Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От эстетики к идеологии. Художественные декларации и литературно-политические документы 1900-1920-х гг.: Хрестоматия

Голосов: 1

Хрестоматия подготовлена на кафедре культурологии факультета философии и психологии Воронежского государственного университета. Рекомендуется для студентов 4 курса отделения культурологии факультета философии и психологии специальности (031401) 020600 - "Культурология".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
      ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ




                  Е.Г. Серебрякова


          ОТ ЭСТЕТИКИ К ИДЕОЛОГИИ:

Художественные декларации и литературно-политические
             документы 1900 – 1920-х гг.

               Хрестоматия для вузов




                  ВОРОНЕЖ 2007


                                  2




Утверждено Научно-методическим советом факультета философии и
психологии 26 февраля 2007 г., протокол № 2




Рецензент канд. филол. наук, доцент С.Н. Гладышева




Учебное пособие подготовлено на кафедре культурологии факультета
философии и психологии Воронежского государственного университета.

Рекомендуется для студентов 4 курса отделения культурологии факультета
философии и психологии.




Для специальности: (031401) 020600 – Культурология
ДC. 13


                                    3

                          ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I ЛИТЕРАТУРНЫЕ МАНИФЕСТЫ К. XIX – НАЧ. XX ВВ.                       4
§ 1 Символизм………………………………………………………………                                     4
А. Волынский. Декадентство и символизм………………………………..                      4
К. Бальмонт. Элементарные слова о символической поэзии…………..              6
В. Брюсов. Ключи тайн…………………………………………………                                  9
Вяч. Иванов. Две стихии в современном символизме………………………….              11
А. Белый. Символизм как миропонимание ……………………………………                     13
А. Блок. О лирике…………………………………………………………..                                16
§ 2 Акмеизм………………………………………………………………….                                    19
Н. Гумилев. Наследие символизма и акмеизм…………………………..                    19
С. Городецкий. Некоторые течения в современной русской поэзии……          22
О. Мандельштам. Утро акмеизма…………………………………………                            27
§ 3 Футуризм………………………………………………………………...                                  30
Пощечина общественному вкусу……………………………………………                            30
Слово как таковое……………………………………………………………                                 30
Манифест из альманаха «Садок судей II»………………………………...                    32
В. Маяковский. Капля дегтя……………………………………………..                            33
Глава II ЛИТЕРАТУРНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ
И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ДЕКЛАРАЦИИ 1920-Х ГГ. …...……………                         34
Б. Малкин. Воспоминания (начало ноября 1917г.)………………………..                34
Сообщение о встрече на тему «Интеллигенция и революция»………………...         35
Организация «комфутов»…………………………………………………..                              35
Партия и комфут……………………………………………………………...                                37
А. Луначарский. Революция и искусство…………………………………                       37
О Пролеткультах (Письмо ЦК РКП от 1 декабря 1920 г.)……………....            39
Письмо ЦК Всероссийского Пролеткульта. Необходимое объяснение…….         41
По вопросам пропаганды, печати и агитации (§ 24 Резолюции XII парт-
съезда)……………………………………………………………….……                                       43
Л. Троцкий. Партийная политика в искусстве………………………..                    43
Н. Чужак. Партия и искусство (К статье тов. Троцкого в № 209 «Прав-
ды»)……………………………………………………………………                                           49
А. Воронский. О текущем моменте и задачах РКП в художественной
литературе………………………………………………………………………                                    54
А. Луначарский. Значение искусства с коммунистической точки зрения....   56
О политике партии в области художественной литературы (Резолюция
ЦК РКП(б) от 18 июня 1925 г.)……………………………………………….                         60
Что говорят писатели о постановлении ЦК РКП………………………...                  64
О писательских организациях (Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)
от 5 мая 1927 г.)……………………………………………………………..                               76
От федерации (Декларация ФОСПа)…………………………………………..                        76


                                  4

Глава I.   ЛИТЕРАТУРНЫЕ МАНИФЕСТЫ К. XIX – НАЧ. XX ВВ.

                         § 1. СИМВОЛИЗМ

                      А. ВОЛЫНСКИЙ
                 ДЕКАДЕНТСТВО И СИМВОЛИЗМ

   <…> ...Отбросив частные примеры, скажем несколько слов о дека-
дентстве и символизме, об этом новом брожении в современном искусст-
ве. Даже при самом враждебном отношении к деятелям новейшей литера-
туры нельзя не видеть, что они выдвинуты на сцену силою исторических
обстоятельств. Откликаясь на все живое, искусство не могло относить-
ся равнодушно к борьбе материализма с идеализмом. Декадентство яви-
лось реакцией искусства против материализма. Но в очень короткий
промежуток времени между первыми перестрелками воинствующих
журнальных партий и самыми крохотными завоеваниями научно-
философского идеализма, в живой области искусства сделана масса до-
садных ошибок. Будучи протестом искусства против формул материализ-
ма и позитивизма, декадентство само по себе, как явление, знаменует
только перелом в мировоззрении общества, еще не давший, по крайней
мере на русской почве, ни одного человека с особенно ярким литератур-
ным талантом. За этим переломом должна последовать эпоха, когда
протестантские силы соберутся для серьезной переработки старых
философских и эстетических понятий, потому что без точного и ясного
разумения мира нельзя сделать ни одного нового шага вперед, потому что
при запутанности идей и понятий не могут прорваться творческие силы
человека, единая правда человеческой скорби о красоте, неразлучной с
божеством. <...>
   ...Декадентство быстро отцвело. Еще не создав новых словесных выра-
жений для тонких чувственных восприятий, оно быстро расплывается в
символизме, который не идет никакими исключительными путями, но
ищет простой и ясной для всех правды. Если в мировоззрении людей про-
изошел переворот в известную сторону, то отсюда понятно, что искусство
должно показать живую силу этого переворота на деле, т. е. в изобра-
жении людей и природы, согласно с новыми идеями и понятиями. Если
миросозерцание человека из материалистического стало, после долгой
внешней и внутренней борьбы, миросозерцанием идеалистическим, то от-
сюда следует, что к природным силам искусства прибавилась новая соз-
нательная сила, согласная с его бессознательными стремлениями. Искус-
ство идеально с тех пор, как оно существует. Но на пути своего истори-
ческого развития оно постоянно встречалось с многочисленными препят-
ствиями, лежавшими в сознательной сфере человека. Каждая мысль, как
бы случайна она ни была, либо мешает, либо содействует проявлению
творческого духа. Истинно могучую антихудожественную тенденцию
представлял материализм прошедшей литературной эпохи. Не победив


                                   5

идеальных инстинктов, бессознательно прокладывающих верные пути
для творчества, он не мог, однако, не наложить свою печать даже на
лучшие произведения литературы. <…> Но с переменою сознательных
представлений и понятий искусство приобретает новые средства и силы.
Идеализм расчищает дорогу для творческой деятельности. Старые бес-
сознательные влечения должны получить теперь характер разумно поня-
того закона. Теперь искусство может стать символическим искусством в
истинном смысле слова.
   Что такое символизм? Символизм есть сочетание в художественном
изображении мира явлений с миром божества. В этом определении ясно
выступают два начала, необходимые для символического творчества.
Как и всякое искусство, символизм обращен к простым и наглядным со-
бытиям жизни, к миру для всех очевидных фактов, к явлениям природы и
явлениям человеческого духа. <...> Но, идя общим для всякого творче-
ского процесса путем, символизм имеет большие преимущества перед
прежними литературными школами и направлениями. Когда писатель,
разбираясь в пестром материале своих наблюдений, руководится при этом
какими-нибудь несложными понятиями, стоящими ниже философской
мысли своей эпохи, он может дать только крайне несовершенные выводы
своего ума в тех или других художественных образах. При тусклом осве-
щении он не видит действительных свойств и признаков стоящих перед
его глазами фактов. Их внутренней сущности, их таинственного значения
он не сознает. Механически сцепленные с другими предметами и фак-
тами на своей поверхности, они не кажутся ему явлениями, т. е. внешним,
законченным, точно и ясно оформленным выражением таинственных ос-
нов жизни. Самое понятие явления – прекраснейшее поэтическое достояние
новейшей философии – имеет логический смысл только при миросозерца-
нии идеалистическом, в котором видимое и невидимое, конечное и
бесконечное, чувственно реальное и мистическое слиты в неразрывном
единстве, как неотъемлемые признаки двух соприкасающихся между со-
бою миров. Ни на одну минуту символизм не выходит из законной об-
ласти искусства. В освещении своих идей и понятий он видит явления и
изображает только явления. Эта основная черта символического искусст-
ва показывает нам, какую роль должно играть мистическое настроение
писателя при созидании тех или других поэтических картин и образов. Но
искусство никогда не должно превращаться ни в богословие, ни в отвле-
ченную философию. Каковы бы ни были те средства, которые помогают
нам воспринять и понять мир явлений, мир этот, раз усвоенный, выдвига-
ется вперед в творческой работе художника, заслоняя все прочее. На сцене
не остается ничего, кроме явлений со скрытою под ними трагическою
бездною, которую нельзя не почувствовать, когда художник дает нам не
грубо написанную картину безжизненных фактов, а мир борьбы и страда-
ний в отчетливых формах. На поверхности должны быть явления и только
явления. Тела, костюмы, живая человеческая походка, выражение лиц и
глаз, всем понятные, но постоянно углубляющиеся ощущения и мыс-


                                     6

ли – вот настоящая сфера того искусства, которое идет сознательным пу-
тем идеализма. Вот когда искусство является настоящим художественным
сочетанием мира явлений с миром божества, потому что такая творче-
ская работа возможна только тогда, когда художник в самом деле живо
ощущает бога, непосредственно соприкасается с ним, непроизвольно со-
единяет свои впечатления с внутренним религиозным чувством.
   Культура и наука, вместо того чтобы привести человека к последним
пределам материализма, привела его к ненасытной жажде религии, пи-
шет г. Денисов. Эта жажда религии, с которою уже не враждует наука, вы-
лившаяся из критической философии, создала то новое направление в ис-
кусстве, которое называется символизмом. Молодые писатели сознатель-
но хотят идти тем путем, каким искусство шло всегда в лице своих на-
стоящих представителей. Победив декадентство, с его наивно банальны-
ми химерами и демоническим пустословием, искусство идет к новому со-
вершенству и новой красоте, о которой в России грезили лучшие художни-
ки. Восстановив свою связь с религиозным сознанием, поэтическое твор-
чество станет когда-нибудь, как это было в Элладе, лучшим делом для
человека.
             Волынский А. Борьба за идеализм: Критические статьи. СПб. 1900 г.


                   К. БАЛЬМОНТ
    ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ СЛОВА О СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ

   <...> Реалисты всегда являются простыми наблюдателями, символи-
сты – всегда мыслители.
   Реалисты схвачены, как прибоем, конкретной жизнью, за которой
они не видят ничего, – символисты, отрешенные от реальной действи-
тельности, видят из окна. Это потому, что каждый символист, хотя бы са-
мый маленький, старше каждого реалиста, хотя бы самого большого.
Один еще в рабстве у матери, другой ушел в сферу идеальности.
  Две различные манеры художественного восприятия, о которых я го-
ворю, зависят всегда от индивидуальных свойств того или другого писа-
теля, и лишь иногда внешние обстоятельства исторической обстановки
соответствуют тому, что одна или другая манера делается господствую-
щей. В эпоху 16-го или 17-го века, почти одновременно, два различных
гения явились живым воплощением обеих литературных манер. Шек-
спир создал целый ряд гениальных образцов реальной поэзии, Кальдерон
явился предшественником наших дней, создателем драм, отмеченных кра-
сотою символической поэзии. Конечно, национальные данные того и
другого писателя в значительной степени предрешали их манеру твор-
чества.     Англия – страна положительных деяний, Испания – страна не-
правдоподобных предприятий и религиозных безумств. Но историче-
ская атмосфера, в смысле воздействия на личность, была полна как в
Англии, так и в Испании однородных элементов; национального могуще-


                                   7

ства, индивидуального блеска и грез о всемирном господстве. Притом же,
если брать совершенно однородную обстановку, можно указать, что в од-
ной и той же Испании одновременно существовал реалист Лопе де Вега
и символист Кальдерон, в одной и той же Англии жили одновременно
реалист Шекспир и декадент Джон Форд.
   Совершенно таким же образом и в течение 19-го века мы видим одно-
временное существование двух противоположных литературных направ-
лений. Наряду с Диккенсом мы видим Эдгара По, наряду с Бальзаком и
Флобером – Бодлера, наряду с Львом Толстым – Генрика Ибсена.
Нельзя, однако, не признать, что, чем ближе мы к новому столетию, тем
настойчивее раздаются голоса поэтов-символистов, тем ощутительнее ста-
новится потребность в более утонченных способах выражения чувств и
мыслей, что составляет отличительную черту поэзии символической.
   Как определить точнее символическую поэзию? Это поэзия, в кото-
рой органически, не насильственно, сливаются два содержания: скрытая
отвлеченность и очевидная красота, – сливаются так же легко и естест-
венно, как в летнее утро воды реки гармонически слиты с солнечным
светом. Однако, несмотря на скрытый смысл того или другого символиче-
ского произведения, непосредственное конкретное его содержание всегда
закончено само по себе, оно имеет в символической поэзии самостоятель-
ное существование, богатое оттенками. <...>
   Символическая поэзия неразрывно связана с двумя другими разновид-
ностями современного литературного творчества, известными под на-
званием декадентства и импрессионизма.
   Я чувствую себя совершенно бессильным строго разграничить эти от-
тенки и думаю, что в действительности это невозможно и что, строго го-
воря, символизм, импрессионизм, декадентство суть нечто иное, как пси-
хологическая лирика, меняющаяся в составных частях, но всегда единая в
своей сущности. На самом деле, три эти течения то идут параллельно, то
расходятся, то сливаются в один поток, но, во всяком случае, они стре-
мятся в одном направлении, и между ними нет того различия, какое су-
ществует между водами рек и водами океана. Однако, если бы непре-
менно нужно было давать определение, я сказал бы, что импрессионист –
это художник, говорящий намеками, субъективно пережитыми, и частич-
ными указаниями воссоздающий в других впечатление виденного им цело-
го. Я сказал бы также, что декадент, в истинном смысле этого слова, есть
утонченный художник, гибнущий в силу своей утонченности. Как показы-
вает самое слово, декаденты являются представителями эпохи упадка.
Это люди, которые мыслят и чувствуют на рубеже двух периодов, одного
законченного, другого еще народившегося. Они видят, что вечерняя заря
догорела, но рассвет еще спит где-то, за гранью горизонта; оттого песни
декадентов – песни сумерек и ночи. Они развенчивают все старое, пото-
му что оно потеряло душу и сделалось безжизненной схемой. Но, пред-
чувствуя новое, они, сами выросшие на старом, не в силах увидеть это но-
вое воочию – потому в их настроении, рядом с самыми восторженными


                                     8

вспышками, так много самой больной тоски. Тип таких людей – герой
ибсеновской драмы, строитель Сольнес: он падает с той башни, которую
выстроил сам. Философ декадентства – Фридрих Ницше, погибший Икар,
сумевший сделать себя крылатым, но не сумевший дать своим крыльям
силу вынести жгучесть палящего всевидящего солнца.
   Глубоко неправы те, которые думают, что декадентство есть явление
реакционное. Достаточно прочесть одно маленькое стихотворение Бодле-
ра «Priere», чтобы увидеть, что здесь мы имеем дело с силой освободи-
тельной.
                  Хвала великому святому Сатане!
                  Ты в небе царствовал. Теперь ты в глубине
                  Пучин отверженных поруганного ада
                  В безмолвных замыслах теперь твоя услада.
                  Дух вечно мыслящий, будь милостив ко мне,
                  Прими под сень свою, прими под древо знанья
                  В тот час, когда, как храм, как жертвенное зданье,
                  Лучи своих ветвей оно распространит
                  И вновь твое чело сияньем осенит.
                  Владыка мятежа, свободы и сознанья!
  Равным образом глубоко заблуждаются те, которые думают, что
символическая поэзия создана главным образом французами.
   Это заблуждение было обусловлено несправедливой гегемонией
французского языка, благодаря которой все, что пишется по-французски,
читается немедленно большой публикой, между тем как талантливые и
даже гениальные создания, написанные по-английски, по-русски или на
одном из скандинавских языков, до последнего времени ждали десятки
лет, чтобы войти в широкое русло и занять определенное место в числе
произведений, читаемых тысячами. Подчеркиваю этот факт: все, что было
создано гениального в области символической поэзии 19-го века, за не-
многими исключениями, принадлежит англичанам, американцам, скан-
динавам, немцам, не французам.
   Вот имена наиболее выдающихся символистов, декадентов и импрес-
сионистов: в Англии – Уильям Блейк, Шелли, де Куинси, Данте Россетти,
Теннисон, Суинберн, Оскар Уайльд; в Америке – величайший из
символистов Эдгар По и гениальный певец личности Уолт Уитмен; в
Скандинавии – Генрик Ибсен, Кнут Гамсун и Август Стриндберг; в Герма-
нии – Фридрих Ницше и Гауптман; в Италии – Д'Аннунцио; в России –
Тютчев, Фет, Случевский; в Бельгии – Метерлинк, Верхарн; во Франции –
Бодлер, Вилье де Лиль-Адан, Гюисманс, Рембо.
   Первым символистом 19-го века, первым и в смысле хронологическом
и в смысле крупных размеров писательской индивидуальности, был амери-
канский поэт Эдгар По, писавший в 30-х и 40-х годах 19-го века, но заняв-
ший незыблемое положение маэстро лишь недавно, за последние двадцать
пять лет. Имя его тесно соединено в Европе с именем гениального Бодле-
ра,    который много содействовал его популярности, переведя на фран-
цузский язык лучшие его фантазии. Бодлер развил некоторые мысли, ко-


                                     9

торые     Эдгар По не успел высказать или не имел времени договорить,
придал символизму особую окраску, которая получила в истории литера-
туры наименование декадентской, и написал целый ряд самостоятельных
стихотворений, расширяющих область символической поэзии. <...>
   В то время как поэты-реалисты рассматривают мир наивно, как про-
стые наблюдатели, подчиняясь вещественной его основе, поэты-
символисты, пересоздавая вещественность сложной своей впечатли-
тельностью, властвуют над миром и проникают в его мистерии. Созна-
ние поэтов-реалистов не идет далее рамок земной жизни, определен-
ных с точностью и с томящей скукой верстовых столбов. Поэты-
символисты никогда не теряют таинственной нити Ариадны, связываю-
щей их с мировым лабиринтом хаоса, они всегда овеяны дуновениями,
идущими из области запредельного, и потому, как бы против их воли, за
словами, которые они произносят, чудится гул еще других, не их голо-
сов, ощущается говор стихий, отрывки из хоров, звучащих в святая свя-
тых мыслимой нами Вселенной. Поэты-реалисты дают нам нередко дра-
гоценные сокровища, но эти сокровища такого рода, что, получив их,
мы удовлетворены – и нечто исчерпано. Поэты-символисты дают нам, в
своих созданиях, магическое кольцо, которое радует нас, как драгоцен-
ность, и в то же время зовет нас к чему-то еще, мы чувствуем близость
неизвестного нам нового и, глядя на талисман, идем, уходим куда-то
дальше, все дальше и дальше.
   Говорят, что символисты непонятны. В каждом направлении есть сте-
пени, любую черту можно довести до абсурда, в каждом кипении есть
накипь. Но нельзя определять глубину реки, смотря на ее пену. Если мы
будем судить о символизме по бездарностям, создающим бессильные па-
родии, мы решим, что эта манера творчества – извращение здравого смыс-
ла. Если мы будем брать истинные таланты, мы увидим, что символизм –
могучая сила, стремящаяся угадать новые сочетания мыслей, красок и зву-
ков и нередко угадывающая их с неотразимой убедительностью.
   Если вы любите непосредственное впечатление, наслаждайтесь в сим-
волизме свойственной ему новизной и роскошью картин. Если вы люби-
те впечатление сложное, читайте между строк – тайные строки выступят и
будут говорить с вами красноречиво.

                       Бальмонт К. Горные вершины: Сб. статей. М. 1904 г. Кн. 1

                             В. БРЮСОВ
                            КЛЮЧИ ТАЙН

   <...> Искусство поучает – мы знаем это на тысячах примеров. Но вместе
с тем в искусстве часто нет ближайших целей, никакой пользы – отрицать
это могут только фанатики. Наконец, искусство общит людей, раскрыва-
ет душу, делает всех причастными творчеству художника. Что же такое
искусство? Как оно и полезно и бесполезно? служит Красоте и часто


                                   10

безобразно? и средство общения и уединяет художника?
   Единственный метод, который может надеяться решить эти вопросы, –
интуиция, вдохновенное угадывание, метод, которым во все века пользо-
вались философы, мыслители, искавшие разгадки тайн бытия. И я ука-
жу на одно решение загадки искусства, принадлежащее именно философу,
которое – кажется мне – дает объяснение всем этим противоречиям.
Это – ответ Шопенгауэра. У самого философа его эстетика слишком свя-
зана с его метафизикой. Но, вырывая его угадывания из тесных оков его
мысли, освобождая его учение об искусстве от всех случайно опутавших
его учений о «идеях», посредниках между миром нуменов и феноменов, –
мы получим простую и ясную истину: искусство есть постижение мира
иными, не рассудочными путями. Искусство – то, что в других областях
мы называем откровением. Создания искусства – это приотворенные две-
ри в Вечность.
   Явления мира, как они открываются нам во вселенной – растянутые в
пространстве, текущие во времени, подчиненные закону причинности, –
подлежат изучению методами науки, рассудком. Но это изучение, осно-
ванное на показаниях наших внешних чувств, дает нам лишь приблизи-
тельное знание. Глаз обманывает нас, приписывая свойства солнечного
луча цветку, на который мы смотрим. Ухо обманывает нас, считая коле-
бания воздуха свойством звенящего колокольчика. Все наше сознание
обманывает нас, перенося свои свойства, условия своей деятельности на
внешние предметы. Мы живем среди вечной, исконной лжи. Мысль, а сле-
довательно, и наука бессильны разоблачить эту ложь. Большее, что они
могли сделать, это указать на нее, выяснить ее неизбежность. Наука
лишь вносит порядок в хаос ложных представлений и размещает их по
рангам, делая возможным, облегчая их узнание, но не познание.
   Но мы не замкнуты безнадежно в этой «голубой тюрьме» – пользуясь
образом Фета. Из нее есть выходы на волю, есть просветы. Эти просве-
ты – те мгновения экстаза, сверхчувственной интуиции, которые дают
иные постижения мировых явлений, глубже проникающие за их внеш-
нюю кору, в их сердцевину. Исконная задача искусства и состоит в том,
чтобы запечатлеть эти мгновения прозрения, вдохновения. Искусство на-
чинается в тот миг, когда художник пытается уяснить самому себе свои
темные,      тайные чувствования. Где нет этого уяснения, нет художест-
венного творчества. Где нет этой тайности в чувстве – нет искусства. Для
кого все в мире просто, понятно, постижимо, тот не может быть художни-
ком. Искусство только там, где дерзновенье за грань, где порывание за
пределы познаваемого в жажде зачерпнуть хоть каплю

                  Стихии чуждой, запредельной

  «Врата Красоты ведут к познанию», – сказал тот же Шиллер. Во все века
своего существования, бессознательно, но неизменно, художники выпол-
няли свою миссию: уясняя себе открывавшиеся им тайны, тем самым ис-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика