Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Мой путь

Голосов: 0

В книге рассказывается о многолетних междисциплинарных исследованиях автора на стыке научных дисциплин, на первый взгляд весьма далеких друг от друга, таких как химия, математика и политическая экономия. Кратко изложена созданная на этой основе междисциплинарная общеэкономическая теория – новая политическая экономия. С позиций этой теории проанализированы важнейшие аспекты внутренней и внешней политики России, даны политические рекомендации и научно обоснованные прогнозы. Книга предназначена для ученых, политиков, общественных деятелей. Она будет полезна преподавателям, аспирантам и студентам высших учебных заведений. Она заинтересует всех, кому небезразлична судьба России в этом сложном, неустойчивом, быстро развивающемся мире.,

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    41 ИНХС АН СССР. Борис Александрович Долгоплоск был 
ученым с мировым именем, Героем социалистического 
труда, лауреатом Ленинской и Сталинской премий. Твор-
ческое сотрудничество наших лабораторий было весьма 
плодотворным. 
Одна из лучших разработок НИЛ-3 совместно с 
цехом № 18 – технология производства этилиденнор-
борнена (ЭНБ). Последний является ценным третьим 
мономером для производства тройного этилен-пропи-
ленового каучука (СКЭПТ). В работе участвовали уче-
ные и специалисты Института химической физики АН 
СССР, химического факультета МГУ имени М.В. Ло-
моносова, Института элементоорганических соединений 
АН СССР, московского Гипрокаучука и Нижнекамского 
НХК. Установки по производству ЭНБ к тому времени 
работали в США и Японии. Перед нами была поставлена 
задача создать отечественное производство. И это было 
сделано, правда, в небольшом масштабе, на Омском за-
воде синтетического спирта. Там было внедрено наше 
совместное с НИФХИ имени Л.Я Карпова, МГУ имени 
М.В.Ломоносова и Гипрокаучуком изобретение на способ 
получения ЭНБ. Большой вклад в эту разработку внесли 
старшие научные сотрудники НИИМСК Людмила Фе-
доровна Титова (НИЛ-21) и Юрий Геннадьевич Осокин 
(НИЛ-3). Работа ввиду ее важности была на контроле в 
Отделе химии ЦК КПСС. В цехе № 18 функционировала 
опытная установка. Опытные образцы ЭНБ имели высо-
кую степень чистоты. Они не уступали по качеству амери-
канскому и японскому ЭНБ, образцы которого оказались 
в нашем распоряжении. К тому же, разработанная нами 
технология производства ЭНБ была в полной мере ори-
гинальной. Опытные партии ЭНБ передавались опытно-
му заводу ВНИИСКа для получения СКЭПТ. Но, увы, 
несмотря на все наши усилия, готовая технология, запро-
ектированная Гипрокаучуком по нашему регламенту, так  

42 и осталась без промышленной реализации по той же при-
чине «плодотворных» чубайсовских реформ. 
Последней по времени разработкой НИЛ-3 еще на 
министерские ассигнования стал процесс синтеза ново-
го мономера – эпоксиоктена. Этот синтез также был осу-
ществлен на опытной установке в цехе № 18. Опытные 
партии передавались на опытный завод ВНИИСКа. Там 
разрабатывалась технология полимеризации эпоксиокте-
на, с получением каучука специального назначения, и из-
готавливались соответствующие изделия непосредствен-
но для практического применения. За внедрение этой 
оригинальной разработки ее участники получили нагруд-
ные знаки «Изобретатель СССР». 
В НИИМСК, как в зеркале, отразились все плюсы и 
минусы свободы, предоставленной отраслевой науке ли-
хими 90-ми годами. В конце 80-х было примерно напо-
ловину сокращено централизованное финансирование из 
министерства. Но зато было предоставлено право без огра-
ничений работать по хозяйственным договорам с любыми 
заказчиками научно-технической продукции. Это было 
хорошо. Подразделения института, имевшие квалифици-
рованные кадры, серьёзный научный задел и широкие свя-
зи с заинтересованными предприятиями, получили воз-
можность расширить тематику и в полной мере проявить 
творческие способности. К числу таких подразделений 
относилась и НИЛ-3. Мы активно подключались к новым 
разработкам. Оказалось, что наш опыт позволяет сдвинуть 
с мёртвой точки многие актуальные проблемы, долго не 
находившие практического решения. Так, на Казанском 
заводе органического синтеза мы усовершенствовали про-
цесс димеризации этилена, повысили производительность 
и работоспособность имевшейся там промышленной уста-
новки, внедрили совместные с заводчанами изобретения. 
Совместно с Институтом нефтехимического синтеза Ака-
демии Наук СССР (Москва) мы создали полузаводскую  

43 установку для производства триметилсилилпропина – но-
вого ценного материала для применения в мембранных 
технологиях нового поколения. Совместно с НИИ синте-
тических и натуральных душистых веществ (Москва) мы 
наладили в цехе № 18 выпуск ценного душистого веще-
ства – эсперона. Совместно с НИИ лекарственных средств 
(Москва) мы получали высококачественный кетамин – 
эффективное средство для неингаляционного наркоза при 
хирургических операциях. Важные и интересные разработ-
ки были выполнены совместно с химическим факультетом 
МГУ имени М.В.Ломоносова по заказам предприятий-за-
казчиков в области специальной тематики. 
Расширились и наше творческое сотрудничество. 
Мы вели совместные работы с учёными и специалистами 
МГУ имени М.В.Ломоносова, Института нефтехимиче-
ского синтеза АН СССР, Института органической химии 
АН СССР, Института элементоорганических соедине-
ний АН СССР, Института новых химических проблем 
АН СССР, ВНИИСК (Ленинград), ВНИИОЛЕФИН 
(Баку), Гипрокаучука (Москва), Ярославского завода 
СК, Казанского завода органического синтеза, Омского 
завода синтетического спирта, производственных объ-
единений «Нижнекамскнефтехим» и «Пермьнефтеорг-
синтез» и др. Среди соавторов наших исследований и 
разработок – академики Б.А. Долгоплоск, Е.И. Тинякова, 
Н.С. Зефиров, В.А. Кабанов, С.И. Вольфкович, про-
фессора А.Ф. Платэ, Н.А. Беликова, Б.А. Кренцель, 
Л.Х. Фрейдлин, К.Н. Семененко, В.И. Сметанюк, А.А. Брат-
ков, И.Я. Тюряев, В.Э. Вассерберг, В.М. Фролов, И.И. Пись-
ман, К.Л. Маковецкий, М.Е. Вольпин, А.И. Шатенштейн, 
В.М. Татевский, И.А. Зубович, кандидаты наук Е.А. Му-
шина, С.Г. Абасова, Г.М. Хвостик, Л.И. Гвинтер, Д.Б. Фур-
ман, С.С. Боровой, А.С. Козьмин, Г.Л. Соловейчик, 
И.Л. Цейтлина, И.Д. Афанасьев, В.С. Ануфриев, 
Н.В. Голованов, руководители и специалисты проект- 

44 ных институтов и заводов Б.С. Короткевич, В.А. Андреев, 
Е.Я. Мандельштам, Т.И. Боголепова, В.В. Работнов, 
В.М. Шуверов, М.С. Габутдинов, В.П. Кичигин и др. 
В небольшой статье невозможно рассказать о каж-
дом из этих интересных людей и о нашем сотрудниче-
стве. Отметим лишь немногое. К сказанному выше о 
Б.А. Долгоплоске добавим, что он пригласил нас на один 
из своих научных семинаров и познакомил с выдающим-
ся немецким химиком Гюнтером Вилке. Профессор Вил-
ке был директором Института имени Макса Планка в 
Мюльхайме (ФРГ). Он был учеником и ближайшим со-
трудником Карла Циглера. В тематике наших исследо-
ваний оказалось много общего. Сотрудник профессора 
Вилке молодой ученый Борислав Богданович передал 
нам опыт работы с олефиновыми комплексами никеля, 
весьма чувствительными к малейшим следам кислорода 
и самовоспламеняющимися на воздухе. Этот опыт мы ис-
пользовали для синтеза новых комплексов, до этого в ли-
тературе не описанных. Эти результаты докладывались 
нами на Международном конгрессе по катализу в МГУ 
имени М.В.Ломоносова и были опубликованы в журнале 
«Доклады Академии Наук СССР». На этой основе были 
созданы новые эффективные катализаторы димериза-
ции олефинов. Эти исследования проводились в группе 
Н.В. Петрушанской, и по их результатам А.И. Курапова 
блестяще защитила кандидатскую диссертацию. 
С профессором Борисом Абрамовичем Кренцелем 
из Института нефтехимического синтеза АН СССР (Мо-
сква) и его сотрудницей Евгенией Ароновной Мушиной 
мы вели совместные работы по димеризации олефинов. 
С профессором МГУ имени М.В.Ломоносова Альфредом 
Феликсовичем Платэ, одним из ближайших сотрудников 
знаменитого академика Н.Д.Зелинского, нас связывали 
совместные исследования по синтезу винилнорборнена и 
его изомеризации в этилиденнорборнен. У нас были со- 

45 вместные изобретения. В работах по этой важной тема-
тике участвовали профессор Марк Ефимович Вольпин, 
заведовавший лабораторией в Институте элементоор-
ганических соединений АН СССР и впоследствии воз-
главивший этот институт, и профессор Александр Исае-
вич Шатенштейн – зав лабораторией в НИФХИ имени 
Л.Я.Карпова (Москва). Замечательный специалист мо-
сковского ГИПРОКАУЧУКа Татьяна Иосифовна Бого-
лепова была главным проектировщиком производства 
ЭНБ для внедрения на Нижнекамском НХК, и с ней у 
нас сложилось плодотворное сотрудничество, так же, как 
и с главным инженером Нижнекамского НХК в то время 
Юрией Григорьевной Пономаревой. 
С особой теплотой вспоминаются общение и резуль-
таты нашей совместной работы с интересным человеком – 
главным инженером Казанского завода органического 
синтеза Маликом Салиховичем Габутдиновым. На этом 
заводе была построена промышленная установка димери-
зации этилена в бутен-1 по разработкам одного из акаде-
мических институтов. Но ее никак не удавалось освоить, 
установка упорно не желала работать. Это было чревато 
срывом крупнотоннажного производства полиэтилена 
трубных марок, в котором использовался бутен-1. В один 
прекрасный день мне напрямую позвонил из Москвы не 
кто-нибудь, а сам Анатолий Иванович Лукашов – заме-
ститель Председателя Госплана СССР, курировавший 
химическую промышленность. Он скомандовал предель-
но кратко: «Давайте, ребята, срочно выезжайте в Казань, 
наладьте там на заводе работу установки димеризации 
этилена и телеграфируйте мне с завода». Вскоре пришел 
аналогичный приказ и от Л.А.Костандова – заместителя 
Председателя Совета Министров СССР по химической 
промышленности. Мы сформировали группу и выехали 
на завод. Детально ознакомились с установкой. На сове-
щании у М.С.Габутдинова мы однозначно заявили, что  

46 установка не работает по причине непригодности реко-
мендованных академическим институтом катализаторов 
и что, следовательно, вины заводчан нет. Вспоминается, с 
каким облегчением вздохнул Малик Салихович, которо-
му грозили большие неприятности. Сразу же составили 
план срочной совместной работы по нормализации про-
изводства. В короткий срок было сделано совместное с за-
водчанами изобретение «Способ димеризации этилена», 
которое было внедрено и обеспечило бесперебойную ра-
боту установки. 
Теперь есть возможность упомянуть об одной из на-
ших работ по спецтематике. Речь идет о секретных в то 
время разработках технологии синтеза энергоемких «на-
пряженных» углеводородах – высокоэффективных угле-
водородных горючих для ракетно-космической техники. 
Работы вела большая группа ученых и специалистов. 
Профессор Владимир Михайлович Татевский из МГУ 
имени М.В.Ломоносова осуществлял необходимые тео-
ретические расчеты потенциальной структуры и свойств 
этих веществ. Профессор Николай Серафимович Зефи-
ров, тоже из МГУ, руководил работами по их синтезу в 
лабораторных условиях. Автору этой статьи довелось 
разрабатывать промышленную технологию и осущест-
влять научное руководство наработкой опытных образ-
цов в цехе № 18. В конце этой цепочки были специалисты 
предприятия в московских Подлипках Владимир Сера-
пионович Ануфриев и Николай Васильевич Голованов. 
Они организовывали испытания и практическое исполь-
зование нашей продукции. 
В НИЛ-3 все молодые специалисты стали высоко-
квалифицированными исследователями и технологами. 
Среди них – кандидаты наук Тамара Ивановна Баранова, 
Нонна Вениаминовна Петрушанская, Анатолий Алексан-
дрович Суровцев, Борис Аркадьевич Григорович, Юрий  

47 Геннадьевич Осокин, Алевтина Ивановна Курапова, 
Алевтина Ивановна Яблонская, Александр Васильевич 
Рябухин, Владимир Михайлович Пасхин, Сергей Льво-
вич Кутенёв, Сергей Юрьевич Розов, Татьяна Викто-
ровна Коновалова, Ирина Михайловна Смирнова, Олег 
Павлович Карпов, Нина Владимировна Гатова, Михаил 
Яковлевич Гринберг. С теплотой вспоминаю моих пер-
вых лаборанток Лидию Дмитриевну Кононову и Галину 
Павловну Комиссарову, а также других сотрудников тре-
тьей лаборатории.
К сожалению, этот период творческого подъема для 
НИЛ-3 оказался недолгим. В условиях разрушительных 
процессов всевозможной дезинтеграции, резкого спада 
промышленного производства и уничтожения центра-
лизованного планирования, практически все наши за-
казчики оказались в трудном финансовом положении 
и были вынуждены прекратить финансирование. Им 
стало не до науки – лишь бы выжить! Из НИЛ-3 стали 
уходить сотрудники. Нормальная работа стала практи-
чески невозможной, и лабораторию пришлось закрыть. 
Но в НИИМСК, который превратился в ОАО НИИ 
«Ярсинтез», продолжают или до недавнего времени про-
должали работать ведущие сотрудники бывшей НИЛ-3: 
Анатолий Александрович Суровцев, Нона Вениаминов-
на Петрушанская, Алевтина Ивановна Курапова и неко-
торые другие. 
В заключение искренне хочется пожелать коллек-
тиву ОАО НИИ «Ярсинтез» преодолеть экономические 
трудности и продолжать успешно идти по пути научно-
технического прогресса.  

48
НАЧАЛО МОЕГО ПУТИ ИЗ ХИМИИ 
В ПОЛИТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИЮ
Это началось где-то в 70-х. Я заведовал крупной лабо-
раторией в НИИМСК. Мне довелось быть научным руко-
водителем широкой и актуальной тематики. В разработ-
ке нового технологического процесса всегда участвовали 
специалисты различного профиля: химики, технологи, 
механики, конструкторы, строители, экономисты, мате-
матики, экологи, токсикологи, патентоведы, специалисты 
по контролю и автоматизации технологических процес-
сов, специалисты по охране труда и технике безопасно-
сти, специалисты по защите промышленного оборудова-
ния от коррозии и т. д. В задачу научного руководителя 
входила координация их работы для достижения общей 
цели – разработки технологического регламента на но-
вый процесс. Этот ответственный документ должен был 
содержать все сведения, необходимые для грамотного 
проектирования, строительства и надёжного внедрения 
нового процесса в промышленность. Чтобы выполнить 
свою задачу, научный руководитель обязан быть широ-
ко образованным, ответственным и целеустремлённым 
человеком. Конечно, всё знать невозможно. Но должен 
быть определённый уровень разносторонней подготовки, 
должно быть умение быстро вникать в суть новых слож-
ных вопросов. Здесь не отделаешься общим напутствием 
типа «давайте, ребята, работайте!» В этом случае мож-
но гарантировать результат из басни Ивана Андреевича 
Крылова о лебеде, раке и щуке...Слаженная работа начи-
нается только там, где научный руководитель разработки 
понимает специалистов, говорит с ними на их профессио-
нальном языке, принимает адекватные и понятные им ре-
шения. Приходилось постоянно работать над собой, рас-
ширять эрудицию в разных областях, учиться сложному 
искусству руководства научными коллективами.  

49 От других научных руководителей меня отличала 
одна особенность – обострённый интерес к гуманитар-
ным наукам. Причины этого уходили корнями в детские и 
юношеские годы. Видимо, сказалось то, что мои родители, 
убеждённые коммунисты с большим стажем, часто говори-
ли при мне на общественно-политические темы. Как и они, 
я свято верил в истинность марксистско-ленинских идей, 
в непререкаемость политики коммунистической партии. 
И на студенческой скамье, и позднее в заочной аспиран-
туре я с неподдельным интересом изучал историю партии, 
марксистско-ленинскую философию, основы научного 
коммунизма. Подчёркиваю – изучал с искренним интере-
сом, а не для того лишь, чтобы сдать экзамены. Работая в 
НИИМСК, охотно посещал семинары и факультативные 
занятия по общественным наукам. Этот интерес, а не жаж-
да карьеры, привёл меня в партию. Я стал коммунистом в 
декабре 1963 года, в возрасте 28 лет, уже будучи заведую-
щим лабораторией. Многие годы выполнял партийные по-
ручения: был пропагандистом, избирался секретарём пер-
вичной партийной организации, случалось быть и членом 
парткома НИИМСК. Забегая вперёд, скажу, что в 1985 
году я горячо приветствовал перестройку, гласность, ак-
тивизацию общественной жизни. В то же время, я, един-
ственный в НИИМСК, выступил категорически против 
«радикальной экономической реформы». Я уже тогда от-
чётливо сознавал, какие последствия она сулит. Я высту-
пил за реформирование партии, за осознание коммуни-
стами всей пагубности безграмотного и безответственного 
разрушения единого экономического организма страны, за 
его планомерное и поэтапное совершенствование. В ноябре 
1990 года партийная организация НИИМСК, насчитывав-
шая в то время около 300 коммунистов, единогласно реко-
мендовала избрать меня делегатом на ХХХI Ярославскую 
городскую партийную конференцию. Я был избран деле-
гатом от Ленинской районной партийной организации. На  

50 конференции меня избрали в члены Ярославского горкома 
КПСС и ввели в состав идеологической комиссии горко-
ма. Я и там отстаивал свою позицию. Но было уже поздно. 
Этот горком оказался последним в истории Ярославля. Я 
оставался в партии вплоть до её запрета. До сих пор храню 
свой партийный билет как дорогую, памятную реликвию.
Но вернёмся к началу, за двадцать лет до этих собы-
тий. Мои научные интересы стремительно расширялись. 
Катализаторами этой творческой экспансии стали дина-
мика всей нашей жизни, события в стране, встречи и со-
трудничество с интересными людьми. В студенческие годы 
мой интерес к обществоведению проявлялся в том, что я 
часто задавал преподавателям «неудобные» вопросы. За-
давал искренне, хотелось разобраться. Но преподаватели 
почему-то считали мои вопросы неуместными и даже про-
вокационными. И вот я в НИИМСК руковожу кружком в 
сети партийной учёбы. И теперь те же самые вопросы ста-
ли задавать мне мои кружковцы! Это были умные, образо-
ванные, любознательные люди. Мне было стыдно отмахи-
ваться от их вопросов подобно тому, как отмахивались от 
моего любопытства институтские преподаватели. А вопро-
сы были серьёзные. Почему в нашей стране громили гене-
тику и кибернетику в то время, когда за рубежом эти на-
уки успешно развивались и давали важные практические 
результаты? Чем не понравилась партийному начальству 
химическая теория резонанса? Почему первое лицо в госу-
дарстве присвоило себе право последнего слова в языкоз-
нании? По какому праву академик Лысенко терроризиро-
вал биологию? Как могло случиться, что на словах были за 
науку, а на деле тормозили её развитие?
Естествознание, несмотря на административные на-
скоки, всё же развивалось. Но в общественных науках ца-
рил застой. Если в физике или химии всё-таки допуска-
лись различные трактовки, то в обществоведении любое 
отклонение от официальной точки зрения немедленно  


    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика