Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История России: Учебное пособие. Часть 2

Голосов: 4

Настоящее учебное пособие по истории России охватывает период XVI-XVII вв. Пособие подготовлено на историческом е факультете Казанского государственного университета.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    «прозябе ерись и явися шатание в людех в неудобных словес о божестве».
Иван IV призвал к себе дворянина Матвея Башкина, заподозренного в ере-
си, и велел ему читать и толковать Апостол. Ознакомившись с «разврат-
ными» взглядами Матвея, царь приказал посадить еретика в подклеть на
царском дворе и нарядил следствие. Оказалось, что ересь свила себе гнездо
при дворе Владимира Старицкого. Главными сообщниками еретика были
дворяне Борисовы, троюродные братья и видные придворные княгини Ев-
фросинии. Выяснилось также, что Башкин и Борисовы проповедовали кра-
мольные идеи: они называли иконы «идолами окаянными», отрицали офи-
циальную церковь, «хулили» самого Христа и называли баснословием
священное писание. Кроме того Башкин осуждал рабство и требовал уп-
разднить холопство.
      По решению священного собора еретики были преданы анафеме. По-
сле пыток Матвей Башкин был заточен в тюрьму Иосифо-Волоколамского
монастыря. Его брат Федор Башкин был приговорен к смерти и предан
публичному сожжению. Иван Борисов отправился в ссылку на остров Ва-
лаам.
      В связи с судом над Башкиным дьяк Иван Висковатый обвинил в по-
собничестве еретикам Сильвестра и руководителя нестяжателей Артемия.
Иосифляне подхватили эти обвинения, в результате чего Артемий в январе
1554 г. был отлучен от церкви и отправлен на вечное заточение в Соловки.
Однако вскоре ему удалось бежать за рубеж.
      Выход из кризиса власти в тех условиях мог быть только один —
продолжение реформаторских преобразований, начатых еще в конце 1540-х
годов Иваном IV и Избранной радой и прерванных покорением Казани,
разборками с боярами и еретиками.

                      § 7. Последние реформы
      Добившись полного успеха в осуществлении восточной политики,
правительство Ивана IV в январе 1555 г. вернулось к государственным
преобразованиям.
      Был принят ряд законов, продолжавших совершенствование губной
реформы. Главным в следствии по делам о «лихи людях» признавался
«обыск», расспросы населения. Были усилены репрессии по отношению к
преступникам. Дела о воровстве передавались в ведение губных старост.
Новые законы повышали ответственность губных и целовальников за
борьбу с хищениями феодальной собственности. Основным методом судо-
производства был признан розыск, который проводился губным старостой.
Губной округ расширялся до территории целого уезда, тогда как раньше он
соответствовал отдельной вотчине или волости. Наконец, для руководства
губными учреждениями была создана «Разбойная изба». В 1555-1556 гг.
                                   23


было завершено создание губных органов по борьбе с «татями» и «разбой-
никами».
      В середине 50-х годов была проведена реформа, содержание которой
сводилось к замене наместников и волостелей органами местного само-
управления, выбиравшимися из среды посадского населения и зажиточных
слоев крестьянства. Земские власти творили суд и расправу по делам вто-
ростепенной важности, собирали подати, которые раньше платились корм-
ленщикам. Эти подати теперь поступали в царскую казну, а позднее в осо-
бые финансовые приказы и шли на обеспечение дворянской армии.
      Губные и земские учреждения были сословно-представительными
органами дворянства, а также верхов посада и зажиточного черносошного
крестьянства. А.А.Зимин считает, что, по-видимому, единого указа об от-
мене кормлений не было. Наместники постепенно сменялись «излюблен-
ными старостами», выбранными из посадского населения и богатых слоев
крестьянства. В то же время в пограничных городах, а также на территори-
ях, присоединенных к Русскому государству (Поволжье, Сибирь), вводи-
лось воеводское управление.
      В эти же годы была проведена военная реформа. В 1555-1556 гг. бы-
ло принято уложение о службе, которое устанавливало для дворянства
строгий порядок несения ратной службы. Теперь каждый служилый чело-
век, вотчинник или помещик, помимо личного участия, должен был вы-
ставлять вооруженных воинов из числа своих людей: один конный воин в
полном вооружении со 100 четвертей «доброй» земли в одном поле. За ка-
ждого выставленного господин получал небольшое вознаграждение (2
рубля за человека в полном доспехе), а за недоданного платил двойной
штраф. Мобилизационная готовность дворян проверялась на регулярных
смотрах (первый был проведен в 1556 г.). К середине 1556 г. был установ-
лен новый «оклад» (денежное жалованье дворянам). Получившие денеж-
ное жалованье из приказов служилые люди теперь должны были регулярно
нести воинские обязанности, что придало дворянской коннице черты по-
стоянного войска.
      В середине 50-х годов начинает оформляться система центрального
приказного управления. Территориальный принцип, который господство-
вал в управлении страной до этого, постепенно начал заменяться функцио-
нальным. Прежний термин «изба», как наименование центрального прави-
тельственного учреждения, постепенно вытесняется другим — «приказ»,
служащие которого получают название «приказные люди». Появляются
такие приказы, как Челобитный, Ямской, Поместный, Посольский, Двор-
цовый, Постельный, Бронный, Конюшенный и др. Для вновь присоединяе-
мых территорий создавались учреждения дворцового типа. Так после лик-
видации Казанского ханства управление казанским краем было сосредото-
                                  24


чено в созданном Казанском и Нижегородском дворце, который с 1557 г.
возглавлял М.И.Воронцов-Волынский. Таким образом, создавались цен-
тральные ведомства с постоянным составом дьяков и строго очерченными
функциями.
      50-е годы — это завершающий этап деятельности Избранной рады. В
целом преобразования этих лет отвечали интересам дворянства и потреб-
ностям развития государства. Они способствовали централизации системы
управления и привели ее в соответствие с новыми историческими усло-
виями, сложившимися после ликвидации раздробленности. Реформы во
многом способствовали укреплению самодержавия в России в XVI в.

                   § 8. Начало Ливонской войны
      Достигнув серьезных положительных результатов на восточных ру-
бежах страны, Иван IV и Избранная рада обратили свои взоры на запад, к
Балтике. В связи с этим были разработаны планы покорения Ливонии и ут-
верждения в Прибалтике.
      Накануне войны с Ливонией Россия владела обширным участком по-
бережья Финского залива, всем течением реки Невы, по которой проходил
древний торговый путь «из варяг в греки». Русским принадлежал также
правый берег реки Нарова, в устье которой заходили корабли многих евро-
пейских стран. Однако экономика России, которая остро нуждалась в раз-
витии беспрепятственных и постоянных торговых связей с другими стра-
нами Европы, требовала более широкого выхода на Балтику. Богатые ли-
вонские города издавна выступали в роли торговых посредников между
Россией и Западом. Однако Ливонский орден и немецкое купечество пре-
пятствовали росту русской торговли. В балтийском морском побережье
были весьма заинтересованы и государственная казна, и развивающееся
купечество, а в прибалтийских землях — и растущее дворянство. Таким
образом, у правительства России для войны с Ливонией серьезных основа-
ний было немало.
      Само Ливонское государство отличалось внутренней нестабильно-
стью. Достаточно сложными были социальные и национальные проблемы.
Над коренными народами — ливами, латышами и эстонцами — господ-
ствовали немецкие рыцари князья церкви. Ливонской конфедерации недос-
тавало политической централизации: ее члены — орден, епископство, го-
рода — постоянно враждовали между собой.
      Ливонская война превратила Восточную Прибалтику в арену ожес-
точенной борьбы между государствами, которые добивались господства на
Балтийском море: Литвой и Польшей, Швецией, Данией и Россией.
      После необходимой дипломатической и военной подготовки Иван IV
в январе 1558 г. начал Ливонскую войну. Непосредственным поводом к
                                  25


ней явилась задержка Ливонским орденом свыше ста западных специали-
стов, приглашенных на русскую службу. Кроме того, Ливония заключила в
1557 г. договор о союзе с Польшей, что противоречило ранее заключенно-
му договору с Россией.
      Война началась успехами русского войска. Пали Нарва и Дерпт, и
уже летом 1558 г. русские войска стояли на берегу Балтийского моря. Вой-
ска наступали на Ревель и Ригу, дошли до границ Восточной Пруссии и
Литвы. Ливонский орден буквально разваливался под ударами русского
оружия. Но вдруг совершенно неожиданно ход войны круто изменился.
      Дело в том, что в это время в московском правительстве образова-
лись две партии: А.Адашев и его сторонники настаивали на продолжении
активной восточной политики и снаряжали экспедицию против Крыма, а
их оппоненты выступали за войну с Ливонией.
      На этот раз победил А.Адашев. По его настоянию с Ливонией было
заключено перемирие с марта по ноябрь 1559 г., чтобы высвободить силы,
необходимые для задуманного им похода на Крым. В 1558-1559 гг. вой-
скам Даниила Адашева (брата Алексея) и Дмитрия Вишневецкого удалось
спуститься вниз по Днепру в Черное море, высадиться в Крыму и разгро-
мить татарские улусы. Поход был подготовительным к планируемой Из-
бранной радой войне за выход к Черному морю. Однако борьба за превра-
щение России в черноморскую державу была преждевременной. Без силь-
ного морского флота одолеть Крымское ханство было невозможно. Рус-
ские войска вернулись из Крыма обратно.
      Крымская авантюра А.Адашева, поглотившая немало средств, сил и
времени, не только не принесла обещанных результатов, но и привела к
тому, что за это время возможности для победы в Ливонии были безвоз-
вратно упущены, а обстановка в Прибалтике резко изменилась. Ливонский
орден перешел под протекторат Литвы и Польши. Остров Эзель оккупиро-
вала Дания. Северная Эстония оказалась под властью шведского короля,
ему же подчинился Ревель. Возникло герцогство Курляндское, вставшее в
вассальную зависимость от Литвы. В результате перед Россией вместо сла-
бого Ливонского ордена оказались сильные противники —Литва, Польша,
Швеция, Дания. Договор с Ливонским орденом о перемирии явился тяже-
лым поражением русской дипломатии.
      Ливонские рыцари, использовав перемирие с Москвой для сбора во-
енных сил, за месяц до его окончания появились в окрестностях Юрьева и
нанесли тяжелое поражение разрозненным русским отрядам. Одновремен-
но крымцы напали и страшно разорили Каширский уезд. В такой слож-
нейшей и опасной для страны ситуации состоялось первое резкое объясне-
ние между Иваном IV и руководителями Избранной рады. Она пока вре-
менно устояла, но ее положение сильно пошатнулось. В связи с этим меня-
                                  26


лась общая ориентация внешней политики. В Ливонию были брошены
крупные силы. Иван IV послал в Ливонию своего сверстника, любимца и
друга князя Курбского. Вслед за ним туда выехал и Алексей Адашев, кото-
рый фактически руководил действиями русской армии в Ливонии.
      В начале казалось, что положение на театре военных действий в
Прибалтике выправляется в пользу России. Русские войска наголову раз-
громили отборное рыцарское войско под Эрмесом и заняли резиденцию
магистра — замок Феллин. Победителям досталась почти вся артиллерия
ордена. Военные силы Ливонии были сокрушены. Возникла реальная воз-
можность быстрого завершения войны. Но здесь вновь вмешался злой рок
в лице Алексея Адашева. Они и его советники, не воспользовались благо-
приятнейшей военной ситуацией, опасаясь удара якобы со стороны литов-
ских войск, находившихся под Ригой. После крайне неудачной осады не-
большого замка Пайды (Вейсенштейн) наступление русских войск приос-
тановилось.
      Это вызвало яростный гнев царя. Участь Избранной рады была
окончательно решена. Вообще-то ее участь объективно была решена еще
раньше. К этому времени полностью исчерпала себя ее как внешне-, так и
внутриполитическая программа. К 1559 г. прекращаются все сколько-
нибудь заметные реформы во внутренней жизни России. К тому же сила
наступления Избранной рады на боярскую аристократию уже перестала
удовлетворять растущее дворянство, которое постоянно требовало себе все
больших прав, собственности и привилегий.
      Поводом для опалы А.Адашева послужили болезнь и смерть первой
жены царя Анастасии, которая случилась в начале августа 1560 г. Тень по-
дозрения пала на бывших руководителей Избранной рады. Подозрения, ес-
тественно, были совершенно абсурдными, хотя было известно, что
А.Адашев и Сильвестр не любили царицу и старались ограничить ее вме-
шательство в государственные дела (за спиной Анастасии стоял ненасыт-
ный к власти и богатству род Захарьиных). А.Адашев был переведен из
замка Феллин в Юрьев в подчинение тамошнему воеводе, который даже не
захотел его принять. Он был взят под стражу, однако, впал «в недуг огнен-
ный» и вскорости умер. Правительство тут же конфисковало все костром-
ские и переяславские земли Адашева. Сильвестр неоднократно пытался
защитить А.Адашева перед царем, но все оказалось тщетным. Тогда он
объявил царю, что хочет уйти в монастырь на покой от бренных дел. Его
не задержали. Ивану IV исполнилось в 1560 г. ровно 30 лет и он полагал,
что более не нуждается ни в каких учителях и наставниках. Таким образом,
в 1560 г. Избранная рада прекратила свою деятельность.
      Отставка А.Адашева и фанатичного приверженца высоких нравст-
венных устоев Сильвестра, судя по всему, отрицательно повлияла на ха-
                                   27


рактер царя и атмосферу во дворце. Здесь начались роскошные пиры, поте-
хи и пьянство до неистовства и «обоумертвия». Но хуже всего было то, что
продолжались неоправданные опалы и бессудные казни. Многие из них
были так или иначе связаны с войной в Ливонии.
      В январе 1563 г. многочисленное русское войско (около 50-60 тысяч)
выступило из Великих Лук к Полоцку, который занимал важное стратеги-
ческое положение, являясь ключом к водному пути по Западной Двине и
открывая возможности для дальнейшего движения к Вильно — столице
Великого княжества Литовского. В результате ожесточенных боев и штур-
ма, в которых с русской стороны особо отличились боярин
Н.П.Шереметев, князь М.П.Репнин, князь Ю.И.Кашин, 15 февраля Полоцк
капитулировал. Овладение Полоцком было, пожалуй, высшим успехом
России в Ливонской войне.
      Однако это не остановило волну опал и жестоких репрессий. В это
же время, по-видимому, были казнены брат Алексея Адашева Даниил с ма-
лолетним сыном, тесть Даниила костромич П.И.Туров и их многочислен-
ные родственники, а также три брата Сатины. Князь А.М.Курбский был на-
значен царским наместником в Ливонии и отправлен «годовать» в Юрьев,
где незадолго перед тем находился Алексей Адашев.
      После взятия Полоцка в Ливонской войне наметился спад, отмечен-
ный военными неудачами и бесплодными дипломатическими переговора-
ми. Особенно тягостное впечатление произвело жестокое поражение рус-
ского войска при крепости Улла в январе 1564 г. Царь немедленно начал
поиски «виновных» и казнил князей М.П.Репнина, Ю.И.Кашина, смолен-
ского воеводу Никиту Шереметева.
      30 апреля того же 1564 года бежал за границу в Литву князь
А.М.Курбский, опасаясь готовящейся над ним физической расправы, и уже
оттуда выступил с резкой критикой царя с позиций защитника прав круп-
ной феодальной знати в централизующемся государстве. Дерзкий поступок
Курбского усилил природную подозрительность Ивана IV, которому те-
перь повсюду стали видеться измены и заговоры.
      1564 год принес не только бегство Курбского, но и поражение в
борьбе с Ливонией. Война принимала крайне нежелательный затяжной ха-
рактер. Осенью 1564 г. правительство Ивана IV, не имея сил сражаться с
несколькими государствами, вынуждено было заключить семилетний мир
со Швецией, признав шведскую власть над Ревелем.
      Осенью все того же тяжелейшего для России 1564 г. литовское вой-
ско, в котором находился и Курбский, перешло в наступление на Западе.
Ему удалось занять пограничную крепость Озерище. Согласованно с поль-
ским королем Сигизмундом II к Рязани подступил и крымский хан Давлет-


                                  28


Гирей. Город лишь каким-то чудом удалось спасти от разгрома и полного
разорения. Набег крымского хана буквально привел царя в панику.
      К довершению военных неудач в экономике страны стали все более
проявляться тревожные кризисные явления. Сказывалось многолетнее на-
пряжение хозяйства. Тяжелые подати привели к запустению Новгородской
земли. В Бежецкой пятине пустоши составляли 12% против 3% в 1551 г.
После голодного 1561 г. хозяйственное разорение распространилось на
Можайский и Волоколамский уезды. Осложнилась и внутриполитическая
ситуация для самодержавной власти Ивана IV. Союз с церковью оказался
недостаточен. Опора на боярскую и княжескую знать не выдержала испы-
тания временем. Перед Иваном IV со всей остротой встали два исконно
русских вопроса: кто виноват и что делать.

                            § 9. Опричнина
      В обстановке внешних и внутренних политических неудач соратники
царя настоятельно советовали ему установить в стране диктатуру и сокру-
шить оппозицию путем террора и насилия. Однако в Русском государстве
ни одно крупное политическое решение не могло быть принято без утвер-
ждения Боярской думы. Но позиция думы и высшего церковного руково-
дства была хорошо известна, и надеяться на их поддержку в этом вопросе
было бессмысленно и наивно. Именно это обстоятельство подтолкнуло ца-
ря к абсолютно неординарному способу действия. Совершенно неожидан-
но для многих он объявил об отречении от престола. Таким внезапным и
сильным политическим ходом он рассчитывал вырвать у думы согласие на
введение в стране чрезвычайного положения. И, как показали дальнейшие
драматические события, этот коварный расчет полностью оправдал себя.
      Отречению царя предшествовали тревожные для страны дни. В нача-
ле декабря 1564 г. царская семья стала готовиться к отъезду. Странным ка-
залось все — и церемония торжественного отъезда, и то, что царь брал с
собой не только святости (иконы и кресты), но и драгоценности, одежду и
даже «всю свою казну». Церковные сокровища и казна стали своего рода
залогом в руках Ивана IV. Сотни нагруженных повозок двинулись в путь 3
декабря под охраной нескольких сот вооруженных дворян. Царский обоз
скитался в окрестностях Москвы в течение нескольких недель, пока не
обосновался в укрепленной Александровской слободе.
      После приезда в слободу, 3 января 1565 г., Иван IV известил митропо-
лита и думу о том, что «от великие жалости сердца» он оставил свое госу-
дарство и решил поселиться там, где «его, государя, бог наставит». После
еще памятных всем событий марта 1553 г. это был второй кризис власти в
стране. Самодержец и помазанник божий был «изгнан» своими холопами
боярами. Для человека, свято верившего в божественное происхождение
                                   29


своей власти, отречение не было легким фарсом. Иван IV пережил страш-
ное нервное потрясение. У него выпали почти все волосы на голове. Когда
царь вернулся из слободы в Москву, многие не могли узнать его, так силь-
но он изменился.
      Из слободы царь направил в Москву гонца с письмами к думе и го-
рожанам. В то время как члены думы выслушали известие о царской на
них опале, дьяки собрали на площади большую толпу и объявили об отре-
чении Ивана IV. В прокламации к горожанам царь, явно стремясь зару-
читься их поддержкой, просил, «чтобы они себе никоторого сумнения не
держали, гневу на них и опалы некоторые нет». Он откровенно говорил о
притеснениях и обидах, причиненных народу изменниками — боярами.
      Толпа на дворцовой площади все увеличивалась, а ее поведение ста-
новилось все более угрожающим. Представители купцов и горожан заяви-
ли, что останутся верны старой присяге, будут просить у царя защиты «от
рук сильных» и готовы сами «потребовать» всех государственных измен-
ников.
      В этих экстремальных условиях Боярская дума не только не приняла
отречение Ивана IV, но вынуждена была обратиться у нему с вернопод-
данническим ходатайством. Представители митрополита и бояре срочно
отправились к царю в слободу. Вожди думы униженно просили Ивана IV
сложить с них гнев и править государством, как ему «годно». В середине
февраля 1565 г. царь вернулся в Москву и предоставил на утверждение ду-
ме и священному собору текст приговора. Кризис власти и на этот раз был
преодолен. Иван IV сумел выиграть свою труднейшую партию в сложней-
шей политической борьбе. Отныне самодержавная власть царя становилась
как бы добровольно принятой населением столицы. Это было важным фак-
тором установления фактически неограниченной диктатуры. Ивану IV, как
первому царю, важно было установить прерогативы власти.
      Отныне определяющим во внутренней политике Ивана IV стал реак-
ционно-репрессивный курс, вошедший в историю России как опричнина и
опричный террор.
      В речи к священному собору Иван сказал, что для «охранения» своей
жизни намерен «учинить» на своем государстве «опришнину» с двором,
войском и территорией. Далее он заявил о передаче Московского государ-
ства (земщины) в управление Боярской думы. Он также присваивал себе
совершенно неограниченные полномочия — право без совета с думой
«опаляться и на «непослушных» бояр, казнить их и отбирать в казну «жи-
воты» и «статки» опальных. При этом царь особенно настаивал на необхо-
димости покончить со злоупотреблениями властей и другими несправед-
ливостями. Современный историк Р.Г.Скрынников считает, что в этом «те-


                                  30


зисе» заключался, как это ни парадоксально, один из главнейших аргумен-
тов в пользу опричнины.
      Правительству легко удалось добиться от собора одобрения подго-
товленного указа о введении в стране опричнины.
      Одним из первых результатов замысленной коренной перестройки
явилось создание особого воинского корпуса из 1000 человек. Опричная
тысяча представляла собой привилегированную личную гвардию царя.
Вскоре опричное войско насчитывало уже 5 тыс. человек.
      Укомплектованное из худородных, незнатных дворян, оно должно
было стать, по замыслу Грозного, сильным и надежным орудием в борьбе с
феодально-аристократической оппозицией. Опричники должны были но-
сить особой формы одежду: грубые нищенские или монашеские верхние
одеяния на овечьем меху, нижние же — из шитого золотом сукна на со-
больем или куньем. Всадники обязаны были привязывать собачьи головы
на шее у лошади и шерсть на кнутовище. «Это обозначает, — по словам
опричников И.Таубе и Э.Крузе, — что они сперва кусают, как собаки, а за-
тем выметают все лишнее из страны». Верхушка опричников (Малюта
Скуратов, Василий Грязной, Афанасий Вяземский и др.), предававшаяся
разгулу и насилиям, была вооружена заостренными монашескими посоха-
ми и длинными ножами, спрятанными под верхней одеждой. Особое вой-
ско Ивана IV стало главным орудием создания в стране, по существу, оп-
ричной военной диктатуры.
      На содержание опричного войска и немалые царские расходы пере-
давались довольно значительные территории на западе, севере и юге стра-
ны, которые и составили особое владение царя — опричнину (в XIV-XV вв.
так обозначалось особое владение князя). Это был государев удел, за пре-
делами которого оставалась земщина. Боярская дума и приказы должны
были, как и раньше, заниматься текущими государственными делами. О
всех важных ратных и земских делах по-прежнему докладывали царю. Он
сохранял также положение последней инстанции и в судебных делах, и в
области внешней политики.
      Наряду с земской создавалась и опричная Боярская дума, которая
осуществляла верховное управление и суд на территории государева удела.
Формально ее возглавлял удельный князь молодой кабардинец Михаил
Черкасский (брат царицы), но фактически всеми делами в думе распоряжа-
лись бояре Алексей Басманов и Захарий Очин, кравчий Федор Басманов и
их друзья — Вяземский и Зайцев.
      В состав опричного «удела» вошло несколько крупных дворцовых
волостей, Суздальский, Можайский и Вяземский уезды, обширные север-
ные уезды (Вологда, Устюг Великий, Вага, Двин) с богатыми торговыми
городами, небольшая часть бассейна Волги. Опричные земли делили быв-
                                  31


шие новгородские владения на две части, отрезая новгородцам путь на се-
вер. В опричнину переходили важнейшие торговые пути на север и восток,
значительная часть побережья Белого моря. Под контролем опричного
правительства оказались также главные центры солепромышленности:
Старая Руса, Каргополь, Соль Галицкая, Балахна и Соль Вычегодская. Все
эти земли являлись основным источником пополнения опричной казны.
Москва также была разделена на опричную и земскую, что давало опреде-
ленную опору царской власти в столице Русского государства.
      Северной резиденцией царя и по сути второй столицей, по замыслу
Ивана IV, должна была стать Вологда, где с 1565 г. под руководством вы-
дающегося инженера Размысла начали всерьез создавать новый опричный
Кремль.
      С первых же дней введения опричнины начались казни неугодных
царю лиц. По его приказу опричные палачи обезглавили боярина князя
А.Б.Горбатого, его 15-летнего сына и его тестя, представителя старомос-
ковского боярства П.П.Головина. Боярин князь И.А.Куракин и боярин
князь Д.И.Немой-Оболенский были пострижены в монахи и заточены в
монастырь. Боярин князь С.В.Ростовский был схвачен на воеводстве в
Нижнем Новгороде и убит. Голову убитого опричники привезли царю в
Москву. Жертвами опричнины стали еще двое знатных дворян: князь
И.Кашин и князь Д.Шевырев. Последний испытал самую мучительную
казнь: его посадили на кол.
      В мае 1565 г. в Казань были сосланы некоторые ростовские и яро-
славские князья. Как установил Р.Г.Скрынников, в ссылку попало пример-
но 180 лиц, около двух третей из них носили княжеский титул. В Казани и
Свияжске оказались переселенцы не только из Ростова и Ярославля, но и
других городов — Суздаля, Можайска, Москвы, Костромы и др.
      Царские опричники буквально терроризировали обитателей княже-
ских гнезд. Опальных княжат хватали и уводили в ссылку, а членов их се-
мей изгоняли из усадеб, вынуждая их самим добираться до мест поселения.
Причем опальным категорически запрещалось брать с собой что-либо из
имущества. Власти наделяли ссыльных землями в местах поселения в Ка-
занском и Свияжском уездах, однако, полученные поместья оказались
весьма небольшими (гораздо меньше, чем они оставили в центре страны).
Оставленные же ссыльными прежние поместья были конфискованы в
пользу государева «удела». Причем конфискованные вотчины располага-
лись вне территорий опричнины. Таким образом, в результате введения
опричнины была осуществлена широкая конфискация княжеских земель.
Для этого совершенно незаконного действия — без суда, без какой-либо
провинности со стороны землевладельцев — и понадобилась особая воо-
руженная сила в виде опричного войска.
                                  32



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика