаря этому
стали возможны метафорические и метонимические сдвиги значения при производстве и
понимании символических повествований.
       Люди, в отличие от обезьян, обладают символической способностью. Для различных
социальных и личных целей они              используют символы – знаки, обладающие



                                                                                       9


дополнительным или переносным смыслом. Символы многозначны (полисемичны 1).
Символ – это дискретное, условное обозначение целостного континуального образа; правила
употребления символа и его значение (или, что бывает чаще, его значения) закреплены
социальным правилом. Символом может быть слово, фразеологический оборот, способ
поведения, визуальный знак (эмблема) и т. д.
       Эволюционно более древним, по сравнению с речью,               является неречевое
символическое поведение человека – ритуалы, танцы, обряды, соревнования и др. Также, с
символическим поведением связаны попытки первобытного человека по сакрализации
действительности, воображаемому ритуальному «снижению» уровня её опасности и
непредсказуемости. Выполняя традиционные символические действия, люди с древнейших
времен и до сих пор отождествляют себя, через подражательное поведение, с другими
членами своего социума. Они «рассказывают» друг другу особым образом о мире, который
их окружает, и о своем месте в нём. В ходе антропосоциогенеза, уже после освоения
первобытными людьми символических действий 2, возникли, как культурный феномен,
символические тексты, произносимые первобытными людьми в виде группового монолога
на естественном языке.
       Обезьян нельзя научить естественному языку человека, во-первых, в связи с тем, что
они не испытывают потребности в формировании социальных идеалов. Чтобы обезьяны в
ходе дрессировки начали использовать условные знаки по образцу, предложенному
зоопсихологом, им нужно давать подкрепление – лакомство, игрушки. Групповая
идентификация обезьян недоразвита, и они не испытывают удовольствия от речевого
подражательного поведения, которым, по сути, является использование языка
конвенциального характера. Во-вторых, у обезьян недостаточно развита кора головного
мозга, и они, вследствие этого, не способны освоить языковую полисемию, обычную для
текстов, продуцируемых людьми.
       Наука использует слово «идеал», религия использует слово «Бог». «Вначале было
слово, и слово было у Бога, и Бог был слово», – написано в первых строках библейского
«Евангелия от Иоанна», и эти слова можно понимать как метафорически обозначенное
необходимое условие появления речи и сознания у древних людей. В исламе также
постоянно подчеркивается значение Книги (Корана) для формирования сплоченности
верующих. Иудейская же религия просто одухотворяет Тору – главный текст верующих –
через ритуальное действие: Тору хоронят в земле после того, как она приходит в негодность
для дальнейшего использования. Эти факты метафорически свидетельствуют об
исключительном значении употребления социально нормированных текстов в ходе
формирования человека.
       Дополнительный материал3. [Тексты, генерируемые отдельными субъектами, помимо
своего прямого значения, также имеют символический характер. Психоаналитики полагают,
что в символическом повествовании, в виде явных (прямых) значений, содержится языковое
описание объективных свойств окружающей действительности, познанных на практике,
отражаются эмоции говорящего субъекта, формулируются его побуждения к определенным
действиям, направленные на окружающих.
       В виде скрытых значений, в символическом повествовании могут содержаться также
указания на глубинные желания рассказчика, заставляющие его вести повествование здесь и
сейчас. Это бессознательные смыслы повествования, которые могут быть распознаны в ходе
психоаналитического сеанса. Употребление неосознанных (вторых) смыслов текста
говорящим субъектом, наряду с явными значениями и смыслами, служит повышению

1
 Полисемия – в переводе с греческого языка, – многозначность.
2
 Символические действия – поведение, обладающее, помимо очевидного значения, дополнительным «переносным»
смыслом.
3
    Здесь и далее дополнительный материал приводится в квадратных скобках.


                                                                                                     10


чувства удовольствия, которое появляется у говорящего по ходу произнесения им речи. 1
Также в сообщении отдельного субъекта можно выявить указания на социальные законы,
нормы, правила, производящие явление вытеснения и распознаваемые по языковым тропам:
метафоре и метонимии 2. Психоаналитическая работа способствует вербализации
бессознательных установлений. Структурная антропология производит подобные действия
не с отдельными личностями, а с социальными группами и целыми этносами (К.Леви-Строс,
Ф.Боас, П.Бурдье и др.).
       Бессознательное психическое, этот универсальный нерефлексивный регулятор
поведения человека, «структурировано как язык» (Ж.Лакан). Здесь имеется в виду
структурирование бессознательного подобно упорядоченной системе, в которой
соотношения между дифференцируемыми (т.е. различимыми) элементами, задающие
неосознаваемые значения и смыслы, важнее формального выражения самих элементов.
Таким же образом структурирован естественный язык человека. Системность и
структурированность бессознательного является причиной того, что скрытые смыслы
повествования субъекта могут быть реконструированы. На этом утверждении базируется
действенность психоаналитической терапии («лечения» разговором)].

      1.3. Специфика знаковой деятельности человека
      Отечественный лингвист Л.В.Щерба разграничивал три класса языковых явлений: 1)
речевую деятельность людей, то есть понимание и производство речи; 2) язык, как
обобщенную совокупность словарей и грамматик3; 3) сумму текстов, произнесенных и
написанных на языке. В человеческом обществе языковое значение имеет социально
нормированное содержание. В ходе социальной практики люди осваивают не только
конкретные языковые значения, но так же приобретают «житейское» понимание того, что в
подобной ситуации может быть вообще сказано, о чем обычно люди ведут речь в
аналогичных жизненных ситуациях. Вторая способность позволяет редуцировать порою
многозначный контекст до однозначного, определенного содержания.
      Функции языка человека, по отношению к выраженному с помощью речи
содержанию, у человека сложнее, чем у обезьян. Эти функции называются внутренними
функциями языка. По отношению к передаваемой информации можно выделить следующие
функции языкового сообщения:
      1) назывная (номинативная) – с помощью языка можно назвать единичное явление,
предмет или лицо. Маленькие дети остаются на этой стадии, как правило, до 2,5 -3 лет.
      2) знаковая (сигнификативная). С помощью этой функции обозначается понятие. Для
успешного применения сигнификативной функции необходимо усвоить социальное правило,
по которому формируется родовое определение (т.е. понятие), совершается отбор отдельных
единичных реалий внешнего мира в множество, задаваемое понятием.


1
  Скрытые значения речи, как правило, связаны с декларированием (т.е. переводом в символическую форму)
«Воображаемого Эго» говорящего, которое служит для подтверждения отличия собственного образа говорящего от
образов других людей. Известно, что отличие – основное значение любой языковой формы, начиная от языковой
фонемы и заканчивая целыми текстами. На уровне бессознательной психической защиты, возникающей в ходе
производства речи, и зачастую являющейся её скрытой целью, значимыми различиями обладают местоименные
оппозиции: Я / ТЫ; МЫ / ОНИ и т.д. Этой же функции служат личные имена. Ошибки мышления, на этой стадии
бессознательного производства речи, связаны с неуместным переводом номинативной языковой функции в
сигнификативную: то, что служит обычно для обозначения единичного явления, начинает использоваться для
обозначения понятия – общего.
2
   Метафора и метонимия – это языковое проявление смещения и сгущения – основных механизмов
функционирования бессознательного.
3
 Оппозиция язык/речь также рассматривалась в теории крупнейшего швейцарского лингвиста и семиолога Ф.
де Соссюра (1857-1913). Соссюр говорил о языке как об идеальной модели речевой деятельности, Щерба – о
языке как совокупности нормативных текстов, содержащих описание кодовых правил речи.


                                                                                                       11


       3) манифестативная (самообнаруживающая). С помощью этой функции говорящий
индивид, то есть субъект речевого поведения, задаёт в своем высказывании отношения,
определяющие его положение в пространстве и времени, относительно содержания текста,
им сказанного.
       Функции языка человека по отношению к социальной реальности называются
внешними функциями языка.1             Это защитная, коммуникативная, мыслительная,
регулятивная,      этническая,      поэтическая,      познавательная,    аккумулятивная,
контактоустанавливающая и прочие функции языка. 2
       Естественный язык человека является структурированной знаковой системой. В
семиотике, науке о знаках, считается общепринятым следующее определение знака: знак –
это некий объект или явление, вызывающий представление о чем-то, отличном от самого
объекта или явления. Значение знака, то есть то, о чем знак вызывает представление, не
вытекает органически из самого знака, а возникает в зависимости от того, каким способом
знак используется в знаковой системе. Знаковые системы, в общем виде, называются
языками. «Главная цель языка заключается в том, чтобы возбудить в душе того, кто меня
слушает, идею, сходную с моей», – писал философ Г.Лейбниц.
       Иногда знак определяют как такой объект (или явление), который отсылает
пользователя к какому-либо другому объекту или явлению. По своей структуре знак
представляет собой две части: означающее и означаемое (Соссюр). Означающее – это
внешняя форма знака, воспринятая пользователем знака, или, по-другому, план выражения
знака. Означаемое – идея, возникшая в психике пользователя знака в ходе восприятия им
знаковой формы, по другому означаемое называется планом содержания знака. При этом
знак, имеющий употребление в человеческом обществе, не обязательно должен быть
языковым знаком, он может быть, к примеру, визуальным символом. Одна часть знака,
формальная (означающее), может быть, к примеру, словом, символическим рисунком,
способом организации пространства, предметом, намеренно употребленным в специальном
смысле («бриколаж» в терминологии Клода Леви-Строса), символическим действием, и даже
ритуальным ароматом. Другая часть знака, содержательная (означаемое) – это то, что он
являет собой пользователям естественного языка (или пользователям данной кодовой
системы, «языка»3), идея, стоящая за данной формой.
       В языке, как структурированной системе, значения отдельных элементов находятся в
связи со значениями других элементов. К примеру, правила сигналов светофора тоже
представляют собой своеобразный «язык» (то есть структурированную знаковую систему). В
структурированной системе отношения между элементами важнее конкретной формы
отдельных элементов, и, при отсутствии одного из элементов, значение других можно
вычислить, зная кодовые правила данного языка. Если, к примеру, один какой-нибудь
светофор на перекрестке не показывает сигнала, поскольку перегорела лампочка, то значение
его отсутствующего, но подразумеваемого сигнала можно вычислить по оставшимся
сигналам другого (альтернативного) светофора, регулирующего перпендикулярное
направление движения.
       Иногда знак определяют как посредник в процессе коммуникации или трансляции4
между двумя материальными системами, при этом знак выступает аналогом другого объекта
(предмета, свойства, явления, понятия, действия), замещающий его (Степанов).
       Главные функции знака в человеческом обществе следующие:

1
    См.: Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М.: Аспект пресс, 1996. Гл. 1.
2
 См. также: Антропология. Учебно-методическое пособие. Для студентов специальностей «Социология» и
«Социальная работа». Сост. Э.Д.Владимирова. Самара: Изд-во «Самарский университет», 1999, 2003, с. 97—100.
3
  Семиотик Р.Барт, например, различает следующие «языковые» системы, имеющие хождение в человеческом
обществе: естественный язык, архитектурный код, кулинарный, язык танца, моды, и т.д.
4
  Коммуникация – общение, трансляция – передача информации).


                                                                                                             12



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика