Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.: Тезисы международной конференции

Голосов: 1

В сборнике представлены тезисы докладов по различным аспектам международных отношений в регионе Балтийского моря в Новое и Новейшее время, прочитанных учеными из России, Польши, Латвии и Германии на международной научной конференции в Калининградском государственном университете 10-11 октября 2003 г. Издание рассчитано на специалистов-историков, политологов и краеведов.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
           Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

на заседаниях палаты общин по поводу действий британского
кабинета в период работы Лондонской мирной конференции
1864 г. На позицию главы манчестерцев сильно влияла обес-
покоенность промышленно-торговых кругов возможностью
серьёзного подрыва позиций британской торговли на Балтике.
     7. Деятельность Джона Брайта и других членов «манче-
стерской партии» (Р. Кобдена, М. Гибсона) оказала опреде-
лённое влияние на политику британского кабинета, отказав-
шегося в конце концов от идеи вооружённого вмешательства в
конфликт. При посредничестве Англии 30 октября 1864 г. в
Вене был подписан мирный договор: Дания лишалась прав на
герцогства, которые передавались в совместное владение
Пруссии и Австрии. Таким образом, победу в шлезвиг-
гольштинском конфликте одержала Пруссия, получившая по-
сле войны с Австрией в 1866 г. в своё распоряжение оба гер-
цогства, что означало значительное усиление её позиций в
Балтийском регионе.


                      М.В. Голованов

        Русско-прусские соглашения 1764 года

     Русско-прусские соглашения 1764 г. - одно из важнейших
событий в дипломатической истории Европы XVIII столетия,
предшествовавших первому разделу Речи Посполитой. Эта
тема хорошо обеспечена источниками и достаточно изучена
как в отечественной, так и в зарубежной (прежде всего в поль-
ской) историографии. В подготовке данного сообщения ис-
пользовались, в частности, результаты исследований Б.М. Ту-
полева.
     В последней четверти XVIII в. «польская проблема» за-
трагивала интересы многих ведущих европейских держав: Ав-
стрии, России, Пруссии, а также Франции и Англии. Однако

                                                             29


М.В. Голованов                                             .

более всего она занимала прусского короля Фридриха II, так
как часть его государства (Восточная Пруссия) была отделена
от остальной территории Пруссии польскими землями, созда-
вая чересполосицу. Об этом писал сам Фридрих в своих «Дос-
топамятностях с Гугербургского мира, т.е. с 1763 г. по конец
раздела Польши по 1775 г.». Вынашивая идею «округления»
территории своего государства за счёт Польши, Фридрих не
мог реализовать её, опираясь только на военную силу, после
того как Пруссия потерпела сокрушительное поражение в Се-
милетней войне. Вся деятельность прусского короля по реали-
зации этой задачи переместилась в дипломатическую плос-
кость.
     Фридриху Великому нужно было заключить союз с одной
из держав, претендовавших на польские территории, чтобы с
её помощью осуществить свои аннексионистские замыслы.
Проблема выбора союзного государства была решена в тот
период, когда на престоле российской империи утвердилась
Екатерина II. Как отмечал Ф. Мартенс, Фридрих II напрасно
опасался возможности возобновления союза России и Авст-
рии, заключенного ещё перед началом Семилетней войны.
     Сближение Берлинского и Санкт-Петербургского дворов
началось с 1763 г., когда умер польский король Август III.
Ещё до этого между Екатериной и Фридрихом велись перего-
воры по согласованию кандидатуры на польский престол. В
качестве возможного претендента Россия выдвинула Стани-
слава Августа Понятовского. Прусский король, старающийся
изо всех сил склонить русскую императрицу к заключению с
ним союзного договора, поддержал предложение Петербурга.
Более того, в их личной переписке прослеживается откровен-
ное давление короля Пруссии на императрицу всероссийскую;
Фридрих II сообщает в Петербург о предложениях заключить
союз, поступивших ему из Стокгольма и Парижа. Но особенно
примечательно в этом плане письмо от 7 апреля 1764 г., в ко-
тором Фридрих убеждает Екатерину во враждебности Австрии
и Франции по отношению к России.
30


      Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

     Под давлением этих обстоятельств 31 марта (11 апреля)
1764 г. в Санкт-Петербурге были подписаны оборонительный
союз с Пруссией и секретная конвенция относительно Поль-
ши, основные положения которых сводились к следующему:
1) Россия и Пруссия обязались содействовать сохранению це-
лостности и независимости двух держав; 2) в случае каких-
либо вооружённых конфликтов оказывать военную и финан-
совую помощь друг другу; 3) поддерживать «право вольного
избрания» в Польше; 4) защищать польских «диссидентов»;
5) в качестве претендента на польскую корону поддерживать
Понятовского.
     Данные соглашения были выгодны как России, так и
Пруссии и отвечали их планам относительно Польши.


                     Ю.Л. Михайлова

 Остзейский вопрос в русской прессе и публицистике
    накануне и во время Франко-прусской войны
                    1870-1871 гг.

    1. Что такое «Остзейский вопрос»? Так называемый Ост-
зейский вопрос был широко представлен в русской прессе в
60-е и 70-е годы XIX века. Это понятие включает в себя до-
вольно широкий круг тем, посвященных обсуждению полити-
ческого, социально-экономического и культурного положения
Прибалтийского края – Курляндской, Лифляндской и Эст-
ляндской губерний. Особое место в дискуссии на эту тему за-
нимал вопрос о сохранении особого политического статуса
этих губерний, являвшихся своего рода государством в госу-
дарстве. В период реформ Александра II различия между Ост-
зейским краем и остальной Россией стало еще более очевид-
ным.


                                                            31


Ю.Л. Михайлова                                            .

     2. Основные источники. В обсуждение Остзейского во-
проса были втянуты самые различные периодические издания.
Основную массу материала содержат «Московские ведомо-
сти» М.Н. Каткова, а также печатные органы славянофилов,
газеты «День» и «Москва» И.С. Аксакова. Активное участие в
обсуждении принимал Ю.Ф. Самарин (его многотомный труд
«Окраины России» содержит большое количество материала
по Балтийскому региону). Материал по балтийской теме был
представлен в основном в виде полемики русских газет с бал-
тийской немецкой прессой («Ревельская газета», «Рижская
газета», «Балтийский ежемесячник»). Остзейские издания
стояли на охране привилегий немецкого дворянства в Прибал-
тике и выступали против так называемой «старорусской пар-
тии», которую возглавлял М.Н. Катков. В «Московских ведо-
мостях», «Москве», «Москвиче», «Голосе» на протяжении
1860-х годов обсуждается вопрос о необходимости провести в
Прибалтике широкий круг реформ: уравнять Остзейские гу-
бернии в правах с губерниями остальной Россией, провести
крестьянскую реформу (по образцу реформы 1861 г.), сделать
русский язык официальным и проч. В конце 1860-х годов в
полемику включаются и прусские издания, в частности печат-
ный орган графа Бисмарка «Norddeutsche Allgemeine Zeitung».
Прусская пресса использует прибалтийско-немецкие источни-
ки, откуда заимствует информацию о притеснении балтийских
немцев со стороны русских журналистов и российского пра-
вительства.
     3. Проблема авторства статей. Остзейскому вопросу бы-
ли посвящены в основном передовые статьи в газетах, поэто-
му довольно затруднительным является вопрос об авторстве.
Однако в них ясно представлена позиция издателей газет –
М.Н. Каткова, И.С. Аксакова, А.А. Краевского, которые объе-
динились в стремлении противостоять сепаратизму немцев в
Прибалтике, в желании русифицировать эти губернии, ликви-
дировать остзейскую автономию.

32


       Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

     4. Начало обсуждения – конец 1860-х гг. Франко-прус-
ская война стала своеобразной вехой в истории остзейского
вопроса. Немаловажную роль сыграло объединение Германии,
которое сказалось и на отношении к прибалтийским провин-
циям среди различных слоев российского общества. «Москов-
ские ведомости», «Голос», печатные издания славянофилов в
один голос высказывали опасения, что в случае победы Прус-
сии немецкое влияние распространится и на Прибалтийский
регион, что будет способствовать еще большему отчуждению
этих провинций. Уже с конца 1860-х годов в славянофильских
кругах обсуждается ориентация остзейцев – балтийских нем-
цев – на Пруссию. С этих позиций трактуется стремление к
автономии, особый уклад жизни Прибалтики.
     5. Обсуждение остзейского вопроса во время войны. Во
время Франко-Прусской войны все отмеченные выше вопросы
обсуждаются уже с учетом изменившейся международной си-
туации, усиления Пруссии, которая объединяет Германию. В
славянофильской прессе и в «Московских ведомостях» звучат
призывы к немедленному проведению реформ в Прибалтике,
которые способствовали бы уравниванию статуса этих про-
винций с остальной Россией. Промедление в этом деле укреп-
ляет союз остзейских немцев с Пруссией, с «фатерландом». В
спор с московскими изданиями втягиваются не только остзей-
ские («Rigasche Zeitung», «Revalsche Zeitung»), но и прусские
газеты («Norddeutsche Allgemeine Zeitung»). Прусскую прессу
открыто обвиняют во вмешательстве во внутренние дела Рос-
сии. Все эти издания во время франко-прусской войны безого-
ворочно поддерживают Францию, ибо победа Пруссии, по их
мнению, идет в разрез с русскими интересами в Балтийском
регионе.
     6. В российской прессе также возникает серьезный спор,
касающийся Остзейского вопроса. Славянофилам, «Москов-
ским ведомостям», «Голосу» противостоят более либеральные
в этом вопросе «Санкт-Петербургские ведомости». Для
«Санкт-Петербургских ведомостей» и их издателя В.Ф. Корша
проблемы национальной политики, в частности Остзейский

                                                             33


Ю.Л. Михайлова                                            .

вопрос, тесно связаны с критикой «старорусской партии». Все
статьи, посвященные балтийской тематике, содержат полеми-
ку с «Московскими ведомостями» и лично с М.Н. Катковым,
которого обвиняют в шовинизме и разжигании национальной
вражды. Остзейский вопрос признается надуманным. «Санкт-
Петербургские ведомости» оказались на стороне тех немно-
гих, кто, солидаризируясь с официальной позицией, высказал-
ся за Пруссию.
     7. Участие в обсуждении лидеров латышского нацио-
нального движения. Еще одним аспектом в обсуждении Ост-
зейского вопроса было участие в полемике лидеров так назы-
ваемого младолатышского движения – национального движе-
ния латышской интеллигенции – Кришьянисома Валдемара,
Кришьяниса Барона, Юриса Алунана и др. Младолатыши, вы-
ступая против немецкого засилья в Прибалтике, очевидно
ориентировались на Россию, поэтому также естественно полу-
чили поддержку славянофилов и М.Н. Каткова. Наряду с про-
блемой немецкого господства в Прибалтике младолатышами
осознается и проблема ориентации остзейцев на Германию.
Свои опасения представители национального движения полу-
чили возможность высказать на страницах русской прессы – в
«Московских ведомостях», «Современной летописи». В их
статьях звучит также протест против бесправного положения
латышей и эстонцев в Прибалтике.
     8. Заключение. Франко-прусская война стала своего рода
катализатором споров вокруг Прибалтики, привлекая через
статьи газет внимание русской общественности. Балтийские
провинции оказались в сфере внимания не только русской и
остзейской, но и прусской прессы. Попытки прусских и гер-
манских газет обсуждать вопросы внутренней политики Рос-
сии были раздраженно встречены партией М.Н. Каткова, что
воплотилось в новой волне резкой критики в адрес Остзейской
системы. Все это в будущем воплотится в отходе от либера-
лизма 1860-х годов и в переходе к политике русификации на-
циональных окраин, проводимой Александром III.

34


      Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

                      М.Н. Машкин

     Восточная Прибалтика и русско-германские
           отношения 80-х годов XIX века

    В последней трети XIX в. отношения между Россией и
Германией были важнейшим фактором международной поли-
тики. В 1881 г. был возобновлен Союз трех императоров. По-
сле утраты значения Союза, несмотря на ухудшение отноше-
ний с Россией, по инициативе Бисмарка был подписан с ней
секретный договор о нейтралитете в 1887 г. Договоры 1881 и
1887 гг. и определяли русско-германские отношения.
    В Германии в 80-е гг. противники Бисмарка в военных и
придворных кругах, среди юнкерства и части буржуазии объе-
динялись в борьбе с его курсом. Многие из них отвергали и
его политику в отношении России, а некоторые считали неиз-
бежной войну с ней. Антироссийские настроения, нередко пе-
реходящие в русофобию, страх перед мифической «русской
угрозой» распространялись в общественном мнении Германии
и использовались в антирусской пропаганде, часто носившей
милитаристский характер. В немецкой прессе и публицистике
обсуждались перспективы войны с Россией, планы ее расчле-
нения, число таких выступлений выросло во время военно-
политического кризиса 1887-1888 гг. Определенное место при
этом занимал «балтийский вопрос», т.е. обстановка в Прибал-
тийском крае России, положение там привилегированного не-
мецкого меньшинства и будущее Восточной Прибалтики.
    Ограничение в Прибалтике во второй половине XIX в.
русскими властями привилегий немецких баронов и лютеран-
ской церкви встретило активное сопротивление «балтийцев» и
их обращение за помощью в Германию, куда они выезжали.
Недовольные «балтийцы» развернули там антирусскую кам-
панию в «защиту немецкой культуры». Они установили тес-
ные связи в военных кругах и среди политиков, некоторые
были приняты на госслужбу. Многие «балтийцы» роль часто

                                                            35


М.Н. Машкин                                               .

выступали в печати по вопросам русско-германских отноше-
ний с враждебных к России позиций, вплоть до призывов к
войне с ней и присоединения Восточной Прибалтики к Герма-
нии.
     В немецкой печати, среди политиков, общественностью
широко обсуждался вопрос о войне с Россией, выдвигались и
предложения об отторжении Восточной Прибалтики, особен-
но во время кризиса 1887-1888 гг. Даже в либеральном журна-
ле «Гегенварт» философ Э. фон Хартман в статьях в декабре
1887 – январе 1888 гг. писал о необходимости после победы
над Россией создать «Балтийское королевство». Тогда же в
декабре 1887 г. советник посольства в России Б. фон Бюлов,
будущий рейхсканцлер, высказывался за проведение границы
с побежденной Россией по линии Онежское озеро – Валдай –
Днепр.
     Представители верховной власти говорили иначе. В мае
1880 г. кронпринц Фридрих-Вильгельм во время визита в Рос-
сию решительно высказался за единство России и поэтому
против претензий балтийских баронов. Бисмарк выступал
против включения Восточной Прибалтики в Германию, под-
черкивал невозможность оборонять Балтийские провинции и
придерживался обещания, данного в 1865 г. А.М. Горчакову,
не высказываться о русской политике в Прибалтике. Это учи-
тывалось в России.
     Сразу после отставки Бисмарка офицер Ф. фон Бернхар-
ди, сын «балтийцев» из Эстляндии, в марте 1890 г. выступил с
анонимной брошюрой, где критиковал Бисмарка за сохране-
ние мира, сожалел, что в 1887 г. не был использован благо-
приятный момент для «превентивной» войны с Россией, при-
зывал рейхстаг вотировать новые военные кредиты и гото-
виться к скорой войне с Россией, чтобы после победы отбро-
сить ее от Балтийского моря. Эта брошюра вызвала очень ши-
рокий резонанс в Германии, привлекла внимание посла России
П.А. Шувалова. Поэтому рейхсканцлеру Каприви пришлось
опровергать доводы Бернхарди. Но с этого времени укрепля-


36


       Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

лись связи нового кайзера Вильгельма II с «балтийцами», в
особенности с Т. Шиманом.
    В Петербурге внимательно наблюдали за обсуждением
«балтийского вопроса» в Германии, за деятельностью «бал-
тийцев». Учитывался рост германской военной мощи, и в ча-
стности флота. Укреплялась оборона Прибалтики, Ковенской
и Виленской губерний как на суше, так и на море. В связи с
этим строились корабли, рос Балтийский флот, проводились
морские учения в районе Моодзунского архипелага, началось
строительство военного порта в Либаве.


                        Б.М. Туполев

Подготовка германско-прусским Генштабом военных
   действий против России в Восточной Пруссии
     перед Первой мировой войной и сражение
                под Танненбергом

    Уничтожение 2-й (Наревской) русской армии Самсонова
под Танненбергом 26-30 августа 1914 г. в результате ее полно-
го окружения в Восточной Пруссии было объявлено в Герма-
нии «новыми Каннами», хотя таковые в соответствии с разра-
ботанным начальником Большого Генерального штаба
Шлиффеном «учением о Каннах» должны были состояться на
Западном фронте. Как утверждалось позднее в немецких «на-
родных» легендах, Гинденбург вместе с Людендорфом, учи-
тывая вялое наступление Ренненкампфа, планировали охват
южной армии Самсонова, не зная заранее местности в юго-
западной части Восточной Пруссии и не создавая «волчьей
ямы» для русских у Мазурских болот.
    Исторические факты свидетельствуют об обратном. Под-
готовка к «Танненбергу» была долгой и не напрасной. Об этом
говорят материалы командно-штабных учений Генерального
штаба, ежегодно проводившихся поочередно в западной или

                                                             37


Б.М. Туполев                                               .

восточной пограничных областях Германии. При этом Россия
и Франция всегда обозначались в роли инициаторов войны.
    Герхард Риттер в своем труде, посвященном плану
Шлиффена, писал, что хотя плавное наступление в войне Гер-
мании на два фронта должно было проводиться против Фран-
ции, не прекращалась разработка планов германского вторже-
ния и на Востоке. После Первой мировой войны появились
многочисленные исследования, в которых рассматривались
самые разнообразные аспекты тактико-стратегического пла-
нирования, военных и командно-штабных учений Большого
Генерального штаба, где «проигрывались» все мыслимые ва-
рианты ведения операций на Восточном фронте, прежде чем
начнется поход на Западе: оборона Восточной Пруссии на Ма-
зурских озерах или со стороны Кенигсберга, отражение атак
русской армии на Висле, большое германское наступление на
Востоке. Уже в материалах командно-штабных учений Боль-
шого Генерального штаба за 18 июня 1894 г. говорилось о том,
что «намерения командующих германской Висленской и рус-
ской Наревской армий и отданные ими распоряжения приво-
дят к решающему сражению между обеими армиями, центр
тяжести которого находится благодаря охвату Наревской ар-
мии с севера в районе Танненберга». Сражение, развернув-
шееся (в ходе командно-штабных учений 1903 г.) в Восточной
Пруссии южнее Остероде, должно было завершиться разгро-
мом русской Неманской армии в районе реки Зольдау, при-
мерно в 40 км южнее Танненберга.
    Таким образом, еще до принятия разработанного Шлиф-
феном плана войны на два фронта (с учетом резкого сокраще-
ния военной мощи России в результате поражения в Русско-
японской войне и вследствие первой русской революции)
Большим Генштабом были самым тщательным образом про-
считаны различные варианты возможного хода военных дей-
ствий в восточной пограничной области, причем особое вни-
мание уделялось планам разгрома русских войск в юго-
западной части Восточной Пруссии, т.е. в районе Танненберга.

38



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика