Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Внеречевое общение в жизни и в искусстве. Азбука молчания: Учебное пособие

Голосов: 3

В пособии представлена универсальная знаковая система внеречевого общения. Автор показывает, что все многообразие форм визуальных неречевых сообщений - от мимики, жеста и до художественной композиции - состоит из своего рода элементарных частиц-знаков, которые он сводит в единую систему-алфавит; раскрывается поэтапное формирование этой системы как по мере развития ребенка, так и в русле культурно-исторического процесса. Пособие предназначено для студентов творческих и педагогических учебных заведений; будет интересно широкому кругу читателей: деятелям различных видов искусства, психологам и педагогам.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
       УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ



                         А.Я. БРОДЕЦКИЙ




             ВНЕРЕЧЕВОЕ ОБЩЕНИЕ
            В ЖИЗНИ И В ИСКУССТВЕ
              АЗБУКА МОЛЧАНИЯ




Рекомендовано Международной педагогической академией качестве учебного пособия
    для творческих учебных заведений, факультетов педагогики и психологии


      Аннотация
      В пособии представлена универсальная знаковая система внеречевого общения.
Автор показывает, что все многообразие форм визуальных неречевых сообщений – от
мимики, жеста и до художественной композиции – состоит из своего рода элементарных
частиц-знаков, которые он сводит в единую систему-алфавит; раскрывается поэтапное
формирование этой системы как по мере развития ребенка, так и в русле культурно-
исторического процесса.
      Пособие предназначено для студентов творческих и педагогических учебных
заведений; будет интересно широкому кругу читателей: деятелям различных видов
искусства, психологам и педагогам.




                                                                                2


                                                    СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие....................................................................................................................... 5
Вступление......................................................................................................................... 8
  О невербальном языке .................................................................................................. 8
  Что такое топонома и топономика ............................................................................ 14

Первая часть. ТОПОНОМИКА В ЖИЗНИ................................................................... 22

Глава 1. Психологическая вертикаль ............................................................................ 22
  Первое знакомство с психологическим пространством.......................................... 22
  Вертикальное мироощущение ................................................................................... 25
  Начало формирования внутреннего пространства .................................................. 31
  Некоторые итоги ......................................................................................................... 35
  Вертикаль в речи. ........................................................................................................ 36
  Постоянная составляющая вертикали....................................................................... 37
  Вертикальная «пристройка»....................................................................................... 39
Глава 2. Психологическая сагитталь ............................................................................. 45
  Сагитталь – координата независимости ................................................................... 48
  Закон эмоционального притяжения .......................................................................... 49
  Достижение .................................................................................................................. 51
  Сагиттальный обзор .................................................................................................... 55
  Сагитталь в речи.......................................................................................................... 56
  Некоторые итоги ......................................................................................................... 58
  Вертикально-сагиттальная плоскость ....................................................................... 59
Глава 3. Психологическая горизонталь ........................................................................ 62
  Горизонтальная асимметрия ...................................................................................... 62
  Горизонталь – координата выбора и сравнительного анализа ............................... 68
  Правое и левое как активное и пассивное ................................................................ 73
  Координационные конфликты................................................................................... 74
  Постоянная составляющая горизонтали ................................................................... 78
  Горизонталь в речи..................................................................................................... 78
  Некоторые итоги ........................................................................................................ 81
Глава 4. Эгональ .............................................................................................................. 83
  Эгональ как пространственный подтекст ................................................................. 84
  О внимании .................................................................................................................. 87
  О взгляде ...................................................................................................................... 92
Глава 5. Трехмерное психологическое пространство ................................................. 98
                                                                                                                                   3


   Сопряжение внутреннего пространства с внешним .............................................. 101
   Точка зрения .............................................................................................................. 103

Вторая часть. ТОПОНОМИКА В ИСКУССТВЕ ....................................................... 106

Глава 6. Модальность психологического пространства ........................................... 106
  Периметр .................................................................................................................... 106
  Масштаб ..................................................................................................................... 110
  Ракурс ......................................................................................................................... 113
Глава 7. Топономика как художественный прием..................................................... 116
  Н. Тарабукин. О смысловом значении диагоналей ............................................... 118
  Топонома как знак ролевой функции...................................................................... 123
Глава 8. Структура художественного пространства.................................................. 126
  О мизансценическом действии ................................................................................ 126
  Мизансценическая сетка........................................................................................... 129
  Мизансценическое действие – основа коллективной импровизации.................. 133
  О цвете........................................................................................................................ 138
Глава 9. Практическая топономика ............................................................................. 140
Заключение..................................................................................................................... 146
Литература ..................................................................................................................... 151
Приложение ................................................................................................................... 153




                                                                                                                                    4


                                 Предисловие
      Работа А.Я. Бродецкого имеет двойное предназначение (эта двойственность в
самом ее названии) и может быть отнесена к пока еще неширокому кругу учебных
пособий в области пограничных видов деятельности. Говоря о науке, изучающей язык
тела, ДЖ.ФЭСТ1 пишет: «Специалистов в этой области так мало, что их можно пе-
ресчитать по пальцам». Это действительно так, и одно это уже должно пробудить
интерес читателей к лежащей перед ними книге.
      «Азбука молчания» – это своего рода мост из азбуки визуального искусства в
прикладную психологию, особенно применительно к творческой деятельности. Нельзя
не согласиться с B. Лeви, который справедливо считает, что топонимику Бродецкого
будут изучать как изучают например, З.Фрейда и Л. Выготского».
      «Азбука молчания» отражая современную тенденцию сближения гуманитарных
наук и искусства, способна принести несомненную пользу как художникам, актерам,
режиссерам, иcкyccтвoвeдaм, так и педагогам, практикующим психологам. Скорее
литературный, чем научный стиль изложения делает этот книгу доступной для самого
широкого круга читателей.
      В данном учебном пособии выявлена единая знаковая система большинства
визуальных и речевых коммуникативных процессов, изучению которых посвящают себя
физиология и психология, социология и лингвистика, информатика и искусствоведение.
Этот труд является убедительным примером методики того, как органично, например,
лингвист может выйти на знание психологических аспектов общения, а психолог – на
знакомство с профессией театрального режиссера. Художник найдет здесь проявленные
в законах пространственной композиции возрастные особенности развития человека и
т.д. При этом важно отметить, что подобные выходы на пограничные области
гуманитарных знаний, благодаря методу, предложенному АЯ. Бродецким, происходят
самым естественным путем.
      В части изучения знаковых систем внеречевого общения А.Я. Бродецкий –
преемник С.М. Волконского, М.А. Чехова, С.М. Эйзенштейна. Все, кто занимается
«искусством для глаз» найдут в ней алфавит пластической выразительности, зрительно-
образного решения спектакля, кинофильма, композиционных построений в
изобразительном искусстве. В основе работы А.Я. Бродецкого лежат исследования раз-
личных ученых. В рецензии на его книгу кандидат педагогических наук, доцент МГПУ
М.К. Бурлакова пишет: «Автор очень удачно использует определение движения, данное
И.М.Сеченовым, а именно, что все разнообразие проявлений мозговой деятельности
сводится окончательно к одному лишь явлению – мышечному движению, включая
мышечное движение мускулатуры лица, описание которых дал Ч.Дарвин. Так, можно
сказать, что теория А.Я. Бродецкого, вместе с тем, является прямым продолжением идей
И.М.Сеченова и Ч.Дарвина».
      Работа А.Я. Бродецкого вызывает несомненный интерес целым рядом гипотез,
большинство из которых достаточно убедительно подтверждаются автором. Среди
выдвинутых им предположений особое внимание привлекают:


                                                                                  5


      – теория последовательности формирования психологических координат по мере
развития ребенка как стереотипного синтаксического ассоциативного комплекса;
      – теория закрепления данного комплекса в истории цивилизации как стереотипная
семантика координат психологического пространства;
      – теория сочетания объективности таких координат с субъективной прагматикой
выбора визуального местоположения в них себя и объекта.
      Анализ, проведенный автором, показывает, что действительно, при названных им
условиях можно выделить «элементарную частицу» психологического пространства,
пока еще не получившую своего терминологического оформления. А.Я. Бродецкий
присвоил ей имя «топонома», которое может закрепиться в научной литературе.
      Теория А.Я. Бродецкого во многом – это теория практики. Так, например, она дает
возможность использовать ее в процессе обучения для целей художественно-творческого
поведения актера в пространственных точках и как пластического эквивалента его ду-
ховности. Здесь уместно вспомнить мысль известного психолога М.К. Мамардашвили о
том, что прерванное движение может породить нездоровье и что «точка упорядочивает
движение в пространственном богатстве души человека, приобретающей в точке истин-
ность душевного состояния». В этом смысле точка оздоровительна, а в то же время
всякое прерванное движение, нарушение пластического прикрепления к точке
болезненно.
      Несомненно, положения работы А.Я. Бродецкого могут лечь в основу разработки
новых психологических тестов. Она может стать и основой нетрадиционного тренинга
для тех, кто готовится не только диагностировать, но и приобрести действенное средство
оздоровления психики, его духовной наполненности, создающей целостностное (геш-
тальт) пластически непрерывное движение. Надо думать, что таким пространственно-
координационным тренингом нужно учить не только актера, ибо указанный
психопрофилактический смысл всей методологии А.Я. Бродецкого направлен на
здоровую креативность, валеологическую созидательность психических процессов и
состояния человека.
      Овладение теорией А.Я. Бродецкого может принести очевидную пользу педагогам
различных уровней (от детского сада до преподавателей вузов). При этом возможно
эффективнее осуществлять развивающую практику дошкольников, точнее выстраивать
визуальную партитуру поведения преподавателя и учеников (студентов) и их общение.
Раздел «Топономика в искусстве» может быть весьма полезен педагогам
дополнительного школьного образования в таких дисциплинах, как изобразительное
искусство, драматический театр, танцевальное искусство и пантомима.
      В разделе «Эгональ», отмечая некоторое противоречие между внешним
поведением человека и истинной векторностью его душевной устремленности, А.Я.
Бродецкий проливает дополнительный свет на еще мало изученный процесс
невербального мышления.
      В книге приведен широкий спектр высказываний С.М.Волконского, М.А.Чехова,
С.М.Эйзенштейна, Н. Тарабукина, позволяющий увидеть весь процесс становления
отечественной школы изучения внеречевого общения.


                                                                                    6


     Особо следует отметить данные А.Я. Бродецким определения таким понятиям, как
«импровизация» и «экспромт», дефиниций которых до сих пор действительно не
существует. Поэтому читателя наверняка заинтересует раздел книги, посвященный
актуальной сегодня проблеме коллективной импровизации, а также, рассмотренная
автором, ее основа – внеречевое общение.
     Думается, что «Азбука молчания» А.Я. Бродецкого как самостоятельная
дисциплина найдет свое продолжение в работах ее будущих сторонников.
     Доктор медицинских наук, академик Международной педагогической академии,
профессор РАТИ-ГИТИС А.Л. Гройсман
                                                    Посвящается моему брату Павлу




                                                                               7


                                  Вступление
                              О невербальном языке

      Нет ничего более тайного, чем очевидное в языке. Возможно поэтому
бессловесный язык позы, жеста и взгляда, пространственной композиции живописного
полотна и кинокадра еще так мало изучен.
      Как известно, наша речь – это только малая часть того, что включается в понятие
«языка». Существует множество языков, например таких, как язык глухонемых, нотная
грамота, запись математических формул, жесты спортивного судьи и т.д.
      В последнее время, на фоне опосредованного обмена информацией (телефон,
пейджер, Интернет и т.д.) все большее значение приобретает непосредственное общение
между людьми. При этом, от деловых контактов до семейных отношений, мы, как
правило, пользуемся небольшим набором привычных слов. Все же многообразие
нюансов общения проявляется в мимике, жесте, позе, т.е. во вне-речевом компоненте
взаимодействия людей. То, благодаря чему мы при непосредственном общении
понимаем друг друга без слов, называют языком невербального (т.е. бессловесного,
внеречевого) общения. Выяснилось, что он содержит значительно больше информации
по сравнению с вербальным.
      Для овладения любой знаковой системой, а внеречевой язык здесь не исключение,
требуются обучение и тренировка. Но при этом очевидном факте все мы каждодневно
сталкиваемся с, казалось бы, парадоксальной ситуацией: говорим на языке, знаковую
систему которого мы специально не изучали – на языке внеречевого общения и при этом
владеем им весьма уверенно. А когда на нем, представленном в поэтической форме,
обращаются к нам художники и артисты, кинематографисты и архитекторы – все, кто
занимается визуальными (зримыми) видами художественного творчества – даже в
совершенстве.
      Так где, когда и как учимся мы языку, благодаря которому взгляд, движение рук,
положение корпуса собеседника – все открывает нам такой простор чувств и мыслей
человека, который словами часто передать невозможно?
      Владение языком внеречевого общения большинства из нас можно сравнить с
устной речью необразованного человека. Она может быть яркой, верно построенной, но
при этом грамота родного языка остается для него неведомой.
      Все, кто обращается к визуальному искусству, редко признаются в своей
«невербальной» необразованности. Поэтому, например, искусствоведы очень любят
представлять чуть ли не каждого художника или режиссера родоначальником нового
языка, хотя на самом деле он является в лучшем случае изобретателем его частной
разновидности. Тем самым в искусствоведении игнорируется испытанный метод
лингвистов, которые при сравнении между собой близких языков находят их общий
источник: язык древней Индии.
      Что же является первоисточником групп (живописные композиции, жестикуляции
и др.) и диалектов (стиль конкретного художника, особенность жестикуляции в

                                                                                   8


определенной местности и т.п.) языка внеречевого общения? В какой школе проходят
азы этого языка? Что может дать осознание того, что в пределах трех координат
(вертикали, сагиттали и горизонтали), в которых находится тело человека, происходит
особая форма мыслительного процесса и содержится вся гамма эмоций, представленные
в форме психологического комплекса? И наконец, в чем принципиальное отличие вне-
речевого общения от устной и письменной речи?
      Словесный диалог строится на основе поочередного обмена информацией – «ты
говоришь – я слушаю; я говорю – ты слушаешь». Внеречевое же общение, выраженное в
зримой пластике, содержит два одновременных встречных потока информации: «как я
говорю и слушаю, и как ты говоришь и слушаешь». Причем эта одновременность,
подобно пению дуэтом, сохраняется и в ситуации обоюдного молчания. Иначе говоря,
процесс визуального невербального общения постоянен, а речевого дискретен
(прерывист).
      Ясно, что невербальное общение как любой непрерывный процесс познавать
труднее, чем дискретный, где каждый элемент имеет четкие границы. Поэтому при
изучении невербальности вполне объяснима попытка разделения непрерывного на части.
Однако принцип такого деления чаще всего произволен и сводится к попыткам
определения в качестве самостоятельной алфавитной системы разновидности поз,
движений рук и даже улыбок. Как станет видно далее, автор предлагает несколько иной
способ в поиске отдельных элементов визуального невербального общения.
      В результате пока не очень многочисленных исследований в данной области
наметилась некоторая традиция и, если хотите, школа. Здесь, вольно или невольно, в
качестве постулата используется известное изречение И.М.Сеченова: «Все разнообразие
внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь яв-
лению – мышечному движению». Согласно И.М.Сеченову, даже самые сложные
переживания находят, в конечном итоге, свое выражение в обычном сокращении мышц,
постоянно информирующих окружающих обо всех нюансах душевного состояния. Ведь
движения, продиктованные эмоциональным состоянием человека, это, одновременно, и
знаки такого состояния, которые в своем большинстве одинаково понятны всем людям1.
В данной работе мы и будем в основном рассматривать этот процесс, о котором
С.М.Эйзенштейн говорил: «У нас, вернее, у наших прародичей была стадия развития, на
которой мысль и непосредственное действие едины» [37]2.
      Очень важные для всех наших дальнейших рассуждений положения
сформулированы Ч.Дарвином. Описывая главные выразительные движения у человека,
он объяснял происхождение или развитие знаковых движений, опираясь на три
выявленные им принципа:
      1. Если движения, полезные для удовлетворения какого-нибудь ощущения,
повторяются часто, то они становятся настолько привычными, что выполняются всякий

       1
         Безусловно, есть движения, которые мы понимаем неоднозначно. Например, отрицательное движение головой,
принятое в России, существует как утвердительный жест у болгар. Но набор таких по-разному читаемых движений невелик,
и мы их подробно рассматривать не будем. Отметим лишь, что понимание сути различий между этими знаками лежит в
разном значении их координат. Т.е. различия заключаются не в движении головы, а в ином значении «да»: вертикально-
иерархическом, иррациональном у русских и горизонтально-аналитическом, рациональном у болгар.
       2
         Здесь и далее указан порядковый номер издания в списке литературы (см. с. !!!).

                                                                                                                  9


раз, когда мы испытываем то же самое желание или ощущение, хотя бы в очень слабой
степени, независимо от того, полезны ли эти движения или нет.
      2. Принцип антитезы. Привычка произвольно выполнять противоположные
движения под влиянием противоположных импульсов прочно установилась у нас
благодаря всей практике нашей жизни. Поэтому, если мы, согласно первому нашему
принципу, неизменно выполняем определенные действия при определенном душевном
состоянии, то при возникновении противоположного настроения мы должны обнаружить
сильную и непроизвольную тенденцию к выполнению прямо противоположных
действий независимо от того, полезны ли они или нет.
      3. Возбужденная нервная система оказывает непосредственное воздействие на тело
независимо от воли.
      «Если движения какого бы то ни было рода, – считает Ч. Дарвин, – неизменно
сопровождают какие-либо душевные состояния, мы сразу же усматриваем в них
выразительные движения» [13].
      «Часто при общении принимается во внимание только вербальный его компонент,
однако человек всегда, осознает он это или не осознает, говорит еще и телом. И именно
этот "невербальный" язык может быть и информативнее и даже правдивее (в случаях,
когда вербальные и невербальные проявления расходятся или противоречат друг другу).
Представьте себе трех человек, каждый из которых говорит вам: "Я очень рад вас
видеть". Первый из них говорит скороговоркой, пряча глаза и напряженно поднимая
плечи. Второй – откинувшись на стуле, заложив ногу на ногу, скрестив руки на груди и с
"каменным" выражением лица. Третий с улыбкой и "светящимися" глазами, с
устремленным "навстречу" вам телом...» [3].
      А вот что писал первый теоретик актерской техники Ф. Ланг почти 250 лет назад:
«Игра должна предшествовать речи. Актер, прежде чем ответить на услышанные слова,
должен игрою изобразить то, что он хочет сказать, чтобы зритель по одной игре мог
тотчас понять, что происходит в душе актера и что он скажет вслед затем словами.
Например, один просит у другого, чего тот не хочет или не может исполнить:
отрицательным движением он должен ему показать это прежде, чем скажет на словах и
т.п.
      Это правило основано на требовании природы. Это видно из того, что во всяком
разговоре слушатель замечает в себе естественное побуждение обнаружить, приятно или
неприятно ему то, что он слышит, прежде, чем придут ему на ум слова, которыми он
сможет высказать свое внутреннее чувство» [29].
      В ситуации невизуального общения (например, при разговоре по телефону),
произнося любое слово-понятие с той или иной интонацией, мы выражаем отношение к
этому понятию, наделяя его тем самым определенным смыслом. При этом скрыть свое
отношение достаточно легко – стоит просто промолчать.
      Попытка же скрыть свои переживания не от ушей, но от глаз посторонних всегда
обречена на борьбу с собственным телом, которому свойственна абсолютная
искренность. Часто эта борьба бывает мучительной, изнуряющей и... безуспешной.
      Допустим, кто-то хочет спрятать свою радость и выглядеть разочарованным и
грустным. Для этого ему необходимо включить контроль над поведением уголков своих

                                                                                   10



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика