Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры: Монография

Голосов: 0

В книге обсуждается роль ценностей в человеческом бытии и его познании. Ценность определяется как экзистенциальный центр этого бытия и интегральная порождающая модель всех артефактов культуры, выражение субъективного места человека в космосе. Субъективность и моделирующий характер ценности сравниваются с носителями аналогичных свойств: художественным образом, познавательной истиной, практической пользой, социальной нормой, формами межсубъектного приобщения. Теоретическая концепция ценностей спроецирована в сферу культуры. Рассматриваются ценностные порождающие модели важнейших исторических типов культуры, динамика ее морфологии, интервалы между реальным бытием и тезаурусами. Ценности показаны как важнейшая движущая сила исторических изменений, прослеженных от периода антропосоциокультурогенеза, через формы традиционной культуры, к формам креативной культуры. Для студентов, преподавателей гуманитарных ВУЗов и интересующихся вопросами философии, культурологии и истории.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    УДК    1/14
ББК    87
       Д 63




                  Серия основана в 1992 году


       Редакционная коллегия серии «Слово о сущем»
        В. М. КАМНЕВ, Ю. В. ПЕРОВ (председатель),
      К. А. СЕРГЕЕВ, Я. А. СЛИНИН, Ю. Н. СОЛОНИН



                         Рецензенты:
            д р филос. наук, проф. М. С. УВАРОВ
           д р филос. наук, проф. Ю. И. ЕФИМОВ



              Печатается при поддержке гранта
                      Президента РФ
                 проект № МД 5064.2006.6



                                © Издательство «Наука», серия
                                  «Слово о сущем» (разработка,
                                  оформление), 1992 (год осно
                                  вания), 2009
ISBN 978 5 02 026365 9          © И. И. Докучаев, 2009


                ПРЕДИСЛОВИЕ

    Вы, уважаемый читатель, держите в руках не со
всем обычную книгу. И хотя посвящена она уже тра
диционной для философско культурологического
анализа проблеме ценностей, та композиционно и
содержательно оформленная концепция, которая
представлена в книге, пожалуй, не имеет аналогов в
отечественной литературе.
    Но прежде чем представить содержание самой
книги — несколько слов об ее авторе.
    Илья Игоревич Докучаев принадлежит к новой
генерации российских философов, вступивших на
самостоятельный научный путь в конце 90 х годов.
В 31 год он защитил докторскую диссертацию по
философии («Общение в истории культуры», 2003),
и это был не формальный, но весьма самостоятель
ный шаг на пути обретения творческого почерка.
То, что удивляло (и даже несколько настораживало)
в авторе тогда,— это абсолютная самодостаточность
философского письма (при четком следовании оп
ределенной традиции) и ясно выраженная непри


6                    ПРЕДИСЛОВИЕ


миримость к критике, которая автору казалась, ска
жем так, «не по делу». Но именно эти «эгоистиче
ские» качества помогли нашему автору стать
значимой фигурой современной отечественной фи
лософии.
    За последние годы И.И. Докучаевым выпущены
в свет весьма солидные монографии.1 Жаль только,
что относительная периферийность издательств и
малые тиражи не всегда предполагают широкое
знакомство читающей публики с этими интересны
ми и во многом пионерскими по содержанию кни
гами. В этом смысле выход новой монографии
Ильи Игоревича в академическом издательстве
Санкт Петербурга, несомненно, восполнит дан
ный пробел.
    Несколько слов об учителях, точнее, учителе.
Около трех лет назад ушел из жизни Моисей Са
мойлович Каган (1921–2006), выдающийся петер
бургский мыслитель, создатель оригинальной гума
нитарной школы. Феномен М. С. Кагана, на мой
взгляд, заключается в том, что, воспитав сотни
(если не тысячи) учеников, прямых своих последо
вателей он почти не оставил. Огромное количество
гуманитариев пользуется его методологией, число
ссылок на его работы постоянно растет. Но на во
    1Докучаев И. И. Феноменология знака. СПб.: Изд во
РГПУ им. А. И. Герцена, 1999; Докучаев И. И. Введение в ис
торию общения. Владивосток: Дальнаука, 2005; Докуча
ев И. И., Костюрина Н. Ю. Канон в советской культуре.
Комсомольск на Амуре: Изд во КнАГТУ, 2006.


                      ПРЕДИСЛОВИЕ                         7


прос, кто же реально продолжает развивать идеи,
которые Моисей Самойлович завещал будущим по
колениям исследователей, ответить непросто. На
верное, это счастье для учителя, когда его идеи сти
мулируют оригинальный научный поиск и не дают
возможности простого копирования…
   Я, будучи одним из таких «непоследовательных»
учеников мэтра, с уверенностью могу сказать, что
И. И. Докучаев, пожалуй, является тем ученым, ко
торый — конечно же, в спорах и многочисленных
несогласиях со своим учителем — продолжает шко
лу М. С. Кагана в философии и культурологии. Тео
рия общения, аксиология, теория искусства, онто
логия, системный подход — все эти, как и многие
другие, проблемы затронуты в фундаментальных
работах М. С. Кагана.1 И его ученик с честью про
должает поиск, расширяя, углубляя его и щедро де
лясь своими открытиями с читателем.
   Теория ценностей — относительно молодая от
расль современной философии. Основные этапы
   1  Наиболее ярко ряд проблем, непосредственно относя
щихся к философско культурологической концепции
М. С. Кагана, раскрыт в последних фундаментальных пуб
ликациях ученого (см.: Каган М. С. Введение в историю ми
ровой культуры: В 2 т. СПб., 2003; Метаморфозы бытия и
небытия: Онтология в системно синергетическом осмыс
лении. СПб., 2006; Град Петров в истории русской культу
ры. 2 е изд. СПб., 2006). Не будем забывать о том, что имен
но Каган написал одну из первых отечественных моногра
фий по аксиологии (Каган М. С. Философская теория цен
ностей. СПб., 1997).


8                  ПРЕДИСЛОВИЕ


становления аксиологической проблематики на
отечественной почве прослежены в этой книге. На
отечественной почве аксиология существовала
либо в виде религиозных концепций, либо в виде
намеков, предположений и «загадок» материали
стического плана. Марксистская парадигма, кото
рая изначально отрицала теорию ценностей в каче
стве самостоятельной отрасли философского зна
ния, сдалась не сразу. Известная полемика, которую
вел М. С. Каган с Мих. Лифшицем по эстетической
проблематике,1 хорошо демонстрирует и способы
аргументации, и стойкость классического марксиз
ма перед новациями, которые отвергались с порога
(хотя сам М. С. Каган всегда считал себя марксис
том, но только вырвавшимся из «догматического
сна»).
    Сегодня ни у кого из исследователей не вызыва
ет сомнений роль ценностей в строении и функцио
нировании культуры. Очевидно, что ценность вы
ражает человеческое измерение культуры, вопло
щает в себе отношение к формам человеческого
существования. Она как бы стягивает все духовное
многообразие к разуму, чувствам и воле человека.
Таким образом, ценность — это не только осознан
ное, но и жизненно, экзистенциально прочувство
ванное бытие. Она характеризует человеческое из
    1 Отражением этой полемики был талантливо написан
ный, но неприемлемый с точки зрения способа аргумента
ции книга памфлет (Лифшиц Мих. В мире эстетики. М.,
1985), опубликованный уже после смерти ее автора.


                   ПРЕДИСЛОВИЕ                    9


мерение сознания, поскольку пропущена через
личность, через ее внутренний мир. Если идея —
это прорыв к постижению отдельных сторон бытия,
индивидуальной и общественной жизни, то цен
ность — это скорее личностно окрашенное отноше
ние к миру, возникающее не только на основе зна
ния и информации, но и собственного жизненного
опыта человека.
   В книге И. И. Докучаева эта тема звучит, пожа
луй, особенно ярко, и совсем не случайно идея эк
зистенции фигурирует в ее названии. Ценность оп
ределяется как экзистенциальный центр человече
ского бытия и интегральная порождающая модель
всех артефактов культуры, выражение субъектив
ного места человека в космосе. Теоретическая кон
цепция ценностей спроецирована в сферу культу
ры. Автор рассматривает ценностные порождаю
щие модели важнейших исторических типов
культуры, динамику ее морфологии, мифологиче
ские, религиозные и идеологические аспекты про
блемы. Ценности показаны как важнейшая движу
щая сила исторических изменений, прослеженных
через формы традиционной культуры к формам
культуры креативной. Как пишет автор, «ценность,
культура, человек, общество и их история — явления,
обладающие одним онтологическим статусом, а
именно — они есть такой регион бытия, который
можно определить в совокупности его субстанциаль
но процессуальных модификаций термином „экзи
стенция“; это есть бытие человека, понятого во всей


10                         ПРЕДИСЛОВИЕ


радикальной специфичности его места в космосе как
уникальное и свободное сущее, которому открыт мир
во всем своем многообразии…».1
    Сегодня многие мыслители пытаются дать обоб
щенный образ современной культуры. Одна из кар
динальных трудностей на этом пути заключается в
неизменной, казалось бы, природе человека. Меня
ются века, принципиально трансформируется мир
«второй природы», но человек остается самим со
бой. Не видно решающих прорывов в воспитании
нравственных устоев человечества. Все великие со
циальные утопии заканчиваются крахом. Раной на
теле цивилизации остаются войны, которые видо
изменяются, теряют классические контуры, но все
так же страшны и античеловечны. Кантовский ло
зунг «К вечному миру» так и остается лозунгом. Се
годня можно констатировать возникновение пара
доксального мира «третьей природы». В этом стран
ном мире сосуществуют два взаимосвязанных
процесса: виртуализация жизни социума и беспо
мощность культурного бытия, ускользающего от за
конов социального прогресса. Несомненно, что
важным свойством современной культуры являют
ся сложные и противоречивые отношения, возни
кающие между носителями цивилизации. Властные
и правовые структуры, организованные по чрезвы
чайно сложному архетипу взаимодействия сакраль
ности и мифологичности, воспроизводят классиче
     1   См. наст. изд.: с. 15.


                  ПРЕДИСЛОВИЕ                   11


ские механизмы господства и подчинения. Однако
главным следует признать следующее: современная
ситуация не является принципиально новой. Уско
рение технического прогресса и моральной деграда
ции человека находятся в том же хронотопе, как это
уже было многие века назад, только временной ин
тервал заметно укоротился, а пространство перма
нентной трагедии еще более разрушено.
    Мир современного человека принципиально
отличен от того, каким он был еще 40–50 лет назад.
Сомнению сегодня подвергаются очень многие
фундаментальные вещи: это и роль печатного сло
ва, и искусство, и религия, и собственно человече
ское в человеке. На смену эйфории («техника и нау
ка могут все!») приходит разочарование в продук
тивности человеческого разума, достигающего
немыслимых высот в познании окружающего мира
и одновременно все больше и больше тонущего в
пучине саморазрушения. «…Всего живого ненару
шаемая связь» (О. Э. Мандельштам) сегодня под
большим сомнением. Аксиологический анализ
этой ситуации неизбежен.
    Многообразие трактовок центрального для ак
сиологии понятия «ценность» обусловлено разли
чиями в решении проблемы соотношения онтоло
гического — гносеологического, объективного —
субъективного, материального — идеального, ин
дивидуального — общественного. Поэтому, приме
нительно к характеристике ценностной системы,
оно порождает многообразие аксиологических ин


12                ПРЕДИСЛОВИЕ


терпретаций мира культуры, толкований структу
ры, положения и роли ценностей в социокультур
ном пространстве.
   Тем не менее базовой для аксиологии является
проблема возможности существования ценностей в
структуре бытия в целом и их связи с предметной
реальностью.
   Человек соизмеряет свое поведение с нормой,
идеалом, целью, выступающих в качестве образца,
эталона. Понятия «добро» или «зло», «прекрасное»
или «безобразное», «праведное» или «неправедное»
могут быть названы ценностями. В свою очередь,
связанные с ними взгляды, убеждения людей —
ценностными идеями, которые могут оцениваться
как приемлемые или неприемлемые, оптимистиче
ские или пессимистические, активно творческие
или пассивно созерцательные. Именно в этом зна
чении те ориентации, которые обусловливают че
ловеческое поведение, принято называть ценност
ными.
   Все эти идеи автор прослеживает в широком
пространстве историко культурного анализа, что
делает книгу не только трактатным научным иссле
дованием, но и своеобразным учебным пособием
высокого уровня.
   Есть ли у книги недостатки? Наверно, есть. Мне
лично кажется, что одним из них является объекти
вистский подход к религиозным ценностям. Хотя
само понятие «религия» употребляется в книге де
сятки раз, оно, как правило, лишь встраивается в


                  ПРЕДИСЛОВИЕ                  13


определенный ценностно смысловой ряд (напри
мер, мифология — религия — идеология). Психоло
гические и метафизические особенности религиоз
ного восприятия мира (в том числе в современной
культуре) интересуют автора меньше. Между тем,
как представляется, трудно до конца объективно
судить о природе ценностей, если мы оставляем в
стороне фундаментальные, экзистенциально окра
шенные основания религиозного мышления. XX
век со всей очевидность показал, что во всемирно
историческом масштабе человечество пережило,
возможно, самое главное интеллектуальное потря
сение во всей своей истории. Шок от этого потрясе
ния и вызвал появление постмодернизма как реак
цию на попытку «жизни без Бога», а в более широ
ком смысле — в плюралистическом пространстве
правового и морального нигилизма. Он выполнил
ту саму судьбическую функцию античного «Deus ex
machina», с помощью которого греки обустраивали
мифологическое понимание фатума в жизни чело
века. То есть постмодернизм заполнил обезжизнен
ное пространство культуры, которое могло оказать
ся главной опорой новой тоталитарной власти. Он
наполнил это пространство — иногда симулятив
ной, иногда вполне реальной — жизнью игрой, ог
раничив попытки власти заявить о себе на новом
витке информационной цивилизации в качестве
абсолютного Демиурга событий. Вместе с тем пост
модернизм выполнил и замещающую функцию —
функцию онтологического двойника морально ре



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика