Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Проблемы онтолингвистики - 2009: Материалы международной конференции

Голосов: 3

Сборник материалов международной конференции по онтолингвистике (детской речи), организованной кафедрой детской речи РГПУ им. А.И. Герцена. Круг вопросов, рассматриваемых в докладах, включает: обсуждение объекта и предмета онтолингвистики как науки, определение ее места среди других наук о языке, описание различных методов исследования в области детской речи, освоение грамматики родного языка, постижение звуковой стороны речи, становление лексикона, овладение письменной формой речи и т.д. Электронная версия сборника материалов размещена на сайте кафедры детской речи РГПУ им. А.И.Герцена (<a href="http://www.ontolingva.ru" target="_blank">www.ontolingva.ru</a>).

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    особенностях речевого поведения матерей детей, имеющих неврологи-
ческие нарушения и традиционно относимых к группе риска по рече-
вому развитию, а также о специфике речевого поведения отца ребенка
раннего возраста.
    Цель настоящего исследования заключалась в выявлении страте-
гий вокально-речевого взаимодействия взрослых с детьми первого года
жизни, имеющими различный психофизиологический статус: здоровы-
ми детьми, детьми с неврологическими нарушениями и близнецами.
    В качестве рабочих гипотез проверяли предположения:
    1. Стратегия вокально-речевого взаимодействия матери с ребенком
первого года жизни зависит от психофизиологического статуса ребенка
и уровня его вокально-речевого развития.
    2. В речи отца, обращённой младенцу, присутствуют некоторые ха-
рактеристики МР.
    Объектом исследования были 43 диады:
    диады 1 типа — c нормально развивающимися детьми, являющи-
мися по заключению неонатолога здоровыми на момент рождения и
началa исследования (n = 20 диад);
    диады 2 типа (триады) — с дизиготными близaецами (n = 5 триад);
    диады 3 типа — с детьми с легкими неврологическими нарушения-
ми, по Международной классификации болезней — шифр Р.91.8 (n=7
диад); диагноз был снят у всех детей во втором полугодии жизни;
    диады 4 типа — с детьми с неврологическими нарушениями тяже-
лой степени, по Международной классификации болезней — шифр
Р.91.8 (5 диад), диагноз снят у 4-х детей — в 1 год, у одного ребенка
(Андр.) — в 1;6;
    диады 5 типа — диады отец-ребенок со здоровыми детьми на мо-
мент рождения и начало исследования (n=5 диад).
    При реализации проекта использовали комплексный подход,
включающий методы: видеорегистрации вокально-речевого взаимо-
действия матерей и отцов с детьми 3, 6, 9, 12 месяцев жизни в модель-
ных ситуациях с параллельной записью звуковых и речевых сигналов на
аудиомагнитофон; экспертной оценки видеозаписей взаимодействия
в диадах; акустического инструментального (программа «Cool Pro»,
Syntril. Software Corp., USA), перцептивного (группами аудиторов) и
фонетического (системы транскрибирования МФА, САМПА для рус-
ского языка) анализа речевых сигналов; методы оценки психологиче-
ского состояния матери и психофизиологического состояния ребенка.
Для оценки психомоторного развития детей использовали опросник
«KID — шкала» (адаптирован Санкт-Петербургским институтом ран-
него вмешательства для детей Северо-западного региона). С целью

                                                                 251


анализа материнско-детских отношений применяли тест «PARI» и со-
циологический опросник.
    Результаты исследования показали, что на протяжении первого
года жизни в диадах 1 типа происходит становление вокально-речевого
взаимодействия: увеличивается количество взаимной имитации, зву-
ковой репертуар детей усложняется, во втором полугодии жизни по-
являются слоговые структуры, первые слова. В речевом поведении
матери описаны следующие характеристики, значимые для успешно-
го вокально-речевого развития ребенка первого года жизни: наличие
высказываний, имеющих грамматически простую конструкцию (бо-
лее 50% высказываний), эмоциональность речи (более 50% высказы-
ваний — эмоциональны), повторение одинаковых слов, произнесение
слов с гиперартикуляцией, растягивание слов и отдельно произно-
симых звуков, увеличение пауз между словами и фразами, имитация
детских звуков. Установлена связь между количеством характеристик в
речевом поведении матери и уровнем речевого развития ребенка. Вы-
явлена прямая корреляция между количеством слов в репертуаре де-
тей в возрасте 12 месяцев и частотой имитации матерями вокализаций
9-мес. детей в модельной ситуации «игра».
    Различия между детьми из диад 1 и 3 типа имели место во втором
полугодии их жизни. 9-мес. дети с лёгкими неврологическими нару-
шениями имитировали материнские звуки реже, чем здоровые дети
того же возраста. Не выявлено значимых различий между двенадцати-
месячными детьми из диад 1 и 3 типа по звуковому составу лепетных
конструкций и количеству слов в их репертуаре. Однако имела место
большая вариативность в уровне речевого развития детей из диад 3
типа по сравнению с детьми диад 1 типа. Выявлена прямая корреляция
между количеством слов в репертуаре 12-месячных детей из диад 3 типа
и частотой имитации материями вокализаций шестимесячных детей в
модельной ситуации «игра». Матери из диад 3 типа реализовывали в
своей речи характеристики нормативной МР. При этом они в большей
степени увеличивали длительность гласных интонационно выделен-
ных слов, чем матери здоровых детей.
    У детей из диад 4 типа основными звуками в репертуаре были глас-
ноподобные [а], [е], [и]; слоги и слова не зарегистрированы на про-
тяжении всего первого года их жизни. Только трое из пяти детей в
возрасте 12 мес. были способны к обозначению объекта посредством
определенных звукосочетаний гласноподобных. Звуки материнской
речи на протяжении первого года жизни имитировали только два ре-
бенка с тяжёлыми неврологическими нарушениями. Не выявлены слу-
чаи имитации матерями из диад 4 типа звуков своих детей. В речи ма-

252


терей из диад 4-го типа характеристики, присущие МР, отсутствовали
или проявлялись в меньшей степени, чем у матерей из диад 1 и 3 типа.
Непрерывное вокально-речевое взаимодействие в диадах 4 типа дли-
лось меньшее количество времени, чем в диадах 1 типа.
    В 3 из 5 триад мать-близнецы (диад 2 типа) показано отставание
в сроках проявления лепета во втором полугодии жизни. В речи ма-
терей близнецов присутствуют не все характеристики, присущие нор-
мативному материнскому речевому поведению. Выявлено, что уровень
вокально-речевого развития выше у того ребенка из триады, при взаи-
модействии с которым мать демонстрирует большее количество харак-
теристик речевого поведения, способствующих усвоению речевого ма-
териала детьми.
    Изучение взаимодействия в диадах отец-ребенок (диады 5 типа)
проводилось на протяжении первого полугодия жизни ребенка. На
основе перцептивного анализа в речи отцов, обращённой к детям, вы-
явлены такие характеристики, присущие МР, как эмоциональность,
повторение отдельных слов и фрагментов фраз, вариативность интона-
ции, наличие слов с гиперартикуляцией. Установлены значимые инди-
видуальные различия между отцами в степени проявления в речи ука-
занных характеристик. В целом, взаимодействие в диаде отец-ребенок
было менее эмоциональным, длилось меньше времени, чем взаимо-
действие в диаде мать-ребенок.
    Таким образом, результаты исследования позволяют заключить, что
стратегии вокально-речевого взаимодействия в диадах мать-ребенок
различаются в зависимости от психофизиологического статуса детей и
связаны с уровнем их вокально-речевого развития. В речевом поведе-
нии отцов здоровых детей первого полугодия жизни присутствуют не-
которые характеристики материнской речи.

                                   Литература
     Ляксо Е.Е. Вокально-речевая имитация в диаде «мать-ребенок»: первый
год жизни // Психологический журнал. — 2005. — Т. 26, № 3.
     Fernald A. Four-Month-Old Infants Prefer to Listen to Motheres // Infant
Behavior and Development. — 1985. — V. 8.
     Jusczyc P.W. The discovery of spoken language. — A Bradford Book. The MIT
Press. — NY., 1997.
     Kuhl P.K., Andruski J.E., Chistovich I.A. Chistovich L.A., Kozhevnikova E.V.,
Ryskina V.L., Stolyarova E.I., Sundberg U, Lacerda F. Cross-languade analysis of
phonetic units in language addressed to infants // Science. — 1997. — V. 777.
     Pancsofar N., Vernon-Feagans L., Odom E., Roe J.R. Family relationships during
infancy and later mother and father vocabulary use with young children // Early Child
Res Q. — 2008. — V. 23, N 4.

                                                                                 253


                                Н.Ю. Смит (Санкт-Петербург)

      Влияние уровня экстраверсии и нейротизма
              на развитие речи у детей
           старшего дошкольного возраста
    Проблема взаимосвязи темперамента человека с особенностями
функционирования его центральной нервной системы давно привле-
кает внимание исследователей и в наше время не утратила своей акту-
альности. При проведении лонгитюдных исследований, посвященных
взаимодействию матери и ребенка [Ляксо 2005; 2006; Ляксо и др. 2008],
было замечено, что черты темперамента ребенка в ряде случаев влияют
на особенности развития его речи. У детей с признаками меланхоли-
ческого темперамента наблюдается тоническое заикание и снижение
темпа речи. У возбудимых холериков и детей с признаками эпилепто-
идной акцентуации чаще возникают речевые запинки и клоническое
заикание. У детей-флегматиков словарный запас иногда несколько
ниже возрастной нормы, такие дети необщительны и неохотно вступа-
ют в разговор со сверстниками и взрослыми, что зачастую трактуется
как отставание в речевом развитии.
    Существует немало тестов для комплексной оценки различных
составляющих темперамента у детей среднего (3–4 года) и старшего
дошкольного возраста (5–7 лет). К подобным тестам относятся, на-
пример, методика определения «Я-концепции» Т.Дембо и многочис-
ленные рисуночные тесты [Богомолов 2004; Костина 2006; Венгер
2006], с помощью которых можно получить подробную информацию
об индивидуальных особенностях ребенка раннего возраста. Тем не ме-
нее, большинство из этих методик являются описательными. Исполь-
зование подобных тестов при изучении детской речи зачастую является
затруднительным, поскольку методы исследования требуют точной ко-
личественной оценки психологических параметров.
    Для преодоления подобных затруднений нами был разработан тест
«Экстраверсия-нейротизм для старших дошкольников». Новизна теста
заключается в том, что, в отличие от большинства методик для работы
с детьми раннего возраста, он дает точную количественную оценку па-
раметров экстраверсии и нейротизма у детей 5–7 лет. Тест состоит из 32
вопросов, 16 из которых направлены на выявление уровня экстравер-
сии и 16 — на выявление уровня нейротизма. Результат для каждого па-
раметра оценивается по 16-балльной шкале. На основании результатов
теста можно определить темперамент ребенка по классической четы-

254


рехчастной системе. Высокий уровень экстраверсии и низкий уровень
нейротизма наблюдается у сангвиников; высокий уровень экстраверсии
и высокий уровень нейротизма у холериков; низкий уровень экстравер-
сии и низкий уровень нейротизма у флегматиков; низкий уровень экс-
траверсии и высокий уровень нейротизма у меланхоликов.
    К настоящему моменту проведена апробация теста на 40 испытуе-
мых, детях обоего пола в возрасте от 5 лет до 7 лет. Согласно результатам
теста, 12 детей из нашей выборки имели ярко выраженный определен-
ный тип темперамента: 3 холерика (девочки), 2 меланхолика (мальчи-
ки), 2 сангвиника (1 мальчик и 1 девочка) и 5 флегматиков (4 девочки
и 1 мальчик).
    При проведении опроса были выявлены различия в речевых осо-
бенностях в зависимости от темперамента. У всех сангвиников и хо-
лериков наблюдался ускоренный темп речи, причем у двух девочек-
холериков отмечены речевые запинки. Дети-меланхолики на вопросы
теста, требующие односложного ответа («да» или «нет») отвечали под-
робно и обстоятельно, зачастую отвлекаясь от первоначальной темы.
Ответы детей-флегматиков, напротив, были короткими, коммента-
рии — краткими и непосредственно касающимися темы вопроса; трое
из пяти детей-флегматиков предпочитали отвечать на вопросы предла-
гаемых тестов не словами, а жестами. Мы считаем, что таким образом
в речи этих детей проявляются характерные особенности центральной
нервной системы, свойственные данному темпераменту: подвижность
нервных процессов у холериков и сангвиников, переоценка малозна-
чимых стимулов у меланхоликов, инертность нервных процессов, ре-
акция только на высокозначимые стимулы у флегматиков.
    Для выявления эффективности разработанного нами теста мы про-
водили количественную оценку уровня тревожности испытуемых по
проективной методике «Выбери нужное лицо» Р. Тэммла, В. Амена,
М. Дорки [Костина 2006]. При сопоставлении результатов обнаружена
отрицательная корреляция между уровнем экстраверсии по нашему те-
сту и тревожностью по тесту Тэммла, Амена, Дорки и положительная
корреляция между уровнем нейротизма по нашему тесту и тревожно-
стью по тесту Тэммл, Амен, Дорки. Выявленные взаимосвязи можно
рассматривать как свидетельство эффективности теста «Экстраверсия-
нейротизм для старших дошкольников».

                              Литература
   Балахонов А.В. Ошибки развития. — СПб., 2001.
   Богомолов В. Тестирование детей. — Ростов-на-Дону, 2004.


                                                                     255


    Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты. — М., 2006.
    Костина Л.М. Игровая терапия с тревожными детьми. — СПб., 2006.
    Костина Л.М. Методы диагностики тревожности. — СПб., 2006.
    Лепукальн А.И. Неврозы и неврозоподобные заболевания у детей: Руковод-
ство по детской неврологии / Под ред. Проф. В.И.Гузевой. — СПб., 1998.
    Ляксо Е.Е. Вокально-речевая имитация в диаде «мать-ребенок»: первый
год жизни // Психологический журнал. — Т. 26. — 2005. — № 3.
    Ляксо Е.Е. Речевая имитация в диадах «мать-ребенок» с детьми нормально
развивающимися и имеющими неврологические нарушения: лонгитюдное ис-
следование // Сенсорные системы. — Т.2 0. — 2006. — № 3.
    Ляксо Е.Е., Гайкова Ю.С., Фролова О.В., Куражова А.В., Громова А.Д., Бед-
ная Е.Д., Смит Н.Ю. Стратегии речевого поведения матери при взаимодействии
с детьми второго года жизни // Сборник трудов международной конференции
“Neuroscience for Medicine and Psychology”. — Судак, 2008.
    Трошин В.Д. Нервные заболевания детей и подростков. Профилактика и
методы лечения. — М, 2006.



                                          С.Ю. Толмачева (Воронеж)

      Речевой жанр болтовни в языковом сознании
                младшего школьника
    Одним из распространенных нериторических жанров в речи млад-
ших школьников является болтовня. Словарь русского языка С.И.
Ожегова определяет болтовню как «бессодержательные разговоры, пу-
стословие» [Oжегов. 1990: 60]. К.Ф. Седов отмечает, что болтовню ха-
рактеризует особая коммуникативная установка говорящих: участники
общения обмениваются информацией, причем в значительной сте-
пени коммуникация осуществляется ими ради самой коммуникации.
Социально-психологический фон, на котором протекает болтовня, на-
страивает говорящих на легкое, поверхностное общение. Коммуникан-
ты, владеющие этим жанром, не углубляясь в намечаемые темы, легко
коснувшись их, перескакивают на другие. Конкретные темы и мотивы
не вполне осознаются участниками общения. Процесс порождения
речи осуществляется таким образом, что все этапы формирования вы-
сказывания здесь присутствуют. Основной принцип тематического
движения определяется незаданностью общения. Темы меняются по
ассоциативному принципу, при этом говорящий не вполне знает, что он
будет говорить в следующую минуту. Такое общение как нельзя лучше
показывает скрытые процессы дискурсивного мышления. Оно позво-
ляет выявить черты речевого портрета языковой личности, обнаружить

256


индивидуальные особенности ее мышления. К субжанрам болтовни,
определяющим ее основные тактики, К.Ф. Седов относит рассказ об
увиденном, рассказ об отсутствующем лице и сплетню. К ним можно
добавить такие факультативные субжанры, как комплимент, колкость,
просьбу, утешение, подтверждение, инвективу, поучение и т.д. Как спра-
ведливо отмечает К.Ф. Седов, каждая тема в болтовне возникает совер-
шенно случайно, и ход разговора вполне мог бы изменить свое течение
или затронуть другие столь же необязательные темы [Горелов, Седов
2004: 180].
    Проведенное нами исследование показывает, что младшие школь-
ники любят поболтать, на соответствующий вопрос анкеты многие
отвечают «обожаю» (1 класс — 94%, 2 класс — 97%, 3 класс — 91%,
4 класс — 95%). Кроме того, как отмечают взрослые и подтверждают
ответы детей, чаще всего младшие школьники предпочитают болтать с
мамой (1 класс — 51%, 2 класс — 59%, 3 класс — 51%, 4 класс — 44%) и
папой (1 класс — 22%, 2 класс — 29%, 3 класс — 19%, 4 класс — 20%),
а также с друзьями (1 класс — 61%, 2 класс — 66%, 3 класс — 65%,
4 класс — 71%).
    Результаты исследования позволяют выделить темы, которых дети
касаются чаще всего, болтая друг с другом.
    1. Школа и школьные дела (1 класс — 18%, 2 класс — 25%, 3 класс —
18%, 4 класс — 29%).
    2. Домашние животные (1 класс — 13%, 2 класс — 6%, 3 класс — 20%,
4 класс — 14%).
    3. Увлечения (1 класс — 21%, 2 класс — 12%, 3 класс — 14%, 4 класс —
11%).
    Реже младшие школьники говорят о семье, друзьях, учителе, о том,
как они проводят свое свободное время, кем хотят стать, когда выра-
стут и т.п.
    Приведем фрагмент болтовни, записанный при помощи скрытого
диктофона.
    Пример. 2 класс
    В классе, в котором недавно был сделан ремонт, сидят дети: Саша
В., Юля М., Настя И., Рома М., заходит Марина Викторовна, учитель
иностранного языка.
    У: Давно я у вас не была, кто это у вас такой ремонт хороший сде-
лал?
    С: Кто/ родители/ а что не нравится?//
    У: Нет, очень хорошо.
    С: А знаете сколько мы потратили денег?// Двадцать тысяч ру-
блей//

                                                                    257


    Ю: Нет/ неправильно// Если один вот этот вот фонарик стоит ты-
сячу рублей// И мой папа дал на два фонарика//
    У: Все родители участвовали в этом?
    С: Да//
    Ю: Вот эти больше всего вложили// (Показывает на двух девочек, не
принимающих участие в разговоре).
    У: А у кого нет возможности?
    Ю: У кого нет возможности/ Клеили обои//
    Н: А вы верите в Деда Мороза?//
    У: Не верю.
    Ю: Вот эти почти две тысячи вложили//
    Н: Ну и зря// А ты веришь?// (Обращается к сидящему рядом Рома-
ну).
    Р: Я не верю/ потому что у нас Дед Мороз худой и без бороды ходит//
(смеется)
    С: Марина Викторовна/ а вы к нам в четверг придете?//
    У: А в пятницу вы все уходите?
    С: Примерно двенадцать человек//
    Н: А почему/ и я могу уйти//
    С: А танцоры?//
    Н: Я — танцор/ этот/ этот — танцор//
    У: А сколько всего?
    Н: Шевлякова/ Селезнева/ Федюнина/ Танька/// Ай/ там их много//
    Настю и Юлю позвала учительница, остальные тоже разошлись
(2006).
    Данный пример показывает, что дети болтают на разные темы.
Общение строится по ассоциативному принципу, с одной темы ребе-
нок легко соскальзывает на другую. Разговор начинается с вопроса
учителя (о ремонте) при взгляде на классную комнату, далее ассо-
циативный переход к следующему вопросу, заданному уже детьми (о
цене ремонта), появляется субжанр хвастовства (знаете, сколько по-
тратили). Затем по ассоциации с обсуждаемой темой — переход к
новой тактике — рассказу о родительских вкладах в ремонт (деньги,
обои), также включающий тактику хвастовства (мой папа дал на два
фонарика). Неожиданный переход к новому субжанру, тактике вопро-
са (про Деда Мороза) и такое же неожиданное возвращение к такти-
ке рассказа о ремонте. Снова тема «соскальзывает» на другую, по ас-
социативному принципу рождается рассказ о Деде Морозе. И также
внезапно — переход к тактике вопроса (в четверг придете), далее по
ассоциации переход к следующему субжанру — обсуждению (кто и
когда уходит на танцы).

258


    Нами проведено исследование в начальных классах г. Борисоглеб-
ска Воронежской области с целью выяснить, существует ли в языковом
сознании младших школьников представление о речевом жанре бол-
товни. Результаты опроса 361 человека показывают, что у большинства
младших школьников речевой жанр «болтовни» представлен разнород-
ными составляющими.
    Под болтовней первоклассники (91 человек) понимают следую-
щее.
    1. Пустая, бессодержательная речь, пустословие — 64%: когда много
разговаривают, много болтают; когда кто-то трандычит; когда разго-
варивают без дела; когда человек много разговаривает.
    2. Беседа — 17%: разговор; когда два человека разговаривают; раз-
говор на уроке; разговор с кем-нибудь; когда один заговорил, а остальные
подхватили.
    3. Неправильное понимание — 14%: когда балуешься; когда тарато-
рят; когда один человек другому говорит свои секреты.
    4. Отсутствие представлений о болтовне — 5%: не знаю.
    Таким образом, первоклассники в основном уже имеют представ-
ление о речевом жанре болтовни и дают ей отрицательную оценку: бол-
товня — это плохо.
    Учащиеся 2 класса (86 чел.) так определили болтовню:
    1. Пустая, бессодержательная речь, пустословие — 73%: ненужная
речь, говорить лишнее; просто так; когда люди узнают вести и сразу их
рассказывают; что ни попадя; о чем нельзя, а они это всем болтают; ког-
да разговаривают без дела.
    2. Беседа — 12%: разговор на перемене; разговаривать без остановки;
когда люди болтают между собой; когда много разговаривают, много бол-
тают; когда человек рассказывает что-то интересное; разговор.
    3. Неправильное понимание — 10%: смешной человек.
    4. Отсутствие представлений о рассказе — 5%.
    Таким образом, большинство второклассников имеют представле-
ние о речевом жанре болтовни и дают ей развернутую отрицательную
оценку: ненужная речь, говорить лишнее; когда люди узнают вести и сра-
зу их рассказывают. Второклассники указывают на количество людей,
участвующих в такой беседе: говорят много людей, а также на темп речи:
разговаривать без остановки.
    Учащиеся 3 класса (91 чел.) понимают под болтовней следующее:
    1. Пустая, бессодержательная речь, пустословие — 15%: ненужный
разговор бесконечный разговор; невежливый разговор.
    2. Беседа — 80%: разговор одного или нескольких лиц на уроке; ког-
да много разговаривают, много болтают; говорить без отдыха; разговор

                                                                    259


учеников, когда учитель отвернется; говорить; болтать; когда человек
целый день говорит.
    3. Отсутствие представлений о болтовне — 5%.
    Таким образом, третьеклассники имеют достаточно четкие пред-
ставления о речевом жанре болтовни. Появляются следующие пояс-
нения с отрицательной оценкой разговор учеников, когда учитель от-
вернется; невежливый разговор, а также темп болтовни говорить без
отдыха. Только у небольшого количества детей отсутствует представ-
ление о болтовне.
    Объяснения у учащихся 3 класса становятся более развернутыми:
    Болтовня — это то, чем дети занимаются на уроке вместо того,
чтобы писать.
    Болтовня — это разговор с друзьями о мумиях и зомби, а потом мы на-
чинаем разговор о вампирах. Таким образом, дети понимают, что в про-
цессе болтовни нет единственной темы разговора .
    Опрос учащихся 4 класса (93 чел.) дал следующие результаты:
    1. Пустая, бессодержательная речь, пустословие — 52%: ненужный
разговор бессмысленный разговор; пустая трата времени; сплетня.
    2. Беседа — 41%: разговор на уроке; когда много разговаривают, раз-
говор между людьми; когда много разговаривают; когда люди любят по-
говорить.
    3. Неспособность сформулировать — 5%: тараторка; базар, когда все
орут.
    4. Отсутствие представлений о болтовне — 2%.
    Таким образом, у детей 4 класса есть четкое осознание речево-
го жанра болтовни. Увеличивается число пояснений с отрицательной
оценкой: пустая трата времени, сплетня, ненужный, бессмысленный
разговор, проводящие время зря.
    Результаты исследования показывают, что в языковом сознании
большинства младших школьников есть представление о речевом жан-
ре болтовни, в основном ей дается отрицательная оценка ненужный,
бессмысленный разговор; пустая трата времени. К 4 классу появляются
четкие дефиниции: болтовня — это то, чем дети занимаются на уроке
вместо того, чтобы писать.
    Таким образом, большинство младших школьников (с 1 по 4 класс)
любят поболтать (1 класс — 94% детей, 2 класс — 97%, 3 класс — 91%,
4 класс — 95%), болтают чаще всего с мамой и папой, а также с друзья-
ми. Первоклассники чаще всего болтают об играх и увлечениях (21%),
дети постарше о школе и школьных делах, о домашних животных. Дети
редко делают паузы, повторяют слова, допускают ошибки в речи, по
времени болтовня может длиться от 10 секунд до 10 минут. Разницы в

260



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика