Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Восточный вопрос в международных отношениях во второй половине XVIII - начале ХХ вв. Учебное пособие

Голосов: 3

Пособие призвано дать студентам-историкам целостное представление об истории Восточного вопроса в контексте европейской международной жизни и национально-освободительного движения народов Османской империи на протяжении почти двух веков. Основное место в пособии отводится разнообразным документальным материалам с комментариями авторов, что позволяет осуществлять самостоятельное углубленное изучение данной большой исторической темы. Предназначено для студентов исторических факультетов и преподавателей истории специальных учебных заведений.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
          Ст.IV. При сем постановляется именно, что означенное в предыдущей статье действие сообща
и предназначаемое поставить временно проливы Дарданелл и Босфора и столицу Оттоманскую под
защиту выс. дог. сторон от всякого нападения Мегемета-Али должно считаться лишь исключительною
мерою, принятою в единственном вышеозначенном случае, по особой просьбе султана и только для
защищения его. А также договорено, что эта мера нисколько не нарушит древняго правила
Оттоманской Империи, по которому военным судам иностранных держав всегда было возбраняемо
входить в проливы Дарданелл и Босфора.

      И султан с одной стороны объявляет настоящим актом, что за исключением вышеозначенной
случайности, он имеет твердую решимость на будущее время неизменно соблюдать это начало, как
древнее правило его империи, и, когда Порта будет находиться в мире, не допускать никакого
военного иностранного судна в проливы Босфора и Дарданелл; с другой стороны их вел. имп. всерос.,
имп. австр..., королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии и король прусский
обещают уважать это решение султана, и согласоваться с вышевыраженным началом.

                              Хрестоматия по истории международных отношений.
                              Выпуск 1.Европа и Америка. - С.157-158.

     26. Из меморандума, приложенного ко всеподданейшему донесению графа Нессельроде от 19
сентября 1844 г. из Лондона.

      Россия и Англия проникнуты взаимным убеждением, что их общие интересы состоят в том,
чтобы Порта Оттоманская сохранила свою независимость и территориальные владения, из которых в
настоящее время состоит империя; такая политическая комбинация лучше всего отвечает общим
интересам сохранения мира.
      ... Впрочем нельзя не признаться, что империя эта содержит в себе много элементов
разложения. Непредвиденные обстоятельства могут ускорить ее падение, не дав дружественным
дворам времени предупредить его. Принимая во внимание, что человеческой предусмотрительности
не дано установить заранее план действия на тот или другой неожиданный случай, было бы
преждевременно приступать к обсуждению случайностей, которые могут и не произойти. В
неизвестности, обнимающей будущее, одна основная мысль представляется действительно
осуществимой, а именно: опасность, которая могла бы быть вызвана катастрофой в Турции, будет
значительно уменьшена, если при наступлении ее Россия и Англия условятся о тех мерах, которые
они должны принять сообща.

      ...Мысль эта была признана в принципе в бытность императора в Лондоне. Результатом сего
было принятое на известный случай обязательство, а именно: если бы в Турции совершилось, что-
либо непредвиденное, то Россия и Англия предварительно условятся между собою о мерах, какие
должны быть приняты сообща. Цель, в виду которой Россия и Англия должны будут прийти к
соглашению, может быть сформулирована следующим образом:

      1. Стараться поддержать существование Оттоманской империи в настоящем ее состоянии, пока
эта политическая комбинация окажется возможною.
      2. Если мы будем предвидеть, что она должна разрушиться, то условиться предварительно об
учреждении нового порядка взамен нынешнего и о совместном наблюдении за тем, чтобы перемены,
происшедшие во внутреннем положении этой империи, не угрожали бы ни их безопасности, ни
правам, предоставленным договорами каждой из них, ни сохранению европейского равновесия.


Там же. - С.158-159.

     27. Из разговоров Николая I с английским послом в России Г.Сеймуром. 14 января 1853 г., 21
февраля 1853 г.


     Теперь я хочу говорить с вами как друг и как джентльмен. Если нам удастся прийти к
соглашению - мне и Англии, - остальное мне не важно, мне безразлично, что сделают или подумают
другие. Итак, говоря откровенно... и недвусмыссленно, если Англия думает водвориться в ближайшем
будущем в Константинополе, то я этого не допущу. Я не приписываю вам этих намерений, но в
подобных случаях предпочтительнее говорить ясно. Со своей стороны я равным образом готов
принять обязательство - не водворяться там, разумеется в качестве собственника: в качестве
временного охранителя, - дело другое. Может случиться, что обстоятельства принудят меня занять
Константинополь, если ничего не окажется предусмотренным, если нужно будет все предоставить
случаю.

      ...Я не хочу, чтобы Константинополь был когда-либо оккупирован Англией, Францией или какой-
нибудь другой великой державой. Тем более я никогда не допущу ни восстановления Византийской
империи, ни территориального расширения Греции, что превратило бы ее в сильное государство. Еще
меньше я могу потерпеть раздел Турции на мелкие республики, которые послужили бы готовым
убежищем для Кошута, Мадзини и других европейских революционеров. Княжества (Валахия и
Молдавия) по существу уже и теперь - независимые государства под моим протекторатом...
Аналогичное государственное устройство получит Сербия; то же самое - Болгария, нет никакого
основания препятствовать независимости этих стран. Что касается Египта, то я прекрасно понимаю
важное значение этой территории для Англии. Тут я могу только сказать, что если в случае раздела
после падения Оттоманской империи, вы завладеете Египтом, я не стану против этого возражать. То
же самое я скажу и о Кандии. Этот остров, может быть, вам подходит, и я не вижу, почему ему не
войти в состав английских владений.

                                        Там же. - С.159-160.

     28. Союзный договор между Великобританией, Францией и Турцией, заключенный в
Константинополе 12 марта 1854 г.

     (Уполномоченные: Франции - Бараге-д'Илье, Великобритании - Стратфорд, Турции - Решид)

     Так как его имп. вел. султан обратился к его вел. имп. французов и ее вел. королеве
Великобритании с просьбой помочь ему отбросить нападение, направленное его вел. имп. всерос.
против владений блистательной Оттоманской Порты... то их величествам и его имп. вел. султану
казалось соответственным заключить договор, дабы закрепить их намерения, соответственно
изложенному выше, и определить способы, на основании которых их вел. окажут помощь его имп. вел.
султану.

      Ст.1. После того, как его вел. имп. французов и ее вел. королева Великобритании уже
распорядились, по просьбе его имп. вел. султана, чтобы могущественные дивизии их морских сил
направились в Константинополь и оказали оттоманскому флагу и территориям ту защиту, которую
позволяют обстоятельства, их вел. обязуются настоящим договором еще ближе сотрудничать с его
имп. вел. султаном для защиты оттоманских территорий в Европе и в Азии против русского
нападения, поставив для этой цели такое количество своих сухопутных войск, которое может
оказаться необходимым для достижения этой цели.

     Ст.2. (Обязательство султана не заключать сепаратного мира.).

     Ст.3. (Обязательство Франции и Англии вывести свои морские и военные силы из Турции
немедленно по заключении мира.).

                                            Там же. - С.162-163.

     29. Англо-французский союзный договор, заключенный в Лондоне 10 апреля 1854 г.

     (Уполномоченные: Великобритании - Кларендон, Франции - Валевский).


      Ст.1. Выс. дог. стороны обязуются сделать все, что от них зависит, чтобы достичь
восстановления мира между Россией и Блистательной Портой на прочных и длительных основах...

      Ст.2. Так как целость Оттоманской империи нарушена вследствие занятия русскими войсками
провинций Молдавии и Валахии и другими передвижениями русских войск, то их вел... совещались и
будут совещаться о способах, наиболее подходящих для освобождения территорий султана от
иностранного вторжения и для достижения целей, указанных в статье 1 (обязательство содержать для
этой цели достаточное количество сухопутных и морских сил, об использовании которых должно быть
заключено дополнительное соглашение).

     Ст.3. (Обязательство не прекращать неприятельский действий без предварительного
соглашения.)

     Ст.4. Одушевленные желанием поддержать европейское равновесие и не преследуя никаких
целей заинтересованности, выс. дог. стороны отказываются вперед от извлечения особых выгод из
событий, которые могли бы произойти.

      Ст.5. (Готовность сторон принять в союз те из европейских держав, которые пожелали бы в него
войти.).

                                                  Там же. - С.163-164.

     30. Союзный договор между Австрией, Францией и Великобританией, заключенный в Вене 2
декабря 1854 г.

     (Уполномоченные: Франции - Буркене, Австрии - Буоль, Шауенштейн, Великобритании -
Вестморланд).

      Ст.2. (Обязательство Австрии защищать Молдавию и Валахию от возвращения в них русских
войск. Занятие австрийскими войсками необходимых позиций для гарантии княжеств от нападений.
Австрийская оккупация не может мешать свободным передвижениям англо-французских и турецких
войск против России.). В Вене будет образована (австро-французско-английская) комиссия, в которую
Турция будет приглашена прислать уполномоченного и которой будет поручено рассматривать и
регулировать все вопросы, относящиеся как к исключительному и временному положению, в котором
находятся сказанные княжества, так и к свободному проходу через их территории различных армий.

      Ст.3. В том случае, если между Австрией и Россией вспыхнули бы неприязненные действия, то
три договаривающиеся стороны взаимно обещают в настоящей войне оборонительный и
наступательный союз...

                                     Там же. - С.164.

     31. Пять пунктов, предъявленных Австрией России от имени союзных держав в качестве
условий мирных переговоров (декабрь 1855 г.).

     1. Дунайские княжества.

     Совершенная отмена русского покровительства. Россия не будет пользоваться никаким
особенным или исключительным правом вмешательства во внутренние дела княжества. Княжества
сохранят свои преимущества и льготы, под верховною властью Порты, и султан, с согласия
Договаривающихся Держав, утвердит в княжествах устройство, сообразно с нуждами и желаниями
народа.

     В Княжествах, с согласия Порты, будет введена постоянная оборонительная система,
соответствующая их географическому положению; принятие ими чрезвычайных мер для обороны не
должно встречать никакого препятствия.


      Россия, взамен крепостей и земель, занятых Союзными войсками, соглашается на проведение
новой границы в Бессарабии. Эта граница, в видах общих интресов, начинаясь от окрестностей
Хотина, пройдет вдоль горной цепи, по юго-восточному направлению, до озера Салзыка. Пограничная
черта будет определена окончательно мирным трактатом и уступленное пространство будет
присоединено к княжествам под верховною властью Порты.

     2. Дунай.

      Свобода судоходства по Дунаю и Дунайским гирлам будет существенно обеспечена
европейскими комиссиями, составленными из равного числа представителей от всех
Договаривающихся Держав, частные же интересы прибрежных владений будут приняты во внимание
на основании правил, определенных Актом Венского конгресса по предмету речного судоходства.

      Каждая из Договаривающихся держав будет иметь право содержать по одному или по два
легких морских судна у дунайских устьев, чтобы охранять свободу судоходства по Дунаю.

     3. Черное море.

     Черное море будет объявлено нейтральным.

     Открытый в него вход для торгового мореплавания всех народов воспрещается военным судам.

     Посему на берегах Черного моря не будут ни заведены, ни оставлены никакие военно-морские
арсеналы.

     Покровительство торговых интересов всех народов будет обеспечено в портах Черного моря
учреждениями, сообразными с международным правом и установившимися обычаями.

      Обе прибрежные державы условятся между собою насчет числа и силы легких судов, которые
они будут содержать в Черном море. Конвенция между ними, по сему предмету, по предварительном
принятии ее Договаривающимися Державами, приложится к общему трактату и будет иметь такую же
силу, как если б составляла его часть. Она не может быть ни уничтожена, ни заменена без согласия
Договаривающихся Держав.

     Закрытие проливов допустит исключение, помянутое в предыдущем пункте.

     4. Христиане -подданные Порты.

      Права и льготы христиан - подданных Порты - будут обеспечены без нарушения независимости
и достоинства турецкого правительства.

     Россия, по заключении мира, будет приглашена к участию в распоряжениях, принятых
Австриею, Франциею, Великобританиею и Портою, для облегчения религиозных и политических прав
христиан - подданных султана.

     5. Особенные условия.

     Воюющие державы предоставляют себе право предъявить на общую пользу Европы особенные
условия сверх четырех прежних.

                                                   Там же. - С.164-166.

     32. Из трактата, заключенного в Париже 18 (30) марта 1856 г.


      (Уполномоченные: России - А.Орлов, Ф.Бруннов, Австрии - Буоль, Шауншейн, Гюбнер, Франции
- Валевский, Буркенэ, Великобритании - Кларендон, Каули, Пруссии - Мантейфель, Сардинии - Кавур.
Вилла-Марина, Турции - Эмин Али-паша, Джемиль бей.).

     Ст.1. (Провозглашается вечный мир.).

     Ст.II. Вследствие счастливого восстановления мира между их величествами, земли, во время
войны завоеванные и занятые их войсками, будут ими очищены.

     О порядке выступления войск, которое должно быть учинено в скорейшее по возможности
время, поставлены будут особые условия.

      Ст.III. Его вел. имп. всерос. обязуется возвратить его вел. султану город Карс с цитаделью
оного, а равно и прочие части Оттоманских владений, занимаемые Российскими войсками.

     Ст.IV. Их вел. имп. французов, королева Соединенного королевства Великобритании и
Ирландии, король Сардинский и султан обязуются возвратить его вел.имп. всерос. города и порты:
Севастополь, Балаклаву. Камыш, Евпаторию, Керчь, Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места,
занимаемые союзными войсками.

      Ст.VII. Его вел. имп. всерос., его вел. имп. австрийский, его вел. имп. французов, ее вел.
королева Соединенного королевства Великобритании и Ирландии, его вел. король прусский и его
вел.король сардинский объявляют, что Блистательная Порта признается участвующею в выгодах
общего права и союза Держав Европейских. Их вел. обязуются каждый с своей стороны уважать
независимость и целость империи Оттоманской, обеспечивают совокупным своим ручательством
точное соблюдение сего обязательства и вследствие того будут почитать всякое в нарушение оного
действие вопросом, касающимся общих прав и пользы.

      Ст.IX. Его имп. вел. султан, в постоянном попечении о благе своих подданных, даровав фирман,
коим улучшается участь их, без различия по вероисповеданиям или племенам, и утверждаются
великодушные намерения его касательно христианского народонаселения его империи, и желая дать
новое доказательство своих в сем отношении чувств, решился сообщить договаривающимся
державам означенный, изданный по собственному его побуждению, фирман1.

     Дог. державы признают высокую важность сего сообщения, разумея при том, что оно ни в каком
случае не даст сим державам права вмешиваться, совокупно или отдельно, в отношения его вел.
султана к его подданным и во внутреннее управление империи его.

      Ст.Х. Конвенция 13 июля 1841 г., коею поставлено соблюдение древнего правила Оттоманской
Империи относительно закрытия входа в Босфор и Дарданеллы, подвергнута новому с общего
согласия рассмотрению.

      Заключенный выс. дог. сторонами сообразный с вышеозначенным правилом акт прилагается к
настоящему Трактату и будет иметь такую же силу и действие, как если б он составлял неотделимую
оного часть.

     Ст.XI. Черное море объявляется нейтральным, открытый для торгового мореплавания всех
народов вход в порты и воды оного формально и навсегда воспрещается военным судам, как
прибрежных, так и всех прочих держав, с теми токмо исключениями, о коих постановляется в статьях
XIV и XIX настоящего Договора.

     Ст.ХХ. Взамен городов, портов и земель, означенных в статье IV настоящего Трактата, и для
вящщего обеспечения свободы судоходства по Дунаю его вел. имп. всерос. соглашается на
проведение новой граничной черты в Бессарабии...


    Ст.XXI. Пространство земли, уступленное Россиею, будет присоединено к княжеству
Молдавскому под Верховною властью Блистательной Порты.

     Cт.XXII. Княжества Валахское и Молдавское будут под Верховною властью Порты и, при
ручательстве дог. держав, пользоваться преимуществами и льготами, коими пользуются ныне. Ни
которой из ручающихся держав не предоставляется исключительного над оным покровительства. Не
допускается никакое особое вмешательство во внутренние дела их.

     Ст.XXVIII. Княжество Сербское остается, как прежде, под верховною властью Блистательной
Порты, согласно с императорскими хатти-шерифами, утверждающими и определящими права и
преимущества оного при общем совокупном ручательстве договаривающихся держав.

     Вследствие сего, означенное княжество сохранит свое независимое и национальное
управление и полную свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства.

      Ст.ХХХ. Его вел. имп. всерос. и его величество султан сохраняют в целости владения свои в
Азии, в том составе, в коем они законно находились до разрыва...

     Примечание.
     1. Рескрипт (хатт-и-хумаюн) был обнародован 18 февраля 1856 г.

                                             Там же. - С.166-168.

     33. Хатт-и-хумаюн, 18 февраля 1856 г.

      ...Полагая ныне возобновить и еще более расширить новые установления, введеныя с целью
достигнуть порядка вещей, согласного с достоинством империи и положением, которое она занимает
среди цивилизованных народов, и имея в виду, что верностью и похвальными усилиями всех моих
подданых, равно как и доброжелательным и дружеским содействием великих держав, моих
благородных союзников, права нашей империи получили ныне извне освящение, которое должно
быть для нее началом новой эры, я желаю увеличить ее благосостояние и внутреннее благоденствие,
достигнуть счастья моих подданных, которые в моих глазах все равны, все одинаково мне дороги и
связаны между собою дружественными отношениями патриотизма, и упрочить средства к
ежедневному возрастанию процветания моей империи.

     Посему я решил и повелеваю исполнение следующих мер:

     Обеспечения, обещанныя с нашей стороны Гатти-Гумаюном Гюльханейским и согласныя
танзимату всем подданным империи, без различия классов и исповеданий, в ограждение их личности
и имущества, и охранения их чести, ныне подтверждаются и упрочиваются;... Все привилегии и льготы
духовныя, дарованныя издревле моими предками и в последующие времена всем общинам
христианским и других немусульманских исповеданий, учрежденным в империи, под верховным моим
покровительством, будут подтверждены и поддержаны... Все подданные нашей империи, без
различия национальностей, будут допускаемы к публичным должностям и будут признаваться
способными к их занятию, смотря по их качествам и заслугам и согласно правилам, одинаково ко всем
применяемым.

      ...Все дела коммерческие, исправительные и уголовные между мусульманами и христианами и
вообще немусульманами, или же между христианами и лицами других немусульманских исповеданий,
будут подлежать рассмотрению смешанных судов. ...Законы уголовные, исправительные и
коммерческие, равно как и правила судопроизводства будут в самом скором времени пополнены и
кодифицированы. ...Так как законы, регулирующие продажу, покупку и распоряжение недвижимою
собственностью, общи для всех подданных, то и иностранцам будет дозволено владеть
недвижимостью в моих государствах, под условием подчинения законам и распоряжениям полиции,
отбывания повинностей наравне с туземцами и после того, как это дело устроится с иностранными
державами.


     Все подданные моей империи подлежат налогам на одинаковых основаниях, без различия
классов и религий... Взамен откупов, по всем отраслям государственных доходов, будет
последовательно и в возможной скорости применена система прямого взимания...

      ...Следует озаботиться об устройстве банков и других подобных учреждений для
преобразования монетной и финансовой системы, а равно для создания фондов, предназначаемых к
развитию источников материального богатства Империи. Также следует заняться устройством дорог и
каналов, коими облегчатся сообщения и разовьются богатства страны... Для достижения сей цели
изыщутся меры к воспользованию науками, искусствами и капиталами Европы и применению их к
делу.

                         Хрестоматия по истории международных отношений.
Выпуск 2. Африка и Передняя Азия. - С.50-51.




     Глава 2. Восточный вопрос в 1856-1890 гг.

      В середине XIX в. Османская империя все еще оставалась одним из наиболее крупных
государств того времени. В ее состав входили обширные территории в Азии, Африке и Европе общей
площадью около 3,4 млн.кв.км, а численность населения достигла 28 млн. человек. После Крымской
войны страна была разделена на 27 провинций (вилайетов), из которых десять составляли
европейскую часть империи с населением в 10-11 млн.чел. Этнический облик государства был
чрезвычайно пестрым и определялся наличием более 30 народов, исповедовавших ислам, иудаизм и
христианство в различных его проявлениях. Причем на Балканах приверженцы последней религии
составляли абсолютное большинство. С Турцией были связаны вассальными отношениями
Дунайские княжества и Сербия.

      Государственный строй Османской империи в 60-70-е гг. XIX в. можно определить как
"просвещенный деспотизм". На основании хатт-и хумаюна 1856 г., открывшего второй этап Танзимата,
в стране была проведена серия реформ с целью централизации власти, усиления армии, улучшения
состояния экономики и культурного развития. Особый акцент в политике реформ был сделан на
утверждение правового равенства мусульман и немусульман. Этот курс, проводившийся частью
османской политической элиты, в какой-то степени был следствием жестокого нажима со стороны
западных держав, которые в ультимативной форме потребовали от Турции оглашения проекта
реформ о положении немусульманских подданных до начала Парижского конгресса 1856 г.

      Однако ни формально провозглашенное равенство христиан с мусульманами, ни попытки
Порты в последующие годы сгладить межнациональные противоречия и объединить населявшие
империю этносы в некую "османскую" нацию под эгидой турок, не принесли результатов.
Продолжавшееся и набиравшее силу национально-освободительное движение подвластных народов
вынуждало Порту прибегать к прежним методам проведения карательных операций в тех провинциях,
где возникала угроза распространения сепаратизма.

     Крымская война 1853-1856 гг. привела к существенным сдвигам в политике ведущих
европейских держав в Восточном вопросе.

      В Англии далеко не все были довольны ее результатами. Неслучайно Р.Солсбери,
неоднократно занимавший пост министра иностранных дел и премьер-министра, называл Крымскую
войну "заслуживающей сожаления глупостью". И все-таки Великобритания многого достигла. Главным
было утверждение преобладающего английского влияния в Турции и резкое сокращение


возможностей России вмешиваться в дела на Балканах и Ближнем Востоке. Английский курс на
сохранение статус-кво, несколько модернизированный и дополненный прожектами трансформации
Турции посредством реформ в современное цивилизованное государство, имел прежнюю
антироссийскую направленность и противостоял объективной исторической тенденции ее
неизбежного краха.

     Победа над Россией, стоившая Франции в 5 раз больших жертв, нежели Англии, укрепила
режим Второй империи, способствовала возрастанию ее роли в европейских делах. В то же время
Франция не получила существенных приобретений на Востоке, а первоначальные надежды на
усиление позиций французского капитала в Турции и превращение ее в рынок сбыта и источник сырья
для французской промышленности, не вполне оправдывались.

      В 1860 г. Наполеон III провозгласил "принцип национальностей", означавший поддержку
стремления различных народов к национальной самостоятельности. На деле правящие круги Второй
империи выступали против антиосманских восстаний, отказывались от помощи угнетаемым Портой
народам в их борьбе за освобождение. Исключение здесь составляла лишь дипломатия Наполеона III
в пользу создания румынского государства в надежде экономически и политически утвердиться в
низовьях Дуная.

     Активизация официального Парижа в Восточном вопросе привела к возобновлению англо-
французских противоречий из-за Египта и Сирии. Направленная Наполеоном III военная экспедиция в
Сирию летом 1860 г. вызвала острый кризис в отношениях между Францией и Англией.

       Крымская война привела к разрыву прежней политики сотрудничества Австрии с Россией в
Восточном вопросе. Эти две наиболее заинтересованные в балканских делах державы преследовали
прямо противоположные цели и тщательно следили за каждым шагом друг друга. В отличие от Англии
или Франции Австрия (с 1867 г. - Австро-Венгрия) не могла рассчитывать на успешную экономическую
экспансию в турецких владениях. Вот почему она начинает выступать в роли защитницы христианских
народов, оказывает дипломатическую поддержку стремлению к самостоятельности Сербии и
Болгарии, хотя и при сохранении верховной власти Порты. Вместе с тем Австро-Венгрия не упускает
из вида главную цель - установления своего господства над Боснией и Герцеговиной в качестве ключа
к господству над всем Балканским полуостровом.

      Отношение Отто фон Бисмарка к судьбе Османской империи было целиком подчинено политике
объединения Германии под главенством Пруссии. Так, в 60-е годы Пруссия была заинтересована в
максимальном ослаблении внешнеполитических позиций Австрии. Во время франко-прусской войны
1870-1871 гг. Бисмарк обещал содействие России в пересмотре ограничений, установленных
Парижским договором 1856 г., тем самым сумел обеспечить нейтралитет Александра II. Но чтобы
использовать Восточный вопрос как средство "политических компенсаций", Пруссия должна была
поддерживать напряженность на Балканах и Ближнем Востоке. Она вообще не была заинтересована
в целостности Османской империи и сохранении статус-кво. В отдельных случаях Бисмарк даже шел
на поддержку национально-освободительного движения балканских народов. В связи с новым
обострением Восточного вопроса в середине 70-х годов "железный канцлер" продолжал официально
заявлять, что у Германии нет особых интересов на Востоке. В действительности его целью было
недопущение создания антигерманской коалиции.

      Поражение России в Крымской войне положило начало новому курсу в русской внешней
политике, который стал осуществляться пришедшим к управлению иностранными делами
А.М.Горчаковым. Его содержание нашло отражение в крылатой фразе нового министра: "К России
обращаются с упреком, что она изолируется и хранит молчание... Говорят, что Россия дуется. Россия
не дуется, Россия сосредотачивается". Многочисленные внутренние проблемы и пребывание в
международной изоляции вынуждали Россию к сдержанности и миролюбию. Российская дипломатия,
и прежде всего на Балканах, находилась в глубой обороне. Именно этим самоограничением
активнейшего участника европейского концерта объясняется продолжавшееся в течение двух
десятилетий относительное затишье в Восточном вопросе.


      В этих условиях для русского правительства существовал только один путь восстановления
своего влияния в регионе - опора на национальные движения подвластных Порте народов, поощрение
их культурного развития и расширения политических прав. Цель царизма состояла не столько в том,
чтобы спасти братьев-славян от турок, сколько предотвратить их объединение с народами Запада в
случае распада Турции.

      Свертывание правительственной деятельности в "Восточных делах" компенсировалось
повышением активности русской общественности, которая именно по поводу славянских проблем на
Балканах заявила о своем праве влиять на внешнюю политику России. Характерно, что славянский
вопрос был животрепещущим для всех течений русской общественной жизни. Революционно-
демократическим флангом национально-освободительное движение на Балканах понималось как
форма социально-революционной борьбы. Либеральные и консервативные интерпретации
славянской идеи подкрепляли правительственную политику подготовки реванша в Восточном вопросе
и были нужны власти для обеспечения единства трона и общества во внутренних и
внешнеполитических делах. Этим можно объяснить и фактическое поощрение деятельности
славянских комитетов, первый из которых возник в 1858 г. в Москве по инициативе видных
славянофилов во главе с И.С.Аксаковым и Ю.Ф.Самариным. Деятельность славянских комитетов
достигла своего апогея в 1875-1878 гг., когда их усилия позволили мобилизовать на помощь Балканам
свыше 5 тысяч добровольцев, значительные материальные и денежные ресурсы. Однако зависимость
этой общественной активности от власти проявилась в фактическом разгоне комитетов в июле 1878 г.,
после речи их лидера И.Аксакова, осудившего решения Берлинского конгресса.

     Осенью 1870 г., когда шла франко-прусская война, создалась благоприятная ситуация,
позволившая покончить с самым тяжелым для России условием Парижского договора - запретом
держать флот на Черном море. 19 (31) октября А.Д.Горчаков разослал циркуляр, в котором
заявлялось, что Россия не считает себя связанной постановлениями, ограничивающими ее
суверенитет на Черном море. Циркуляр Горчакова был неодобрительно встречен Англией и Австро-
Венгрией. Однако на Лондонской конференции послов 1 (13) марта 1871 г. при поддержке Пруссии
была подписана конвенция, которая отменила "нейтрализацию" Черного моря. Конвенция 1871 г.
регулировала режим проливов вплоть до первой мировой войны.

      На фоне вынужденной пассивности России в Восточном вопросе стали более заметны довольно
робкие шаги, которые делали подвластные Турции народы на своем пути к независимости. Восстания
в Герцеговине в 1862 г. и на Крите в 1866 г., борьба болгар за восстановление национальной церкви,
возникновение на Балканах четнических отрядов и создание конспиративных революционных
организаций - все эти факты свидетельствовали о формировании новых и достаточно радикальных
общественных настроений.

      Новые тенденции стали проявляться и в росте дипломатической активности независимых и
формально еще остававшихся в составе Турции молодых балканских государств, которые пытались
объединиться для совместной борьбы с Портой. Так возник план создания Балканского союза,
который был оформлен двусторонними договорами Сербии с Черногорией, Грецией и Румынией в
1866-1868 гг., а также установлением сотрудничества с политическими организациями других
балканских народов, в частности болгар и хорватов. Дело зашло так далеко, что была даже намечена
дата войны с Портой - 1 октября 1868 г. Однако этого не случилось. Балканский союз оказался не
жизнеспособным и распался вскоре после смерти главного его инициатора серсбкого князя Михаила
Обреновича, убитого заговорщиками 29 мая 1868 г.

      Вспыхнувшие летом 1875 г. в Боснии и Гецеговине волнения положили начало новому
Восточному кризису 1875-1878 гг., названному современниками великим. Боснийское восстание было
поддержано славянскими народами других областей Турецкой империи. В 1875-1876 гг. в Болгарии
состоялись Старо-Загорское и Апрельское восстания, потопленные в крови регулярной турецкой
армией. Непосредственным откликом на все эти события стало объявление Сербией (действовавшей
в союзе с Черногорией) в июне 1876 г. войны Турции. Несмотря на героизм сербских солдат, турецким
войскам удалось легко отбить наступление, и только вмешательство России спасло Сербию от
катастрофы и позволило заключить в начале 1877 г. мир на условиях довоенного положения.


      В условиях растущего давления держав, финансового кризиса, роста религиозно-османского
шовинизма, 2 июня 1876 г. группа националистически настроенных офицеров совершила
государственный переворот, убив султана Абдул-Азиза. Данными обстоятельствами решили
воспользоваться "новые османы", поддержавшие сторонника реформ Мидхат-пашу, который после
низложения в августе 1876 г. очередного султана Мурада и прихода к власти Абдул-Хамида II получил
пост великого визиря. Мидхат, понимая невозможность силового решения проблем, сделал ставку на
реформы и использование противоречий прежде всего между Россией и Англией. Он устанавливает
контакты с англичанами, пытаясь заручиться их поддержкой в осуществлении политико-юридических
преобразований и противостоянии России.

      Стремительное развитие событий на Балканах стало поводом для созыва 11 (23) декабря 1876
г. Константинопольской конференции великих держав с целью оказания дипломатического
воздействия на Турцию в пользу подвластных народов. Однако в день открытия конференции в
Турции была провозглашена конституция, и Стамбул отверг все требования великих держав о
реформах на Балканах как беспочвенные. После провала Константинопольской конференции русско-
турецкие отношения резко ухудшились. Последующее отклонение Портой при поддержке
Великобритании Лондонского протокола, подписанного 19 (31) марта 1877 г. и преследовавшего ту же
цель давления на турецкое правительство, привело к русско-турецкой войне, которая началась 24
апреля 1877 г. Летом в войну против Турции вступила Румыния, а в декабре Сербия (Черногория
продолжала оставаться в состоянии войны с июня 1876 г.).

     Потерпев полный военный разгром в войне, Турция в начале 1878 г. обратилась к России с
просьбой о перемирии, и 3 марта в местечке Сан-Стефано близ Стамбула был подписан
прелиминарный мирный договор. Договор вызвал резкое противодействие западных держав, в
особенности Великобритании и Австро-Венгрии. Под угрозой восстановления коалиции времен
Крымской войны России вынуждена была согласиться на пересмотр условий Сан-Стефанского
договора. На Берлинском конгрессе, который проходил в июне-июле 1878 г., он был заменен
многосторонним договором, который сводил на нет значение военной победы России.

      Потеряв в боях около 200 тыс. солдат, Российская империя не сумела реализовать ни одной
своей стратегической цели на Балканах (создание зависимой от России Великой Болгарии,
установление контроля над проливами, укрепление своего влияния в регионе). Несмотря на ревизию
Сан-Стефано, Берлинский трактат утвердил коренные изменения, произошедшие в судьбах
балканских народов. Сербия, Румыния и Черногория были признаны полностью независимыми
государствами, Болгария обрела фактическую самостоятельность.

      Еще одним следствием дипломатической борьбы в период Восточного кризиса 1875-1878 гг.
стал новый поворот в судьбе Боснии и Герцеговины. На основе закулисного торга России и Австро-
Венгрии, последняя в обмен на благожелательный нейтралитет в назревавшей русско-турецкой войне
получила право оккупации этих богатых турецких провинций. Этот сговор, зафиксированный в
секретной Будапештской конвенции от 3 (15) января 1877 г., после окончания войны был подтвержден
Берлинским трактатом 1878 г.

      В период Восточного кризиса 1875-1878 гг. Греция была единственным балканским
государством, непосредственно не участвовавшим в вооруженной борьбе, но выиграла она не
меньше других стран. На основании решений Берлинского конгресса и последующих греко-турецких
переговоров в 1881 г. почти вся Фессалия и часть Эпира были переданы Греции. Что же касается
мощного восстания 1878 г. на Крите под лозунгом воссоединения с Грецией, то его цель не была
достигнута из-за противодействия Великобритании. Берлинский конгресс лишь обязал Порту
предоставить острову административную автономию.

     Главным итогом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. для Восточного вопроса в целом был крах
политики статус-кво. Творец этой политики Великобритания ограничивалась лишь борьбой за
целостность османских владений в Азии, что, впрочем, не помешало англичанам оккупировать Кипр,
якобы для укрепления турецкой обороны.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика