Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Антропология: Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по специальности 050102 "Биология" "квалификация учитель биологии"

Голосов: 0

Дисциплина "Антропология" является дисциплиной по выбору цикла гуманитарных и социально-экономических дисциплин федерального компонента для студентов 3 курса специальности 050102 "Биология" квалификация "учитель биологии". Учебно-методический комплекс включает в себя: квалификационную характеристику и компетенции выпускника-учителя биологии; рабочую программу и дисциплины с технологической картой; курс лекций; глоссарий; рекомендуемую литературу (основную и дополнительную); методические указания по самостоятельной работе студентов; темы рефератов; контрольные вопросы, выносимые на зачет.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    нии соответствующих каждому состоянию психофизиологических механизмов
адаптации.
      Среди психофизиологических механизмов адаптации наибольшее распро-
странение получили: теория В.П. Леутина о сопряжении адаптации человека в
экстремальных условиях с возникновением у него гипоксических состояний; а
также концепция В.П. Леутина и Е.И. Николаевой об активации правого полу-
шария в процессе приспособления к новым условиям среды.
      Кроме того, изучение процессов психофизиологической адаптации тесно
связано с представлениями об эмоциональном напряжении и стрессе.
      Состояние стресса приводит в действие одновременно два типа исполни-
тельных механизмов адаптации – специфические и неспецифические. В роли
неспецифических исполнительных механизмов часто выступают железы вну-
тренней секреции. Особенность их участия в том, что их функция повышается
независимо от конкретных особенностей воздействия среды и зависит лишь от
величины воздействия. Специфические механизмы обусловлены особенностя-
ми стрессового фактора.
      Эмоциональное напряжение развивается как сигнальный процесс и моби-
лизация функциональных резервов; оно направлено на достижение успеха в вы-
полняемой деятельности. В его основе лежат биологически целесообразные ре-
акции, повышающие возможность удовлетворения потребностей, достижения
поставленных целей, преодоление возникших неблагоприятных обстоятельств.
      Адаптация в условиях урбанизации. Урбанизированные среды обитания –
это усложнение и расширение масштабов городской среды, превращение ее в
реальные непосредственные условия жизни все большей части населения пла-
неты. В связи с процессом урбанизации все больше людей становятся горожа-
нами.
      Городская среда как искусственно создаваемая человеком среда обитания
становится повседневной реальностью существования все возрастающей части
населения мира. Урбанизацию следует рассматривать как объективный процесс
развития общества, имеющий свои причинно-следственные взаимосвязи и со-
держащий много положительных характеристик. Однако урбанизированные
среды обитания, безостановочная перестройка реальной среды жизни в сторону
ее усложнения и роста искусственных компонентов не может быть оптималь-
ным для человека.
      Город можно сравнить с единым сложно устроенным организмом, кото-
рый активно обменивается веществом, энергией и информацией с окружающи-
ми его природными и сельскохозяйственными территориальными комплексами
и другими городами. С одной стороны, города служат центрами притяжения
людских и материальных ресурсов. С другой стороны, городская среда обита-
ния обладает высокой стрессогенностью.
      Для большого города характерен высокий уровень социальной мобильно-
сти. Развитие промышленности, наук и искусства, сфер бытового и культурного
обслуживания способствует интенсификации этого процесса, а, следовательно,
социально-культурной дифференциации населения.


                                    41


      Люди переезжают из сел или малых городов в большие города, повыша-
ют уровень своего образования и свой социальный статус. Все это меняет не
только образ жизни каждого из них, но и изменяет их социальные оценки и
самооценки.
      В условиях современного большого города складывается определенный
социально-психологический тип человека, который отличается подвижностью,
рациональностью поведения, готовностью к постоянным изменениям жизнен-
ной обстановки, умением сочетать собственные интересы с интересами других
людей, способностью справляться со сложностью городской среды. Формиро-
вание подобных личностных черт — это не столько индивидуальный, сколько
социальный процесс, ибо развитие одного человека обусловлено развитием
других людей, с которыми он находится в прямом или косвенном общении.
      В условиях большого города происходит интенсификация взаимодей-
ствий между людьми. Современная система социальной жизни и организации
производства такова, что человек в рамках этой системы неизбежно включается
во множество разнообразных связей и контактов с другими людьми. При этом
он не всегда в состоянии эти связи прервать или изменить. Например, контакты
с персоналом сферы обслуживания приходится поддерживать постоянно, с ме-
дицинскими работниками — периодически. Некоторые связи человек меняет в
течение жизни — с учителями и воспитателями, с руководителями учреждений
и предприятий, с коллегами; некоторые поддерживает постоянно — семейные,
дружеские. Поддержание и изменение таких связей обязательно порождают
проблемные ситуации, связанные с психологическими особенностями общаю-
щихся, с изменением их социального статуса и пр.
      Процессы урбанизации ведут к перегрузке психики человека огромным
потоком негативных противоречий, в связи с этим развивается, в частности, ин-
формационный стресс. Длительные стрессы вызывают нарушение иммунного и
генетического аппарата, становятся причиной многих психических и соматиче-
ских заболеваний. По оценке некоторых психиатров, 80% их пациентов страда-
ют так называемым синдромом большого города, основные признаки которого
— подавленное состояние, психическая неуравновешенность и агрессивность.
Можно предположить, что рост числа психических заболеваний в определен-
ной степени обусловлен противоестественной визуальной средой в городе. В
агрессивной видимой среде человек чаще пребывает в состоянии беспричинно-
го озлобления. Как правило, там, где хуже визуальная среда, больше и правона-
рушений — хулиганства, пьянства, сквернословия. В Москве, к примеру, кри-
миногенная обстановка ухудшается от центра к периферии, где целые микро-
районы состоят из агрессивных полей.
      Расширение городских территорий, появление районов-новостроек при-
водит к вытеснению жилых кварталов из исторически сложившегося центра на
периферию и переоборудованию жилых зданий под учреждения. Однако исто-
рические центры старых городов в нашей стране — это наиболее привлекатель-
ные районы, для его жителей. Здесь сосредоточены культурные учреждения,
наиболее удобные места для встреч и общения, традиционные места массовых
гуляний и торжеств. В центре горожанам находиться удобнее и приятнее, но
                                     42


это не их дом. Там же, где находится их дом (районы новостроек), городская
среда неуютна и скучна. В этом противоречии также кроется источник психо-
логических напряжений жителей большого города.
      Находясь на улицах города, люди и в качестве пешеходов, и в качестве
водителей индивидуального и городского транспорта периодически вынужде-
ны решать задачи организации своего поведения в условиях интенсивного
уличного движения.
      Поездки в городском транспорте, особенно в часы пик, порождают био-
психические напряжения из-за тесноты, слишком близких физических кон-
тактов. Аналогичная ситуация складывается, когда человек находится в толпе.
При этом он ощущает как бы угрозу своему психобиологическому полю, что
сопровождается повышенным чувством беспокойства, раздраженности.
      Современные ученые отмечают следующие особенности городской сре-
ды: в городе, и особенно крупном городе, человек подвергается многочислен-
ным и умножающимся в количестве неблагоприятным воздействиям. Городская
среда отчуждает человека от природы, искусственная среда в избыточном коли-
честве – сама по себе фактор постоянного стресса, вызывающего непреодоли-
мую нагрузку на адаптационные механизмы человеческого организма. При
этом необходимо учитывать, что современный город – среда, к которой человек
вид эволюционно не адаптирован.
      3. Адаптация и здоровье.
      Здоровье – естественное состояние организма, характеризующееся его
уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких – либо болез-
ненных изменений.
      Здоровье объективно устанавливается по совокупности антропометриче-
ских, клинических, физиологических и биохимических показателей. Эти пока-
затели определяются в соответствии с возрастом, полом, условиями воспитания
и обучения, а также с учетом климатических и географических условий.
      На формирование популяционного здоровья большое влияние оказывает
так называемое самосохранительное поведение населения, т.е. система дей-
ствий и отношений, в значительной мере определяющих качество здоровья.
Самосохранительное поведение складывается из отношения человека к своему
здоровью и здоровью других людей, поддержания им здорового образа жизни,
выполнения медицинских предписаний и назначений, регулярного посещения
лечебно-профилактических учреждений.
      Наиболее важными факторами самосохранительного поведения являют-
ся: сбалансированное (не избыточное) питание, умение правильно отдыхать и
достаточная физическая активность, здоровая сексуальность, умение справлять-
ся со стрессовыми ситуациями, планирование семьи, отсутствие вредных при-
вычек.
      Изучение путей и механизмов адаптации организма приобретает особое
значение в связи с освоением человеком новых географических регионов, необ-
ходимостью работать в непривычных климатических условиях, миграцией на-
селения и т.д.


                                     43


      Для становления и сохранения хорошего здоровья людей, переселивших-
ся из одной местности в другую, очень важную роль играет процесс адаптации
на новом месте жительства. В ряде случаев этот процесс значительнее всех дру-
гих факторов. Формирование так называемых проточных популяций, когда в
регионе сменяется большая часть жителей, во многом связано с трудностью
биологической и социальной адаптации.
      Адаптация проявляется возникновением приспособительных форм пове-
дения при переменах обстановки. Основой этого приспособления служат изме-
нения, возникающие на всех уровнях: молекулярном, субклеточном, клеточ-
ном, органном и системном. Это приводит к повышению устойчивости орга-
низма к колебаниям внешней температуры, влажности, атмосферного давления
и др. Общим и необходимым звеном любых долговременных приспособитель-
ных реакций организма, приводящим к развитию адаптации, является усиление
синтеза нуклеиновых кислот и специфических белков. Кроме того, в качестве
фундаментального звена долговременной адаптации к окружающей среде вы-
ступает активизация образования митохондрий вследствие дефицита макроэр-
гов и увеличение мощности системы окислительного ресинтеза АТФ на едини-
цу массы клетки. Недостаток энергии определяет дальнейшую цепь регулятор-
ных, метаболических и структурных сдвигов.
      Охарактеризовать стадию адаптации можно тремя параметрами: уровнем
функционирования системы, степенью напряжения регуляторных механизмов и
функциональным резервом.
      Переход от состояния здоровья к болезни проходит ряд стадий, на кото-
рых организм пытается приспособиться к новым для него условиям существо-
вания путем изменения уровня функционирования и напряжения регуляторных
механизмов. Выделяют следующие типы адаптационных реакций: нормальные
адаптационные реакции; напряжение механизмов адаптации (кратковременная
или неустойчивая, адаптация); перенапряжение механизмов адаптации и их
срыв («полом»).
      Прежде чем сформируется патологический процесс, нормальные адапта-
ционные реакции уступают место механизмам компенсации, которые являются,
по сути, маркерами предпатологии, затем наступает стадия обратимых измене-
ний, и только после нее возникает повреждение структур.
      Таким образом, в основе адаптации человека лежат его разносторонняя
деятельность, правильное сочетание умственного и физического труда, широ-
кого круга интересов, умение сочетать личные интересы с интересами окружа-
ющих.

    Литература основная: 1,2,3.
    Литература дополнительная: 8,14,15,16,17,18.

    Лекция № 5. Классификация рас: типологический и популяционный
подходы. (2 часа).
    План:
    1. Понятие о расах человека. Расовые признаки.
                                     44


    2. Классификация рас.
    3. Миграция и мигранты у человека.
    4. Изоляция и политипия.
    5. Метисация.

     1. Понятие о расах человека. Расовые признаки.
     Все ныне живущее человечество представляет собой, с биологической точ-
ки зрения, один вид – Homo sapiens («человек разумный»), распадающийся на
более мелкие подразделения, именуемые расами.
     Раса – совокупность людей, отличных одним антропологическим типом,
происхождение которого связано с определенным географическим ареалом.
     Представители различных расовых типов могут достаточно сильно отли-
чаться друг от друга, по ряду телесных признаков, которые связаны с наслед-
ственностью и мало меняются под воздействием среды. Но, например, развитие
жироотложения, мускулатуры, осанки – не являются расовыми отличиями, так
как связаны с текущим влиянием среды.
     Наряду с понятием «раса» имеется понятие «нация», при этом их нужно
строго различать. Людей объединяет в нации общность языка, территории, эко-
номической жизни, психического склада.
     В пределах одной нации существуют варианты расовых признаков. Так,
например, северные итальянцы отличаются от южных более высоким ростом,
менее удлиненной головой, они более светловолосы и светлоглазы.
     Не существует связи расы и языка. У человека любой расы родным языком
будет тот, в среде которого он воспитан. Язык и культура могут распростра-
няться без перемещения расового типа, но последний, мигрируя, обязательно
переносит их с собой.
     Границы антропологических типов чаще совпадают с границами историко-
этнографических областей, т.е. общностей людей, сложившихся в результате
единства исторических судеб народов, населяющих данную область.
     Расовые признаки
     1. Форма волос головы и степень развития третичного волосяного покро-
ва – важные расово-разграничительные признаки. Под формой волос понимает-
ся их жесткость и извилистость. Жесткость зависит от толщины волоса. Изви-
листость определяется расположением корней в коже и формой поперечного
сечения волоса: прямой волос выходит из кожи вертикально, имеет круглый по-
перечный срез; у волнистых волос корень изогнут, угол выхода острый, курча-
вый волос имеет еще более изогнутый корень, у тех и других срез овальный.
Волосы на ощупь определяются как тугие и мягкие. По признаку извилистости
различаются волосы прямые, широковолнистые, узковолнистые, курчавые, спи-
рально-завитые. Третичный волосяной покров локализуется на лобке и в под-
мышечных впадинах – у обоих полов, а у мужчин – на теле и лице. Степень его
развития понижена у народов Средней Азии, а у жителей Закавказья и Перед-
ней Азии повышена.
     2. Размеры головы и лица (включая нижнюю челюсть).


                                    45


     3. Пигментация. По специальным стандартам определяются окраска кожи,
радужины глаз, волос. Она зависит от количества пигмента меланина и глуби-
ны его залегания.
     Цвет кожи. Существуют вариации от темно-коричневого и шоколадного
цвета – у негров Африки, австралийцев, до бледно-розового – у европейских
групп (оттенки розового за счет просвечивания сосудов). Стандарт цвета кожи
содержит 36 номеров.
     Радужина глаза. Пигмент может залегать в ближних слоях (желтые тона),
в глубоких (синяя и голубая окраска).
     Волосы. Окраска зависит от количества и характера распределения мелани-
на в клетках коркового слоя волоса. Увеличение количества пигмента обуслов-
ливает темный цвет, диффузное распределение – красноватые цвета. Антропо-
логи определяют цвет волос по стандарту, содержащему 30 вариантов (от чер-
ного до белокурого, рыжего и альбинотического). Наиболее светлые волосы – у
населения Скандинавии.
     4. Строение лица. Визуально и при помощи специальных инструментов
антропологи определяют на лице выраженность ряда анатомических особенно-
стей: общее очертание лица (суживающееся книзу, расширяющееся книзу, пря-
моугольное и т.д.), выраженность надбровья, форму надпереносья, наклон лба,
вертикальность профиля лба, профиль подбородка, горизонтальный профиль
лица на уровне скул, выступание скул, форму спинки носа, поперечный про-
филь спинки носа, положение кончика носа, форму носовых отверстий, поло-
жение осей ноздрей, высоту крыльев носа, высоту верхней губы, профиль верх-
ней губы, толщину слизистых губ, разрез глаз, наклон глазной щели, развитие
складки верхнего века, наличие внутренней складки глаза.
     5. Дерматоглифика. На пальцах рук и ног определяют наличие основных
видов рисунков кожных линий – петель, завитков, дуг. У монголоидов завитки
составляют до 60%, у негроидов завитков меньше, чем у европеоидов и монго-
лоидов.
     6. Группы крови. Расы человека отличаются по преимущественному
преобладанию тех или иных групп. У европеоидов встречаемость группы А
больше, чем В, а на восток, напротив, увеличивается число популяций группы
В. В Африке выявлено пестрое распределение групп крови. У северо-амери-
канских индейцев повышена частота встречаемости группы «0». Для характе-
ристики популяций человека современная антропология оперирует десятками
генетических систем крови.
     7. Зубы. На зубах разных классов (резцах, клыках, премолярах, молярах)
выявлены структурные признаки с четкой генетической детерминацией. Попу-
ляции людей, относящиеся к разным расам, характеризуются разными частота-
ми их встречаемости. Например, лопатообразные по форме резцы монголоидов
очень редки у негроидов и европеоидов.
     8. Цветовая слепота. Данный физиологический признак, определяемый по
специальным таблицам окулистов, имеет четкие географические вариации.
     9. Вкусовые особенности. Существуют реагенты, которые воспринимаются
на вкус разными людьми контрастным образом.
                                     46


     Определение расовых признаков и их индивидуальной изменчивости
производится специальными антропологическими приемами и с помощью спе-
циальных инструментов. Измерениям и осмотру подвергаются, как правило,
сотни и даже тысячи людей изучаемой расовой группы. Подобный подход поз-
воляет с достаточной точностью судить о расовом составе того или иного наро-
да, о степени смешанности или частоты расового типа, но не дает абсолютной
гарантии для строгого отнесения некоторых людей к той или иной расе. Расо-
вый тип человека может быть выражен нерезко, особенно в случае смешения
разных расовых типов.
     Расовые признаки в ряде случаев заметно изменяются в течение жизни че-
ловека. Во многих группах человечества за последние сотни лет изменилась
форма головы.
     Расы человека отличаются друг от друга не одним признаком, а целым
комплексом признаков, тем не менее, они не обязательно бывают сцепленными,
и многие изменяются независимо друг от друга. Например, форма головы рус-
ских одинакова у индивидов с разной окраской волос.
     Расовые комплексы признаков характеризуют только группу на опреде-
ленной территории, но не каждого человека в отдельности.
     2. Классификация рас.
     Отличия рас человека от рас животных всегда были источником специфи-
ческих трудностей их классификации.
     Классификация рас должна отразить родственные связи между ними. Сте-
пень родства устанавливается на основании изучения морфологических особен-
ностей ныне живущих рас и распространение географических ареалов, на кото-
рых они формировались.
     Первая попытка выделить и описать основные человеческие расы принад-
лежит Франсуа Бернье (1684), который различал 4 расы: 1 – обитавшую в Евро-
пе, Северной Африке, Передней Азии, Индии; 2 – в остальной части Африки; 3
– в Восточной и Юго-Восточной Азии; 4 – в Лапландии. Он дал морфологиче-
ские характеристики выделенных им типов, и указал, что не только европейцы
сильно отличаются друг от друга ростом, чертами лица, цветом кожи и волоса-
ми, но что такие же различия существуют и в пределах других рас (например,
между южноафриканцами и неграми).
     В результате накопления к началу 18 века большого фактического матери-
ала, собранного путешественниками и врачами, явилась потребность его систе-
матизировать. Систематикой рас занимались Линней, Бюффон, Джон Гентер,
Блюменбах, Лейбниц, Кант и другие.
     Линней различал следующие 4 расы: американскую, европейскую, азиат-
скую, африканскую. Каждая раса охарактеризована с внешней стороны. Эти
морфологические характеристики обрисовывают индейца, северного европей-
ца, монгола, негра. Каждый из них наделен свойственными только ему харак-
терным темпераментом: американский человек – холерическим, европейский –
сангвинистическим, азиатский – меланхолическим, африканский негр - флегма-
тическим. В характеристику рас включены также психические, культурно-бы-
товые черты.
                                     47


     Бюффон проявлял больше интереса к вопросам происхождения рас. Он вы-
делил 6 рас: европейскую, татарскую (или монгольскую), эфиопскую, амери-
канскую, лапландскую (полярную) и южно-азиатскую. Он был убежденным
сторонником взгляда, что расы произошли в результате влияния климата
разных областей на расселившихся потомков единого вида.
     Блюменбах стремился обосновать систематику рас на детальном для того
времени анатомическом изучении отдельных органов у представителей разных
рас и сам собирал черепа, зародыши, образцы волос, делал анатомические пре-
параты. Он различал 5 рас: кавказскую, монгольскую, эфиопскую, амери-
канскую, малайскую.
     Учение Дарвина оказало сильное влияние на расовые классификации. Это
влияние имело как положительные, так и отрицательные стороны. С одной сто-
роны, авторам классификации рас пришла возможность опираться на более глу-
бокие и продуманные знания закономерностей развития и превращения форм.
С другой стороны, эволюционный принцип стал усиленно использоваться в ка-
честве нового источника для «обоснования» неравенства рас.
     В течение последних десятилетий получили распространение классифика-
ции, основанные на абстрактном комбинировании измерительных признаков.
Эти классификации отвлекаются от картины географического распространения
рас, игнорируют ископаемый материал и вообще все факты, касающиеся исто-
рии формирования рас. Авторы этих схем устанавливают степень сходства
между расами, пренебрегая таксономическим значением разных признаков, и
уделяют недостаточное внимание так называемым описательным признакам, в
результате чего именно важнейшие особенности исключаются из поля зрения
этих исследователей. Понятно, что такие классификации не отражают реальной
действительности.
     Авторы классификаций 19 и 20 веков различали четыре, пять, шесть и бо-
лее число главных типов.
     Так, например, Томас Гексли (1870) выделил 4 основных типа: ксанто-
хройный (светлоокрашенный, блондинический), монголоидный, негроидный,
австралоидный.
     Джиуффрид Руджери (1910) делил «коллективный вид» Homo sapiens на 8
«элементарных видов»:
     H.s. australis (австралийцы, ведды, тасманийцы, меланезийцы)
     H.s. pygmeus (негритосы, негрилли, бушмены, готтентоты)
     H.s. indo-africanus (индийцы, эфиопы)
     H.s. niger (негры)
     H.s. americanus (индейцы)
     H.s. asiaticus (группы монгольского типа)
     H.s. oceanicus (айаны, полинезийцы)
     H.s. indo-europaeus (группы европейского типа).
     Ярхо и Дебец (1934) выделяют 3 расы: негроиды, монголоиды, европеои-
ды. Чебоксаров (1951) – экваториальная, или негро-австралоидная; азиатская,
или монголоидная; евразийская, или европеоидная.


                                    48


     Во всех этих системах основные расы подразделяются далее на более
дробные. Внутри групп расы выделены на основании цвета кожи, формы голо-
вы, лица, носа и других морфологических признаков.
     При выделении рас первого (больших), второго (малых) и третьего поряд-
ка (подрас), а также антропологических типов руководствуются принципом
таксономической ценности расовых признаков, в зависимости от времени фор-
мирования расового ствола и территории, на которой этот признак разграничи-
вает группы людей.
     Большие расы
     Экваториальная раса. Темная окраска кожи, волнистые или курчавые во-
лосы, широкий, слабо выступающий нос, низкое или среднее переносье, по-
перечное расположение ноздрей, выступающая верхняя губа, большая ротовая
щель, выступающие вперед зубы.
     Евразийская раса. Светлая или смуглая окраска кожи, прямые или волни-
стые волосы, обильный рост бороды и усов, узкий и резко выступающий нос,
высокое переносье, продольное расположение ноздрей, прямая верхняя губа,
небольшая ротовая щель, тонкие губы. Часто встречаются светлые глаза и воло-
сы. Зубы поставлены прямо. Сильная клыковая ямка. Составляет 2/3 численно-
сти населения Земли.
     Азиатско-американская раса. Смуглый оттенок кожи, прямые, часто
жесткие волосы, слабый рост бороды и усов, средняя ширина носа, низкое или
среднее переносье, слабо (в Азии) и сильно (в Африке) выступающий нос, пря-
мая верхняя губа, средняя толщина губ, уплощенность лица, внутренняя склад-
ка века.
     Малые расы
     Евразийская раса
     Атланто-балтийская малая раса. Ареал расы – Скандинавия, Британские
острова, северные районы Западной и Восточной Европы. Представлена нор-
вежцами, шведами, шотландцами, исландцами, датчанами, русскими, белоруса-
ми, прибалтийскими народами, северными французами, немцами, финнами.
Раса светлокожая, глаза чаще всего светлые, часто – светлые волосы. Рост боро-
ды средний и выше среднего. Волосяной покров на теле – от среднего до слабо-
го. Лицо и голова крупные (длино-среднеголовые); лицо длинное. Нос узкий и
прямой, с высоким переносьем. В истории сложения расы произошла депигмен-
тация.
     Беломоро-балтийская малая раса. Ареал – от Балтийского до Белого мо-
рей. Самая светлопигментированная раса, особенно волосы. Длина тела мень-
ше, чем у атланто-балтийской расы, лицо шире и ниже. Более короткий нос, ча-
сто с вогнутой спинкой. Этот вариант – прямой потомок древнего населения
Средней и Северной Европы.
     Среднеевропейская малая раса. Ареал – вся Европа, особенно Северо-евро-
пейская равнина от Атлантики до Волги. Расу представляют немцы, чехи, сло-
ваки, поляки, австрийцы, северные итальянцы, украинцы, русские. Более тем-
ный цвет волос, чем у беломоро-балтийской расы. Голова умеренно широкая.


                                      49


Средние размеры лица. Рост бороды средний и выше среднего. Нос с прямой
спинкой и высоким переносьем, длина варьирует.
     Балкано-кавказская малая раса. Ареал – евразийский горный пояс. Длина
тела средняя и выше средней. Волосы темные, часто волнистые. Глаза темные и
смешанных оттенков. Сильный третичный волосяной покров. Голова брахике-
фальная (короткая). Ширина лица – от средней до выше средней. Нос крупный,
с выпуклой спинкой. Основание носа и кончик опущены.
     Индо-средиземноморская малая раса. Ареал – некоторые южные районы
Европы, Северной Африки, Аравии, ряд южных районов Евразии до Индии.
Представлена испанцами, португальцами, южными итальянцами, алжирцами,
ливийцами, египтянами, иранцами, иракцами, афганцами, народами Средней
Азии, индусами. Длина тела средняя и ниже средней. Цвет кожи смуглый. Во-
лосы волнистые. Глаза темные. Третичный волосяной покров умеренный. Нос
прямой и узкий, переносье высокое. Глазное яблоко широко раскрыто. Средняя
часть лица преобладает. Складка верхнего века развита слабо.
     Лапоноидная малая раса. Ареал – север Фенноскандии. Основа антрополо-
гического типа лопарей (саами). В древности широко распространена на севере
Европы. Смешение европеоидных и монголоидных признаков. Кожа светлая,
волосы темные, прямые, или широковолнистые, мягкие. Глаза темные или сме-
шанных оттенков. Третичный волосяной покров слабый. Голова крупная. Лицо
низкое. Нос короткий и широкий. Межглазничное расстояние широкое. Длина
тела небольшая. Ноги относительно короткие , руки длинные, корпус широкий.
     Азиатско-американская раса
     Тихоокеанские монголоиды
     Дальневосточная малая раса. Входит в состав населения Кореи, Китая,
Японии. Цвет кожи смуглый. Глаза темные. Эпикантус встречается часто. Тре-
тичный волосяной покров очень слабый. Рост средний или выше среднего.
Лицо узкое, средней ширины, высокое, плоское. Высокий мозговой череп. Нос
длинный, с прямой спинкой, слабо-средневыступающий.
     Южноазиатская малая раса. Ареал – страны Южной и Юго-Восточной
Азии. Цвет кожи темнее, чем у дальневосточной расы. В сравнении с ней эпи-
кантус менее характерен: лицо менее уплощено и ниже; губы толстые; нос от-
носительно шире. Череп небольшой и широкий. Лоб выпуклый. Длина тела не-
большая.
     Северные монголоиды
     Североазиатская малая раса. Входит в состав многих коренных народов
Сибири (эвенков, якутов, бурятов). Цвет кожи более светлый, чем у тихо-
океанских монголоидов. Волосы темные и темно-русы, прямые и жесткие.
Лицо высокое и широкое, очень плоское. Мозговой череп невысокий. Встреча-
ется очень низкое переносье. Част эпикантус. Разрез глаз небольшой. Длина
тела средняя и ниже средней.
     Арктическая малая раса. Входит в состав эскимосов, чукчей, амери-
канских индейцев, коряков. Пигментация темнее, чем у североазиатской малой
расы; лицо более прогнатное. Волосы прямые и жесткие. Эпикантус встреча-
ется у 50% представителей расы. Нос умеренно выступает. Широкая нижняя
                                    50



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика