Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Семиотические основания техники и технического сознания

Голосов: 0

В монографии анализируется терминологический аппарат семиотики в рамках эпистемологии, теории коммуникации и онтологии. «Техническое сознание» рассматривается как проективный семиозис, обеспеченный взаимодействием фантазии, рассудочных схем естественных и искусственных языков и материального воплощения. «Технические объекты» вводятся в рамках различия между первой, второй и третьей природой, задаваемого прогрессом техники. Монография публикуется впервые и предназначена специалистам в сферах общей семиотики и философии техники.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
     
УДК 601:1 
ББК 87 .4 
Н  561 
  
 
 
        Н  561  Нестеров , А.Ю.  Семиотические  основания  техники  и  технич е-
ского  сознания:  монография. – Самара:  Издательство  Самарской 
гуманитарной академии , 2017. – 155 с. 
 
ISBN 978-5-98996- 201-3 
 
В монографии анализируется терминологический аппарат семи о-
тики  в  рамках  эпистемологии,  теории  коммуникации  и  онтологии. 
«Техническое сознание» рассматривает ся как проективный семиозис, 
обеспеченный  взаимодействием  фантазии,  рассудочных  схем  ест е-
ственных  и  искусственных  языков  и  материального  воплощения. 
«Технические  объекты»  вводятся  в  рамках  различия  между  первой, 
второй  и  третьей  природой,  задаваемого  прогрессом  техники.  Мон о-
графия публикуется впервые и предназначена специалистам в сферах 
общей семиотики и философии техники.    
 
При  оформлении  обложки  использована  картина  Светланы  Л и-
хачёвой из цикла "Тоже дороги..." . 
 
Издание  подготовлено  при  поддержке  Совета  по  грантам  Президента 
Российской  Федерации,  проект  МД -6200.2016.6    «Семиотические  осн о-
вания техники и технического сознания».   
 
 
 
Рецензенты:  
д. филос. наук, профессор Лишаев С.А. 
д. филос. наук, профессор Таллер Р.И.  
 
 
 
 
УДК  601:1 
ББК 87 .4 
                ISBN  978-5-98996- 201-3 
            
 
© Нестеров А.Ю., 2017 
                        
 
 
    

Оглавление 
 
Введение. Проблема техники – Проблема знака – Семиотика техники
 .................. 5 
Проблема знака .............................................................................................................................. 7 
Семиотика техники .................................................................................................................... 15 
Глава 1. Трансцендентализм  – Сознание – Существование и значение – 
Познание  – Коммуникация
 .................................................................................................... 19 
Трансцендентализм..................................................................................................................... 19 
Сознание  ........................................................................................................................................ 21 
Существование и значение ........................................................................................................ 26 
Познание  ........................................................................................................................................ 33 
Коммуникация  .............................................................................................................................. 42 
Глава 2. Интерпретация  – Рецепция и проекция  – Понимание и выражение. 
Проблема  нового – Фикциональное и техническое
....................................................... 58 
Интерпретация ........................................................................................................................... 58 
Рецепция и проекция  ................................................................................................................... 65 
Понимание и выражение. Проблема нового ......................................................................... 71 
Фикциональное и техническое  .................................................................................................  80 
Глава 3. Техника и философия. Онтология техники – Эпистемология техники. 
Техника как семиозис  – «Четвёртое царство» Ф. Дессауэра. Правила второго 
порядка
  ......................................................................................................................................... 90 
Техника и философия. Онтология техники........................................................................... 90 
Эпистемология техники. Техника к ак семиозис ................................................................ 100 
«Четвёртое царство» Ф. Дессауэра. Правила второго порядка  .................................  105 
Глава 4. Проблема технического «применения». Потребности  – Техническое 
сознание. Метафизика развития – Искусственное и  естественное. Первая, 
вторая и третья «природа» – Невозможное и немыслимое – Проблема 
человека
  ...................................................................................................................................... 113 
Проблема технического «применения». Потребности  ................................................... 114 
Техническое сознание. Метафизика развития ................................................................... 118 
Искусственное и естественн ое. Первая, вторая и третья «природа» ...................... 124 
Невозможное и немыслимое ................................................................................................... 128 
Проблема человека  .................................................................................................................... 130 
Вместо заключения. Значение научной фантастики для философии ................... 136 
Перечень публикаций А.Ю. Нестерова, использованных при подготовке текста 
монографии
  .................................................................................................................................  146 
Библиография ............................................................................................................................. 149 
  

…Истину человек ниоткуда не черпает, он её создаёт. 
 
П.К. Энгельмейер  
«Теория творчества»  
    

5 
 
 
Введение  
Проблема техники  – Проблема знака  – Семиотик а техники 
 
 
«Техника»,  в  какой  бы  традиции  о  ней  ни  пытались  рассуждать, 
является  предметом  философии.  Невозможно  ввести  понятие  техники, 
не  используя  технику  того  или  иного  рода.  Следовательно,  в  отнош е-
нии  «техники»,  равно  как  и  в  отношении  большинства  предметов, 
фиксируемых  человеческим  рассудком,  невозможна  натуралистиче-
ская  установка  или  позиция:  речь  может  идти  о  теориях,  моделях  или 
принципах,  посредством  которых  вводится  и  задаётся  понятие  техн и-
ки, раскрываются те или  иные экспериментально проверяемые или м е-
т афизически выводимые признаки этого понятия.   
Сейчас,  после  пол уто ра  веков  существования  «философии  те х-
ники»  как  институционально  сформировавшейся  дисциплины,  можно 
говорить о выраженном  платонистском, о конструктивистском и о с е-
миотическом понимании техн ики.  
Суть платонистского понимания техники в том, что то новое, к о-
торое  впервые  входит  в  человеческую  жизнь  с  техническим  изобрет е-
нием,  уже  присутствует  в  «потенциальной  части  космоса»:  сущность 
технического  предшествует  существованию  технического  артефакта. 
Изобретение  сродни  открытию,  а  новое  является  «новым»  лишь  для 
человека, но не для космоса, природы или бытия, откуда это новое б ы-
ло  извлечено  изобретателем.  Конструктивистское  понимание  техники 
исходит  из  противоположной  установки:  новое  в  изобретении  не  от-
крывается в виде чего -то готового, но создаётся человеком, оно отсу т-
ствует  в  «природе»  до  акта  его  создания  человеком.  Сущность  техн и-
ческого,  следовательно,  вторична  относительно  форм  и  способов  с у-
ществования технических объектов.  
В  обоих  классически х  случаях  определения  сущности  техники 
она  предстаёт  как  форма  рефлексии,  как  проективный  семиозис,  в  к о-
тором  взаимодействуют  фантазия,  исчисление    и    законы  физического 
мира. Семиотическое выражение контроверзы платонизма и констру к-
тивизма  показывает,  что  техника  как  проективная  деятельность  имеет 
дело с опытом (в смысле памяти), как он получен в рецептивных актах 
познания и сформулирован в виде «знаний» (как обоснованных истин- 

6 
 
ностных  убеждений),  и  с  навыками  фантазии,  логического  мышления 
(исчисления)  и  в  целом  рассудочного  представления,  с  практической 
реализацией  в  физическом  мире,  доступном  чувственному  воспри я-
тию. Соответственно техника  – это акт деятельности, обеспечивающий 
проективное  взаимодействие  трёх  сред  семиозиса  (разума,  рассудка  и 
восприятия)  для решения некоторой проблемы, достижения цели, уд о-
влетворения потребности.  
Как форма рефлексии и как деятельность, техника представима в 
виде  языка,  то  есть  набора  семантических,  синтаксических  и  прагм а-
тических правил. Правила связывают фантазию, исчисл ение  и  физиче-
ский  мир.  Если  в  реалистски  определённом  познании  (например,  по 
Н.  Гартману)  их  взаимодействие  носит рецептивный характер  – созн а-
ние  приспосабливается  и  трансформируется  под  воздействием  «вне ш-
него»,  то  в  случае  рефлексии,  то  есть  творческой  и  технической  дея-
тельности, их взаимодействие является проективным  – сознание созд а-
ёт «новое» и  трансформирует внешнее.   Техническое  действие  берёт  начало  в  фантазии,  продолжается  в 
мышлении и завершается построением объекта в чувственном воспр и-
ятии. Каждая  из этих трёх сред семиозиса обладает собственным наб о-
ром  синтаксических,  прагматических  и  семантических  правил.  Объе к-
тивность  и  иерархическая  сложность  этих  правил  – это  открытие  пл а-
тонизма;  приведение  правил  разных  сред  в  состояние  проективного 
взаимодей ствия,  способного  изменить  среду,  реальность  – это  откр ы-
тие  конструктивизма.  Представление  техники  в  терминах  языка  (как 
семиозиса особого типа)  – это претензия семиотического подхода.  
Эволюция  технического  объекта,  развитие  техники  как  формы 
саморефлексии  человеческого  сознания  связано  с  последовательным 
расширением  сферы  искусственного.  Начав  с  доисторических  арт е-
фактов,  действующих  в  рамках  законов  природы  в  сфере  физического 
мира,  техническое  в  виде  искусственных  языков,  автоматизированных 
инструментов  вычисления,  экзосоматической  памяти,  алгоритмов 
коммуникации,  поиска  и  т.п.    с  середины  XX  века  проникает  в  сферу 
рассудка и в настоящее время (наиболее очевидным образом  – в тран с-
гуманистических  проектах)  претендует  на  сферу  разума.  Это  развитие 
может  быт ь  описано  в  терминах  становления  и  распространения  те х-
ники  как  «мировой  силы»  Ф.  Дессауэра  или  «технического  мирово з-
зрения»  П.К.  Энгельмейера  как  последовательное  замещение  ест е- 

7 
 
ственной  среды  искусственной,  сопровождающееся  трансформацией 
прагматического  п равила  семиозиса  как  отношения  между  знаком  и 
фоном.  
  Проблема знака 
 
Задача  настоящей  работы  –  сформулировать  семиотический 
взгляд  на  технику  как  на  своего  рода  «язык»,  реализующий  сумму 
прагматических,  синтаксических  и  семантических  правил  в  конкре т-
ных  м атериальных  субстратах.  Однако  «семиотический  взгляд»,  «с е-
миозис», «язык», «знак»  – это не самоочевидные термины, они форм и-
руются  в  семиотике,  начиная  с  Августина,  а  в  Новое  время  – с  Лей б-
ница,  достигают  ясности  и  определённости  в  конце  XVIII в.  в  работах 
А.Г.  Баумгартена  и  Ф.  Майера,  а  затем  «переоткрываются»  в  XIX-
XX  вв.  Ч.С.  Пирсом,  Г.  Фреге,  Ч.У.  Моррисом,  Ф.  де  Соссюром  и  ра з-
рабатываются в порождённых этими авторами дисциплинах.     Очевидно,  и  понятие  знака  носит  философский  характер:  чел о-
век не в сост оянии рассуждать о знаке, не пользуясь знаками. Понятие 
знака может быть определено функционально, по отношению к спос о-
бам  его  употребления.  Сущность  знака  заключается  в  его  функцион и-
ровании  в  качестве  знака,  то  есть  любое  «говорение  о  знаке»  само  по 
себе  является  функционированием  знака,  соответственно  область  зн а-
чений  этого  «говорения  о  знаке»  всегда  будет  исчерпываться  указан и-
ем  на  определённую  абстракцию,  модель  или  теорию  как  на  опред е-
лённый  аксиоматически  зафиксированный  набор  представлений  о 
функцион ировании  знака.  В  методологическом  смысле  рассуждение  о 
знаке подлежит модели герменевтического круга, а именно: рассужд е-
ние  о  знаке  и  результаты  этого  рассуждения  всегда  являются  элеме н-
тами  функционирования  знака,  т.  е.  частями  целого,  а  само  это  фун к-
ционирование может быть определено лишь в рассуждении о знаке че-
рез результаты этого рассуждения, т. е. представление о целом как его 
определение складывается из частей этого же целого.   
Поскольку  понятие  знака  определяется  по  отношению  к  его 
функции,  а  функци я  знака  заключается  в  том,  что  он  замещает,  об о-
значает,  репрезентирует,  денотирует  или  указывает  на  то,  что  в  нём 
непосредственно  отсутствует,  постольку  первое  определение  знака 
вводит его на фоне незнакового: знак  – это то, что обозначает незнак о- 

8 
 
вое  или  з начение.  Поскольку  обозначение  как  связывание  знака и  зн а-
чения зависит от типа семиозиса, постольку способы обозначения зн а-
чения  или  смыслы  знака  определяются  не  по  отношению  к  знаку  и  не 
по отношению к значению, но по отношению к типу и способу устро й-
ства  той  деятельности  человека,  в  которой  реализуется  подлежащее 
определению обозначение. Соответственно способ организации сема н-
тики  знака  (первое  определение)  зависит  от  его  прагматики,  так  что 
семантические  модели,  определяющие  смысл  знака,  т.  е.  т.  н.  инде к-
сальный,  иконический  или  символический  типы  знака,  равно  как  и 
наличие/отсутствие  значения    в  рамках  данного  синтаксически  ко р-
ректно  образованного  смысла ,  качественно  определены  типом  семи о-
зиса  или  контекстом,  на  фоне  которого  нечто  распознаётся  как  текст , 
обладающий синтаксисом, выражающим семантику.   
Второе определение знака заключается в том, что функция знака 
качественно определена внешней по отношению к данной функции с и-
туацией, так что знак  – это то, что обозначает значение в силу внешней 
по отношени ю к данному знаку прагматической установки.   
Зависимость  функции  обозначения  от  типа  деятельности,  кот о-
рая нуждается в такой функции, позволяет выделять типы семиозиса в 
соответствии  с  типами  активности  человеческого  сознания  и  предме т-
но  ставить  вопрос  о  т ом,  нуждаются  ли  такие  виды  деятельности  как 
познание,  понимание,  коммуникация  и  пр.  в  функции  знака  и  зависит 
ли  осуществление  этой  функции  от  субстрата  или  среды  соответств у-
ющих    видов  деятельности.  Семиозис,  осуществляемый,  например,  в 
деятельности позн ания, не совпадает с семиозисом, осуществляемым в 
коммуникативной  деятельности  (несмотря  на  то,  что  он  может  быть 
выражен через ту же самую систему терминов), однако это несовпад е-
ние  является  результатом  не  разницы  в  структуре  знаковой  функции, 
но  разницы  в  средах  или  прагматических  контекстах,  необходимых 
для её осуществления.    
Человек познаёт, интериоризируя внешнюю для своего сознания 
действительность,  и  сообщает  о  познанном,  связывая  языковыми  зн а-
ками  полученные  в  познании  объекты.  Представляя  познание  в  виде 
семиотического процесса и используя для него семиотическую модель 
описания,  можно  говорить  о  гносеологическом  субстрате  осуществл е-
ния  функции  знака  и  тем  самым  – о  гносеологическом  знаке.  Термин 
«гносеологический  знак»  в  данном  случае  используется  как  термин  

9 
 
языка -объекта,  т.е.  обозначает  не  способ  или  традицию  говорения  о 
познании,  но  деятельность  познания  как  таковую,  безотносительно  к 
способам  её  объяснения  в  разнородных  метаязыках,  известных  ист о-
рии  философии.  Представляя  говорение  в  виде  семиот ического  про-
цесса,  можно  вводить  коммуникативный  субстрат  осуществления 
функции  знака  и  тем  самым  – коммуникативный  знак.  Сам  термин 
«знак»  исторически  возник  как  способ  описания  в  первую  очередь 
коммуникативных процессов, однако в силу необходимости выдел ения 
различных  субстратов  осуществления  семиозиса  следует  отграничить 
собственно языков ой знак от всех остальных: именно этой цели и сл у-
жит  термин  «коммуникативный  знак»,  также  употребляемый  как  те р-
мин языка -объекта. 
Функция  знака  для  процесса  познания  мож ет  быть  выявлена  в 
ответах на вопрос: чем является то, что непосредственно в гносеолог и-
ческом  знаке  отсутствует,  но  им  репрезентируется,  или  какого  рода 
значения  могут  быть  обозначены  гносеологическим  знаком?  В  наиб о-
лее  общей  формулировке,  подразумевающей  реалистическую  онтоло-
гическую  установку,  познание  есть  превращение  сущего  в  объект  или 
объекция  сущего  сознанием,  так  что  функция  знака  заключается  в  з а-
мещении  сущего  объектом,  сформированн ым  средствами  сознания, 
или  в  представлении  внешнего  внутренним.  По скольку  философской 
традиции известно как минимум два рода внешнего, репрезентируем о-
го  сознанием,  а  именно:  внешнее  как  то,  что  интериоризируется  чу в-
ственным  восприятием,  т.  е.  эмпирическим  познанием  или  познанием 
фактов,  и  внешнее  как  то,  что  репрезентиру ется  умозрением,  т.  е.  по-
знанием  идей  или  истин,  – постольку  существует  как  минимум  два 
способа использования функции знака для выражения процесса позн а-
ния.   
Первый  способ  введения  гносеологического  знака  может  быть 
выражен  так:  знаком  или  знаковым  средств ом  является  физический 
процесс  восприятия,  чем  бы  он  ни  был,  значением  или  денотатом  я в-
ляется    вещь  в  себе  или  «сущее»,  смыслом  или  десигнатом  – явление, 
феномен  или  образ.  Применение  семантического  треугольника  для 
описания эмпирических данных сознания по дразумевает, что познание 
как  чувственное  восприятие  имеет  дело  непосредственно  с  вещами  в 
себе как значениями, но транслирует их сознанию посредством семи о-
зиса  в  виде  смыслов  как  способов  данности  значений  механизму  во с- 

10 
 
приятия.  Поскольку  смысл  определён  и  знаком,  и  значением,  постол ь-
ку при трансформации знака (например, в т. н. изменённых состояниях 
сознания)  трансформируется и  его  смысл:  это,  однако,  не даёт основ а-
ния  для  утверждения  о  том,  что  при  трансформации  знака  трансфо р-
мируется его значение.  
Второй  способ  введения  гносеологического  знака  может  быть 
выражен  так:  знаком  или  знаковым  средством  является  явление  или 
феномен  (то,  что  для  первого  вида  гносеологического  знака  является 
его  смыслом),  значением  является  то,  что  принято  называть  идеей, 
врожденн ой  идеей,  точкой  интенсивности  и  т.  п.,  смыслом  – содерж а-
ния,  возникающие  при  соотнесении  друг  с  другом  идеи  и  явления. 
Классическим  примером,  показывающим  специфику  такого  содержа-
ния,  является  определение  «Духа » в  системе  Г.В.Ф.  Гегеля  или  опре-
деление  «Аб солюта » в  немецком  романтизме:  дух  есть  значение,  зн а-
ковым  средством  которого  выступают  явления  искусства,  религии  и 
философии,  соответственно  всё  их  содержание  (как  смысл),  делающее 
их  собственно  искусством ,  религией  или  философией,  есть  обознач е-
ние  идеи  посредством  явлений;  так  же  и  абсолют  есть  значение,  кот о-
рое  может  быть  обозначено  любым  предметом,  имеющимся  в  чу в-
ственном восприятии, порождая такой смысл, который формулируется 
как «бесконечное в конечном».   
Гносеологические  знаки  первого  вида,  как  прав ило,  терминоло-
гически  фиксируются  как  «данные  чувственного  восприятия»  или 
«факты»;  гносеологические  знаки  второго  вида  – как  «понятия»  или 
«категории».  В  контексте  немецкой  классической  философии  за  фо р-
мирование  фактов  отвечает  деятельность  чувственного  в осприятия,  за 
формирование  понятий  – деятельность  разума.  Понятно,  что  к  фактам 
и  понятиям  следует  добавить  гносеологические  знаки  третьего  вида, 
такие, которые соответствовали бы «предметам», за формирование к о-
торых  отвечает  деятельность  рассудка  и  которы е  представляли  бы  со-
бой знаки фактов и знаки этих знаков. Поскольку совершенно не ясно, 
как и чем определена структура такого знака, для данного рассуждения 
в  качестве  далее  не  обсуждаемой  аксиомы  принимается  модель,  в  с о-
ответствии  с  которой  рассудочная  де ятельность  сознания  есть  соеди-
нение языка и сознания, так что  знаком или знаковым средством здесь 
выступает  элемент  языка  или  коммуникативный  знак,  значением  или 
денотатом  – смысл  гносеологического  знака  первого  вида,  а  смыслом  

11 
 
является тот способ, которы м элемент языка обозначает своё значение. 
Отметим,  что  именно  неясность  или  непрояснённость  соотношения 
смысла  и  значения  для  гносеологического  знака  третьего  вида  даёт 
пищу теориям, отождествляющим язык и сознание, равно как и теор и-
ям,  приписывающим  перфо рмативный  статус  всем  без  исключения 
языковым выражениям.  
Поскольку  соединение  структур  языка  и  структур  чувственного 
восприятия  задаётся аксиоматически,  постольку  с  той  же  аксиомати ч-
ностью  можно  утверждать,  что  в  случаях,  когда  речь  идёт  о  т.  н.  ест е-
ствен ном  языке  или  об  объект ном  языке,  примитивном  языке,  язык о-
вой игре (подразумевая под языковой игрой элементарный набор соо т-
ветствий  между  языком  и  действительностью),  языке  протокольных 
предложений  – т. е. о таком языке, который с необходимостью облад а-
ет  с емантикой,  так  что  это  необходимое  наличие  семантики  делает 
этот язык априорно истинным хотя бы для того индивида, который т а-
ким  языком  пользуется,  то  во  всех  этих  случаях  речь  идёт о  гносеол о-
гических  знаках  третьего  вида.  Для  двух  других  видов  гносеологич е-
ского  знака  невозможно  утверждать,  что  в  их  структуре  соединены 
язык  и  сознание  (в  противном  случае  мы  жили  бы  в  очень  странном 
мире, в котором наличие для сознания, например, деревьев как фактов 
или  права  как  понятия  зависело  бы  от  именований  «деревья»  и  «пра-
во»).  
Функция  знака  для  процесса  коммуникации  может  быть  опред е-
лена  как  ответ  на  вопрос:  что  является  отсутствующим  для  языковой 
деятельности и вообще для языка как механизма коммуникативной д е-
ятельности?  Какого  рода  значения  могут  быть  обозначены  язы ковым 
знаком?  Сам  этот  вопрос  известен  историко -философской  традиции 
как  философская  проблема  языка  или  как  метафизическая  проблема 
референции.  Проблемой  этот  вопрос  является  постольку,  поскольку 
требует  в  качестве  ответа  указать  на  дефиницию  обозначения,  связы-
вающего  знак  и  объект;  однако  любого  рода  дефиниция  референции 
(будь  то  родо-видовая,  генетическая,  контекстуальная,  полученная  че-
рез  анализ  понятия  как  функции,  обладающей  истинным  значением, 
через анализ истории понятия или с помощью любого другого  способа 
определять)  всегда  будет  дефиницией,  полученной  в  контексте  опр е-
делённой  абстракции  языка  и  определённой  абстракции  реальности. 
Можно  выразить  это  положение  дел  и  в  другой  системе  терминов:  по  


    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика