Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История России: Учебное пособие. Часть 2

Голосов: 4

Настоящее учебное пособие по истории России охватывает период XVI-XVII вв. Пособие подготовлено на историческом е факультете Казанского государственного университета.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
          В силу того, что наибольшую угрозу для царской власти представля-
ли в то время политические притязания суздальской знати, именно на нее
были обрушены наибольшие гонения и репрессии. Казанская ссылка на-
несла ей сильнейший удар. В целом учреждение опричнины привело к зна-
чительному крушению княжеского землевладения, это была самая настоя-
щая катастрофа.
      Однако весна 1566 г. принесла с собой долгожданные перемены. Оп-
ричные казни прекратились, власти объявили о «прощении» ссыльных. Из
ссылки был возвращен известный полководец, удельный князь
М.И.Воротынский. Значительная часть опальных княжат и дворян получи-
ла разрешение вернуться из Казани и Свияжска в Москву, хотя самые
влиятельные из них были оставлены на поселении.
      Прекращение казней и введение амнистии породили повсеместно у
недовольных людей надежду на полную отмену опричнины. Оппозицию
поддержало высшее и влиятельное духовенство. 19 мая 1566 г. митрополит
Афанасий в отсутствие царя демонстративно сложил с себя сан и удалился
в Чудов монастырь. Грозный пригласил на этот пост игумена Соловецкого
монастыря Филиппа (в миру Федор Степанович Колычев). Последний дал
согласие занять митрополичий пост, но при этом категорически потребовал
распустить опричнину. Это заявление привело царя в ярость. Однако он
ясно понял, что духовенство раздражено репрессиями опричников.
      В сложной внутренней и внешней обстановке Иван IV собрал в 1566 г.
Земский собор для обсуждения вопроса о продолжении Ливонской войны.
На соборе решительно поддержали правительство в отношении продолже-
ния войны. Позиция дворянства в немалой степени объясняется тем, что
при овладении прибалтийскими землями там сразу же устанавливалось
землевладение русских дворян, с которыми теперь они, естественно, не
желали расставаться. Гораздо сложнее обстояло дело с вопросами внут-
ренней политики. На соборе отчетливо прозвучало недовольство опрични-
ной и даже осуждение ее.
      Уже в 1567 г. началась новая волна репрессий. Половина бояр, засе-
давших на соборе 1566 г., в последующем сложили свои головы. Были на-
казаны и ряд земских лиц, подписавших ходатайство к царю об отмене оп-
ричнины.
      Одновременно в том же 1566 г. земские служилые люди обратились
к царю с требованием оппозиции об отмене опричного режима. Причем
выступление земской оппозиции носило внушительный характер: в нем
участвовало более 300 знатных лиц земщины, самая активная часть земско-
го дворянства. Царь отклонил ходатайство земских дворян и некоторых из
них даже сурово наказал. Однако на Ивана этот протест произвел сильное


                                  33


впечатление. И было от чего: он давно уже совершенно не выносил возра-
жений.
      Грозный в поисках виновников военных неудач в Ливонии осенью
1568 г. замыслил отыграться на И.П.Федорове. Это был выходец из старо-
московского боярства, долгое время был «конюшим», то есть фактическим
главою Боярской думы. Осенью 1568 г. Иван IV вызвал его во дворец, по-
садил на трон и якобы сказал ему: «Ты имеешь то, чего искал, к чему стре-
мился, чтобы быть великим князем Московии и занять мое место». После
этого он собственноручно заколол кинжалом престарелого и верного слугу.
Одновременно с ним погибло много его слуг и крестьян. В опричнину
отошла часть Белозерского уезда, где располагались крупнейшие вотчины
И.П.Федорова.
      Расправа с И.П.Федоровым не прошла Грозному даром. Произошло
его резкое и острое столкновение с митрополитом Филиппом, избранным в
июле 1566 г. Этот открытый раздор еще раз показал, что русская право-
славная церковь с самого начала отнеслась к опричнине в высшей степени
отрицательно. Это сильно нервировало царя, но поднимало авторитет
церкви в обществе.
      Опричный террор тем временем продолжался, обрушиваясь даже на
хорошо известные в стране семьи. Осенью 1569 г. был оклеветан Владимир
Андреевич Старицкий. Сделано это было коварно и подло. Опричники за-
ставили царского повара показать, будто князь Владимир дал ему яд, чтобы
отравить Грозного. Царь тут же обвинил двоюродного брата в покушении
на свою жизнь и велел привезти его в Александровскую слободу. На одной
из последних ямских станций Владимира Андреевича окружили опричники
во главе с Малютой Скуратовым и Василием Грязным и заставили выпить
яд. Вместе с князем Старицким погибли его жена и младшая дочь, а затем
отравлена дымом его мать княгиня Евфросинья. Старица была взята в оп-
ричнину. Последний удельный властитель на Руси был удален с политиче-
ской арены.
      Однако «дело» князя В.А.Старицкого на этом не закончилось. Его
союзниками были объявлены новгородцы, которые якобы царя «хотели
злым умышлением извести, а на государство посадить Володимера Онд-
реевича», а свой город, так же как и Псков, отдать польскому королю. Бе-
зымянная «подметная» челобитная, в которой содержались такие обвине-
ния, явилась поводом для невиданной ранее огромной карательной экспе-
диции в Новгород.
      Опричная дума приняла решение о походе на Новгород в декабре
1569 г. Царь созвал в Александровской слободе все опричное войско и
объявил ему весть о «великой измене» новгородцев. Войско, не мешкая,
двинулось к Новгороду. 8 января 1570 г. царь прибыл в древний славян-
                                   34


ский город. В городе начались повальные аресты. Опричники увозили аре-
стованных в царский лагерь на Городище.
      Опричные судьи проводили дознание с помощью жесточайших пы-
ток. Новгородцев жгли на огне, «подвешивали за руки и поджигали у них
на челе пламя». Замученных привязывали к саням длинной веревкой, во-
локли через весь город к Волхову и спускали под лед. Избивали не только
подозреваемых, но и членов их семей. Связанных жен и детей бросали в
воду и заталкивали под лед палками. Допрашивали архиепископских бояр,
многих новгородских людей, детей боярских, а также гостей и купцов. Оп-
ричники безжалостно перебили сначала всех семейных подьячих с их же-
нами и детьми, а затем холостых приказных Новгорода. На Городище по-
гибли многие именитые горожане.
      Суд над главными новгородскими «заговорщиками» в царском лаге-
ре на Городище явился центральным эпизодом всего новгородского похо-
да. Именно там шли допросы, применялись пытки, проводились очные
ставки, записывались показания и, наконец, совершались казни обвиняе-
мых. Судя по всему, суд на Городище продолжался три-четыре недели и
закончился в конце января.
      Затем начался поход Грозного по окрестным монастырям. Опрични-
ки забирали деньги, грабили кельи, снимали колокола, громили монастыр-
ское хозяйство, секли скотину. В опричную казну перешли бесценные со-
кровища Софийского дома. Опричники конфисковали казну также и 27
старейших монастырей.
      После этого опричники вновь произвели нападение на Новгород.
Они разграбили новгородский торг, уничтожили большие запасы товаров,
предназначенных для торговли с Западом. Ограблению подверглись мно-
гие дома посадских людей. Опричники ломали ворота, выставляли двери,
били окна. Непокорных убивали на месте. Р.Г.Скрынников считает, что в
общей сложности в Новгороде погибло примерно 2 или 3 тысячи человек
(население города, очевидно, не превышало 30 тыс.). В истории кровавых
злодеяний опричнины новгородский погром был самым отвратительным и
подлым событием. Бессмысленные и жестокие избиения ни в чем не по-
винного населения сделали само понятие опричнины синонимом произво-
ла и беззакония.
      Оставив Новгород в полном разорении, ужасе и страхе, Иван Гроз-
ный со своим «доблестным» опричным войском двинулся к Пскову. Не-
смотря на встречу царя хлебом-солью, псковичам не удалось избежать каз-
ней: погибли игумен Псковско-Печерского монастыря Корнилий, извест-
ный антимосковскими настроениями, и келарь Вассиан Муранцев, состо-
явший в переписке с А.Курбским. Царь не пощадил Пскова, но всю свою
ярость обрушил на местное духовенство. Псковские церкви были ограбле-
                                  35


ны до нитки. Опричники сняли с соборов и увезли в слободу колокола, за-
брали церковную утварь. Перед отъездом Иван Грозный отдал город на
разграбление. Но опричники не успели закончить начатое дело. Псковские
погромы были внезапно прекращены.
      В объяснении этого указываются различные причины: страшные
пророчества юродивого Николы, которые якобы заставили суеверного царя
в ужасе бежать из города; особое отношение царя к Пскову, который он по
традиции считал своим союзником; кровавая баня, которую Грозный уст-
роил до этого выселенным из Пскова опричниками нескольким сотням се-
мей под Тверью и в Торжке. Судя по всему, сказались все эти причины
вместе взятые. Так или иначе, Иван IV, прихватив городскую казну, спеш-
но покинул Псков, пощадив жителей города. Из Пскова Грозный уехал в
Старицу, а оттуда в Александровскую слободу. Карательный поход был
окончен.
      Карательный поход против Новгорода и Пскова был вызван, по-
видимому, двумя глубинными причинами. Первая состояла в том, чтобы
пополнить опричную казну. Длительная война и дорогостоящие опричные
затеи требовали от правительства огромных средств. Государственная каз-
на между тем была пуста. Вторая причина заключалась в том, чтобы путем
жесточайшего террора запугать низшие слои городского населения, пода-
вить в нем недовольство, ослабить возможность и опасность народного
возмущения.
      Карательный поход нанес огромный ущерб посадскому населению
Новгорода, Пскова, Твери, Ладоги. Торговые связи этих городов с запад-
ными странами были подорваны на многие годы.
      Однако карательный поход на Новгород и Псков не остановил оп-
ричного террора. 25 июня 1570 г. на рыночную площадь в Москве было
выведено примерно 300 опальных людей из земской столичной среды, об-
виненных в заговоре против царя. Около 180 человек были царем «велико-
душно» помилованы. Затем над остальными начались жестокие казни. Ру-
ководителя посольского приказа, блестящего дипломата Ивана Висковато-
ва, и привязали к бревнам, составленным наподобие креста. Распятому
дьяку предложили просить царя о помиловании. Но гордый земец ответил
отказом. «Будьте прокляты, кровопийцы, вместе с вашим царем!» — тако-
вы были его последние слова. Старого дипломата разрезали на части живь-
ем. Государственный казначей Никита Фуников также отказался признать
себя виновным и был заживо сварен в кипятке. Затем были казнены глав-
ные дьяки московских земских приказов, новгородские дьяки и более 100
человек новгородских дворян и дворцовых слуг.
      Наконец царь стал серьезно подозревать, что измена проникла и в его
ближайшее опричное окружение. Воспаленное воображение рисовало
                                   36


Грозному картину грандиозного заговора, объединившего против него всех
руководителей и опричнины, и земщины. Тотчас полетели головы тех, кто
все эти страшные годы опричнины был постоянно рядом с ним. Басмановы
были главными инициаторами опричнины. Теперь их всех постигла крова-
вая катастрофа. С Алексеем Басмановым царь расправился с особой жесто-
костью, он велел обезглавить его младшего сына Петра. Старшего сына,
Федора Басманова, он помиловал, но страшной ценой. Он велел ему заре-
зать своего отца. Однако и это не спасло опричника. Он был сослан на Бе-
лое озеро, где и умер. Опричника А.Вяземского уморили в тюрьме в же-
лезных оковах. Не менее сурово царь разгромил опричную думу во главе с
князем М.Т.Черкасским.
      Теперь Иван Грозный слепо доверял только руководителям сыскного
ведомства опричнины Малюте Скуратову и Василию Грязному. Имя Ма-
люты Скуратова было особенно ненавистно в русском обществе и народе
(кстати, он один сумел избежать участи своих друзей-опричников, в зените
славы шведская пуля оборвала его жизнь).
      Опасаясь за свою жизнь, царь часто менял резиденции (опричный
дворец в Занеглименье в Москве, Александровская слобода, Вологда, Ста-
рица). В 60-70-х гг. он думал о бегстве за рубеж, вел тайные переговоры о
политическом убежище в Англии.
      В 1571 г. царь и опричники не сумели организовать оборону Москвы
от набега крымского хана Давлет-Гирея. Однако с помощью земских вое-
вод князя М.И.Воротынского и князя Д.И.Хворостинина, назначенных
Иваном IV, удалось разбить хана в Молодинской битве в 1572 г.
      В 1572 г. Иван IV отменил опричнину. Однако ее отмена отнюдь не
означала прекращения террора. В 1573 г. был обвинен в измене и подверг-
нут страшным пыткам (от которых и умер) герой молодинской битвы, ос-
вободитель Москвы от набега крымского хана князь М.И.Воротынский.
Были казнены также многие близкие к нему служилые люди.
      Осенью 1575 г. Иван IV казнит боярина Петра Куракина, а также
бывших опричников, недавних фаворитов — одного из своих любимцев
боярина В.И.Умного-Колычева, окольничего Бориса Тулупова — и до 40
дворян по обвинению в «злых умыслах» против царя. Опале и казни под-
верглись и представители духовенства. 20 октября был убит (по одной из
версий зверски затравлен собаками) новгородский архиепископ Леонид. В
Новгороде вместе с ним были казнены «15 жен, а сказывают ведуньи вол-
хвы». Однако это была последняя волна массовых казней при Иване IV.
      Вскоре после этих казней Иван IV возводит на великое княжение
«всея Руси» казанского царевича Симеона Бикбулатовича (внука ордын-
ского хана Ахмета), бывшего касимовского царевича, женатого на дочери
князя Миславского. Еще до этого события Симеон служил царю верой и
                                   37


правдой. Себе Иван IV, помимо царского титула, оставил титул князя мос-
ковского, псковского, ростовского. В документах царь теперь униженно
называет себя Иванцем Московским. На заседаниях боярской думы он
скромно занимает место среди бояр, как равный среди равных.
      Для исследователей этот политический маскарад до сих пор остается
загадкой. Современники считали, что Ивана IV напугали предсказания
волхвов, которые нагадали смерть московскому царю в 1575-1576 гг., и он
хотел подставить вместо себя Симеона. Однако ученые полагают, что все
обстояло куда сложнее. По-видимому, это было связано с желанием Ива-
на IV занять польский престол, а также с планами второго издания оприч-
нины. Переговоры с поляками закончились без результата. Что касается
нового введения опричнины, то в высшем руководстве очевидно решили,
что повторения опричнины и опричного террора русское общество и стра-
на больше не вынесут, и от этого плана отказались. В связи с этим отпала
необходимость и в Симеоне Бикбулатовиче. Татарский хан пробыл на мос-
ковском троне около года. В августе 1576 г. «великий князь всея Руси» был
сведен с престола и получил в удел Тверь. Княжение Симеона не оказало
серьезного влияния на внутреннее состояние страны.
      Говоря об итогах опричнины, следует иметь в виду, что при своем
утверждении она имела резко выраженную антикняжескую направлен-
ность. Опалы, казни и конфискации ослабили политическое влияние ари-
стократии и во многом способствовали укреплению самодержавной мо-
нархии в России. Р.Г.Скрынников считает, что объективно подобные меры
вели к преодолению остатков феодальной раздробленности, глубочайшей
основой которых было крупнейшее княжеско-боярское землевладение.
      Следом за кратким этапом компромисса в 1566 г. наступило время
массового террора в 1567-1570 гг. В обстановке всеобщего страха и
гнусных доносов аппарат насилия, созданный в опричнине, приобрел со-
вершенно непомерное влияние на политическую власть в стране. В
конце концов дьявольская машина террора ускользнула из-под контроля ее
творцов. Последними жертвами опричнины оказались сами же оп-
ричники.
      В годы массового опричного террора было уничтожено около 3-4
тысяч человек. Из них на долю дворянства приходилось не менее 600-700
человек. Опричный террор несомненно ослабил влияние боярской аристо-
кратии, но он нанес также большой урон дворянству, церкви, высшей при-
казной администрации, то есть тем социальным силам, которые служили
наиболее прочной опорой самодержавной власти. С политической точки
зрения террор против этих слоев и группировок был полнейшей бессмыс-
лицей.


                                   38


      Образование опричнины знаменовало собой своеобразный дворцо-
вый переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавной дик-
татуры. Опричнина весьма существенно ограничила компетенцию Бояр-
ской думы в сфере внутреннего управления. Кроме того, дума лишилась в
ходе репрессий почти всех своих авторитетнейших вождей. Ее численный
состав резко сократился, влияние ослабло. И все же опричнина и опричный
террор, хотя и сильно деморализовали жизнь общества, не смогли остано-
вить поступательное общественное развитие, отчетливо обнаружившееся в
период реформ 50-х годов.
      Опричнина слишком дорого обошлась стране. Кровавые разборки
унесли множество человеческих жизней. Бесчинства злобных опричников
не имели оправданий. Беспрецедентные призраки опричнины еще долгое
время тяготели над умами высшего руководства страны.

                § 10. Окончание Ливонской войны
      На последнем этапе Ливонской войны наряду с литовской армией в
борьбу вступили войска Польши. Напомним, что Речь Посполитая, в со-
став которой входили Польша и Литва, Украина, Белоруссия и Курляндия,
принадлежала к числу крупнейших государств Восточной Европы. Новый
польский король Стефан Баторий смог мобилизовать крупные силы и дви-
нуть их на восток.
      Летом 1579 г. Баторий начал свою первую восточную кампанию, на-
правив главный удар польско-литовских войск на Полоцк, который являлся
ключевым пунктом на Двине. В итоге четырехнедельной осады, почти не-
прерывного обстрела крепости раскаленными ядрами, многократных
штурмов Полоцк пал в самом конце августа 1579 г. Затем поляки и литов-
цы разгромили подошедшие авангарды русских войск.
      Второй поход Батория на Россию начался летом 1580 г. Теперь он
обрушил свой удар на Великие Луки, которые являлись сборным пунктом
для русских войск, направлявшихся в Ливонию. 27 августа королевская
армия осадила крепость. Осажденные проявили упорное сопротивление.
Лишь после того как неприятелю удалось поджечь деревянные стены и
весь город был охвачен пожаром, 5 сентября Великие Луки пали. Крепость
была сровнена с землей, ее жители и воины убиты. Через две недели после
падения Великих Лук поляки разбили воеводу Хилкова под Торопцом.
      Целью третьей восточной кампании Батория был Псков. Король
знал, что овладение этой крепостью в конечном счете решит судьбу Ливо-
нии. Псков был одной из лучших русских крепостей. Его окружал тройной
каменный пояс, мощные крепостные стены. Противник застал город хоро-
шо подготовленным к обороне. Царь поручил руководить псковской обо-
роной «дворцовому» боярину князю Ивану Петровичу Шуйскому, опыт-
                                  39


ному военачальнику, одному из лучших своих воевод. Боевой состав
псковского гарнизона в 1580 г. превышал 5500 человек, а с учетом боевых
холопов — 7 тысяч. Примерно такие же силы защищали Псков в 1581 г. В
городе проживало около 20 тыс. жителей. В обороне участвовало почти все
взрослое население.
      В третьей кампании армия Батория насчитывала до 47 тыс. человек.
В августе 1581 г. польские авангарды достигли окрестностей Пскова, в на-
чале сентября началась его осада. Уже 7 сентября крепость подверглась
мощной бомбардировке. Обстрел продолжался с утра до поздней ночи. В
южной стене были сделаны большие проломы. На другой день королевская
пехота начала общий штурм. Однако все усилия штурмовых колонн разби-
лись о несокрушимое мужество оборонявшихся. Упорное и кровопролит-
ное сражение длилось более шести часов. Враги вынуждены были отсту-
пить. После этого королевская армия перешла к длительной осаде. 2 нояб-
ря польские войска предприняли последнюю безуспешную попытку штур-
ма. Заступники Пскова вновь отбили приступ.
      Полная неудача осады Пскова, лютая стужа, начавшаяся поздней
осенью и зимой, болезни подрывали боевой дух армии Батория. Сам он по-
кинул свое войско и уехал в Польшу. Осада Пскова прекратилась. Под
этим городом польский король потерпел самое крупное поражение в войне
с Россией. Неудача осады Пскова вынудила Батория пойти на переговоры с
Иваном IV.
      По заключенному в январе 1582 г. в Яме Запольскому договору о 10-
летнем перемирии Россия уступала Польше все свои владения в Ливонии,
включая крепость Юрьев и порт Пернов. В свою очередь Баторий возвра-
тил России завоеванные им крепости Великие Луки, Холм, Невель, Велиж
и псковские пригороды, но удержал за собой Полоцк.
      В августе 1583 г. состоялось подписание краткого трехлетнего пере-
мирия со Швецией. Шведы удержали за собой все захваченные ими рус-
ские города — Корелу, Ивангород, Ям и Копорье с уездами. Россия сохра-
нила небольшой участок побережья Финского залива с устьем Невы.
      Так закончилась 25-летняя Ливонская война, в которую оказались
втянутыми крупнейшие государства Прибалтики и Северной Европы. Пер-
вая попытка прочно утвердиться на берегах Балтийского моря завершилась
неудачей, что поставило Русское государство в весьма трудное положение.

                   § 11. Присоединение Сибири
     При Иване IV началось присоединение Сибири. Ее огромные необ-
житые или слабо освоенные просторы манили предпринимателей, ремес-
ленников, крестьянских беженцев из Европейской России.

                                  40


      Население Сибири ко времени прихода русских едва ли превышало
200 тысяч человек. Этнический и языковой состав населения этого весьма
своеобразного региона был очень разнообразен: остяки (ханты), вогулы,
ненцы, эвенки (тунгусы), хакасы, буряты, якуты и др.
      В начале XV в. в процессе распада Золотой Орды образовалось Си-
бирское ханство, центром которого первоначально была Чимга-Тура (Тю-
мень). Ханство объединило многие тюркоязычные народы, сплотившиеся в
его рамках в народность сибирских татар. В конце XV в. после длительных
междоусобиц власть захватил Мамед, который объединил татарские улусы
по Тоболу и Среднему Иртышу и расположил свою ставку в старинном ук-
реплении на берегу Иртыша — «Сибирь», или «Кашлык». Внутренние
противоречия в Сибирском ханстве облегчили установление вассальных
отношений с Русским государством.
      В 1555 г. сибирский хан Едигер признал себя вассалом московского
царя и обязался платить дань в тысячу соболей в год. Зависимость ханства
от Москвы была чисто номинальной. Вассальные отношения некоторое
время продолжались и при преемнике Едигера хане Кучуме. Однако после
1572 г. Кучум отказался от уплаты дани и разорвал дипломатические от-
ношения с Россией. Попытки Москвы урегулировать отношения на преж-
ней основе встретили решительное сопротивление. Русский посол был
убит. Поступления драгоценной сибирской пушнины в качестве дани пре-
кратились. В 70-е годы Иван IV и его ближайшее окружение всерьез заду-
мываются над планом окончательного присоединения Сибири.
      Огромную помощь Москве в этом оказали сольвычегодские соле-
промышленники Строгановы, владевшие бескрайними землями по Каме и
Чусовой. Наряду с добычей соли они организовали производство железа,
рубили лес, вели крупную пушную торговлю. Для охраны своих владений
Строгановы получили право «прибирать охочих людей» — казаков. Сила-
ми строгановских крестьян и казаков воздвигались «крестцы» на границах
владений. К концу XVI в. линия острогов отделяла строгановские земли от
владений непокорного хана Кучума.
      Строгановы, наряду с необходимостью защиты своих земель от набе-
гов сибирских татар, постоянно мечтали о расширении своих владений на
восток. С этой целью они пригласили казачьего атамана Ермака Тимофее-
вича с его отрядом. В конце 70-х или в начале 80-х гг. Ермак поднялся на
стругах вверх по Волге до устья Камы, где в Кередине (Орле-городке) был
с честью встречен Строгановыми. В сентябре 1581 г. Ермак выступил по-
ходом в Сибирь. Поднявшись вверх по р.Чусовой, он вышел на тагильские
переправы. Переправившись на восточные склоны Урала, он плыл по
р.Баранче до р.Тагила, а затем до р.Туры. Отразил нападения Кучума у
рр.Туры и Тобола, победил его в сражении у урочища Бабсан и овладел ря-
                                  41


дом городков. В конце октября 1582 г. на чувашском мысе р.Иртын нанес
поражение войску Кучума, а затем вошел в покинутую жителями столицу
Сибирского ханства Кашлык, где принял «князца» хантов Бояра с дарами, а
затем прибывших с ясаком (данью) мансийских князей Имбердея и Суклея.
Той же осенью разгромил войско царевича Маметкуля и отправил в Моск-
ву посольство с вестью о победе, с ясаком и просьбой о помощи.
      Продолжая покорение Сибирского ханства, Ермак в 1583 г. совершал
«ясачный поход» на Север до р.Оби, в ходе которого было взято присту-
пом несколько городков. Затем вернулся в Кашлык, где принял на зимовку
300 стрельцов во главе с князем С.Болховским, прибывших по указу Ивана
IV. В 1584-1585 гг. Ермак ходил вверх по Иртышу против основных сил
Кучума. Тогда же он принял капитуляцию тебендинского князя Елагыя. В
августе 1585 г. Ермак погиб в водах Иртыша близ р.Вагай в ходе внезапно-
го нападения Кучума. Образ Ермака Тимофеевича отражен в фольклоре,
сибирских летописях, художественной литературе.
      Походами Ермака началось освоение огромного и благодатного края,
куда устремились не только торговые и военно-служилые люди, но и бег-
лые крестьяне, холопы и ремесленники.

             § 12. Иван Грозный: трагедия личности
       Иван Грозный и как личность, и как государь — фигура бесспорно
трагическая. Осмысливая его жизнь и деятельность, трудно отделаться от
впечатления, что он как бы сошел со сцены самых потрясающих трагедий
Шекспира, современником которого он, кстати, был.
       Русские и иностранные современники сохранили несколько зарисо-
вок внешнего облика царя. Всего подробнее внешность царя (когда ему
было 45 лет) описал австрийский посол: «Он очень высокого роста. Тело
имеет полное силы и довольно толстое, большие глаза, которые у него по-
стоянно бегают, наблюдают все тщательным образом. Борода у него рыжая
с небольшим оттенком черноты, довольно длинная и густая, но волосы на
голове, как большая часть русских, бреет бритвой». Более всего австрийца
поразила царственная осанка Грозного.
       Иван IV был от природы талантлив и одарен острым умом. Его дос-
тоинства — политический темперамент, талант публициста, образован-
ность — были весьма необычны для людей его положения. Тяжелое детст-
во (в 3 года он лишился отца, а в 8 лет — матери), самоуправство Шуйских
наложили нездоровый отпечаток на всю жизнь, лишив его доверия к под-
данным. Тем не менее, это был глубоко проницательный политик, пони-
мавший по-своему сложные внешне- и внутриполитические задачи России.
       Обладая отличной памятью, Иван IV был широко начитан. Он пре-
красно знал Священное Писание, жития святых, исторические сочинения и
                                  42



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика